Логотип журнала "Провизор"








«Обезбрэндят» ли Россию?

Наиболее резонансной новостью начавшегося года стал для российских медиков и фармацевтов Приказ Минздравсоцразвития № 97 от 17.02.2006 г. «О порядке выписывания рецептов на лекарственные средства (ЛС) отдельным категориям граждан, имеющим право на получение государственной социальной помощи в рамках реализации дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО)», зарегистрированный Минюстом РФ 6.03.2006 г. Теперь врачи обязаны выписывать рецепты льготникам только по международным непатентованным названиям (МНН) лекарств. К врачам, нарушившим приказ, «будут применяться меры, предусмотренные законом о лицензировании отдельных видов деятельности. Рецепты, выписанные с нарушениями, будут возвращены пациенту, чтобы врач выписал их, как полагается». Использовать торговые названия ЛС Приказ № 97 разрешает лишь «в случаях нетипичного течения болезни, осложнения основного заболевания или сочетанных заболеваний, индивидуальной непереносимости», причем разрешение на это должна давать врачебная комиссия.

Однако для тех, кто покупает лекарства за свои деньги, брэнды пока остаются «в законе». «Почему тогда россияне так взволновались? — удивится украинский читатель, с иным способом лечения не знакомый.— У нас Минздрав тоже издал Перечень ЛС для закупки лечебными учреждениями с позициями только по МНН, но лишь несколько зарубежных фирм выразили недовольство, и так сдержанно, что мало кто услышал».

А суть в том, что пути российской и украинской фармаций, несмотря на общие корни и внешнее сходство, расходятся все дальше. У ожесточенных споров о МНН — две причины, и обе не имеют у нас сравнимых аналогов.

Приказ № 97 касается очень больших (по нашим меркам) денег, превосходящих весь годовой оборот ЛС в Украине — в 2005 г. правительство РФ выделило на закупки по программе ДЛО почти 2 млрд. долл. США; в текущем — меньше, но тоже много. Высокие ставки в большой игре заставляют правительство стремиться к экономии, а хозяев дорогостоящих брэндов — торпедировать «МННизацию» бюджетных закупок, обещающую им серьезные потери.

Как полагает Д. Рейхарт, заместитель директора Департамента фармацевтической деятельности Минздравсоцразвития РФ, главное для государства — заплатить за лечение; платить за брэнд — недопустимая роскошь. Обязательная или поощрительная выписка дженериков по МНН широко применяется в системах льготного лекарственного обеспечения развитых стран Европы. Практику стимулирования врачей к использованию дженериков в рамках ДЛО целесообразно внедрить и в России. Это позволит рационально использовать финансовые ресурсы и поддержать российских производителей, доля которых в программе ДЛО недопустимо низка (15%).

По оценкам, в 2005 г. для дополнительного лекарственного обеспечения закуплено около 180 млн. упаковок ЛС, но если бы за эти деньги покупали самый дешевый препарат в каждой МНН-группе, то льготники получили бы 250–280 млн. упаковок.

По мнению чиновников, большинству пациентов подойдет любое торговое наименование ЛС с данным МНН; раздувание проблемы биоэквивалентности дженериков (точнее, их неэквивалентности брэндам) — чистой воды пиар.

Выписывая рецепт по МНН, врач определяет схему лечения, дозировку, способ применения препарата — все, как прежде. Единственно, что теперь от него не зависит — какое именно торговое наименование получит человек на руки в аптеке. Врач лишается возможности диктовать пациенту конкретный брэнд, быть коммерческим агентом фармацевтической компании.

Врачи — основное звено в цепи продвижения ЛС, на них производители тратят до 60% маркетингового бюджета. По оценкам, врачи ежемесячно дополнительно зарабатывают от половины до двух окладов, выписывая рецепты на ЛС, с производителями которых существуют договоренности. Выписка препаратов по МНН должна серьезно ослабить позиции тех фирм, которые прибегают к таким неэтичным формам маркетинга.

Впрочем, скептики сомневаются в эффективности «обезбрэндивания» России, констатируя, что здесь «выписка рецептов вышла за пределы формальной медико-фармацевтической процедуры и переросла в социальное явление, где человеческий фактор определяет практически все. Врачи в скором времени найдут другие каналы для выражения своего профессионального мнения по поводу эффективности того или иного ЛС».

Прошел март, а провинциальные главврачи сообщают, что пока директив по реализации Приказа № 97 не получили. Не исключено, что, как нередко в России, суровость нормативного акта будет компенсирована необязательностью его исполнения.

А каковы доводы приверженцев «неэтичных форм маркетинга»? Они полагают, что препараты разных производителей, содержащие одно и то же действующее вещество, существенно отличаются по эффективности, качеству и наличию побочных эффектов. Применение без контроля со стороны врача препарата с тем же МНН, но другим торговым наименованием может создать угрозу здоровью пациента и народа в целом, поскольку эффективность полученного ЛС может быть в 6–8 раз ниже, чем брэнда.

Если врач перестанет влиять на то, какое торговое наименование лекарства будет получать пациент по рецепту в аптеке, то он не сможет взять на себя полную ответственность за лечение. Она фактически передается аптечным работникам, не имеющим соответствующей квалификации и подготовки. Это приведет к снижению авторитета лечащего врача.

При выборе между десятками ЛС с одинаковым МНН аптекарь будет руководствоваться не интересами больного, а ценой препарата, и формально останется чист перед законом. Кроме того, при новом порядке он сможет выдать больному залежалый товар, освобождаясь от неликвидных запасов. МНН освободит аптеки и от формирования ассортимента: можно завезти один препарат из 10–20 и выдавать его независимо от того, эффективен он или нет.

Выиграют от «обезбрэндивания» и уполномоченные поставщики ЛС по программе ДЛО — особо приближенные к Минздравсоцразвития российские оптовики (в 2006 г. около 37% выделенных из бюджета средств освоит компания «Протек», по 20% — «Биотек» и СИА, 12% — РОСТА, по 3% — «Империя Фарма» и «Фармимэкс», 1% — «Аптека-холдинг» и т. п.). С этой «великолепной семеркой» производители теперь должны будут договариваться, и уж тут шариковыми ручками и кульками с рекламной макулатурой не отделаешься...

Есть и другая причина кипения страстей: Приказ № 97 — не первый и не последний акт драмы об МННизации России. В январе прошлого года Миздравсоцразвития издал письмо № 25, а в мае — методические рекомендации, как осуществлять выписку по МНН. В результате его давления в I полугодии 2005 г. во многих регионах до 70% льготных рецептов было по МНН. Однако после ответной атаки представителей иностранных фирм врачи снова начали выписывать рецепты по торговым наименованиям, и процент МНН снизился до 20%.

К тому же события в сегменте льготных раздач ЛС — лишь разведка перед решительным боем за внедрение МНН на всем рынке аптечных продаж России. Страшно даже подумать, что могут стать ненужными большинство из десятков тысяч медрепов, остаться без приработка на своих титулах тысячи профессоров и доцентов, убеждающих врачей на конференциях, будто брэнд Х фирмы У самый эффективный и безопасный. Представьте, что такое стряслось в Украине, и пыл российских дискуссий станет вам понятен.

Еще 8 февраля 2005 г. в Госдуме РФ появился законопроект «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон «О лекарственных средствах», где шла речь и о переходе на МНН при выписке всех рецептов. По мнению разработчиков (члены Совета Федерации Б. Шпигель и И. Брынцалов — известные в российской фармации фамилии, связанные с производством и продажей дешевых дженериков, а также депутаты Госдумы Т. Яковлева и А. Макаров), принятие поправок должно «разрушить сложившиеся за последние годы тесные контакты врачей низового звена с производителями фармпрепаратов, которые проталкивают свою продукцию через медиков».

В апреле законопроект был поддержан Комитетом по здравоохранению, а затем и правительством.

8 июля, несмотря на отчаянное сопротивление противников МНН, российский парламент принял поправки в первом чтении: за них проголосовали 338 депутатов, 5 — против, 3 — воздержались. Казалось, уже осенью удастся продавить оставшиеся два чтения.

Но брэндофильскому лобби удалось привлечь на свою сторону самого президента РФ. 5 сентября В. Путин прислал в Госдуму свое заключение по законопроекту, почти дословно повторяющее основные доводы противников последнего, и рекомендовал переработать документ. Так родился компромиссный вариант, реализованный в Приказе № 97: врач должен указывать в рецепте МНН в случаях, когда стоимость препарата возмещается за счет государства. Если же пациент готов сам купить лекарство, то никто не вправе ограничивать его выбор, и врач может указать в рецепте торговое название препарата.

Ожидание окончательного голосования поправок, затянувшееся до настоящего времени, наполнено ожесточенной борьбой — подковерной и публичной. Например, в ноябре иностранные фирмы организовали конференцию «Законодательное обеспечение реформ здравоохранения. Результаты опроса врачей о правилах выписки рецептурных ЛС». Опрос был заказан известной исследовательской компанией «КОМКОН-Фарма» Комитетом по здравоохранению Американской торговой палаты в России и Российским объединением американских научно-исследовательских компаний-производителей ЛС. 95% опрошенных считают, что препараты разных производителей, содержащие одно действующее вещество, могут существенно различаться по эффективности, качеству, наличию побочных эффектов; 80% респондентов отрицательно отозвались о законопроекте. Главные аргументы против поправок: выписывать рецепт по МНН сложнее (78% опрошенных), учить новые названия трудно (61%), придется тратить время на дополнительные разъяснения пациентам (97%).

Минздравсоцразвития прокомментировал акцию брэндофилов с нескрываемым раздражением: мол, понятно, зачем они «лоббируют через своих представителей другую позицию, заказывают и оплачивают разного рода опросы и исследования. Наших оппонентов не устраивает то, что на рынке ЛС хотят навести порядок. Некоторые производители распоясались, считают, что Россия — страна третьего мира, и что они смогут сохранить здесь полукриминальный характер фармацевтического рынка. Вовсе не заботой о потребителях продиктована реальная мотивация тех, кто выступает против поправок».

Да, противники МННизации по-прежнему сильны и богаты, поэтому сегодня невозможно точно ответить на вопрос: «обезбрэндят» ли Россию? В ожидании развязки задумаемся об уроках этой борьбы для нашего рынка ЛС. Принято считать, что украинская фармация воспроизводит зигзаги судьбы северной соседки с запозданием в несколько лет и в миниатюре (версия известной сентенции об истории, повторяющейся дважды: сначала как трагедия, потом — как фарс). Но из результатов последних выборов в Украине ясно, что в ближайшие годы льготники и отечественные фармпроизводители не дождутся от «демократической коалиции» больших денег на ЛС, и потому ставки в робко начатой Минздравом игре против брэндов незначительны. Учитывая также конспирологичность украинской фармации и уроки, вынесенные властями из прошлогоднего провала Приказа № 360, рискнем предсказать, что ничего похожего на величественный российский спектакль у нас с МНН не случится. Две-три кулуарные сходки под суши и «Хенесси», несколько звонких затрещин в настольном театре марионеток — этим все и ограничится.

Не верите? Поживем — увидим.

В. Продан





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика