Логотип журнала "Провизор"








Наша биография

Н. П. Аржанов, г. Харьков

В 1996 г., после длительного упадка и стагнации, фармацевтический рынок Украины начал проявлять признаки возрождения. Символично, что официальная дата рождения «Провизора» фактически совпала с явлением на свет Закона Украины «О лекарственных средствах (ЛС)». 244 номера журнала запечатлели новейшую историю украинской фармации, а заодно и биографию «Провизора» — части последней.

Так случилось, что работники редакции, возглавленной Александром и Светланой Каркачевыми, по роду предыдущих занятий не сталкивались близко с той истинной, глубинной фармацией, обычно скрытой от чужих глаз; оттого мы многое тогда принимали всерьез. Зато первопроходцы неплохо разбирались в реальной экономике, и прочной опорой «Провизора» надолго стал прайс-лист. В первый номер дали объявления только 13 фирм (все — харьковские), но уже последний номер 1996 г. нес 9339 предложений от 156 фирм с весьма разнообразной географией. За год номер вырос почти впятеро — с 20 страниц до 96; цена же потеряла пять нулей — страшно вспомнить, но в начале года номер стоил 300 тыс. крб.!

Бурное развитие рынка настолько увеличило объем прайс-листа, что его пришлось выделить в отдельную тетрадь, дублировать в электронной форме и сделать для пользователей компьютерную программу «Архивы доктора Прайса» — ведь к началу 1998 г. в каждом номере было уже более 22 тыс. предложений.

Место второй по листажу рубрики «Провизора» заняла юридическая. Журнал постоянно печатал как свежие нормативные акты, так и важнейшие постановления прошлых лет. В нем сразу же начинают публиковаться разнообразные перечни ЛС, рождавшиеся в недрах Министерства здравоохранения (МЗ) под многозначительные обещания:

«Проведение государственной политики в области лекарственного обеспечения, ориентируемого на указанный перечень, позволит приступить к решению проблемы гарантированной лекарственной помощи каждому жителю Украины».

Приступают они, как мы знаем, до сих пор. Тем не менее, редакционная папка для бумаг этого рода быстро наполнялась, и уже весной 1998 г. вышел спецвыпуск «Юридические аспекты фармацевтической деятельности». В последующие годы он не раз переиздавался, раздавшись до пухлого многотомника.

Первые страницы журнала напоминают нам имена тех, кто подписывал эти бумаги, чем, как тогда казалось, вершил судьбы фармацевтического рынка — Н. И. Шарыкиной, Ю. П. Спиженко, В. Г. Белявского, О. И. Климова (генеральный директор «Укрфармации»), часто менявшихся шефов МЗ; названия структур, ныне несуществующих. Вот осенью 1996 г. в Харькове состоялась коллегия Государственного комитета Украины по медицинской и микробиологической промышленности (Госкоммедбиопрома — ГКМБП):

«В докладе председателя комитета Ю. П. Спиженко подведены итоги деятельности отрасли за 9 месяцев. Произведено продукции на 334 млн. грн., что на 5,3% больше, чем за аналогичный период 1995 г. Освоено производство 61 нового препарата.

Решено с 1.01.1997 г. проектирование, строительство новых, расширение действующих предприятий медицинской и микробиологической промышленности, а с 1.06.1998 г.— их реконструкцию и техническое переоборудование осуществлять только в соответствии с правилами GMP.

Заместителю председателя комитета В. Г. Варченко обеспечить создание в составе ГКМБП Государственной лаборатории по контролю качества ЛС».

В тот год в Украине зарождались государственные инспекции по контролю качества (ГИКК) ЛС; в нашем городе ГИКК родилась раньше других и сразу заявила, что намерена контролировать значительно больше, чем позволили потом:

«Внимание! При областном управлении охраны здоровья Харьковской облгосадминистрации (ОГА) создана Государственная инспекция по контролю фармацевтической деятельности и качества ЛС. В связи с этим предлагается всем руководителям аптечных учреждений, которые являются юридическими лицами независимо от форм собственности, пройти регистрацию и заключить договор о регулировании взаимоотношений».

Харьковская ГИКК и ее начальник Л. В. Бондарева регулярно напоминали о себе читателям «Провизора»:

«На первом этапе нами была разработана комплексная система контроля субъектов предпринимательской деятельности в условиях малоцивилизованных отношений на региональном фармацевтическом рынке. Зарегистрированы случаи нарушения Приказа МЗ № 117: из аптек отпускаются антибиотики, гормональные и др. сильнодействующие препараты без рецепта врача и в любом количестве. Отмечены случаи реализации препаратов детям. Практически все проверенные аптеки реализуют ЛС с инструкциями на иностранном языке, что является нарушением Закона Украины.

Многие аптечные учреждения, созданные коммерческими структурами, не соответствуют требованиям Постановления Кабмина Украины № 447: отсутствуют санузлы и гардеробы, совмещены склады и офисы. К сожалению, 90% проверенных коммерческих структур не соблюдают направленные нами предписания, за что им грозит аннулирование лицензий».

Малоцивилизованные черты реальной, стихийной фармации засвидетельствовала и маркетинговая наука в лице Б. П. Громовика — первого серьезного автора нашего журнала:

«Характерные черты отечественной системы снабжения аптек ЛС:

— чрезвычайно большое число посредников, особенно мелких;

— появление на рынке оптовых фирм-фантомов, которые берут у производителей товар под реализацию, а потом исчезают или самоликвидируются, не рассчитавшись.

Результаты опроса показывают, что в Украине пока отсутствуют нормальные условия для фармацевтического предпринимательства. Среди внешних факторов, мешающих эффективной деятельности фармацевтических предприятий, отмечается низкая покупательная способность населения, высокие налоги, а также взяточничество в структурах государственной власти и низкий профессионализм государственных чиновников».

В общем — все, как сегодня. Но заявления чиновников и экспертов дышали завидным оптимизмом. Так, о государственном медицинском страховании в Украине они говорили, как о чем-то неизбежно скором; ученые уже высчитывали, как организовать страховую фармацию по разным группам препаратов и т. п.

Наивной доверчивостью отмечены и самые первые статьи «Провизора» по собственно ЛС, естественно, рекламные:

«Гербалайф — худейте на здоровье. Производится продукт в США на основе рецептов китайской и тибетской медицины из трав, которые собираются в экологически чистых районах и готовятся с применением новейших технологий».

Реклама ЛС с самого начала была третьим китом, державшим журнал на плаву. Но постепенно и в «лекарственной» рубрике начинает чувствоваться рука профессионала. Заявлена проблема взаимодействия фармацевтических веществ в организме (что характерно — справочная таблица начинается с алкоголя). Между доминировавшими перепечатками из российских изданий появляются первые специально заказанные обзоры по группам ЛС, открывшие плодотворное взаимодействие журнала с кафедрами УкрФА — сначала фармакологии, затем и менеджемента/маркетинга. Эти кафедры и их руководители С. М. Дроговоз и З. Н. Мнушко подсобили «взрослению» журнала не только этим, но и кооптацией в «Провизор» научного редактора Елены Шувановой.

Потом стали обыкновением тематические номера. В это безоблачное время редакции удалось сформировать свой круг постоянных авторов, пишущих для журнала по сей день; кроме уже упомянутых, отметим И. Г. Березнякова, Р. В. Куцыка и Б. М. Зузука, Л. В. Деримедведь. В силу сложившихся обстоятельств частыми соавторами научных публикаций стали многие крупные руководители отрасли, затем защитившие докторские диссертации (В. В. Страшный, В. А. Загорий, А. П. Гудзенко) и сделавшие государственную карьеру (М. Л. Сятыня, В. Ф. Москаленко). С журналом начали сотрудничать ГНЦЛС, харьковские и киевские НИИ; в «Провизоре» начала регулярно печататься информация Центра побочного действия лекарств.

Не меньшее значение имело появление у журнала репортеров: теперь читатели могли оперативно получать прямую информацию о некоторых событиях украинской фармации. Первыми его «глазами и ушами» стала Светлана Костив; от нее мы узнавали, что делается в Харькове и в Киеве (например, что «на базе государственного имущества «Укрфармации», которая ликвидируется, создана государственная акционерная компания «Лекарства Украины») и чего следует ожидать.

Впрочем, по неопытности никто еще не понимал значения приближающихся выборов — в Верховную Раду (1998 г.) и президентских (1999 г.).

А пока все складывалось хорошо: рынок рос, и редакция стала выпускать еще и журнал «Стоматолог».

А в ближайшем будущем нас ожидал дефолт. Игорь Авдеев, начинавший в «Провизоре» как репортер, привез с выставки «Здравоохранение-98» ощущение уходящей из-под ног палубы: гривна «ухнула», валюты не купишь, все друг другу должны:

«Результатом финансового кризиса для нас стало уменьшение оборотных средств. В нынешней ситуации основная масса аптек и медучреждений оказались неплатежеспособными, в то же время курс доллара резко пошел вверх».

«Впервые за 5 лет на нашем предприятии наметилась перманентная тенденция к снижению объемов производства. В октябре этот показатель составил лишь около 60% от прошлогодней цифры».

«На выставку приехали далеко не все заявленные фирмы — некоторые из них развалились под натиском кризиса, а некоторые, все же попавшие на выставку, до сих пор не расплатились с организаторами за участие».

Это — и наша биография тоже. Но «Провизор» устоял, подорожав до 5, а затем до 6 грн. И дела таки выправились. Журнал обзавелся столичным офисом и киевскими менеджерами. Юридическую рубрику профессионально «оседлал» Олег Печеный, в пул постоянных авторов «Провизора» влились Ламара Львова и Николай Аржанов. Разнообразили журнал регулярные аналитические обзоры Александра Листопада и «смиткляйновская» маркетинговая дидактика Виталия Усенко. Бесхитростность репортажей выпускающего редактора Мирославы Закотей контрастировала с въедливым и ироничным взглядом Авдеева и Костив. На подходе был и новый проект редакции — «Провизор-Дайджест».

Вроде бы налаживалась и жизнь фармации. В аптеках вводили штрих-коды; горловская «Стирол-Фармация» начала выпуск знаменитого сегодня трамалгина, а в США разрешили продавать силденафил. Летом 1999 г. в Украине с большой помпой открылся завод «Индар»: производством инсулинов озаботился сам президент, в октябре переизбиравшийся на второй срок.

И ладно бы он ограничился этим... Но, поддавшись давлению «европеизаторов», Леонид Данилович вознамерился навести порядок в верхушке фармации — пресечь вечную грызню за регистрационные деньги. Начал президент с Указа от 1.02.1999 г. «Об усовершенствовании государственного контроля за качеством и безопасностью продуктов питания, ЛС и изделий медицинского назначения (ИМН)». Усовершенствованный контроль передавался «единому, независимому органу» — монстроидальному Национальному агентству по контролю (НАК) за качеством и безопасностью продуктов питания, ЛС и ИМН, проглотившему все существовавшие доселе структуры, и ГКМБП в том числе.

Упраздненные структуры, естественно, упирались; глава НАК, простодушно принявший свои полномочия (предвыборную «туфту») за чистую монету, издавал грозные распоряжения и удивлялся: почему их никто не выполняет (я царь или не царь!?) — полная аналогия нынешнему фарсу с двумя генеральными прокурорами или отставленным, но действующим КМ. Распорядились и о немедленной аккредитации аптек, которую те упорно игнорировали. На этом сюрреалистическом фоне прошел V Национальный съезд фармацевтов Украины, от которого ожидали многого («Пять дней, которые потрясут фармацию»):

«Форум должен стать революционным в судьбе отечественной фармации, поднять ее на новый качественный уровень, отвечающий требованиям времени. Он должен стать выдающимся событием не только в жизни отрасли, но оставить позитивный след в развитии нашего государства».

«Среди выступающих нам хотелось бы увидеть и президента Украины. Очень важно, чтобы глава государства поделился с двухсоттысячной армией фармацевтов своими мыслями по поводу дальнейшей судьбы отрасли. Съезд будет проводиться под знаменем «Злагоды» — именно эта программа объединения и примирения всех демократических сил страны нам импонирует более всего.

На съезде мы рассчитываем рассмотреть проект, согласно которому Фармацевтическая ассоциация Украины (ФАУ) должна трансформироваться: нам хотелось бы, чтобы ее деятельность финансировалась из двух источников. Во-первых, это членские взносы, которые должен платить каждый провизор. Во-вторых — отчисления фармацевтических предприятий и организаций (0,5% от сделки). Эти деньги и станут тем фундаментом, на котором будет возведено здание современной отечественной фармации — светлое, уютное и комфортное» (В. П. Черных).

Ничего из этого, как известно, не вышло. Хотя участники признавали V Национальный «грандиозным торжеством единения отечественных фармацевтов», в их интервью журналу преобладали критические оценки:

«Съезд выявил тот факт, что создаваемые в стране структуры, призванные управлять фармацией, увы, не решают глобальных проблем отрасли. Я лично также сомневаюсь, что ФАУ, которая не подтвердила на практике свою работоспособность, в состоянии реализовать что-либо» (А. С. Немченко).

«Откровенно говоря, ГНЦЛС съезд ничего не дал — никаких документов о правовой защите разработчиков ЛС. Вообще он был несколько односторонним и недодуманным. Это отразилось и на руководстве съезда, и на регламенте, которого фактически не было. Не было принято на съезде и его решение. Многие положения, касающиеся НАК, привели к ликвидации некоторых структур, фактически поставив крест на старой системе. То есть все разрушили, еще ничего не построив. Теперь «благодаря» этому в сфере контроля качества и регистрации ЛС началась чехарда, которая не принесет пользы ни фармацевтической отрасли, ни государству в целом» (В. П. Георгиевский).

«Ожидать от съезда кардинальных перемен накануне выборов было бы нереально. С одной стороны — нет структуры, которая может управлять, с другой — ее не может быть вообще, так как это противоречит законодательству. Абсурд! Но существование такой структуры необходимо, а вместо этого идет «перетаскивание одеяла», драка за возможность управлять, контролировать и т. д.»

Реальными результатами V Съезда стали «национализация» УкрФА и учреждение Дня работников фармации. А доработка решения и фундаментальной Программы «Фармация-2005» затянулась на целых полгода «ввиду расхождения взглядов на будущее фармации». Их формально утвердили, когда уже не было НАК, сошла на нет аккредитация аптек: отраслевая стихия, отряхнувшись, возвратилась на круги своя, и наступило время собирать, а не разбрасывать камни.

На десятилетие «Провизора» наложились два президентско-парламентских цикла и, листая сегодня журнал, замечаешь повторяемость внешних проявлений жизни фармации: пароксизмы реформаторской лихорадки перед и после выборов затем надолго сменяются неспешной эволюцией. Правда, между двумя циклами есть и существенное отличие — в 1998–1999 гг. фармацевтический рынок обвалился и сильно, а в 2004–2006 гг. этого пока не случилось: вопреки накалу политических страстей и анонсов радикальных преобразований «вертикали» объемы продаж ЛС росли и растут.

Но тогда выходит, что реальная жизнь фармации мало зависит от попыток Киева контролировать управление и эксплуатацию отрасли — только от валютного курса. Чиновникам в столице кажется, что они управляют, переименовывая комитеты в центры, департаменты в службы, замминистра в госсекретаря и обратно; переподчиняя эти структуры друг другу так, а потом этак; издавая и отменяя указы и приказы, постановления и перечни, «настановы» и «приписы». Пресса, расписывая эти бюрократические экзерсисы и неизменно бурную реакцию на них небольшой группы экспертов, поддерживает иллюзию важности сей виртуальной суеты.

Но на деле огромная и молчаливая стихия — украинская фармация и медицина — обладает колоссальной сопротивляемостью: не препятствуя косметическим манипуляциям бюрократов над своей внешностью, она успешно элиминирует попытки нарушить устраивающее ее положение вещей (принцип Ле Шателье — Брауна: «внешнее воздействие, выводящее систему из состояния равновесия, вызывает в ней процессы, стремящиеся ослабить эффект воздействия»). Процессы эти прессе не заметны, но их результаты налицо, и содержание «Провизора» за 2000–2006 гг.— веское свидетельство этому.

Действительно, сколько нормативно-законодательных проектов было презентовано на страницах нашего журнала и сколько копий было сломано о них авторитетами фармации! Но значительная часть проектов умерла в зародыше — вот лишь самые запомнившиеся: поправки в «Закон о ЛС» и общеобязательное медицинское страхование, НДС на ЛС и акциз на спирт этиловый, государственная регистрация цен и, наконец, знаменитый Приказ № 360 («Великая октябрьская аптечная революция»).

Часть проектов приняли; они вызвали шумную реакцию экспертов, но мало отразились на реальностях рынка. Одни были отторгнуты силою вещей (аккредитация аптек, «удушение» аптечного производства инфузионных растворов), другие — ею же отодвинуты на неопределенное «светлое будущее» (обязательное введение GMP, исследования биоэквивалентности, стандарты лечения и формулярная система). Третьи хотя и действуют (Правила торговли ЛС в аптеках, разные перечни — национальные и «простые», ограничение торговой наценки на ЛС), но словно бы где-то в параллельном пространстве.

В эту же группу смело можно включить и «софт», которого во втором выборном цикле было произведено много больше, чем в первом: 7.12.2000 г. президент указом утвердил разработанную правительством Ющенко «Концепцию развития здравоохранения населения Украины». Ближе к концу каденции «скарбниця» пополнилась указами гаранта Конституции от 7.02.2003 г. «О мерах по улучшению обеспечения населения ЛС и ИМН, а также по повышению эффективности государственного регулирования в этой сфере» и от 11.12.2003 г. «О неотложных мерах по обеспечению прав граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь». В промежутке КМ принял Программу борьбы с производством и распространением фальсифицированных ЛС. Якобы формировалась Национальная политика лекарственного обеспечения населения, и кто-то даже заявлял в «Провизоре», что она существует...

Такими же «бумажными тиграми» неизменно оказывались и многочисленные ассоциации, создаваемые начальством для управления фармацией: инстинкт самосохранения оберегал молчаливое большинство от хомутов и постромок.

В 2000–2004 гг. смена вывесок на кабинетах происходила нечасто, и лихорадочная неразбериха не была постоянной гостьей в «коридорах власти». Делегаты V Съезда требовали департамент фармации — и их удовлетворили: в 2000 г. был создан «единый национальный орган управления, правопреемник ГКМБП и НАК»: Государственный департамент по контролю за качеством, безопасностью и производством ЛС и ИМН. Научно-экспертный центр ЛС (бывший Фармакологический комитет) переименовали в Государственный фармакологический центр, а Фармакопейный комитет — в Научно-экспертный фармакопейный центр. Все стало как раньше, но под иными названиями.

В 2002 г. прошли выборы в Верховную Раду; после них сменили и министра здравоохранения (В. Москаленко на А. Пидаева), и «ответственного за лекарства» (А. Коротко на М. Пасечника), а Госдеп переименовали в Государственную службу ЛС и ИМН — еще один важный шаг вперед по пути евроинтеграции.

Александр Шимонович писал для «Провизора» статьи; Михаил Францевич сам часто приезжал в Харьков, обеспечивая материалом наш журнал. Не давали заскучать читателю и периодически возобновляемые дискуссии по вечным проблемам украинской фармации: торговля или реализация ЛС? Лечат ли БАДы? В том же ряду — язык маркировки и инструкции ЛС; внедрение госзаказа и усовершенствование тендерного механизма; «инсулиновые войны» между отечественными и зарубежными производителями; (не)допустимость пересылки ЛС по почте и курьерами и т. п.

Рекордсмен долгожительства на страницах «Провизора» — сакраментальный вопрос: «В чем причина того, что сегодня врачи не выписывают рецепты, а провизоры отпускают рецептурные препараты без рецепта?» На нем отточил перо не один сотрудник журнала.

А авторских имен в долгий межкризисный период прибавилось: запомнились скрупулезные обзоры фармацевтического рынка от Сергея Обухова и нетривиальная маркетинговая прогностика от Георгия Хомякова, латинские афоризмы рыцаря гинекологии Марка Майорова и киевские репортажи Владимира Кривенка, состязание Елены Сазоновой и Юрия Федорчука в умении превращать скучно-назидательные рекламные тексты в изящные конфетки и пламенные проповеди («национальный мегабрэнд глутаргин» — вершина этого жанра). Плотную фармацевтическую опеку установил над «Провизором» проф. И. А. Зупанец, а врачебную опеку обеспечил, став медицинским редактором журнала, еще один наш давний автор — Людмила Деримедведь.

«Провизор» рос, а вместе с ним росли, проявляя все новые таланты, и постоянные работники редакции. Игорь Авдеев «удочерил» (помимо «Стоматолога») еще одно дитя коллектива — «Микстуру», взявшую на себя миссию когда шуточного, а когда и саркастического анализа болезненных странностей пациента и врача. Дочерних изданий стало теперь так много, что под общей крышей возникло издательство «Мегаполис»; его по праву возглавила некогда скромный менеджер по рекламе, а затем автор страстных «рыночных» публикаций — Татьяна Некраха.

Отвечая требованиям наступившего XXI в., постоянное место на страницах «Провизора» обрели «цифровые» рубрики — мониторинг рекламы и продаж ЛС. Эксперты знакомили читателя с набирающей силу логистикой и предлагали увидеть отличия между ставшей уже привычной (на словах) фармакоэкономикой и новой «интегральной наукой фармаэкономикой».

Между тем приближались очередные президентские выборы, а с ними новый кризис. В 2004 г. дремотная размеренность течения украинской фармации снова сменилась резким его ускорением, многих втянувшим в свои водовороты.

За короткое время верхушка МОЗ успела обновиться дважды: первый «революционный» комплект руководителей (Н. Полищук, В. Рыбчук), уже успевший прославиться радикальными инициативами, быстро покинул сцену и освободив ее для второго комплекта (Ю. Поляченко, В. Снисарь, В. Онищенко и др.). Обе команды участвовали в пропагандистских мероприятиях, всю осень 2005 г. гремевших в «столице фармации».

Правда, VI Национальный съезд фармацевтов заметно уступал предшественнику по уровню ожиданий (на страницах «Провизора» резонно замечалось, что «до сих не решены вопросы, поднятые на V Съезде» и что «время романтизма прошло, и пора восторжествовать прагматизму»), по уровню представительства (и, как заметили многие, компетентности) нового начальства да и по накалу страстей — все теперь понимали, что судьбы фармации решаются не здесь. С трибуны вяло ругали «хит сезона» — Приказ № 360 и «родимые пятна кучмизма»:

«Пора прекращать игры в «настановы». Наше GMP сводится к евроремонту и действующим выставкам дорогостоящего импортного оборудования» (В. Т. Чумак).

Более формально, чем 6 лет назад, осветил съезд и наш журнал:

«Итогом плодотворной работы стало принятие делегатами съезда стратегического документа — Концепции развития фармацевтической отрасли Украины. Три дня, проведенные ими в Харькове, на долгое время определили вектор работы».

И хотя следующую харьковскую гастроль столичной тусовки — II Всеукраинский съезд семейных врачей — удостоили своим участием сам президент и теперь уже новый шеф МЗ, прагматизмом опять и не пахло: «законотворчество» продолжалось, и к очередной Концепции добавилась «Дорожная карта Национального плана действий по выполнению Указа президента «О неотложных мерах по реформированию системы охраны здоровья населения Украины».

Красиво звучит, черт возьми! А еще через месяц Ю. Поляченко привез в наш город нового «заместителя, которому поручено курировать фармацию»:

«Заместитель министра акцентировал внимание присутствующих на ряде важных составляющих реализации Национальной программы обеспечения населения ЛС, принятой МЗ еще в 2003 г., а также на необходимости внедрения в Украине в максимально короткий срок стандартов лечения и проведения процедуры государственной регистрации ЛС, соответствующих международным стандартам. «Хватит говорить о стандартах. Давайте или сделаем их и будем двигаться дальше, или распишемся в том, что мы неспособны сделать то, чем живут не только европейские страны, но и в «третьем мире».

Расписаться, конечно, стыдно, но придется: обо всем этом говорится на страницах «Провизора» уже много лет, но разговоры остаются разговорами. Есть сильные подозрения, что после мартовских выборов новые концепции и программы постигнет судьба предыдущих (см. принцип Ле Шателье — Брауна).

Региональным примером словесной революции, не приведшей к реальным переменам, стала история с Харьковским областным аптечным складом (ОАС). Еще в разгар «оранжевой» митинговой истерии в журнале появилось сообщение о создании областной ассоциации фармацевтических работников (ОАФР); ее организаторы не скрывали, что их главным побудительным мотивом был протест против «решения Харьковского областного совета о реорганизации коммунального аптечного сектора, предполагающей присоединение практически всех коммунальных аптек к ОАС».

Отмена этого решения (плюс желание взять в свои руки аттестацию работников отрасли и лицензирование деятельности аптек в регионе) остались основными задачами ОАФР и при ее реанимации в мае 2005 г. Летом к ним добавилось требование сохранить при ОГА фармацевтическое управление (после революции «разжалованное» до отдела). В ноябре конфликт между активом ОАФР и руководителем фармотдела В. Казаковой, инициировавшей присоединение, перешел в публичную фазу, а «к решению спорных вопросов между субъектами коммунальной собственности стали привлекаться прокуратура и правоохранительные органы».

Последовавшие события — митинги, пикеты, петиции — на страницы журнала уже не попали: как справедливо написали когда-то З. Н. Мнушко и Н. Н. Скрылева:

«При возникновении данных обстоятельств функционирует принцип замалчивания событий: фармацевтическими предприятиями не проводится откровенное информирование общественности о причинах и мерах по ликвидации кризисных явлений».

Из других СМИ известно, что харьковский губернатор, в соответствии с ноябрьскими рекомендациями президента ОАФР, распорядился уволить Казакову, препятствующую лоббируемой им приватизации ОАС одной известной в городе фармфирмой, а когда это не удалось — упразднить фармотдел, заменив его «управлением фармацевтики и фармацевтической промышленности». Ввиду политической неопределенности ближайшего будущего решение зависло в воздухе — молчаливое большинство, кажется, переварило и эту пилюлю.

Не справилась революция и с «Провизором»; смена зонтичного брэнда «Мегаполис» на «Фармитэк» была чисто косметическим мероприятием. Журнал, ныряя в оранжевой пене кризиса, продолжал делать свое дело, сохраняя ключевых сотрудников и не соблазняясь хотя и точно отраслевыми, но рискованными темами вроде фармакологии диоксина.

Коллектив снова пополнился ценными кадрами: Ольга Бронникова надежно освещает «дворцовые фармацевтические хроники»; репортажи Татьяны Трофимовой, напротив, реалистически рассказывают, как делают дело. Эксклюзивные переводы Натальи Тышецкой знакомят читателя с фармацией англоязычного информационного пространства. Эволюционное прирастание «многоцвета» не только в содержании, но и в оформлении страниц логически подвело «Провизор» к качественному скачку — переходу на новый макет.

Теперь журнал готов встретить вызовы поствыборного кризиса и рассказать о них подписчикам. Наша биография продолжается.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика