Логотип журнала "Провизор"








Они были первыми*

Н. П. Аржанов, г. Харьков

*Окончание; начало — в № 5, 2007.

Добившись звания провизора, А. Б. Лесневская «устроилась на работу в Петербургскую морскую аптеку, одну из лучших в городе» [1]. В начале 1900 г. Антонина Болеславовна выступала на III Всероссийском фармацевтическом съезде уже как «организатор общества женщин-фармацевтов» [2]. Одновременно она вела невидимую, но ожесточенную войну за право открыть аптеку в самом центре столицы — не скромную торговую точку, а сразу демонстративно роскошную «Первую женскую аптеку» (ЖА). Описания этой бюрократической войны оставляют без ответа естественные вопросы: на чьи деньги Лесневская рассчитывала открыть и содержать ЖА (для этого были нужны десятки тысяч рублей)? Кто из влиятельных персон протежировал ей в «коридорах власти» и по каким мотивам?

«Дабы преодолеть недоверие к женскому труду, Лесневская задалась целью открыть свою ЖА, где все необходимые операции, в том числе и управление аптекой, выполнялись бы женщинами. В 1898 г., сразу после получения звания провизора, она обратилась в Медицинский департамент с ходатайством об открытии в Петербурге ЖА, но ответа не получила. В мае 1899 г. она повторила попытку, но чиновники вновь отмолчались, поэтому в январе 1900 г. ей пришлось в третий раз возобновить свое ходатайство. После жарких дебатов на тему, может ли женщина управлять аптекой, ходатайство, наконец, было удовлетворено, но теперь представители Медицинского департамента не одобрили найденное Лесневской помещение. Все попытки найти другое помещение наталкивались на сопротивление владельцев близлежащих аптек, не дававших свое согласие на открытие еще одной аптеки в своем районе. После долгих мытарств Лесневской все же удалось закрепить свой выбор на помещении в здании, примыкавшем к церкви св. Екатерины в центральной части Петербурга, на Невском проспекте рядом с Думой, Пассажем и Гостиным двором» [1]. «А. Б. Лесневской пришлось выдержать жесткую борьбу с владельцами аптек, не желавшими иметь нового конкурента. Пять раз подавала она в городскую управу просьбы о выделение ей помещения, и каждый раз находились влиятельные противники, добивавшиеся отказа на эти просьбы.

В конце концов, благодаря вмешательству нескольких профессоров Военно-медицинской академии (ВМА), место для аптеки, да еще в таком престижном районе, как центральная часть Невского проспекта, было получено» [3].

ЖА разместилась в здании под № 32 по Невскому проспекту, построенном в 1740 г. знаменитым Трезини. Оно было доходным домом католической общины; здесь располагались школы для детей католиков, где, по некоторым данным, в юности училась и сама Лесневская. Выходит, Ватикан был среди спонсоров первой в мире ЖА.

В чем же состояли реализованные в ней «новые начала»?

«Лесневская оборудовала аптеку с чисто женским вкусом и тщательностью, не нарушая при этом официальных правил. И зал, и лаборатории, и подсобные помещения отличались чистотой, уютом, рациональным размещением мебели и аптечного оснащения. Радовали глаз внимательные расторопные молодые женщины, встречавшие посетителей. Обо всем этом сказал на открытии аптеки профессор ВМА Н. А. Вельяминов, убежденный сторонник женского медицинского образования. Антонина Болеславовна проводила в аптеке много времени, беседуя с посетителями, отвечая на их вопросы и помогая своим сотрудницам в приготовлении и отпуске лекарств» [3]. «Аптека имела прекрасно оформленный интерьер (белое с золотом) и самое современное аптечное оборудование (рис. 1). В ней работали только женщины в возрасте 16–26 лет в двухсменном режиме по 7 часов в cмeну. При аптеке имелось помещение для приезжавших из провинции девушек-фармацевтов, не имевших своего угла. Первой управляющей аптекой стала З. И. Аккер» [1].

ЖА размещалась на втором этаже (www.gov.spb.ru/ gov/admin/terr/reg_center), что не вполне отвечало общепринятым правилам. Зинаида Ивановна Аккер имела, по словам самой Лесневской [4], еще и русскую фамилию Булатова. Единственный из протежировавших Антонине Болеславовне профессоров, чье инкогнито оказалось раскрытым, — лейб-хирург Николай Александрович Вельяминов (1855–1920), одно время состоявший начальником ВМА. Этот авторитет был известен давней приверженностью к прекрасному полу — еще в 1878–1884 гг. он преподавал на женских врачебных курсах при Николаевском военном госпитале. Наконец, утверждение о недопущении мужчин в ЖА, повторенное авторами [3, 5], неточно — Лесневская держала в своем заведении вышибалу:

src=
 
Открытие ЖА было обставлено как шоу, на которое съехались представители прогрессивной общественности. Хуже получалось с выполнением деклараций в обещанные сроки: в 1901 г. Лесневская лишь «основала подобие биржи труда для ищущих работу женщин — аптекарских учениц и аптекарских помощниц» [2]. Официальное разрешение на открытие школы для подготовки женщин к экзамену на помощниц (а не провизоров) последовало только в начале 1903 г., а ее программу утвердили спустя еще 9 месяцев:

src=
 
Версия самой Лесневской несколько расходится с этими фактами [6]:

src=
 
Фактически Антонина Болеславовна учредила свое второе заведение самовольно — ей почему-то было разрешено все то, что запрещалось другим, а с учениц, вопреки декларациям о достаточности доходов ЖА для обеспечения учебного процесса, деньги она таки брала [1]:

Первая женская аптека Лесневской

Рисунок 1 : : Первая женская аптека Лесневской

«Летом 1901 г. Лесневская подала прошение об открытии при своей аптеке первой женской ФШ и, не дождавшись ответа, в январе 1902 г. поставила в известность администрацию о том, что она приняла на обучение в свою школу 11 учениц. Официально статус женской ФШ Лесневской был утвержден только год спустя.

Для поступления в ФШ Лесневской требовался высокий образовательный ценз — восьмилетний курс женской гимназии. В школе преподавали профессора ВМА и Женского медицинского института. Сама Лесневская читала лекции по фармакогнозии, а З. И. Аккер — по фармацевтической химии.

Обучение в женской ФШ было платным».

Наверняка именно мысли о том, где раздобыть денег на оплату взноса за очередной семестр, сделали такими невеселыми лица большинства учениц первой ФШ на рис. 2. А о том, что реально ФШ заработала в 1903 г., свидетельствует тот факт, что первый выпуск из 17 учениц, состоялся лишь в 1905 г. [3].

В общем, многие моменты заставляют усомниться в утверждении некоторых авторов [5, 7], будто Лесневская открыла и содержала первую женскую ФШ «на свои личные средства». Зато бесспорно то, что в эти годы она стала штатным оратором, приглашаемым на любые съезды либералов для пропаганды идей эмансипации. Например, 4 января 1904 г. на III Съезде русских деятелей по техническому и профессиональному образованию Лесневская пообещала послать женщин на освоение фармацевтической «целины» [6]:

src=
 
Правда, сама Антонина Болеславовна отнюдь не спешила в «глухие уголки и окраины», предпочитая трибуны столичных форумов. Примерно то же, что «деятелям по образованию», она говорила делегаткам I Всероссийского женского съезда (Петербург, декабрь 1908 г.) [1]. Но уже на ХI Пироговском съезде (Петербург, апрель 1910 г.) Лесневская намекнула на планы женщин проникнуть и в фармацевтическую науку и промышленность. Прогрессивная общественность бурно аплодировала [4]:

src=
 
Пока же «пионерская» ФШ поставляла фармации кадры I разряда; к 1910 г. окончивших курс женщин стало уже более 120 [8]. Отсев у Лесневской был, по нынешним меркам, огромен. Например, за 10 лет (т. е. к 1913 г.) в школе в разное время обучалось 387 учениц, но лишь половина из них (199) окончили полный курс [7] и только 14 стали провизорами [1].

А. Б. Лесневская среди учениц ее школы

Рисунок 2 : : А. Б. Лесневская среди учениц ее школы

Надо заметить, что столичная женская ФШ быстро утратила монополию, обретенную благодаря «доверию правительственных и придворных кругов». Курсы для женщин быстро возникли (или женщин допустили на мужские курсы для фармацевтов) почти при всех университетах Российской империи, но без шума и помпы, из-за чего о них известно сегодня гораздо меньше, чем о «распиаренной» школе Лесневской. Но свое дело эти курсы делали ничуть не хуже; благодаря им к началу войны 1914– 1918 гг. Россия уже имела резерв подготовленных кадров, заменивших в аптеках мобилизованных фармацевтов-мужчин и тем удержавших отрасль на плаву [9]:

src=
 
Война пошла на пользу обоим заведениям Лесневской. В 1916 г. в штате первой ЖА числились уже 2 провизора, 10 аптекарских помощниц и 2 ученицы [1]. Постепенное ослабление государственной власти и усиление позиций прогрессивной общественности позволило Антонине Болеславовне осуществить давнюю мечту — приступить к расширению первой женской ФШ в женский Фармацевтический институт, маскируемый скромным именем «курсы»:

src=
 
По утверждению польской газеты «Трибуна» (26.02.2004), это позволило к моменту революции довести общее число обучавшихся у Лесневской до 500 женщин. Однако скорое крушение Империи привело к власти не «раскачивавших лодку» либералов, а большевиков, забравших все — и ЖА, и ФШ, и костел. Антонине Болеславовне пришлось бежать на историческую родину [1]:

«Революционные события 1917 г. оказались гибельными для предприятий Лесневской. В 1918 г. аптека и школа были национализированы и закрыты, а сама Лесневская чудом избежала ареста. Спасаясь от преследования со стороны новых властей, она через эмиграционный пункт Красного Креста в Витебске перебралась в Польшу. Там, на родине своих предков, она длительное время занималась общественной деятельностью, а с 1932 г. до своей смерти в 1937 г. управляла аптекой в Варшаве».

Однако можно предположить, что советская власть сумела экспроприировать у знаменитой феминистки лишь недвижимость. Поляки, недавно устроившие в Варшаве Музей фармации им. магистра Антонины Лесневской (хотя магистром она так и не стала), уточняют содержание ее общественной деятельности: «занималась благотворительностью — основала приюты для больных детей, столовые для нищих и безработных», — занятие, что и говорить, не для бедного. А свою польскую аптеку Лесневская открыла на ул. Маршалковской — главном столичном проспекте, варшавском аналоге Невского. Понятно, что поддержание престижа требовало, как и прежде, немалых затрат.

Сегодня Россия и Украина — страны тотально феминизированных аптек; идеи Лесневской здесь живут и побеждают, в отличие от идей ее младшего ровесника Владимира Ульянова. Но памятника или музея Антонине Болеславовне на постсоветском пространстве нет. Есть лишь эпитафия первой ЖА и первой женской ФШ — ею стало сообщение о продаже старинного здания, где они размещались:

«В октябре 2006 г. в Фонде имущества Петербурга прошли торги по продаже объекта нежилого фонда — Невский проспект, д. 32. Трехэтажное здание рядом с костелом св. Екатерины площадью 883,2 кв. м продано за 54,6 млн руб. (начальная цена 11,1 млн руб.). В торгах приняли участие 11 претендентов, покупателем стало ООО «Внешстройпроект». Здание передано в аренду Промстройбанку на срок до 2042 г.».

( Л и т е р а т у р а )

(1) Сало В. М. Первые женщины-фармацевты // Российские аптеки. — 2004. — № 3.

(2) Тончу Е. Женское предпринимательство в России // Как

организовать свое дело. — СПб., 1998. — С. 1–32.

(3) Шабунин А. Женская аптека и женская фармацевтическая школа // Фармацевтический вестник. — 1999. — № 31.

(4) Лесневская А. Б. К вопросу о реформё фармацевтическаго образованiя // Труды XI Пироговскаго съёзда. — Т. 1. — СПб., 1911. — С. 422–428.

(5) Левинштейн И. И. Первые женщины-фармацевты в России (к 50-летию фармацевтического образования женщин) // Фармация. — 1942. — № 5. — С. 41–42.

(6) Лесневская А. Б. О фармацевтическом образованiи жен-щин // Фармацевтическiй Вёстник. — 1904. — № 4. — С. 55–59.

(7) Гурылева М. Э. Женщины-фармацевты // demeq.ksu.ru/ other/fwoman

(8) Афанасьев М. И. Лесневская Антонина Болеславовна // Альбом биографий. Современники. — СПб., 1910. — С. 261–262.

(9) Бенинг К. В. Роль женщин в исторiи фармацiи // Фармацевтическiй журнал. — 1916. — № 1–4. — С. 6–8, 13–15, 23–25,






© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика