Логотип журнала "Провизор"








ВОЗ и «заговоры» ПАНДЕМИЧЕСКОГО ГРИППА


ВОЗ и «заговоры» ПАНДЕМИЧЕСКОГО ГРИППА

«Ведущие ученые, консультирующие Всемирную организацию здравоохранения (далее — ВОЗ) по вопросу планирования пандемического гриппа, выполнили платную работу для фармацевтических фирм, рассчитывавших заработать на этом», – утверждают авторы журналистского расследования Британского медицинского журнала («БМЖ»). Этот конфликт интересов так и не был публично освещен, и ВОЗ перевела расследование вопроса пандемии A/H1N1 2009–2010 в разряд «теорий и заговоров» (часть 2)

Разработка руководящих принципов

В октябре 2002 г. ВОЗ созвала совещание экспертов по гриппу в своей штаб-квартире в Женеве. Его целью была разработка руководящих принципов ВОЗ по использованию вакцин и антивирусных препаратов во время пандемического гриппа. На этом совещании присутствовали представители Roche и Aventis Pasteur и три эксперта, чьи имена упоминаются в маркетинговых материалах озельтамивира (профессор Карл Николсон, Аб Остерхаус и Фред Хейден). Два года спустя ВОЗ опубликовала ключевой отчет об этом совещании «Руководящие принципы ВОЗ по использованию вакцин и антивирусных препаратов во время пандемического гриппа 2004». Автором специфического руководящего принципа в отношении антивирусных препаратов «Руководства об использовании антивирусных препаратов во время пандемического гриппа» стал Фред Хейден. Профессор Хейден подтвердил журналистам «БМЖ» в электронном сообщении, что во время разработки и опубликования этого руководящего принципа Roche платила ему за лекции и консультационную работу, выполняемую для компании. Также он рассказал о том, что получал оплату от GlaxoSmithKline за консультации и выступления с лекциями до 2002 года. По словам профессора Хейдена, «формы декларации заинтересованности заполнялись для консультации 2002 года».

Руководство ВОЗ сделало такой вывод: «Основываясь на задачах реагирования на пандемию и на ресурсах, страны должны рассмотреть разработку планов по обеспечению наличия антивирусных препаратов. Странам, которые считают использование антивирусных препаратов частью своего реагирования на пандемию, нужно заблаговременно создать запас, учитывая то, что текущие поставки очень ограничены». Многие страны мира приняли это руководство.

Годом раньше профессор Хейден был также одним из основных авторов спонсируемого Roche исследования, в котором заявлялось, что одной из основных причин, побуждающих покупать озельтамивир, должно стать заявленное сокращение госпитализации на 60 % больных гриппом, что впоследствии Cochrane Collaboration так и не удалось проверить.

Арнольд Монто

Расследование «БМЖ» также обнаружило соответствующую и декларируемую заинтересованность двух других названных авторов дополнений к руководящим принципам ВОЗ 2004 г. Арнольд Монто был автором дополнения об использовании вакцины при пандемии. Между 2000 и 2004 гг., т. е. во время написания этого дополнения, доктор Монто последовательно и открыто заявлял о гонорарах, вознаграждениях за консультации и поддержке исследований от Roche, вознаграждениях за консультации и поддержке исследований от GlaxoSmithKline, а также о финансировании исследований компанией ViroPharma.

Никакого заявления о конфликте интересов не было включено в то дополнение, которое он написал для ВОЗ. Отвечая на вопрос, подписывал ли он форму декларации заинтересованности для ВОЗ, доктор Монто рассказал журналистам «БМЖ» : «Формы конфликта интересов заполняются перед участием на всех заседаниях ВОЗ».

Профессор Карл Николсон является автором третьего дополнения документа «Пандемический грипп». Согласно заявлениям, сделанным профессором Николсоном в «БМЖ» и «Ланцет» в 2003 г., он получил спонсорскую помощь для путешествий и гонорары от GlaxoSmithKline и Roche за консультационную работу и выступления на международных симпозиумах, посвященных респираторным и инфекционным заболеваниям. Перед написанием дополнения он также получил оплату и специально для этого случая задекларировал вознаграждения за консультации, полученные от Wyeth, Chiron и Berna Biotech.

Даже несмотря на то, что эти декларации предыдущих лет были открыто опубликованы в «Ланцет» и «БМЖ», в то дополнение, которое он написал для ВОЗ, никакое заявление о конфликте интересов не вошло. Профессор Николсон рассказал «БМЖ» , что в последний раз он имел «финансовые отношения» с Roche в 2001 году. Когда его спросили, подписывал ли он какую-либо форму декларации о заинтересованности для ВОЗ, профессор Николсон ответил: «ВОЗ действительно требует, чтобы все присутствующие на совещаниях, как те, которые проводились в 2002 и 2004 гг., заполняли декларацию о заинтересованности»

Оставляя в стороне вопрос о том, какие декларации эксперты делали для ВОЗ, обращаем внимание на один простой факт: сама ВОЗ не обнародовала ни один из этих конфликтов интересов при публикации руководящих принципов.

Неизвестно, передавалась ли информация об этих конфликтах интересов частным образом правительствам по всему миру, когда они изучали рекомендации, содержащиеся в руководящих принципах.

Маргарет Чен

За год до того, как ВОЗ выпустила руководящие принципы, она опубликовала комплекс правил относительно того, как должны разрабатываться руководящие принципы ВОЗ и как нужно управлять конфликтами интересов. В этом руководстве содержались рекомендации относительно того, что люди, имеющие конфликт интересов, не должны принимать участие в обсуждении работы, находящейся в зоне влияния этого интереса, и что при определенных обстоятельствах не должно совсем участвовать в соответствующем обсуждении или работе. Эти правила ВОЗ предусматривают, что офис генерального директора разрешает просматривать декларации о заинтересованности, если под вопрос ставится объективность какого-либо совещания.

«БМЖ» запросил у ВОЗ декларации конфликта интересов для совещания 2002 года в Женеве и декларации, имеющие отношение к самому документу руководящих принципов. В Воз ответили, что этот запрос был направлен непосредственно в офис Маргарет Чен: «ВОЗ публикует отдельные декларации заинтересованности только после согласования с офисом генерального директора. В этом случае мы подали просьбу от Вашего имени, но она не была удовлетворена. В последние годы многие комитеты ВОЗ публикуют резюме соответствующих заинтересованностей со своими отчетами о совещаниях».

Грегори Хартл

В своем интервью для «БМЖ» (смотрите фильм на bmj. com) представитель ВОЗ Грегори Хартл несколько раз подчеркнул тот факт, что доктор Маргарет Чен «лично очень заинтересована в прозрачности». И все же ее офис отклонил повторные запросы предоставить декларации заинтересованности и отказался прокомментировать те доводы, что авторы руководящих принципов имели декларируемые интересы.

Несмотря на это, профессор Хейден отметил: «Я решительно поддерживаю прозрачность в декларациях заинтересованности, частично потому, что это дает возможность тем, кто читает эти документы, а особенно документы, авторами которых являются конкретные личности, самостоятельно судить о возможной существенности всех потенциальных конфликтов».

В то время как экспертам нужно работать с промышленностью для разработки лекарств, остаются вопросы о том, какая степень вовлеченности эксперта в промышленность должна быть. Профессор Николсон рассказал «БМЖ» : «ВОЗ и те, кто принимает решения, должны быть информированы о происходящих в настоящее время разработках и данных научных исследований для обеспечения того, что они максимально соответствуют уровню современных требований. В некоторых случаях самый значительный опыт и информация находятся у компаний и специалистов с конфликтом интересов. Я понимаю, что эксперты с конфликтом интересов не должны консультировать правительства и организации типа ВОЗ. Но отстранение таких людей от обсуждений может лишить ВОЗ и тех, кто принимает решения, важной новой информации».

Но не все согласны с этим. Барбара Минцес недвусмысленно отзывается о том, какую роль они должны играть. «Никто из них не должен входить в Комитет по разработке руководящих принципов, если они связаны с компаниями, производящими продукт (вакцину или лекарство), медицинский прибор или тест на заболевание. Было бы предпочтительно, чтобы не существовало никаких финансовых связей, когда приходит время принятия серьезных решений, касающихся общественного здравоохранения (например, создание запаса лекарства). Также сюда относятся те, которые проводят в настоящее время финансируемые клинические испытания», — сказала она и добавила: «В идеале нужны независимые эксперты, работающие в общественном секторе для обеспечения экспертизы лекарств и вакцин. Но их, возможно, трудно будет найти. Одно из решений — консультироваться с вовлеченными в промышленность экспертами, но не включать их в комитеты по принятию решений. Необходим заслон».

И, действительно, профессор Харви Файнберг, президент Института медицины и председатель экспертной группы, изучающей пандемию, придерживается схожей жесткой линии. Его собственное учреждение в прошлом году подверглось подробному изучению того, как они взаимодействуют с промышленностью и экспертами с конфликтами интересов. «Иногда достаточно публикации о конфликте интересов, например, в журнале. Но если эксперту предоставляется возможность влиять на политику, то одного обличения недостаточно», — сказал он «БМЖ», имея в виду политику Института медицины.

Также ВОЗ говорит о том, что серьезно относится к конфликту интересов и внедряет механизмы по борьбе с ним. Но какие меры она принимает, когда ученый заявляет о конфликте интересов и когда она считает ученого слишком связанным конфликтом, чтобы играть ведущую роль в формулировке политики глобального здравоохранения? Так как ВОЗ не предоставила нам ответа на этот вопрос, нам остается только догадываться.

Сейчас, по мнению профессора Криса Дель-Мар, автора обозрений Cochrane и эксперта Стратегической консультативной группы экспертов по иммунизации ВОЗ, эта ситуация является наихудшим возможным последствием для ВОЗ. «Если будет доказано, что в этом случае авторы руководящих принципов ВОЗ, продвигавшие применение определенных лекарств, одновременно получали оплату от производителей этих лекарств за другую работу, проделанную ими для этих компаний, это достойно порицания и должно быть максимально строго наказано».

Поддержка, оказанная ВОЗ озельтамивиру, не осталась незамеченной Roche. В рекламе этого лекарства, размещенной компанией в программе основной конференции Европейской научной рабочей группы по изучению гриппа 2005 года на Мальте говорится: «Антивирусные препараты будут первым и главным медицинским вмешательством в пандемическую ситуацию, и Roche в качестве ответственного партнера работает с правительствами, чтобы помочь им в пандемическом планировании».

В течение следующих лет ВОЗ ведет себя совершенно непоследовательно в трактовке конфликта интересов. Обновленные планы пандемии продолжали готовить эксперты, открыто выполнявшие работу, финансируемую производителями вакцин и противовирусных препаратов и являвшиеся их консультантами. В 2005 г. ВОЗ разработала свой глобальный план готовности к гриппу, а в 2006 г. она создала временную специальную комиссию по изучению пандемического гриппа. Не было сделано никаких деклараций заинтересованности, и по сегодняшний день ВОЗ не предоставила никакой подробной информации в ответ на запросы журналистов «БМЖ».

Установка ВОЗ, что она не публикует декларации заинтересованности своих экспертов, далека от согласованности. Например, стала известна позиция ВОЗ, принятая в отношении Стратегической консультативной группы экспертов по иммунизации, ее постоянного консультативного органа в том, что касается вакцин. В этом случае, в отличие от своего подхода к консультантам по планированию пандемии, ВОЗ действительно опубликовала резюме деклараций заинтересованности.

Чрезвычайный комитет

Эта видимая непоследовательность в подходе ВОЗ к прозрачности и ее отношение к конфликту интересов распространяется и на функционирование Чрезвычайного комитета, сформированного в прошлом году для предоставления консультаций по пандемии генеральному директору. Личности его 16 членов известны только ВОЗ. С тех пор этот секретный комитет направляет пандемическую политику ВОЗ, включая принятие решения об окончании пандемии.

По информации, полученной от ВОЗ, личности держатся в секрете, чтобы защитить ученых от влияния промышленности. В телефонном разговоре с «БМЖ» в марте представитель ВОЗ Грегори Хартл пояснил: «Наш общий принцип в том, что мы хотим защитить комитет от внешних воздействий».

Комитет консультирует генерального директора ВОЗ относительно изменения фаз, а также дает временные рекомендации. Согласно ВОЗ, когда Чрезвычайный комитет собирается для обсуждения возможного объявления пандемии, к совещанию дополнительно присоединяются члены, представляющие Австралию, Канаду, Чили, Японию, Мексику, Испанию, Великобританию и США — восемь стран, испытавших в свое время масштабные вспышки заболевания. Эти национальные представители присутствовали для обеспечения полного рассмотрения мнений и возможных ограничений для стран, которые, как ожидается, испытают начальный главный удар экономических и социальных последствий.

По словам ВОЗ, все члены Чрезвычайного комитета подписывают соглашение о конфиденциальности, предоставляют декларации заинтересованности и согласны предоставлять консультации бесплатно, без компенсации. Однако имя только одного члена комитета было обнародовано: профессор Джон Мак Кензи, который является его председателем.

Вызывает беспокойство то, что ВОЗ считает другие консультативные группы, члены которых не являются анонимными (Стратегическая консультативная группа экспертов по иммунизации), потенциально подверженными внешним влияниям, и не допускает никакой тщательной проверки ученых, выбранных консультировать ВОЗ и мировые правительства по вопросам основных чрезвычайных ситуаций в общественном здравоохранении.

Согласно Международным медико-санитарным правилам члены Чрезвычайного комитета выбираются из списка, включающего в себя около 160 экспертов в различных сферах общественного здравоохранения. В этих правилах содержатся руководящие принципы относительно того, как ВОЗ действовать при обострении рисков в сфере общественного здравоохранения. Журналисты «БМЖ» идентифицировали в списке Международных медико-санитарных правил примерно 15 ученых, специализирующихся на гриппе, и разослали им электронные сообщения с вопросом, являются ли они членами Чрезвычайного комитета. Согласно структуре правил как минимум некоторые из этих ученых являются членами Чрезвычайного комитета. Все же эти ученые не могут признать свое членство в комитете в связи с тем, что они подписали соглашение о конфиденциальности, что ставит их в неловкое положение.

Дэвид Салисбери, председатель комитета Стратегической консультативной группы ВОЗ по иммунизации (SAGE) на время пандемии и участник Международных медико-санитарных правил, говорит, что такая секретность создала проблемы для его группы. «Это определенно создает проблемы для SAGE. Поскольку вся информация о SAGE является общедоступной, создается впечатление, что это SAGE консультировала об изменении определений и степеней пандемии, но мы не имеем к этому никакого отношения. Члены SAGE подверглись необоснованным личным оскорблениям со стороны журналистов», — рассказал он журналистам «БМЖ» и добавил: «Признавая важность таких консультаций, важной является и прозрачность источника этих консультаций. Считаю, что сохранять конфиденциальность источника консультаций необходимо тогда, когда раскрытие этой информации может поставить под угрозу этих людей, как при обсуждении биотерроризма. Как мне кажется, это не распространяется на пандемический грипп».

Секретность этого комитета тоже способствует развитию теорий заговоров, в частности вокруг активизации дремлющих контрактов на поставку пандемической вакцины. Ключевым будет вопрос, есть ли у фармацевтических компаний, инвестировавших около 4 млрд. долл. США (2,8 млрд. фунтов-стерлингов, 3,3 млрд. евро) в создание вакцины от свиного гриппа, сторонники в Чрезвычайном комитете, которые оказали тогда давление на ВОЗ, заставив объявить пандемию. Именно объявление пандемии дало начало этим контрактам.

«БМЖ» могут подтвердить, что доктор Монто, доктор Джон Вуд и доктор Масато Таширо являются членами Чрезвычайного комитета.

Хотя доктор Монто и не ответил прямо на этот вопрос, в его биографии, написанной для Общества инфекционных заболеваний Америки, указано, что он является его членом.

В прошлом году согласно цифрам, обнародованным в США компанией GlaxoSmithKline, профессор Монто получил от компании гонорар 3000 долл. за выступление с лекциями в период между вторым и последним кварталом 2009 года. Являясь государственным служащим японского правительства, доктор Таширо говорит, что он «не имеет ничего общего с конфликтом интересов с частными компаниями». Доктор Джон Вуд работает для Национального института биологических стандартов и контроля Великобритании (NIBSC). Доктор Вуд, как и доктор Таширо, не имеет личного конфликта интересов, но он рассказал «БМЖ », что, выполняя предписанную законом работу по разработке стандартов биологических медицинских препаратов для обеспечения точного дозирования и по выполнению независимых контрольных испытаний с целью обеспечения их безопасности и эффективности, институт должен тесно сотрудничать с фармацевтической промышленностью. Об этом ясно написано на их вебсайте.

Он сказал: «Международная федерация фармацевтических производителей заявила публично о характере своего тесного взаимодействия с NIBSC и подобными организациями, направленного на внедрение вакцин от гриппа».

Инфекционный центр Агентства защиты здоровья, выполняя свою роль в национальном надзоре за инфекционными заболеваниями, привлечении специалистов и в микробиологическом мониторинге эффективности вакцин, тесно сотрудничает с производителями вакцин и биотехнологическими компаниями.

Оценка Международных медико-санитарных правил

Собственная оценка операций Международных медико-санитарных правил и управления пандемией проводится сейчас в ВОЗ Харви Файнбергом, президентом Института медицины США. Он доложит о полученных данных в следующем году. И доктор Чен, и профессор Файнберг высказались о необходимости проведения тщательного расследования. Но уже возникают вопросы о независимости этой оценки. Согласно имеющемуся у «БМЖ » списку Международных медико-санитарных правил 13 из 29 членов оценочной группы являются участниками этих самых Международных медико-санитарных правил, а один из них — председателем Чрезвычайного комитета. Критикам такой подход может показаться просто нечестным.

Профессор Минцес не согласна с объяснениями ВОЗ, что секретность нужна для защиты от воздействия внешних интересов при принятии решений. «Я не могу понять, почему ВОЗ держит это в секрете. Это должно быть обнародовано в рамках подотчетности, как работа экспертных консультативных комитетов. Если логическое обоснование секретного членства в отсутствии чрезмерного воздействия, есть другие способы борьбы с этим путем принятия серьезных мер предосторожности в отношении конфликта интересов», — сказала она.

Также она считает, что сам характер раскрытия конкретных обстоятельств контрактов на поставку вакцин делает систему открытой для использования в корыстных интересах: «Должны быть приняты соответствующие меры безопасности, чтобы те, чьи интересы связаны с производителями вакцин, не смогли воспользоваться ситуацией. В будущем ВОЗ придется еще долго и упорно работать над этим», — сказала она.

Количество жертв H1N1 оказалось гораздо меньше даже самых консервативных прогнозов ВОЗ. Конечно же, могло быть гораздо хуже. Планирование наихудшего и надежда на наилучшее остается все же разумным подходом. Но расследование «БМЖ » обнаружило дискредитирующие моменты. Если не принять соответствующие меры, жертвой H1N1 может стать надежность ВОЗ и доверие к глобальной системе общественного здравоохранения.

Светлана Бондарева

http://www.provisor.com.ua






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика