Логотип журнала "Провизор"









Другие статьи из раздела: Экскурс в историю
Статья
№ 15'2011 Календарь
№ 14'2011 Две фармакологии Евгения Котляра: к истории давней дискуссии
№ 14'2011 Календарь
№ 13'2011 Харьков родина хинина?*
№ 13'2011 Календарь
№ 12'2011 Календарь
№ 11'2011 Календарь
№ 09'2011 ХАРЬКОВ – РОДИНА ХИНИНА?
№ 09'2011 Календарь
№ 08'2011 Календарь


THE MAN WHO IS KNOWN TOO LITTLE

Эта почти незаметная перефразировка названия пародийного голливудского кинобоевика пришла в голову после прочтения в «Провизоре» (№4) рубрики «Календарь»: 22 февраля 1946 года исполнилось 65 лет с того момента, когда американский биохимик и микробиолог Зельман Абрахам Ваксман (1888-1973) заявил об открытии первого антибиотика в ряду аминогликозидов – стрептомицина, выделенного из лучистых грибков (Streptomyces globisporus). Хотя стрептомицин – второй антибиотик, открытый после пенициллинов, зато он оказался эффективным при лечении туберкулеза, за что Ваксмана в 1952 году и наградили Нобелевской премией по медицине и физиологии.

А. Ваксман (1888-1973)

О Ваксмане, прожившем в Украине первую четверть жизни, за последние 15 лет опубликовано более десятка обстоятельных статей и даже монографии, доступные любознательному читателю. Плодотворно поработал по этой теме винницкий медик В.А.Кучер, напечатавший две книги (Кучер В.О., Роговий О.І., Зельман Абрахам Ваксман. – Вінниця, 2003.– 96 с.; Кучер В.А., Зельман Абрахам Ваксман. Жизнь, вдохновение, слава.– Винница, 2005.– 388 с.) и ряд статей (см., например, Український хіміотерапевтичний журнал, 2003, №2; Здоровье Украины, 2010, №17); подхватил ее харьковский пульмонолог Э.М.Ходош (Клиническая антибиотикотерапия, 2005, №5; Клиническая иммунология, аллергология, инфектология, 2010, №9-10).

Внесла свой вклад и русскоязычная эмиграция – так, Э.Нехамкин из Нью-Йорка написал о нашем бывшем соотечественнике в русско-американском журнале «Вестник» (2001, №22, www. vestnik.com/issues/2001/1023/win/nekhamkin.htm), а другой эмигрант, С.В.Ильевич, кажется, первым прогремел в «Зеркале недели» (1996, №21) сенсацией о «нобелевском лауреате из Прилук, который для победы над туберкулезом извлек лекарство из земли».


На самом деле родная земля нашего нобелиата – не Прилуки в Черниговской области, как поспешил заявить Сталий Владимирович, отбывая на ПМЖ в Германию. Более серьезные исследователи установили, что место рождения Зельмана (Зелмана, Селмана, Соломона, даже Зиновия) Яковлевича (Янкелевича, Якобовича) называется Прилука.

Это местечко, сегодня входящее в Липовецкий район Винницкой области, а при царе – в Бердичевский уезд Киевской губернии, постарше Москвы!

Новизна Новой Прилуки, где недавно открыт мемориальный знак в честь Ваксмана (а в Винницком национальном медицинском университете – музей), весьма относительна: торговый еврейский люд переселился из Прилуки на противоположный берег реки Десны еще в 1780 году. А Десна эта, заметим, несерьезная – короткий, длиной в 80 км, приток Южного Буга, неофициально называемый Десенкой, чтобы не путать с черниговской «тезкой», впадающей в Днепр.

Не так уж трудно отыскать и русскоязычные труды З.А.Ваксмана, не раз приезжавшего в СССР, начиная с 1924 года. Хотя бы для того, чтобы исправить неточности, вкравшиеся в вышеуказанную юбилейную заметку об открытии стрептомицина. Как раз этому событию экс-украинец полностью посвятил последнюю лекцию из трех, прочитанных в Москве в начале августа 1946 года.

Редакционное предисловие свидетельствует: наш герой более двух десятилетий занимался вовсе не медициной или физиологией. Получив сельскохозяйственное образование, он завоевал известность трудами по почвоведению и агрономии [1]:

«По приглашению Академии наук СССР в Советский Союз прибыл известный американский ученый З.Я.Ваксман. Профессор Ваксман – уроженец Киевской губернии, окончил гимназию в Одессе и затем в 1910 году эмигрировал в Америку. Там он окончил университет и занялся научно-исследовательской работой по изучению микроорганизмов почвы.

Научная работа Ваксмана отличается большой плодотворностью, многочисленные его работы опубликованы в разных журналах. Им написан фундаментальный труд по почвенной микробиологии, который является прекрасным руководством и для наших микробиологов. Книга «Гумус», переведенная на русский язык и изданная в 1938 году, пользуется большим успехом и у почвоведов, и у агрономов».

Уточним выходные данные этой книги: Ваксман С.А. Гумус. Происхождение, химический состав и значение его в природе.– М.: Сельхозгиз, 1937.– 471 с.

Завершает предисловие абзац, из которого видно – стрептомицин был, самое меньшее, пятым в ряду открытых и названных Зельманом Абрахамом антибиотиков:


«В последние шесть лет профессор Ваксман переключил свою научную деятельность на антибиотики. В этой новой области он также преуспевает. За небольшой срок им и его сотрудниками открыто и изучено несколько антибиотиков – актиномицин, клавацин, микромоноспорин, стрептотрицин, стрептомицин и др. Итоги своих работ, а также работ других исследователей по антибиотикам Ваксман изложил в сжатой форме в трех лекциях, прочитанных в Академии наук СССР».

И действительно, профессор добросовестно перечислил множество предшественников, вступивших на стезю поиска антибиотиков раньше него, и их находки – отнюдь не только Флеминга-Флори с их пенициллином: первым бактериальным антибиотиком Ваксман назвал пиоционазу, открытую еще в конце XIX в. Да, далеко не все эти вещества были пригодны для химиотерапии инфекций, но к 1946 году врачам уже было из чего выбирать.

Собственные исследования в новой области Ваксман начал, как следует из лекций, на рубеже 1939- 1940 гг. в Отделении микробиологии Опытной сельскохозяйственной станции в штате Нью-Джерси [1]. Здесь будущий лауреат с конца 1910-х гг. изучал актиномицеты почвы; поэтому естественно, что и антибиотики он стал искать в выделениях именно этих микроорганизмов. Ваксман знал, что другими исследователями ранее были получены из актиномицетов антибиотические вещества – например, мицетин в СССР Н.А.Красильниковым и сотр.; наконец, что именно актиномицетами продуцируются вещества, эффективные против грамнегативных бактерий, устойчивых к пенициллину (это сулило коммерческий успех в еще не занятой последним терапевтической «нише»).

Расчет уроженца Прилуки блестяще оправдался: оказалось, что штамм, производящий стрептомицин, был выделен самим же Ваксманом еще в 1916 году и с тех пор в виде культуры «проживал» на сельхозстанции, дожидаясь своего часа!

Не останавливаясь на подробностях получения и свойствах стрептомицина, описанных в [1], зададимся вопросом: когда же случилось его открытие? В тексте Ваксман не дает прямой датировки, но к лекциям, подписанным в печать 16 августа 1946 года, приложен список «литературы о стрептомицине» из 86 ссылок. Правда, названия лишь 57 работ списка включают слово «стрептомицин», но для нас важнее другое: такие публикации появляются в 1944-м году, а никак не в 1946-м!

Всего их за этот год набралось семь штук, самая первая – в январе (Schatz A., Bugie E., Waksman S.A. Streptomycin, a substance exhibiting antibiotic activity against gram-positive and gram-negative bacteria // Proc. Soc. Exp. Biol. Med.- 1944.- 55.- P.66-69). В 1944 году исследования препарата только разворачивались, и в фундаментальной монографии Selman A. Waksman. Microbial Antagonisms and Antibiotic Substances, сданной в печать в ноябре того же года, стрептомицин еще почти не заметен среди других антибиотиков. Поэтому к русской версии книги [2], вышедшей позднее, редактору пришлось делать приложение «Новейшие успехи в изучении антибиотических веществ», где, в частности, сказано: «Стрептомицин открыт Шатцем, Буги и Ваксманом в начале 1944 года». Есть и более точная дата – позже первый соавтор профессора написал: «Я понял, что открыл новый антибиотик, 19 октября 1943 года» (см. The True Story of the Discovery of Streptomycin by Albert Schatz // Actinomycetes.- 1993.- Vol.IV, Part 2.- Р.27-39). Читатель без труда найдет в Интернете версию истории открытия препарата по Шатцу, и мы не станем останавливаться на скользкой теме приоритета, но обратим внимание, как в русском переводе транскрибировано английское слово Rutgers (сегодня пишут и Рутгерс, и Руджерс) – ведь переводчица явно слышала его из уст самого Ваксмана.


Заметим попутно, что она была не каким-нибудь филологом, а весьма компетентным в предмете монографии [2] специалистом. За несколько лет до приезда Ваксмана «переводчица» в соавторстве со своим мужем Гаузе открыла первый советский антибиотик грамицидин С, в годы войны широко пошедший в клинику раньше ермольевского пенициллина. Впрочем, это уже совсем другая история (см. Новости медицины и фармации, 2006, №№18, 20, 22; 2007, №№7, 11).

В 1945 году к исследованиям стрептомицина подключились другие организации, в том числе американские клиники, и публикации по препарату пошли потоком. Еще до 22 февраля 1946 года были выяснены и химия стрептомицина, полученного в кристаллической форме, и его возможности в части лечения туберкулеза – легочного и других локализаций, а также туляремии, бруцеллеза, менингита брюшного тифа и раневых инфекций.

В СССР стрептомицин попал, если верить Б.Альтшулеру (см. berkovich-zametki.com/2006/ Zametki/Nomer11/Altschuler1.htm), еще до того, как Ваксман лично привез летом в Союз 30 г препарата – не позже мая 1946 года инъекциями стрептомицина уже лечили в Москве профессора Лавровского (по-видимому, Константина Петровича, 1898-1972) , страдавшего горловой чахоткой.

Разобравшись с датировками, в заключение попытаемся понять, почему позже к бывшему соотечественнику в СССР стали относиться прохладно, а его многочисленные мемуарные и популярные книги по теме «стрептомицин против туберкулеза» больше не переводили на русский язык, что, собственно, и дает сегодня основание журналистам заявлять о малоизвестности З.А.Ваксмана на его родине.

Что греха таить – Зельман Абрахам, перековавшийся в истинного американца, свысока поглядывал на не сумевших эмигрировать из России коллег, на их достижения в области антибиотиков; он не верил в то, что здесь что-то способны сделать без западной помощи; критически оценивал многие реалии советской жизни и т. д. Походя обидел он и своего редактора, возмущенно написавшего в предисловии к книге [2]:

«Ваксман недостаточно и подчас неверно освещает достижения русских и советских ученых в области антибиотиков.

Касаясь советских работ по антибиотикам, он сознательно извращает факты. Так, Ваксман пишет (1947), что советский грамицидин, полученный в СССР, оказался тироцидином – одним из кристаллических полипептидов, открытых Дюбо в США. Это совершенно не соответствует действительности, и Ваксман не может отговориться незнанием литературы, так как во время пребывания в СССР он ознакомился с опубликованными работами. Ваксман сознательно фальсифицирует факты, чтобы принизить научную значимость работ советских ученых.

Наряду с этой фальсификацией фактов и замалчиванием советских работ в сочинениях Ваксмана можно встретить также и пропаганду антидарвинизма. Так, например, он отрицает роль антибиотических веществ в борьбе за существование. Ошибочность и необоснованность этих взглядов уже были нами подвергнуты критике».

И подвергли как раз вовремя: вскоре немалое количество советских контактеров с Зельманом Абрахамом репрессировали за сионизм – по делу Еврейского антифашистского комитета, а затем и по еще более знаменитому делу врачей. С тех пор у нас и повелось ― не хвастать всуе тем, что много знаешь о столь матером реакционере и его идеалистических трудах. Меньше знаешь – лучше спишь…

Н. П. Аржанов

Литература

1. Ваксман З.А. Антибиотики, их природа, получение и применение.– М.: АН СССР, 1946. – 110 с.

2. Ваксман З.А. Антагонизм микробов и антибиотические вещества.– М.: Гос. изд. иностр. лит., 1947. – 392 с.

http://www.provisor.com.ua






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика