Логотип журнала "Провизор"








ЙОХИМБИН В РОССИИ: 2. ХАРЬКОВ ДАЕТ «ДОБРО»
Другие статьи из раздела: Экскурс в историю
Статья
№ 15'2011 Календарь
№ 14'2011 Две фармакологии Евгения Котляра: к истории давней дискуссии
№ 14'2011 Календарь
№ 13'2011 Харьков родина хинина?*
№ 13'2011 Календарь
№ 12'2011 Календарь
№ 11'2011 Календарь
№ 09'2011 ХАРЬКОВ – РОДИНА ХИНИНА?
№ 09'2011 Календарь
№ 08'2011 Календарь


ЙОХИМБИН В РОССИИ:
2. ХАРЬКОВ ДАЕТ «ДОБРО»

Йохимбин был выведен на мировой фармацевтический рынок в 1900 году, когда немец Леопольд Шпигель (1865–1927) запатентовал этот стимулятор потенции в США, Великобритании и Германии. Вскоре препарат, производившийся берлинской фирмой Гюстров (Gustrow) под торговым названием «Йохимбин Шпигеля», стали ввозить и в Россию — поначалу не столько в аптеки, сколько в университетские центры, ведущим специалистам которых предлагалось испробовать бесплатные образцы «специфического средства против импотенции» (часть 2)

Имени Антона Петровича Полтавцева, одного из первых исследователей фармакологии йохимбина, вы не найдете в энциклопедиях и учебниках. Эту несправедливость надо исправить.

Точно не известно, но есть основания думать, что Антон Петрович — сын благочинного Петра Тимофеевича Полтавцева, протоиерея, а затем настоятеля АрхангелоМихайловской церкви г. Харькова и, по определению Д. И. Багалея, «столпа епархиального управления».

Путь Полтавцева в медицину был долгим и извилистым: он завершил образование только в 30 лет, когда подошло время решать материальные проблемы.


Сергей Александрович Попов
(1850-1920), один из авторов Военной фармакопеи (1888 г.), с 1895 профессор, а затем заведующий кафедрой фармакологии Харьковского Императорского университета (1897-1912 гг.), организатор лаборатории экспериментальной фармакологии и непосредственный руководитель научной работы А.П. Полтавцева

И Антон Петрович их решил, женившись на дочери купца 1й гильдии Зубашева, владевшего в Славянске водочным и мыловаренным заводами, винно-водочными складами, магазинами мануфактур и галантерейных товаров, даже избиравшегося городским головой. Старший брат жены был профессором Харьковского технологического института по винокуренному и сахарному производству, а с 1899 года — ректором Томского технологического института.

Сверхштатный ассистент и сам зарабатывал частной практикой: принимал больных с «кожными, венерическими, мочеполовыми и сифилитическими болезнями» не только в кабинете при университете и в амбулатории при клиническом отделении госпиталя, но и у себя дома (в этом здании по ул. Полтавский шлях (тогда Екатеринославской) сейчас расположена аптека № 20).

Очередной целью своей, вроде бы удавшейся жизни Полтавцев поставил ученую степень доктора медицины. Его статья о фармакологии и клинике йохимбина была предварительным сообщением, но и полную версию — диссертацию — недолго оставалось ждать [1]:

«Подробное изложение моих экспериментально-клинических наблюдений над действием иогимбина составляет содержание имеющей появиться в скором времени диссертации».

Методики исследования в университетской лаборатории проф. С. А. Попова были для того времени вполне современными; недостатка в опытных животных не ощущалось. Йохимбин в оптимальных дозах безотказно поднимал тонус соответствующего органа (далее ПЧ), а грызуны подтвердили свою высокую репутацию «гигантов потенции» [1]:

«Как в лаборатории, так и в клинике применялся один и тот же препарат иогимбина: солянокислая соль — johimbinum hydrochloricum Шпигеля, получаемый с фабрики Гюстров. Препарат представляет собой белый пушистый порошок, легко растворимый в горячей воде. Во всех опытах мы пользовались водным 1 % раствором вещества, меняя дозировку соответственно целям.

Картину общего действия иогимбина на животных можно представить себе так: через несколько минут после впрыскивания под кожу собаки маленьких доз иогимбина (от 0,0001 до 0,0006 на кг веса) замечается возбуждение животного: собака, до сих пор спокойно лежавшая, не остается на месте, бегает, машет хвостом, изредка визжит и лает, но не жалобно. Идет на зов, ластится. Скоро можно заметить легкое покраснение слизистых оболочек и ПЧ; на ощупь последний горяч. Почти во всех опытах можно было наблюдать учащенное лизание животным своих половых органов и частое высовывание набухшего ПЧ, но полная эрекция констатировалась не всегда.

Последняя гораздо чаще наблюдалась у кроликов и особенно у морских свинок. Самыми маленькими дозами иогимбина через 20-25 минут нам удавалось получить у морских свинок полную эрекцию, часто с последующим выбрасыванием семени.

Слюнотечения, рвоты или поносов при маленьких дозах ни у одной из собак отметить не пришлось. Сильного понижения температуры тела также не наблюдалось; напротив, вскоре после впрыскивания нередко замечалось ее повышение на 0,1-0,3оС».

Реклама Йохимбина и Харьков начала ХХ века, ул.Екатеринославская (ныне Полтавский шлях), где в здании нынешней аптеки №20 жил и работал доктор А.П. Полтавцев


Но, конечно, у стимуляции йохимбином была и своя мера, превышение которой вело к отравлению [1] — «що занадто, те не здраво»:

«Иное впечатление производили животные после того, как им вводился под кожу иогимбин в больших дозах (0,001-0,0025 на кг). Скоро за впрыскиванием возбуждение животного достигало крайней степени: собака дрожит, сильно лает и жалобно воет; то ложится, то бегает, причем походка делается неуверенной; появляется слюнотечение, одышка; сердцебиение сильно учащается; иногда наступает дефекация жидкими испражнениями. Зрачки сильно расширены.

Еще большие дозы вызывают резко выраженное расстройство движения: животное при ходьбе переставляет только передние лапы, задние волочатся; ясно выступают на сцену явления паралича».

Для выяснения механизмов отравления Полтавцеву послужили главные страдалицы физиологии [1]: «Опытами на лягушках достаточно выясняется действие иогимбина на центральную и периферическую нервную систему. Результаты этих моих исследований в главном согласуются с заключением предшествовавших мне исследователей: иогимбин в токсических дозах парализует деятельность центральной нервной системы. Прежде наступает паралич дыхания, а затем уже и остановка сердца. Понижения возбудимости периферического двигательного аппарата, отмеченного Леви, мне наблюдать не пришлось».

Берлинская установка Фруммеля Якоба для миографии у лабораторных
животных (из лаборатории проф. С.А. Попова)

Следующий фрагмент наглядно показывает широту набора методик исследования харьковчанина (был даже аппарат искусственного дыхания) [1]:

«Для выяснения действия иогимбина на кровяное давление и сердечную деятельность была поставлена серия опытов на животных с различными дозами вещества. Можно было наблюдать как постоянное явление падение кровяного давления, наступающее вслед за введением раствора иогимбина. Падение это при средних и больших дозах постепенно прогрессировало, между тем как при малых дозах давление скоро выравнивалось, а нередко даже несколько повышалось.

Несомненно, иогимбин оказывает непосредственное влияние на сосудодвигательный центр, так что резкое понижение кровяного давления при больших дозах зависит, надо думать, от паралича сосудодвигательного центра (остановка искусственного дыхания в таких случаях уже не вызывает повышения кровяного давления, как то бывает при нормальных условиях). Небольшое повышение кровяного давления, замечаемое при малых дозах, надо полагать, зависит от постепенно нарастающей энергии сердца. Ведь число сердечных сокращений вслед за впрыскиванием иогимбина увеличивается, опять-таки в зависимости от дозировки.

Опытами на собаках нам удалось убедиться, что иогимбин даже в больших дозах не оказывает нежелательного действия на мочевые пути: количество мочи у животных не увеличивалось, выделения белка и каких-нибудь признаков раздражения почечной ткани констатировать не пришлось».

Результаты, полученные на больных, Полтавцев изложил более скупо — вероятно, чтобы не раскрыть раньше времени важные тонкости терапии. Но общий вывод его о перспективах йохимбина был отчетливо позитивным [1]:

Иван Федорович Зеленев (1860-1918), в 1897-1910 гг. – заведующий кафедрой кожных и венерических болезней Харьковского Императорского университета,выпускал вышеупомянутый “Русский журнал кожных и венерических болезней” с 1900 г. Один из руководителей работы А.П.Полтавцева по йохимбину.

«Что касается клинической половины моей работы, то она пока еще не закончена. В общем о действии иогимбина на человеческий организм на основании наших наблюдений можно сказать следующее.

Будучи вводим в дозах от 0,0001 до 0,0007 на кг под кожу (мы лечим наших больных исключительно таким способом), иогимбин местно не вызывает ни воспалительной реакции, ни ощущения боли. Скоро после впрыскивания можно заметить легкое покраснение лица (впрочем, не каждый раз и не у каждого больного), учащение и напряжение пульса; несколько позже — набухание, а нередко и полную эрекцию полового органа.

Тошноты и рвоты нам не пришлось наблюдать ни одного раза при сотнях впрыскиваний. Легкое головокружение некоторые больные иногда отмечали, но на головные боли, угнетение психики никто не жаловался ни разу.

У каждого больного до впрыскивания измерялись температура, кровяное давление, пульс и исследовались рефлексы. Затем то же самое проделывалось в разные промежутки после впрыскивания вещества.

Нами зарегистрировано несколько случаев паралитической формы импотенции, с полным успехом леченных иогимбином. Но от выводов мы пока воздержимся.

Заканчивая сообщение, я не могу не высказать надежды, что в иогимбине современная медицина приобретает одно из лучших средств для борьбы со столь распространенным и тяжелым заболеванием, как половая слабость».

Йохимбин оправдал эти надежды — спустя несколько лет число публикаций, подтверждавших стимулирующее действие препарата, приблизилось к сотне. С другой стороны, выводы нашего земляка, давшего йохимбину «путевку в жизнь» в России, хорошо совпадали с оценками немецких первопроходцев темы [2]:

"Аптека" того времени, изображенная на полотне русского художника П.П.Кончаловского*

«Проф. Леви (Loewy, Berliner klinische Wochenschrift, 1900, № 42) со строгой последовательностью изучал вопрос о влиянии johimbin’а на половую систему и пришел к заключению, что этот алкалоид заслуживает полного внимания как афродизиак. В противоположность, например, кантаридину, он является совершенно невинным средством, вызывающим эрекцию, вероятно, путем раздражения специального полового центра в мозгу. Даже при продолжительном применении johimbin’а не замечается каких-либо побочных вредных последствий, как, например, воспалительных явлений со стороны мочеполовой системы.

Вышеуказанные свойства johimbin’а не могли не обратить на себя внимания при лечении полового бессилия. Наблюдения над больными начали подтверждать свойство johimbin’а как надежного и безвредного афродизиака. Мендель (Mendel, Therapie der Gegenwart, 1900, июль) с успехом применял johimbin при лечении полового бессилия в целом ряде случаев, где «Impotenz durch reizbare Scwache oder paralitische Impotenz vorlag». Благотворное действие johimbin’а, по проф. Менделю, наступает иногда непосредственно после его применения, в других же случаях — после продолжительного (неделями) употребления. Johimbin вызывал у больных напряжение ПЧ, долго до того совсем не бывавшее, что и давало возможность совершать правильное совокупление.

Проф. Леви также сообщает об одном случае упорного полового бессилия, когда лечение johimbin’ом дало поразительный успех».

И все, кажется, складывалось для Полтавцева хорошо, но работал он, увы, с извечной нашей провинциальной неспешностью, задержался с публикацией на целый год — а дорог был, как оказалось, каждый месяц! Теперь опоздавшему «застолбить жилу» Антону Петровичу пришлось признавать приоритет столичного авторитета [1]:

«Когда первая половина нашей работы приближалась к концу, во «Враче» появилась статья проф. Кравкова [2]. На основании своих исследований проф. Кравков не считает возможным признать иогимбин за средство, возбуждающее половое чувство (афродизиак), а предложенные лечебные дозы вещества — за совершенно безвредные. Статья проф. Кравкова являлась первым авторитетным словом, омрачившим славу нового благодетельного вещества. Ввиду этого при дальнейших исследованиях мы удвоили наблюдательность и осторожность в наших клинических занятиях».

Последняя фраза — намек на то, что страшно торопившийся Кравков погнушался работать с больными и потому не имел оснований «омрачать славу» йохимбина, сверх мимолетных ощущений здоровых коллег (и собственных?) от перорального приема препарата!

Н.П. Аржанов

*Петр Петрович Кончаловский, русский живописец и художник театра, действительный член Академии художеств СССР, лауреат Государственной премии СССР (1943), родственник доктора А.П. Полтавцева по линии жены.- Прим.ред.

Литература

1. Полтавцев А.П. Экспериментальноклиническое исследование над действием yohimbina (предварительное сообщение) // Русский журнал кожных и венерических болезней.- 1902.Т.4, №7.- С.46-50.

2. Кравков Н.П. О действии алкалоида johimbin’a на животный организм и о значении его для лечения полового бессилия // Врач.- 1901.- №11.- С.319325; №12.- С.355-360.

http://www.provisor.com.ua






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика