Логотип журнала "Провизор"








Опыт применения фотозащитных кремов

И. А. Маштакова, к. мед. наук, научный сотрудник отделения дерматологии Института дерматологии и венерологии АМН Украины

Солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья, но для всех и всегда ли? От солнечных ожогов чаще всего страдают люди с белой кожей, которые совсем не загорают или загорают с трудом. Загар — это индуцированная меланиновая пигментация кожи, развивающаяся под действием ультрафиолетовых лучей. Кроме индуцированной существует конституциональная меланиновая пигментация, определяющая цвет кожи основных человеческих рас. По способности загорать у людей белой расы выделяют четыре типа светочувствительности кожи. Определение типа светочувствительности проводят на основании самооценки: на вопрос «легко ли вы загораете?» люди с І и ІІ типами светочувстви- тельности отвечают отрицательно, с ІІІ и IV — положительно; светочувствительность V типа свойственна людям со смуглой кожей, а VI типа — негроидной расе. Даже у мулатов и негров при длительном пребывании на солнце возможны солнечные ожоги. Типы светочувствительности кожи у разных этнических групп специально не исследовали, однако известно, что у некоторых азиатов и латиноамериканцев кожа имеет тоже и І и ІІ типы светочувствительности [3].

В возникновении аллергических реакций солнечная энергия занимает значительное место. Для аллергического феномена характерны все признаки фотоаллергии. Аллергические световые дерматозы отмечаются циклическим течением, сезонными особенностями и угасаниями патологического процесса и могут сочетаться с общими невротическими расстройствами и интенсивным зудом. Повышенная чувствительность кожи к солнечным лучам развивается при наличии в организме фотосенсибилизатора — вещества, которое при контакте с ультрафиолетовыми лучами приобретает свойства, повреждающие кожу. Роль сенсибилизаторов могут выполнять продукты обмена, а также вещества, внесенные в организм извне. Часто фотодерматозы развиваются при нарушении витаминного обмена, ферментопатиях, расстройствах деятельности эндокринной системы и нарушении регуляции со стороны нервной системы. Нервное рефлекторное воздействие солнечной радиации осуществляется как посредством рецепторов кожи, так и через сетчатку глаза как мощного фоторецептора, которое зрительными нервами связано с корой и придатками головного мозга. Все эти связи сетчатки глаза дают возможность осуществлять рефлекторные реакции по типу условных и безусловных рефлексов. Сетчатка глаза и фоторецепторы кожи, таким образом, являются посредниками между всевозможными раздражителями внешней среды человека. Основной причиной возникновения фотоаллергических дерматозов являются функциональные нарушения в центральной нервной системе и изменения реактивности рецепторного аппарата кожи с последующими биохимическими сдвигами в организме, ведущими к снижению адаптационных свойств кожи. Неспецифические физические и химические раздражители обостряют патологический процесс, а иногда вызывают распространение его на закрытые участки кожи. Эти раздражители могут активировать следовые реакции нервной системы после угасания патологического процесса, обуславливая появление новой вспышки заболевания [4, 7].

Регуляция микрогемодинамики кожи осуществляется также под контролем ЦНС, определяется богатой иннервацией симпатическими адренергическими волокнами артериол, венул и особенно — артериовенозных анастомозов. На состояние гемомикроциркуляторного русла влияют конституционные особенности строения сосудов, состояние внутренних органов, эндокринные дисфункции, иммунологические нарушения, инсоляция и другие факторы. Воспалительные заболевания кожи, прямо или косвенно вызванные лучами солнечного спектра, называются фотодерматозами (актинодерматозами), последние объединяют разнообразные по клинике и этиопатогенезу поражения кожи. Фотодерматозы обусловлены повышенной чувствительностью к солнечному, в частности к ультрафиолетовому, излучению. Солнечная энергия, действуя как раздражитель на организм человека, вызывает ответные реакции: с одной стороны — защитнофизиологического характера (загар), с другой — отмечается неадекватная реакция. В этих случаях развиваются патологические состояния — фотодерматозы. В развитии повышенной фоточувствительности имеет значение высокая активность процессов перекисного окисления липидов на фоне снижения антиоксидантной защиты, в частности, уменьшение концентрации уроканиновой кислоты в коже. Наряду с истинными фотодерматозами часто имеет место аггравирующее действие солнечных лучей на течение других кожных заболеваний, таких как розацеа, летняя форма псориаза, коллагенозы, пузырчатка и др. Одним из эндогенных фотодерматозов является поздняя кожная порфирия. Ее возникновение связывают с нарушением порфиринового обмена в печени, что приводит к избыточному накоплению порфиринов (наиболее активным сенсибилизатором является уропорфирин) в капиллярах кожи и развитию фотосенсибилизации [2].

По литературным данным, у больных розацеа повышенную чувствительность к холоду или теплу отмечают в 36%, а инсоляции — в 61%. Считается, что субъективная светочувствительность связана с фото- лизом порфиринов секрета сальных желез и повреждением соединительной ткани кожи, приводящими к актиническому кератозу. Усиление этого патологического процесса также обусловлено низкой антиокислительной активностью плазмы крови у больных розовыми угрями, приводящей к повышению концентрации свободных радикалов, продуктов окисления липидов, провоцирующих обострение дерматоза под влиянием солнца [1, 7].

Коллагенозы представляют собой полиэтиологический синдром, характеризующийся длительным рецидивирующим течением, одной из главных причин обострения и возникновения которых является также повышенная чувствительность к ультрафиолетовым лучам или злоупотребление инсоляцией.

Таким образом, инсоляция является провоцирующим фактором как манифестации заболевания, так и обострения. Фоторецепторы кожи играют большую роль в ответной реакции организма на световые раздражители, поэтому наряду с общей фотодесенсибилизацией имеется потребность в применении наружных солнцезащитных средств. Следовательно, использование в лечебной практике различных фотозащитных средств, ослабляющих влияние светового раздражителя на рецепторный аппарат кожи, развитие совершенных форм приспособляемости и привыкания организма к воздействию солнечных лучей позволяет осуществлять светозащиту кожи. Кроме того, в настоящее время получили широкое распространение солярии, а также пользуется большим успехом отдых в климатических зонах, резко отличающихся от наших широт. В связи с этим часто возникает передозировка ультрафиолета, которая может привести к появлению ожогов кожи, что в свою очередь ведет к ухудшению общего состояния, а также к старению кожи, потере эластичности, появлению сухости и дряблости кожных покровов, т. е. может привести к солнечной геродермии [6].

Все вышесказанное диктует необходимость использования высокоэффективных фотозащитных средств. В связи с этим мы решили изучить эффективность солнцезащитной серии фирмы Avene, включающую оранжевую линию с MPI-SORB (минералы + органические фильтры), фактор защиты — 50+, и белую линию с минеральными солнцезащитными фильтрами, фактор защиты — 50.

Определение фотозащитного эффекта исследуемых кремов

Решающим критерием при определении эффективности светозащитных препаратов является степень предохранения кожи от эритемы при прямом облучении ее солнечным светом (искусственным источником УФ-излучений — люминесцентной лампой).

Количественной характеристикой эффективности фотозащитного средства (ФЗС) является фотозащитный фактор (ФЗФ), определяемый как отношение времени, необходимого для образования минимальной эритемной дозы (МЭД) на защищенной ФЗС коже, ко времени, необходимому для образования МЭД на интактной коже (времени естественной защиты, или биодозе). Практически ФЗФ показывает, во сколько раз можно продлить безопасное пребывание под воздействием УФ-лучей, применяя ФЗС.

Определение светозащитной мощ- ности кремов проводилось по следующей методике: у всех добровольцев определяли МЭД облучения и затем наносили кремы в небольшом количестве на кожу в области внутренней поверхности предплечий. Кожу в области предплечий облучали источником УФ-излучения — ртутно-трубчатой лампой ДРТ-375 по методу дозирования УФ-излучений Горбачева-Дальфельда [5, 6] (применяли биодозиметр с отдельными окошками размерами 20 х х 7 мм) с интенсивностью 2, 3 и более МЭД. На 20-й минуте и через 24 часа регистрировали визуально эритемную реакцию и вычисляли коэффициент защитной мощности крема по формуле:

src=

Клинико-физиологические исследования проводились на 20 добровольцах (практически здоровые лица обоих полов). Первую группу обследованных составили 10 человек, из них 7 мужчин и 3 женщины в возрасте 18–50 лет. В I группе использовали оранжевую серию. II группа, применявшая белую серию, состояла также из 10 человек, из них 6 мужчин и 4 женщины той же возрастной категории.

Проведенные исследования показали, что 2–20 МЭД при испытании кремов в I и II группах не вызывали эритемной реакции на облучаемых участках кожи обследуемых, после 20–23 минут облучения у всех пациентов обеих групп появилась эритемная реакция. Все пациенты, использовавшие кремы, отмечали ее увлажняющий эффект, смягчающее действие на кожные покровы.

Изучение динамики развития дерматита, вызванного ультрафиолетом, показало, что у всех добровольцев в зоне нанесения кремов отмечалось более позднее (с задержкой в среднем на 12,4 ± 1,3 часа) развитие и степень выраженности эритемы. На отек и болезненность не жаловался ни один пациент. При определении МЭД (т. е. без применения крема) — в І окошке регистрировалась умеренно-болезненная эритема на фоне отека.

Таблица :: Результаты наблюдений за пациентами, страдающими фотодерматозами или дерматозами

Нозологические единицы Количество пациентов М Ж 18–24 25–34 35–44
м ж м ж м ж
Солнечная крапивница 4 1 3 3 1
Дискоидная красная волчанка 9 4 5 1 1 2 2 1 2
Розацеа 13 5 8 2 3 3 5
Всего 26 10 16 1 4 5 5 4 7

Таким образом, проведенными исследованиями установлено, что коэффициент светозащитной мощности для исследуемых кремов составил: для крема оранжевой серии — 22,26 ± 0,26, белой серии — 21,46 ± 0,19.

На следующем этапе исследований проводилось наблюдение за группой добровольцев, которым мы помогли оценить эффективность фотозащиты, из 19 человек (10 женщин и 9 мужчин в возрасте 18–46 лет), применявших исследуемые кремы (І группа — 10, ІІ — 9 человек) в условиях естественной инсоляции на пляжах г. Харькова, Харьковской области и на побережье Черного моря. Наблюдение за каждым из добровольцев проводили в весенне-летне-осенний период.

Наблюдение проводилось в течение 10–24 дней. Ни в одном случае не отмечалось солнечного ожога. Формировалась равномерная индуцированная меланиновая пигментация. У 8 добровольцев регистрировалась легкая эритема, так как у них отмечался І и ІІ тип светочувствительности кожи. Эритема на фоне незначительного отека, болевые ощущения были выражены в слабой степени, солнечный ожог не требовал каки-хлибо лечебных мероприятий. У 11 добровольцев отмечался ІІІ и IV типы светочувствительности кожи, у них наблюдался равномерный загар практически без эритемы кожных покровов.

Также мы проводили наблюдения за пациентами, страдающими фотодерматозами или дерматозами, обостряющимися при инсоляции (табл.).

Пациенты с солнечной крапивницей применяли кремы при выходе из помещения на открытые участки тела 2–3 раза в сутки в количестве, достаточном для избежания фотоаллергической реакции, затем через 10–14 дней — 1–2 раза в качестве лечебно-профилактического средства.

Пациенты с дискоидной красной волчанкой, применявшие фотозащитные кремы, находились в состоянии клинической ремиссии, т. е. общей терапии не получали. Надо отметить, что ни у одного пациента за наблюдаемый период не было обострения патологического процесса. Фотокрем применяли, особенно в солнечные дни, 4–5 раз в сутки.

Пациенты с розацеа, участвующие в исследовании, применяли фотозащитные кремы с целью уменьшения инсоляции 2 раза в сутки на область лица и шеи. Надо отметить, что у 8 пациентов даже в летнее время на фоне общей терапии нам удалось достичь полной клинической ремиссии, у 5 — значительного улучшения.

Наличие экспериментально доказанных фотопротекторных свойств, а также наблюдения за группами добровольцев, применявших кремы фирмы Avene в условиях естественной инсоляции, свидетельствуют о наличии выраженного фотозащитного действия исследуемых кремов, а следовательно, о высокой способности защищать кожные покровы не только от острого воздействия УФ-излучения, но и при их система- тическом применении предупредить последствия хронического воздействия облучения организма. Это имеет важное значение как для здоровых лиц с целью профилактики солнечных ожогов, индуцированного старения кожи, пересушивающего воздействия на кожу при избыточной инсоляции, так и в дерматологической практике, в частности, для первичной и вторичной профилактики целого ряда фотодерматозов и дерматозов, провоцируемых солнечным излучением.

Таким образом, исследуемые кремы оранжевой и белой линии фирмы Avene предупреждают возникновение эритемы, отека, ощущения жжения, т. е. обладают выраженным фотозащитным действием. Кроме того, кремы легко наносятся на кожные покровы, приятно пахнут, не вызывают чувства «сальности», при этом увлажняют и смягчают кожу. Следовательно, у наших пациентов, страдающих фотодерматозами, благодаря надежной фотозащите появилась возможность полноценного отдыха.

( ЛИТЕРАТУРА)

(1) Айзятулов Р. Ф., Мазурин К. К., Юхименко В. В. Триггеры розацеа // Дерматовенерология, косметология, сексопатология.— 2000.— № 2 (3).— С. 150–157.

(2) Возианова С. В. Современный взгляд на систему микроциркуляторного русла кожи и его изменения при розацеа // Дерматологія та венерологія.— 2004.— № 4 (26).— С. 43–47.

(3) Дерматология: атлас-справочник / Т. Фицпатрик, Р. Джонсон, К. Вулф и др.— М.: Практика, 1999.— 1088 с.

(4) Калюжная Л. Д. Современная наружная терапия при сухой стареющей коже // Укр. журн. дерматології, венерології, косметології.— 2005.— № 3.— С. 33–35.

(5) Клиническая физиотерапия / Под ред. В. В. Оржешковского. — К.: Здоров’я, 1984. — 448 с.

(6) Некоторые иммунологические и биохимические аспекты фотодерматозов / У. К. Белуха, З. М. Абидова, М. С. Бидрат, М. Ф. Шопина // Вестн. дерматологии и венерологии.— 1986.— № 7.— С. 40–45.

(7) Состояние провоспалительных цитокинов и С-реактивного белка у больных розацеа с различными проявлениями аутоиммунных реакций / Л. Д. Калюжная, Т. И. Гавриленко, О. В. Стоянова, Е. М. Корнилина // Укр. журн. дерматології, венерології, косметології.— 2005.— № 3.— С. 15–18.






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика