Логотип журнала "Провизор"








Теневой сектор в деятельности легально работающего предприятия
Другие статьи из раздела: Мнение специалиста
Статья
№ 10'2009 Синдром сухого глаза: безобидные симптомы или серьезная проблема?
№ 05'2009 Фитоцеребрализин: ясность мысли в любом возрасте
№ 05'2009 Инфекционно-воспалительные заболевания переднего отрезка глаза
№ 05'2009 Фитоцеребрализин: ясность мысли в любом возрасте
№ 05'2009 Инфекционно-воспалительные заболевания переднего отрезка глаза
№ 04’2008 Иностранный производитель на отечественном рынке: только бизнес и кое-что личное
№ 01’2008 К вопросу об использовании работником личного транспорта в служебных целяха
№ 22’2007 Самоанализ
№ 11’2005 Лечебный комплайенс гинеколога и пациентки
№ 1’2004 Размышления о фармацевтической терминологии

Теневой сектор в деятельности легально работающего предприятия

Н.Б. Тумар, к. эконом. наук, профессор Харьковского института бизнеса и менеджмента

Реальность такова, что сегодня, по различным оценкам специалистов, от одной трети до большей половины BHП Украины создается в теневом секторе. Природа теневой экономики сложна и неоднородна, и здесь мы можем встретить как полностью нелегитимные формы экономической деятельности (например, подпольное производство водки, наркотиков, печатание фальшивых денег), так и — что гораздо чаще — некое сочетание в работе одного и того же предприятия как законной, так и теневой деятельности. Эта ситуация весьма типична, поэтому ее нельзя обойти стороной. Речь идет об элементах теневой деятельности, присутствующих в работе практически каждого украинского предприятия (не будем, конечно, забывать, что в каждом правиле бывают исключения).

Исследуемое явление, по сути, является ни чем иным, как экономической деятельностью, по поводу которой частично или полностью не соблюдаются договорные отношения между осуществляющим эту деятельность субъектом (предприятием) и государством. То есть, если рассматривать присущие нормальному предприятию формы исследуемого явления, то можно сказать, что теневая экономика начинается там, где предприятие нарушает «правила игры» с государством.

Попробуем сформулировать ряд вопросов, ответы на которые позволят глубже понять природу исследуемого явления:

  • Какова причина появления и какова природа теневой экономики?
  • Насколько это явление распространено?
  • В каких видах и формах?
  • Всегда ли это плохо, и нужно ли с этим бороться?
  • Если да, то как бороться?
  • Как влияет теневая экономическая деятельность на состояние экономической безопасности конкретного предприятия?
  • Каковы дальнейшие перспективы развития данного явления в Украине?

Что касается причин появления теневой экономики, то очевидно, что экономика становится таковой, как только преступает некие запреты и ограничения. Ставит их государство, руководствуясь своим, то есть, трансформированным общественным интересом. И хотя эти ограничения первоначально рождены естественной потребностью общества оградить себя от неких негативных явлений, сложный и субъективный процесс трансформации этой потребности в законодательную, а затем в исполнительную деятельность государства никогда не бывает на 100 % идеальной. Причинноследственная связь такова: пока существует человеческое общество, которое нуждается в потреблении, будет существовать и экономика. Пока есть государство — есть запреты. Следовательно, в этих условиях всегда существует теневая (преступающая запреты) экономика, или потенциальная возможность ее возникновения.

На практике, однако, мы видим, что потенциальная возможность теневой
экономической деятельности реализуется в большей или меньшей мере, но всегда, даже в странах с весьма либеральным экономическим законодательством. Что же заставляет предприятия преступать рамки дозволенного и уходить в тень? Для этого нужно понять суть этих рамок и ограничений. Государство, что совершенно естественно, желая соблюсти свои экономические интересы, стремится регламентировать и контролировать деятельность предприятий своей страны. Прежде всего, эти ограничения касаются того, что делать, сколько делать и как делать, что в конечном итоге и предопределяет, сколько за это платить. Кроме того, ограничения касаются и движения денежных средств предприятия. Соблюдение налагаемых ограничений теоретически гарантирует государству (а в его лице — и всему обществу) то, что будут производиться только безвредные и качественные товары и услуги, все это будет адекватно облагаться оговоренными налогами, а контроль над самим процессом исключит возможность нанесения ущерба окружающей среде, общественному порядку, морали и т. п. Подразумевается также, что государство, контролируя общественное производство, своими рациональными действиями будет направлять и стимулировать его развитие.

Многие предприятия отлично осознают, что могут получить вполне конкретную экономическую выгоду от несоблюдения правил игры, если это, разумеется, не будет замечено могущественным старшим партнером — государством.

Деятельность, превышающая декларируемый объем, а равно, нелицензированная для данного предприятия, или не разрешенная вообще, а также сокрытие или искажение реальной картины своей производственной и финансовой деятельности с целью уменьшения (иногда до нуля) своих платежных обязательств перед государством — вот основное содержание процесса увода части деятельность и легально работающих предприятий в тень.

Понятно, что дополнительная выгода оборачивается дополнительным риском. Трудно не отметить поразительное сходство поведения социального организма с поведением, скажем, высших млекопитающих, которые также генетически запрограммированы на риск ради выживания. Что победит в конкретной ситуации: голод или страх? Как видим, и там, и здесь одни и те же побуждения, сходные проблемы и технологии их решения, ведь в основе социального поведения — биологическая мотивация и механизмы. Итак, в каких же случаях голод оказывается сильнее страха? Причины разные.

Прежде всего, отметим достаточно большую группу предприятий, для которых увод в тень части своей деятельности продиктован действительно суровой необходимостью выживания. Некоторая экономия на расчетах с государством является для них достаточно критичной, пороговой суммой, и неполучение ее приводит к потере экономической целесообразности предприятия вообще, означая его крах. Н е следует полагать, что к этой категории относятся одни только мелкие и экономически слабые предприятия, самоликвидация которых якобы очищает национальную экономику от нежизнеспособных элементов и поэтому несущественна для нее. Прежде всего, не будем забывать, что даже теневая (но не криминальная по своей природе) экономика — это реальная часть общественного производства, с которой связаны благосостояние общества, рабочие места и судьбы конкретных людей. К роме того, в эту категорию могут попасть и огромные предприятия, и даже целые отрасли народного хозяйства; увод их деятельности в тень или, что хуже, их ликвидация может вызвать катастрофические социально-экономические и политические последствия. Например, угледобывающая и металлургическая промышленность нуждаются в особом отношении к ним государства, обеспечивающем сохранность, ибо смысл их существования выходит далеко за рамки сиюминутной экономической выгоды.

Другая группа представлена предприятиями, для которых теневой сектор является не жесткой необходимостью, связанной с выживанием, а просто источником дополнительной прибыли. Обычно теневая деятельность хорошо прикрыта, риск выявления сравнительно небольшой и вполне оправдан, с точки зрения нарушителя, дополнительной выгодой. Типичными для данной группы могут являться, например, производство основной продукции сверх декларируемого объема («левая» продукция); т. н. пересортица; дополнительный скрытый ассортимент. Чаще всего мы наблюдаем в этом случае продолжение основной функции предприятия, поэтому слишком контрастные признаки теневой деятельности отсутствуют, что облегчает сокрытие.

Особую группу представляют предприятия, чья бизнес-схема преднамеренно и сознательно задумана и построена как незаконная. Именно в этом и заключен экономический смысл подобных предприятий, которые могут заключать в себе либо законченный экономический цикл (например, «пирамида» или теневой банк), либо быть звеном обширной незаконной экономической схемы (например, система предприятий, занятых обналичиванием и отмыванием денег). Однако, поскольку в понятия нормы такая деятельность никак не укладывается, эти случаи несколько выходят за рамки нашего исследования.

Можно выделить такие схемы теневой деятельности легально зарегистрированного предприятия, которые являются криминальными в чистом виде:

  • Предприятие открывается как юридическое лицо специально для осуществления незаконной деятельности.

Это может быть сделано с целью переброски материальных ценностей или денег на его расчетный счет с последующей выемкой наличными, либо с целью переброски на это предприятие долговых или контрактных обязательств, после чего предприятие быстро ликвидируется — посредством официальной процедуры, либо прекращает свое существование фактически. Часто такие фирмы создаются для «приема» зарубежных или бюджетных инвестиций, а также для выполнения сомнительных с точки зрения права операций: самые грозные санкции для фирмы-призрака не страшны — она и рассчитана на то, чтобы выполнить функцию громоотвода в случае необходимости.

  • Предприятие, осуществляя легальную деятельность, служит ширмой для прикрытия незаконной деятельности.

Это может быть производство, связанное с фальсификацией торговой марки либо связанное с нарушением авторских прав. Сюда же можно отнести схемы с экспортом жестко квотируемых или запрещенных к вывозу видов продукции (вариативные элементы: использование оффшоров, оставление денег за рубежом). Распространено использование предприятий с мощным, динамичным и трудноконтролируемым потоком наличных денег и товарных масс для «отмывки», обналичивания денег или для фиктивного увеличения накладных расходов — казино, дорогие бутики и т. д.

Многие схемы занимают как бы пограничное положение, дополняя и продолжая легальную деятельность предприятия. Н аиболее характерно в этом случае, как уже отмечалось выше, производство дополнительного, не учитываемого официально объема товаров и услуг. «Левая» продукция появляется как результат неотражения в отчетных документах части своей основной деятельности, и за счет этого возникает экономия на налогах. Это очень распространенная форма увода в тень, поскольку расходы на организацию процесса и риск сравнительно невелики, а выгоды для предприятия очевидны.

Огромное количество схем даже не назовешь криминальными, так как они предусматривают формальное следование букве закона, и хотя не приветствуются государственными органами, признаков состава преступления в себе не несут, либо признаки эти недоказуемы. К ак правило, ни одно предприятие не афиширует применения своих способов снижения налогового пресса подобными методами. В от некоторые характерные схемы:

  • взаимозачеты и бартерные операции;
  • завышение накладных расходов и использование их на потребление (компьютер, связь, транспорт, жилье, отдых, лечение, представительские расходы и т. д.). При этом уменьшается облагаемая налогом часть прибыли;
  • косвенная заработная плата в виде расширенного социального пакета (при этом уменьшаются платежи, связанные с начисленной заработной платой и увеличиваются накладные расходы, уменьшается облагаемая налогом прибыль);
  • выплата минимально возможной заработной платы сотрудникам (и соответственно связанных с этим платежей в бюджет) с последующей неофициальной доплатой неучтенными наличными деньгами. Неучтенная наличность появляется, например, путем оформления части своих сотрудников как частных предпринимателей на фиксированном налоге и «пропуска» через них всей нужной суммы денег; через фиктивную закупку сельхозпродукции; путем выдачи беспроцентной ссуды на строительство;
  • использование в интересах других фирм имеющихся льгот по экспорту, образующихся у фирм, занятых преимущественно импортными операциями и т. д.

Следует отметить, что схемы эти имеют быстро преходящий, ситуативный характер, быстро устаревая и заменяясь другими в ходе совершенствования и изменений хозяйственного законодательства, своего рода «правил игры».

Итак, нормальное предприятие почти всегда имеет соблазн и возможность (часто реализуемую) увести часть своей деятельности в тень. Практически, теневая экономика — это неизбежная реальность сегодняшнего и, похоже, завтрашнего дня. С одной стороны, это явление объективно увеличивает объем общественного производства со всеми вытекающими позитивными социально-экономическими последствиями, с другой — государство недополучает часть средств, теряет контроль над экономикой страны и, что немаловажно, сам факт наличия большого объема противоправных действий в экономической жизни страны имеет далеко идущие отрицательные последствия. Достаточно отметить, что разрушается общественная мораль, огромное количество людей так или иначе являются соучастниками противоправных действий (если не сказать — преступлений). Деструктивность теневой экономики — в ее криминальности.

Если смотреть на теневую экономику с узкой точки зрения государственного аппарата, представляющего государство, то явление это выглядит однозначно негативным. Борьба государства с теневой экономикой выглядит как выявление преступлений, поиск и наказание преступников. Практика показала, что подобная стратегия малоэффективна и разрушительна. Способы совершения экономических преступлений, а также маневрирования в рамках существующего законодательства, постоянно совершенствуются, и правоохранительные органы только post factum ищут и применяют соответствующее «противоядие». То есть, преступления совершаются, а затем некоторые из них выявляются и наказываются. Это яркая иллюстрация реактивного подхода к обеспечению безопасности. Правда, нельзя не отметать и серьезные успешные усилия правоохранительных органов работать на опережение — моделировать возможные криминальные схемы и определять признаки, по которым можно «вычислять» их применение в деятельности предприятий. Тем не менее, реактивность (сначала преступление, а потом наказание) сохраняется и в этом случае.

Попробуем взглянуть на проблему с позиции гиперсистемной, в которой и государство, и экономика являются лишь составными элементами более общего, интегрального явления. Это взгляд с точки зрения национальных интересов Украины, более точное определение — с точки зрения ее национальной безопасности. Теневая, то есть неконтролируемая и неиспользуемая государством экономика, уже не выглядит однозначно отрицательным явлением. Уничтожать теневую экономику, что лежит в эгоистических интересах одной из частей гиперсистемы (государства), с точки зрения национальной безопасности Украины по меньшей мере далеко не всегда рационально. Очевидно, что для общества тем лучше, чем более развита экономика, и чем большая часть экономической жизни страны находится не в тени, а контролируется обществом в лице государства. Лучшим выходом было бы не подавление теневой экономики, а выведение ее из тени. В интересах обеих сторон — и государства, и предприятия — было бы сформировать такие условия, «правила игры», в которых «плата» за легальность всех необходимых хозяйственных операций была бы приемлемой, и легальные схемы были по экономической эффективности конкурентоспособны с теневыми. В ажным преимуществом для предприятия легальной схемы работы является ее безопасность. А это высоко ценится современным бизнесом. Относительная дешевизна и безопасность легальной (или, как еще говорят предприниматели, «белой») схемы в сумме могут дать большую экономическую привлекательность, чем схемы бесплатные, но чрезмерно опасные.

При этом репрессивные меры правоохранительных органов приобрели бы новое качество и смысл. В условиях либерального экономического законодательства возможные неприятности за выявленную теневую экономическую деятельность стали бы, во-первых, более вероятными (за счет резкого сокращения объема противоправных действий), и во-вторых, стимулировали бы обращение бизнеса к легальным схемам, делая их по совокупной оценке более безопасными и привлекательными. Таким образом, репрессии (или их угроза) выступают как необходимый, хоть и не главный элемент в борьбе за здоровую национальную экономику. В ажнее, однако, взаимоприемлемые и рационально построенные взаимоотношения субъектов хозяйствования и государства.

Как уже было отмечено, пока существует государство, будет существовать и теневая экономика — в большей или меньшей мере, но всегда. Сам факт ее существования не является однозначно негативным. В таком случае, если она неизбывна и даже в чем-то позитивна, есть ли смысл с ней бороться? Да — хотя бы для стимуляции выхода из тени. И даже если победить в этой борьбе окончательно и навсегда невозможно, постоянная и эффективная борьба обеспечивает постоянное равновесие, оберегая экономику от бесконтрольного, в обход интересов общества, развития. Хорошей аналогией является то, что мы перед едой в норме всегда моем руки, при этом даже не надеясь, что этой простой гигиенической мерой раз и навсегда уничтожим всех микробов во всем мире. Конечно, не уничтожим. Н о разве эта мера не имеет смысла? Микробы будут всегда, но и мы всегда будем мыть руки.

Подобная комплексная задача по минимизации теневого сектора без разрушения части национальной экономики и ее подавления очень сложна, и может быть решена, разумеется, только в рамках серьезной и хорошо продуманной государственной программы.

Что касается сегодняшнего дня и обозримого будущего, то можно с уверенностью утверждать: теневой сектор в работе большинства нормально работающих предприятий будет иметь место — в той или иной степени. Это расширяет зону уязвимости предприятия и в целом снижает его экономическую безопасность.

Самое лучшее, что можно сделать в данной ситуации — это предельно минимизировать зло (причем зло в понимании всех участников экономического процесса) и постараться максимально использовать объективно существующее явление в интересах национальной экономики Украины.

e-mail автора: zachyst29t@ukr.net






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика