Логотип журнала "Провизор"








В разрезе производства : Взгляд на фармацевтическую отрасль глазами корпораци «Артериум »
Другие статьи из раздела: Актуальное интервью
Статья
№ 13'2011 Здоровое питание: мнение эксперта
№ 03'2011 ГНЦЛС: ледниковый период
№ 02'2011 В стремлении быть успешной
№ 01'2011 «СТИРОЛБИОФАРМ»: ФАКТОРЫ УСПЕХА
№ 19'2010 Санофи -Авентис Украина - увереное лидерство на благо пациентов и общества
№ 09'2010 ЕСЛИ "ЗВЕЗДЫ" УДАЛЯЮТ - значит - это кому-нибудь нужно
№ 06'2010 Поэзия компрессионного текстиля
№ 05'2010 Аптечный остров на просторах супермаркета: "МЫ СЕМЬЯ И ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ"
№ 04'2010 В объективе НФаУ: "В сердце фармацевтической столицы кризиса нет, и не будет..."
№ 03'2010 Составляющие успеха одного аптечного дела


В разрезе производства : Взгляд на фармацевтическую отрасль глазами корпораци «Артериум »


Сергей Сур

Сергей Владимирович, по словам аналитиков, в 2010 г. украинские производители лекарственных средств (ЛС) продемонстрировали хорошие показатели роста. Однако те же аналитики (например, компания «Бизнес-кредит») считают успех отечественной фармпромышленности тревожным маркером того, что на рынке не все благополучно. По их мнению, о выходе из кризиса будет свидетельствовать рост доли инновационных и дорогих импортных препаратов. А каково Ваше мнение по этому поводу?

— Действительно, за последние два года доля отечественных ЛС слегка возросла. И, конечно, кризис ограничил покупательную способность нашего населения, благодаря чему многие переключились на более доступные по цене препараты. С другой стороны, у нас уже срабатывает фактор модернизации украинских ведущих предприятий. Например, у корпорации «Артериум» за последние несколько лет произошли существенные изменения в направлении исследований и разработок, а также модернизации производства согласно требованиям GMP, что уже начало приносить свои плоды.

Мы постепенно начинаем преодолевать стереотип о том, что украинские препараты — дешевые и невысокого качества

Так, благодаря сертификации цехов по производству инъекционных форм антибиотиков, твердых форм, а также ампульного цеха, теперь все препараты, выпускающиеся на этих линиях, соответствуют высоким стандартам Надлежащей производственной практики. Таким образом, мы постепенно начинаем преодолевать стереотип о том, что украинские препараты — дешевые и невысокого качества. Естественно, с улучшением экономической ситуации снова будут закупаться импортные ЛС, но мне кажется, что у лидеров украинского рынка есть шанс закрепиться на отвоеванных позициях и продолжать наращивать свои преимущества. Этому будет способствовать и увеличение экспорта отечественных продуктов, который стремительно растет не только на традиционные, но и на новые рынки, в том числе Европы и Азии.

У корпорации «Артериум» в 2010 г. больший прирост был на внутреннем рынке или на внешнем? И в какие страны вы осуществляете экспорт?

— На внутреннем рынке на данный момент рост объема продаж составляет около 32 %. Причем, наблюдался рост не только в относительном выражении, но и по продажам в упаковках (порядка 10 %, по сравнению с прошлым годом). Что касается экспорта, то темпы еще выше — порядка 40 %.

Сегодня корпорация экспортирует свою продукцию в страны СНГ, но мы также начинаем активно выходить на рынки других стран.

К слову о том, что украинские препараты становятся лучше: на VII Всеукраинском съезде фармацевтов замминистра здравоохранения Александр Гудзенко говорил, что ведущие отечественные предприятия уже выпускают лекарства на уровне мировых производителей. Как вы считаете, это утверждение соответствует истине?

— Поскольку украинский рынок в основном генерический, то я могу с уверенностью сказать, что разработанные в последние годы генерики ведущих отечественных предприятий отвечают современным требованиям. У нас есть GMP, доказанная фармацевтическая и биоэквивалентность, хорошая фармразработка, благодаря чему украинские генерики, выходящие в последние годы, обладают высоким качеством, соответствуют всем стандартам фармакопей Европы и Америки и основным требованиям для фармразработки, описанным в европейских Директивах.

Часто от представителей фармацевтической отрасли можно услышать мнение, что инновационные продукты в Украине разрабатывать невыгодно и бесперспективно. Вы придерживаетесь другой точки зрения?

— Мы видим возможности и в генерическом бизнесе и в направлении разработки оригинальных препаратов. У нас есть ряд оригинальных препаратов, таких как «Тиотриазолин», «Лизина эсцинат», «Уролесан», которые показывают очень высокие темпы экономического роста. Практически все крупные украинские предприятия, имеют в портфелях продуктов по нескольку оригинальных ЛС и именно инновационные препараты дают наибольшую прибыль и объем продаж. Но важно учитывать оптимальное соотношение затрат и доходов. Требования отечественного законодательства к выводу оригинальных ЛС в Украине сейчас не такие высокие, как в Европе и Штатах, — это плюс. С другой стороны, для того чтобы оригинальный продукт стал востребован, необходим очень большой объем работы по доказательной базе, клиническим и доклиническим исследованиям. И это как раз то направление, которое нам сейчас приходится активно расширять. Дело в том, что сложилась любопытная ситуация: 10–20 лет назад были выведены оригинальные продукты, соответствующие всем требованиям того времени, а сейчас мы понимаем, что этого недостаточно для выхода на другие рынки. Поэтому, например, по тому же «Тиотриазолину», который в 1994 г. был зарегистрирован в Украине и успешно применялся миллионами пациентов, мы сейчас вынуждены проводить формальные клинические исследования, которые подтвердят в формате доказательной медицины, что, действительно, препарат эффективный и безопасный. Я это называю термином Re-development («повторная разработка»).

Что могло бы сделать государство для того, чтобы у нас больше создавались оригинальные ЛС?

— Основная задача государства — это, прежде всего, обеспечить население доступными, эффективными и качественными препаратами. Фармацевтическая промышленность не требует какой-то государственной помощи, грантов, дотаций и т. д. Но вот что ей действительно нужно — это знать четкие намерения государства. Например, если декларируется желание обеспечить граждан Украины эффективными лекарствами от СПИДа или противотуберкулезными препаратами и государство объявит о своей готовности финансировать закупку таких ЛС, то, я вас уверяю, украинские ведущие заводы за свой счет, без всяких дополнительных инвестиций, разработают, зарегистрируют и внедрят необходимые препараты. И количество, и качество их будет таким, какое требуется. Но сейчас, к сожалению, этого нет. Бразилия решила проблему СПИДа еще лет 10 назад: объявив об эпидемии, бразильское правительство приостановило действие международных патентов на своей территории и организовало производство собственных генериков для лечения ВИЧ. В результате за несколько лет бразильцы полностью удовлетворили свою потребность во всех антиретровирусных препаратах первой линии.

Используя мощный потенциал украинской фармацевтической промышленности, можно решить проблему приоритетных заболеваний

В Украине также есть проблема ВИЧ, туберкулеза, других заболеваний, и государство могло бы реализовать тот же подход через форму деклараций, госзаказов и т. п. Иными словами, используя мощный потенциал украинской фармацевтической промышленности, государство могло бы в значительной степени повысить эффективность борьбы с приоритетными заболеваниями.

Одна из версий, почему у нас не разрабатывают оригинальные продукты, — это нехватка качественных субстанций. Как «Артериум» решает эту проблему?

— На мой взгляд, такого фактора сейчас нет. Если нужно, мы можем купить субстанцию в любой стране мира. Но лет 10–15 назад из-за разворачивания производства субстанций в Индии и Китае очень многие прекратили ими заниматься. В итоге 80–90 % всех субстанций в мире производят именно эти две страны. Но прошло время, они начали поднимать цены, из-за чего приходится пересмотреть этот вопрос. Некоторые украинские предприятия уже начинают свое производство субстанций, и это становится достаточно выгодным и перспективным бизнесом. Но, опять же, стоит вопрос качества и объемов. В 93–94 гг. существовала финансируемая государством программа ресинтеза, когда ставилась задача создать по главным продуктам производство субстанций в Украине. Но она закончилась неудачно, потому что попытки синтеза на отечественных химических предприятиях оказались более дорогими и менее качественными, чем импортные. Сейчас уже есть знания, опыт, и я считаю, что такие проекты могут быть вполне успешными.

Нельзя обойти вниманием и популярный вопрос о фальсификациях ЛС. Когда его поднимают в СМИ, нередко декларируется цифра 30 %. По Вашему мнению, каков реальный процент фальсификата в нашей стране?

— Некоторые политики говорят и «40 %», и «50 %». При этом обычно все ссылаются на какие-то анонимные источники. Но, насколько я знаю, в Украине не производились такие исследования. Статистика Гослекинспекции, конечно, может отличаться от реальной, но, тем не менее, официальные данные — это порядка 0,1 %. Когда я работал в Гослекинспекции, мы организовали в 2004 г. такой проект: во всех областях Украины государственными инспекторами были отобраны образцы таблеток Ко-тримаксазола и аналогичных препаратов (двухкомпонентных антимикробных, подделки которых в то время наиболее часто обнаруживали в аптеках). Всего было отобрано и проанализировано с помощью тонкослойной хроматомографии 337 образцов таблеток 128 серий 8 производителей, отобраных в 263 аптеках. Из них только 4 образца оказались фальсифицированными. По нашей оценке, это составило около 1 %. И это, скорее всего, тот диапазон, в котором можно прогнозировать фальсифицирование препаратов по стране. Конечно, такие случаи, как в Василькове, показывают, что в последние годы подпольное производство активизировалось, плюс, видимо, пытались использовать момент кризиса

Но моя персональная оценка уровня наличия фальсификата в Украине — не более 0,05–0,1 % из общего количества упаковок на рынке. Риск увеличения доли фальсификата возникает благодаря покупкам ЛС через Интернет или непроверенные источники. Но в аптеках система обнаружения и изъятия фальсифицированных препаратов работает достаточно быстро и эффективно.

Сталкивалась ли с фальсификацией своих препаратов корпорация «Артериум», и что вы делаете для защиты продукции от подделок?

— Было несколько случаев. В частности, в 90-х гг. небольшие партии антибиотиков фальсифицировались переклейкой: на более дешевые продукты клеились этикетки более дорогих. Тогда для противодействия фальсификаторам на ОАО «Киевмедпрепарат» внедрили систему цветных колпачков для флаконов с разными антибиотиками. В последние несколько месяцев появились подделки препарата «Уролесан». В ответ корпорация разработала новую форму пробок, флаконов — так мы пытаемся усложнить задачу фальсификаторам. Для ампульных препаратов с начала этого года введено дополнительное кодирование, нанесенное на саму ампулу. Мы всегда будем стараться защитить от подделок потребителей и себя всеми возможными способами.

Сергей Владимирович, как Вы считаете: борьба с фальсификатом должна проводиться на уровне аптек, или все-таки следует начать с производителей и дистрибьюторов?

— Здесь очень важна комплексность действий, поэтому бороться нужно на всех уровнях. Гослекинспекция работает по принципу защиты пациентов: обнаружили фальсификат — сделали предписание — изъяли из аптек — уничтожили. Но у Гослекинспекции нет полномочий для оперативно-розыскной работы, поэтому подключаться нужно силовым структурам. Как показала практика последних 15 лет, такие подключения или не происходили, или были безрезультатны. По каждому случаю фальсификата информируются правоохранительные органы, но вот как они работают, это сложно сказать. По крайней мере, из всех десятков сообщений, которые им передавались ежегодно, я не слышал ни разу, чтобы какое-то закончилось судебным разбирательством, кроме последнего случая в Василькове.

Какой прогноз Вы могли бы дать по развитию производства в Украине на 2011 г.?

— Мы планируем, что рост «Артериума» будет выше, чем рост рынка, и у нас есть для этого основания: мы выводим целый ряд новых продуктов. Достаточно динамично развиваются и другие лидеры фармацевтического рынка. То есть те компании, которые пошли на внедрение стандартов GMP, современных подходов к разработке и реализации лекарств. Конечно, многое зависит и от условий лицензирования — насколько они будут жестко применяться, будут ли нарушители лишаться лицензии. Потому что мы знаем, что есть ряд украинских предприятий, которые не могли или не хотели проходить такую реорганизацию и модернизацию. Что будет с ними — не знаю. Возможно, их место на рынке займут ведущие украинские предприятия.

Во время интервью (слева направо ): С. Сур — д. фарм. н., директор по исследованиям и разработкам корпорации "Артериум", Е. Азарова — руководитель службы по связям с общественностью корпорации "Артериум", М. Чибисова — корреспондент "Провизора"


Сергей Владимирович, на Всеукраинском съезде фармацевтов Вы говорили о системе GMP, и что у нас ее пытаются внедрить уже 12 лет. На какой стадии сейчас процесс внедрения этой системы, и что нужно, чтобы она, наконец, нормально заработала?

— Проблема внедрения GMP — это долгая история о том, как государство было непоследовательно и противоречиво. То, что мировые стандарты нужно внедрять, стало понятно еще в середине 90-х гг. Но не хватало четкой политики, необходимой для завершения этого процесса. Непоследовательность привела к появлению проблем, связанных, в частности, с качеством. Так как не было обязательных требований GMP для украинских производителей, они могли функционировать на том уровне разработки, который остался со времен 80-х гг. С другой стороны, если нет внутренних требований для отечественных заводов, то нельзя предъявить их и зарубежным компаниям. В результате у нас регистрировались сомнительные продукты стран, где также не было GMP (Россия, Беларусь, Азия, Африка и т. д.). И сегодня на украинском рынке множество продуктов с недоказанной эффективностью и качеством. Эта ситуация не очень хороша и для пациентов, и для бизнеса. Дело в том, что крупнейшие отечественные фармпроизводители, в том числе и корпорация «Артериум», сразу задекларировали и начали внедрять требования GMP. А более мелкие производители не пошли этим путем и не стали инвестировать в развитие производства. У лидеров сложилась непростая ситуация: они вложили крупные суммы во внедрение этих стандартов, и, естественно, это сказывалось на цене выпускаемых ими препаратов. Ну а мелкие и средние украинские заводы могли продавать продукты по более низкой цене. То есть имела место не совсем добросовестная конкуренция. Сегодня эта двойственность правил продолжается. В результате мы не можем быстро перейти на мировые стандарты, как это сделали, к примеру, страны Балтии, когда вступали в ЕС. Там было требование внедрить GMP за 2–3 года. Кто не успел — ушел с рынка. У нас это тянется до сих пор и неясно, когда закончится.

Можно ли считать данный фактор причиной того, что часто лекарства с одинаковым названием стоят в аптеках по-разному?

— Да, это может быть одной из причин. Также на ценообразование влияет механизм продвижения. В «Артериуме» работает концепция брендированного генерика, когда генерик получает какое-то название и таким образом продвигается. Большинство украинских компаний имеют крупные службы продвижения, где работают десятки и сотни людей, и это достаточно дорогое занятие. Требуется реклама, нужны медпредставители.

Опять же, роль государства. Если будет внедрена отлаженная система реимбурсации и станет понятно, как можно выписывать лекарства по системе страхования, как можно их получать, какую их часть компенсирует государство, тогда полностью изменится модель бизнеса и может оказаться, что затратные системы продвижения уже не нужны. Соответственно, отпадет необходимость в повышении стоимости препаратов, эта дельта может быть уменьшена. Тогда будет вестись основная борьба за то, чтобы включить свой продукт в Positive List, из которого аптеки смогут продавать ЛС. По примеру европейских коллег, в такие списки обычно включаются препараты с доказанной эффективностью. Возможно, ЛС, у которых она отсутствует, но которые сейчас входят в ТОП-10, окажутся невостребованными, потому что государство откажется за них платить. То есть доступными цены можно сделать не только с помощью давления на производителя, но и включая какие-то механизмы компенсации.

В целом, на формирование цены влияют затраты на разработку, исследования, продвижение. Если мы, создавая генерик, работаем по GMP, доказываем биэквивалентность, проводим исследования на добровольцах, то некоторые заводы просто «лепят» препараты, не озадачиваясь вопросами об их качестве, пока есть такая возможность. Естественно, их ЛС будут дешевле. Только клинические исследования биоэквивалентности по одному генерику сегодня стоят от 500 тыс. до 1 млн. грн. Понятно, что нам нужно как-то компенсировать эти затраты. Но зато в итоге получаем продукт, который действительно работает, и доказано, что он эквивалентен оригинальному препарату и даст именно тот эффект, который от него ожидают.

Только клинические исследования биоэквивалентности по одному генерику сегодня стоят от 500 тыс. до 1 млн. грн.

Сейчас самое модное направление — это фитопроизводство. Говорят даже, что растительные препараты постепенно вытеснят лекарства на синтетической основе. Что Вы об этом думаете? И развивает ли «Артериум» производство ЛС на растительной основе?

— Растительные препараты еще долго не утратят своей популярности, и, очевидно, они будут иметь пропорциональную долю от общей доли рынка или даже немного увеличивать, если у нас усилится тенденция здравоохранения к профилактике и ответственному самолечению. Что касается вытеснения, то едва ли такое случится. Растительные средства имеют свою нишу, свою функцию, но это обычно не препараты первого ряда, которые спасают жизнь.

Поэтому, скорее всего, и химические, и бурно развивающееся биологические ЛС будут оставаться главными инструментами врачей для лечения приоритетных заболеваний. Корпорация «Артериум» на «Галичфарме» производит целый ряд препаратов на растительной основе, в том числе «Уролесан», «L-Лизина Эсцинат», которые являются лидерами продаж и весьма важны в нашем портфеле. Подобные продукты у корпорации составляют порядка 30 наименований. Для нас это очень значимый сегмент, и мы планируем его активно развивать.

Как Вы относитесь к вопросу агрессивной рекламы препаратов в нашей стране?

— Наши политики, видя проблему, выбирают самый простой путь: запретить. Вместо того чтобы подумать и предложить варианты, каким образом этим можно эффективно управлять. На мой взгляд, под закон о рекламе необходим некий подзаконный документ, который разъяснит, каким образом будет контролироваться и наказываться нарушитель. Существуют разные подходы. Например, в некоторых странах (в частности, в Казахстане) для того чтобы разместить рекламу ЛС, ее предварительно нужно согласовать с регуляторными органами. В Швеции очень развита саморегуляция: если кто-то видит недобросовестную рекламу, тут же сообщает об этом в соответствующие органы. Но у нас этим путем не хотят идти. Кажется, что если запретят рекламу, то все будет хорошо. Здесь сразу напрашивается аналогия с «Сухим законом». Возрастает риск того, что те деньги, которые шли на рекламу, пойдут теперь на договоры с врачами и фармацевтами, и вряд ли потребитель от этого выиграет.

Многие производители сегодня регистрируют свои ЛС как БАДы, потому что с ними легче зайти на рынок. Как корпорация «Артериум» оценивает эту ситуацию?

— Это вполне легальный путь. Грань между БАДами и ЛС достаточно условна. Очень многие препараты, которые в Европе относятся к парафармацевтике, у нас зарегистрированы как ЛС. Но также мы знаем, что, к примеру, наш экстракт валерианы в некоторых странах зарегистрирован и продвигается как БАД. Важно только, какая информация сопровождает продукт. В инструкции к БАДам не должно быть признаков ЛС.

Украинские аптеки часто говорят о сильном регуляторном прессинге. А как в этом отношении живется нашим производителям?

— Производители тоже испытывают все прелести украинской действительности. К нам приходит много проверок, начиная с инспекторов пожарной охраны и заканчивая налоговыми органами. Это общая проблема как для бизнеса, так и для фармацевтических предприятий. Но мы пытаемся находить какие-то общие решения с регуляторными органами, Госинспекцией по контролю качества, Минздравом, Фармакологическим центром. И нам это, в принципе, удается. Хотя, конечно, имеет место влияние каких-то политических событий: все мы помним 2008–2009 гг. Это есть, но это не является чем-то непреодолимым.

Как Вы считаете, по аналогии с 2008–2009 гг., стоит ли нам в этом сезоне ожидать очередной «животный» грипп?

— Тогда кризис в значительной степени был сформирован под влиянием политических факторов. В период выборов такие риски увеличиваются, но будем надеяться, что в этом году такого не произойдет и будут естественные изменения рынка: известно, что I и IV кварталы каждого года — это наиболее высокие объемы продаж, связанные с сезоными заболеваниями.

На различных фармацевтических мероприятиях нередко звучит мысль, что у нас неэффективна система «производитель-дистрибьютор-аптека»: дистрибьюторов слишком много, и невозможно проследить путь ЛС, в отличие от европейских стран, где между заводом и аптекой максимум 1–2 звена. Согласны ли Вы с эти утверждением?

— Наверное, сокращение числа дистрибьюторов должно произойтиестественным путем. В последние годы их количество плавно уменьшается и, скорее всего, через какое-то время их будет не так много. Играет роль и концентрация: у ТОП-5 дистрибьюторов объем рынка становится все больше. Постепенно мы придем к тому, что есть во Франции, Великобритании, Германии, когда 3–10 дистрибьюторов работают в национальном масштабе.

С какими основными проблемами сейчас сталкивается корпорация «Артериум»?

— Развитию мешает отсутствие государственной политики по отношению к производителям. Буквально до последнего времени в концепции развития фармацевтической отрасли вообще не упоминалось об отечественных производителях как о ресурсе, который поможет решить проблемы доступности, качества и эффективности препаратов. Мы подали свои предложения — спасибо Министерству здравоохранения за то, что их включили в основную концепцию. Там говорится о том, что будет стимулироваться развитие украинской промышленности, чтобы справиться с этими проблемами. Теперь важно, как и что будет делаться.

Недавно мы обсуждали с коллегами, что как только появился более дешевый отечественный онкологический препарат, лечение раковых больных стало гораздо успешнее. Оказалось, что импортные препараты настолько дороги, что врачи вынуждены были уменьшать дозы, назначать минимальные схемы. Соответственно, и эффект был не лучшим. Генерик благодаря более низкой цене используют в соответствии со всеми рекомендациями, отсюда улучшение состояния пациентов. Вот простой пример той роли, которую может выполнять отечественная фармпромышленность.

Есть определенные сложности с регистрацией препаратов, но в целом происходит нормальный диалог. Правда, хотелось бы, чтобы он был на регулярной основе. Отдельная проблема — система клинических исследований. У нас сейчас около 20 проектов, и есть некоторые трудности и в качестве выполняемых исследований, и в работе самих исследователей, и в клинических базах. Некоторые украинские клинические базы просто не привыкли к тому, что будет проводиться полный аудит, станут требовать первичные данные и т. д. Но это вопросы роста. Все решается.

При внедрении системы реимбурсации механизм продвижения лекарств полностью изменится

Как Вы считаете, что нужно для того чтобы система здравоохранения и фармация у нас наконец начали работать в унисон? Ведь здравоохранение в Украине сильно отстает от фармацевтической отрасли…

— Да, именно так, и это действительно очень важный и интересный вопрос. Введение системы реимбурсации позволит дать стимул реорганизации здравоохранения, поскольку медицинское страхование основано на стандартах лечения. Не будет стандартов лечения — нельзя будет внедрить эту систему. Таким образом, если будет политическая воля, то и сектор здравоохранения задействуется. Это более сложная задача, чем реформирование фармотрасли, потому что в секторе здравоохранения работает больше людей, клиник, организаций. Но без развития системы здравоохранения развитие фармацевтического сектора очень проблематично. Мы не можем отрываться, потому что это взаимосвязанные системы.

На какие направления «Артериум » сейчас больше всего ориентируется?

— Кардиология, антибиотики, ОТС, также у нас очень динамично развивается сектор ветеринарных препаратов.

В чем секрет успеха корпорации «Артериум»? Что вы делаете для того, чтобы удержать свои высокие позиции?

— Прежде всего, это правильная стратегия, внедрение современных подходов в разработке, изготовлении и продвижении продуктов. Очень большую роль играет внутренняя атмосфера — демократичность, общение, определенный внутренний климат, который отличает «Артериум» от многих других компаний, в которых есть жесткая иерархия и строгие правила. Важна и социальная направленность: мы все понимаем, что работаем не только для продажи лекарств, но и для улучшения жизни людей. У нас нет заинтересованности в том, чтобы все болели и покупали лекарства. Мы хотим сделать людей здоровыми — вот наша основная идея.

Интервью провела Марина Чибисова. Фотографии Анастасии Мироновой

http://www.provisor.com.ua






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика