Логотип журнала "Провизор"








Ответственное самолечение: в продолжение полемики

Поводом к написанию этой статьи послужил материал, опубликованный в еженедельнике «Аптека»: «Рекомендации провизора: на благо или во вред? Мнение аллергологов о расширении принципов фармацевтической опеки». Автор статьи профессор Борис Михайлович Пухлик — главный внештатный аллерголог-иммунолог Министерства здравоохранения Украины — со страниц издания обратился с открытым листом к работникам аптечных учреждений. Суть обращения, принятого на совещании аллергологов Украины 8 февраля в Киеве, заключается в предотвращении увеличения частоты побочных реакций на лекарственные средства, возникающие, по мнению специалистов, от неправильного самостоятельного диагностирования пациентами заболеваний и применения препаратов по рекомендации аптечных работников, а не по назначению врача.
Прокомментировать опубликованный материал и высказать свое мнение по данной проблеме мы попросили доктора медицинских наук, заведующего кафедрой клинической фармакологии и фармацевтической опеки Национального фармацевтического университета, автора большого количества публикаций, посвященных данной тематике (в т. ч. курса лекций для провизоров и семейных врачей «Фармацевтическая опека»), профессора Игоря Альбертовича Зупанца.

— Игорь Альбертович, проблема самолечения и последствия неосторожного применения украинскими пациентами препаратов по совету фармацевта или, что случается чаще, без него давно известна. Вы согласны с Борисом Михайловичем, что положение настолько критично, что требует незамедлительного осуществления целого ряда организационных, методических и учебных мероприятий?

Статья профессора Пухлика вызвала у меня достаточно серьезный интерес именно потому, что я давно занимаюсь данной проблемой. Однако для того, чтобы обсуждать проблему по существу, давайте определимся в дефинициях.

Самолечение — это использование потребителем лекарственных препаратов, находящихся в свободной продаже, для профилактики и лечения нарушений самочувствия и симптомов, распознанных им самим. В 1994 г. Международная ассоциация производителей безрецептурных препаратов термин «самолечение» преобразовала в «ответственное самолечение». И это очень важный момент в понимании определения самолечения как явления и процесса в целом. Осознав его, становится понятно, что главным «локомотивом» этого явления выступают безрецептурные лекарственные средства — обширная группа лекарств, которые пациент может купить для самолечения в аптеке без рецепта врача (ОТС от англ. Over The Counter — «через прилавок» — препараты, не наносящие вред здоровью при ответственном самолечении).

Именно безрецептурные препараты — неотъемлемая составная часть и необходимое условие успешного развития концепции ответственного самолечения.

ОТС-препараты являются в основном средствами симптоматического лечения, поскольку не воздействуют на причину и механизмы развития болезни, рассчитаны на прием в течение короткого промежутка времени и предназначены для:

  • уменьшения симптомов заболеваний;
  • облегчения состояния;
  • профилактики (предупреждения) болезни.

К эффективности, безопасности и качеству ОТС-препаратов предъявляются очень жесткие требования, гораздо жестче, чем к рецептурным.

— Получается, что ОТС-препараты — это «хорошо» и самолечение — это «правильно»?

Нет. Самолечение — это плохо. Идеально, когда пациент приходит к врачу, проходит обследование, получает рецепт и под наблюдением врача проходит лечение. Но это «город солнца»! А нам нужно исходить из реалий сегодняшнего дня.

Для 10% населения Украины медицинская помощь недоступна! Чтобы получить консультацию «узкого» специалиста, необходимо ожидать от нескольких дней до 2–3 недель.

Рассмотрим простой пример. У вас насморк. Что вы будете делать? Конечно же, обратитесь к врачу. К какому? Исходя из того огромного количества причин, которые могут вызывать насморк: острое респираторное заболевание, вазомоторный (аллергический) ринит, аденоиды, а возможно, инородное тело в носовом ходу либо синусит и т. д., — конечно, нужно обратиться к «узкому» специалисту — отоларингологу. Но прийти на прием к специалисту можно только с направлением от семейного (участкового) врача. Итак, регистратура — очередь, семейный врач — очередь, флюорография — очередь, гинеколог — очередь… прошло три-четыре дня. Еще через три дня насморк пройдет сам. Безусловно, правильный диагноз необходим, но почему все это время пациент должен физически страдать?! Опытный фармацевт, получив от пациента ответ на несколько вопросов, должен правильно определить симптомы заболевания, исключить «угрожающие» симптомы, требующие обязательного обращения к врачу, и отпустить нужный препарат.

Пациенты не желают тратить много времени в поликлиниках, стоять в очередях, особенно с легкими недомоганиями и незначительными симптомами. И это нормально. Во всем мире происходит так: больной приходит в аптеку, обращается к провизору (фармацевту), описывает симптомы заболевания и получает квалифицированную помощь или направляется к врачу.

В развитых странах часть функций, принадлежащих врачу, перешла к провизору, и это понятно, потому что за каждое посещение врача нужно платить. Кто платит? Мы сами, государство, страховая компания. У нас в стране в условиях действия бюджетного здравоохранения при отсутствии страховых компенсаций большая часть расходов ложится на пациента! Кроме того, в Украине фармация вызывает серьезное раздражение у ортодоксальной медицины, потому что по своей сути, по своему экономическому развитию последняя осталась на уровне 60-х гг.

— Какими негативными последствиями, на Ваш взгляд, это чревато и каковы практические пути решения этой проблемы?

Ежегодно ВОЗ регистрирует приблизительно 2 млн. серьезных лекарственных осложнений. 5% врожденных уродств обусловлены влиянием лекарственных средств на организм беременной женщины. В Великобритании каждый год погибает около 2 тыс. больных. В США в 2000 г. от врачебных ошибок умерло 90 тыс. человек. Это и неправильно поставленный диагноз, и ошибочное оперативное вмешательство, которое привело к смерти. 20–40% из этого числа — неправильное использование лекарственных препаратов (осложнения и т. д.). За следующие четыре года, несмотря на огромные суммы, выделяемые правительством США на здравоохранение, эта цифра едва ли не удвоилась, и в 2004 г. составила 175 тыс. человек!

Давайте задумаемся, почему это происходит?

В мире насчитывается более 350 тыс. лекарственных форм и торговых наименований! Например, международное название ацетилсалициловой кислоты имеет около 200 различных лекарственных форм и торговых названий, парацетамол — почти 180 и т. д. Может ли практикующий в поликлинике врач-терапевт, на ежедневном приеме которого бывает до 50 пациентов, знать и грамотно ориентироваться в таком огромном объеме информации?!

Обратимся к истокам — к медицинскому образованию. Какое место в его структуре занимает предмет «фармакология»? Это очень важный вопрос, потому что по данным ВОЗ, 80% профессиональной деятельности врача — это подбор лекарственных средств для лечения конкретного заболевания. Как же учат наших врачей? Сколько часов читают врачам фармакологию? Могу сказать, потому что я сам окончил Харьковский медицинский институт. Если сложить все часы, то, по сути, всего один семестр. А ведь есть еще клиническая фармакология — это фармакология у больного человека, и она может существенно отличаться от «базовой» фармакологии. А ее сегодня преподают будущему врачу в общем 20–30 часов, включая самостоятельную работу.

Перечень огрехов и пробелов в нашем образовании можно продолжать и продолжать… Напрашивается абсолютно естественный вывод — во главу угла нужно поставить образование как приоритетную составляющую в решении всех перечисленных проблем. Нам сегодня необходимо обучить и врача, и провизора.

Национальный фармацевтический университет во главе с ректором, доктором химических наук, доктором фармацевтических наук, чл.-корр. НАН Украины, профессором Валентином Петровичем Черных очень много для этого делает. Это и издание различных фармацевтических справочников, книг, учебных пособий: «Фармацевтическая опека» (курс лекций и атлас) «Справочник ОТС-препаратов», «Клиническая фармакология» (учебник в 2-х томах); открытие новых специальностей, просветительская работа на всех уровнях. Хотелось бы назвать несколько новых специальностей: клиническая фармация, технология парфюмерно-косметических средств, биотехнология, лабораторная диагностика и другие — всего более 15.

— Игорь Альбертович, что еще кроме образования может повлиять на качество ответственного самолечения? И как Вам видится идеальная модель ответственного самолечения?

Первое. Рецептурные препараты должны отпускаться по рецепту. Ни дискутировать, ни обсуждать здесь нечего. Это норма, которая не подлежит пересмотру. И ее соблюдение должно жестко контролироваться, а несоблюдение — наказываться.

Второе. Врач должен быть образован в области клинической фармакологии. С учетом этого программы медицинского образования должны быть перестроены. Хотя бы 20% учебного процесса должно занимать изучение лекарственных средств: фармакология, клиническая фармакология, основы биофармации, эффективность и основы технологии производства лекарства и т. д. Конечно же, нам необходимо обучить и провизора, причем как в области основ клинической медицины, клинической фармакологии, так и в области фармацевтической опеки, чем НФаУ достаточно целенаправленно и занимается.

Третье. Необходимо создать образовательные программы для пациентов. Давайте обострим у пациента инстинкт самосохранения. Человек сам себе хуже не сделает. Это должно быть не просто открытое письмо-обращение специалистов, размещенное на видном месте в аптеке. Необходимы более действенные шаги.

Четвертое. Должна быть ответственность. И врач, и провизор, и пациент должны осознавать реальные последствия халатного отношения к своим обязанностям и за каждое свое действие нести ответственность. Причем как личную, так и административную, уголовную и др.

Также необходимо разработать отдельные программы по рекламе. Сегодня во всех СМИ идет бесконечный поток рекламы лекарственных средств (наиболее мощный по телевидению), обоснованный не критерием доступности, эффективности и качества препарата, в конечном счете, его безопасностью, а финансовым потенциалом продвигающих эти препараты компаний. В этих условиях существует угроза неправильной идентификации и формирования восприятия того или иного лекарственного средства, что приводит к негативным побочным реакциям при его применении. Нужна отдельная программа по БАДам, так как до настоящего времени сохраняется проблема их правильной классификации, регистрации. Несмотря на это, ведется активная промоция БАДов посредством сетевого маркетинга и т. д.

И все-таки, возвращаясь к началу построения «идеальной модели», думаю, что решение проблемы образования должно стать отправной точкой ответственного самолечения.

Татьяна Трофимова





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика