Логотип журнала "Провизор"








Триста шестьдесят — три. Ждем до весны

В. А. Продан

Наиболее емко реакцию широкой общественности на анонс «Великой октябрьской аптечной революции» выразили слова:

«Ни один ведомственный документ не вызывал столь бурного и единодушного возмущения, как Приказ № 360 Минздрава Украины. Не лучше ли было провести сначала хотя бы некоторые реформы системы здравоохранения, а затем начинать «шевелить палкой в муравейнике»? Ведь пострадают в первую очередь больные» (Зеркало недели, № 37, 2005).

Обозленный муравейник ответил едким облаком публикаций, спектр лексикона которых простирался от медицинских («Горькая пилюля», «Минздрав: их бин больной», «Рецептурный приступ реформаторской чесотки Николая Полищука») до военных терминов («Идея перехода на рецепты воспринята в штыки», «Рецептурная война против украинского народа» и т. д.); авторы ядовитых текстов прогнозировали катастрофические результаты реализации «великого и ужасного» Приказа № 360. Одни систематизировали негатив в перечни из 5, 7 и даже 10 «самых очевидных последствий аптечной революции». Другие анализировали, какие группы населения сильнее пострадают: хронически больные, старики, которым трудно передвигаться, и, напротив, молодые люди, занятые работой, которым некогда стоять в очередях. Это иногородние и командированные, заболевшие вдали от медицинского «порта приписки», и сельские жители, которым до выписывателя рецептов тоже много часов езды. Это и потребительницы гормональных контрацептивов (аборт снова станет главным методом регулирования рождаемости — obozrevatel.com/news/2005/9/15/43435), и владельцы автомобильных аптечек (там ведь есть рецептурное обезболивающее — atn.kharkov.ru/mess.php?id=11852).

Образцы умелого сочетания прогностической изобретательности и публицистического накала — статьи на сайтах rk.org.ua, obkom.net.ua и www.2000.net.ua.

«Еще хуже придется пациентам, посещаемым на дому. Пришел к ним врач, оставил рецепты, а заверять их надо идти в поликлинику. А если назначения оставлены врачом «Скорой», после спасительного, но кратковременно действующего укола?

Впрочем, не будет никаких назначений, потому как ни права выписки, ни самих рецептов у этих докторов нет, как нет и права их заверять у станции «Скорой помощи». Да к тому же «при выписке рецепта необходимо делать запись в амбулаторной карточке», которую держат отнюдь не дома. Звать на помощь соседа-врача уже бессмысленно — он может только вам посочувствовать. И когда приедет «Скорая», надо настаивать на госпитализации в больницу — там хоть что-то введут. «Что-то» — потому что дорогостоящие лекарства на «неотложную помощь» давно вымерли, как динозавры. А срочно купить их родственникам без «правильно заполненного рецепта» будет никак нельзя.

Так в чем же больший вред: в возможных единичных побочных эффектах лекарств или в грозных последствиях их неприменения? В каждой коробочке лежит инструкция, пугающая больного осложнениями. Человек сам вправе решать: учесть эти предупреждения, обратиться к врачу или решить, что промедление с лечением более опасно, чем самовольное его начало.

В конце концов, не только таблетки могут вызвать тяжелые последствия. Можно напиться до смерти водки, сжечь пищевод уксусом, пораниться кухонным ножом. Но это же не повод «отпускать по рецептам» все вышеперечисленное!

Наш Минздрав хочет сделать как лучше, но через пятую точку, по которой не устает дубасить нас палкой, насильственно загоняя в «светлое будущее». Почему бы министру не предписать табачным киоскам при продаже сигарет требовать от покупателя нотариально заверенную справку о прохождении флюорографии, причем на каждый предоставленный рентген-снимок выдавать не более одной пачки в руки? А спиртное реализовать только тем, у кого наличествует документ от гастроэнтеролога, подтверждающий, что печень у гр-на Имярек достаточно здорова для того, чтобы он мог себе позволить определенную алкоголическую дозу, но не более 100 г водки на 50 кг живого веса в неделю.

И было бы еще неплохо разрешать смотреть народу телевизионные передачи только при наличии справки от личного психиатра, что с нервами у человека все в порядке» (obkom.net.ua/articles/2005–08/30.1324).

А что — у брачующихся уже требуют справку о «генетическом исследовании»...

На Интернет-форумах народ высказывался порезче («редкий идиотизм», «маразм», «очередная глупость Минздрава Украины») и доискивался первопричин:

«Это чей-то интерес», «Они просто хотят денег», «Узаконенные дивиденды врачей», «Приказ позволит «снимать» с аптек неплохие деньги — под страхом отъема лицензии; проверки и запреты — самая выгодная сфера деятельности изо всех, изобретенных человеком» (www.pk.kiev.ua), «Чиновники пытаются заставить фармацевтический бизнес поделиться доходами. Сегодня это лакомый кусочек!» (www.2000.net.ua/print/aspekty/gorkayapilyulya).

Никто, однако, не поддержал гипотезу о заинтересованности в «рецептизации» торговцев БАДами, высказывавшуюся экспертами:

«Виктор Чумак в победу над самолечением не очень-то верит:

— Чаще всего люди начинают заниматься самолечением благодаря телерекламе. Но все, что нам предлагают по телевизору, и дальше можно будет купить без рецепта. Это в основном не лекарства, а БАДы. Ими народ и будет пытаться «самолечиться» (www.pk.kiev.ua).

Борьбу с самолечением Минздрав объявил главной целью Приказа № 360, что и отразили заголовки: «Удар по любителям самолечения», «20 октября будет положен конец народному самолечению», «Самолечению — бой!». За трескучими фразами о вреде самолечения остался малозаметным еще один аргумент, нацеленный в «светлое будущее»:

«Свободный отпуск лекарственных препаратов в течение более 10 лет, результатом чего является неконтролируемый прием лекарств и самолечение, — негативное явление, которое, к сожалению, прочно укоренилось в нашей стране не только в практику, но и в сознание и чрезвычайно ухудшило здоровье наших граждан, — сказал министр Николай Полищук» (www.expert.org.ua/statias/?st=2&id=35588, cxid.info/main.php?newsid=18520&newsgroup).

«Мы хотим вернуть ситуацию, когда аптеки работали бы на здоровье пациента, а не в интересах фармацевтов, которым выгодно продать более дорогие лекарства, — отметил министр. — Этот приказ — первый шаг к страховой медицине. В будущем человек, покупая препарат по рецепту, будет оплачивать его частично. Тем же, кто захочет приобрести лекарство без назначения врача, придется платить его полную стоимость» (obozrevatel.com/news/2005/8/22/36446).

Но с этого и следовало начинать! Нет, отцы реформы предпочли неуклюжую риторику:

«Ответы Виктора Рыбчука логикой не отличались, да и с причинно-следственной связью у замминистра, похоже, проблемы. Самолечение — это плохо, утверждал он. И в доказательство привел пример: в США ежегодно 100 тыс. человек умирают от лекарств, неправильно назначенных врачами.

Вот уж доказательство с точностью до наоборот. Если отталкиваться от этого аргумента, приходится признать, что от самолечения меньше вреда, нежели от неправильно выписанного рецепта» (www.time.kharkov.com).

«В Украине придумано множество статистик на любой случай жизни (и смерти), но отсутствует учет смертности в результате самолечения (сравните, например, с регулярно появляющимися данными о скончавшихся от «паленой» водки, ядовитых грибов и ловли рыбы на весеннем льду). Поэтому, когда Полищук, аргументируя тотальную «рецептизацию», говорит, что именно это уродливое явление (самолечение) является чуть ли не главной причиной вымирания украинского народа, он использует зарубежную статистику.

Любимый пример министра — Америка, где едва ли не все медикаменты продаются по рецептам, а смертность от их употребления выше, чем в результате автомобильных аварий, — и можно, мол, себе только представить, какова она у нас в Украине!.. Но давайте продолжим его глубокую мысль: если в Штатах все так упорядочено, а народ от аптечных «колес» все равно мрет круче, чем от автомобильных, то не значит ли это, что вовсе не в рецептах тут дело? И если от подобных мер никакого толку в помешанной на здоровье Америке, где к личному дантисту, психотерапевту и сексопатологу ходят чаще, чем на работу, — то что подобные нововведения могут принести Украине, где правительственные реформы, по устоявшейся традиции, действуют с точностью наоборот?» (obkom.net.ua/articles/2005–08/30.1324).

Почему население США доверяет столь часто ошибающимся врачам — вопрос самим американцам. Отношение украинцев более объяснимо с точки зрения здравого смысла:

«Многие предпочитают заниматься самолечением, потому что либо не верят врачам, либо не имеют на них денег» (Зеркало недели, № 31, 2005).

«Не доверяет народ своим эскулапам. Слишком коррумпированная сегодня медицина, слишком безразличная к пациенту» (www.from-ua.com/voice/43141804c75d4/).

Врачи, которых не надо обходить с опаской, в Украине пока остались. Но годы «дикого капитализма» воспитали у населения скепсис, сменивший доверие времен СССР:

«Главная причина самолечения — низкий профессиональный уровень наших врачей. Кто не был в ситуации, когда врач выписывал полный «убойный» набор лекарств? Если принять все эти препараты, то неизвестно, от чего придется лечиться — от болезни или от «удара химии» по организму. Хорошо, если врачу удалось «угадать» ваше заболевание! А были случаи, когда после хождения по «анализам и УЗИ» ставился ошибочный диагноз, терялось драгоценное время и болезнь переходила в хроническую стадию.

В мединституты практически закрыт доступ для абитуриентов, родители которых не имеют возможности оплатить обучение. На бесплатные места частенько устраивают детей «нужных людей». Из них получаются врачи, на прием к которым больные не идут, а предпочитают заниматься самолечением, потому что так безопаснее.

А самолечения на самом деле нет» (www.2000.net.ua/print/aspekty/gorkayapilyulya).

Это, конечно, полемический перегиб: оно есть — как незаметная часть жизни, проходящая без внешнего вмешательства. Когда нас в конце концов предъявляют врачу для формальной констатации того факта, что эта жизнь подошла к завершению, у него есть полное право отнести плачевное состояние больного на счет «негативных последствий самолечения». Лишь 3,6% респондентов нашей анкеты на выставке «Здравоохранение-2005» никогда не сталкивались с таковыми; сталкивались часто — 60,6%, редко — 35,8%. И понятно — с позитивными последствиями самолечения к врачам не ходят. Негативными же они становятся потому, что вся жизнь есть самолечение и что жить так, как нам приходится это делать — вредно:

«Месяц назад мы похоронили нашего бухгалтера. Женщина постоянно кашляла, носила с собой кучу таблеток, но к врачу не шла. Только когда стало совсем невмоготу, она поспешила в поликлинику, где ей поставили диагноз — рак легкого последней стадии.

Приметой нашего времени стало самолечение. Прежде всего, так дешевле. Заглушить боль, убрать симптомы стоит меньше, чем пройти полноценный курс лечения. Не будь оно недоступно дорогим, рядовые украинцы наверняка были бы более внимательны к своему здоровью.

Вплотную заняться им не дает и жизненный ритм, выпадение из которого чревато уменьшением доходов или вообще потерей работы. Тем более, что попасть к врачу сегодня непросто.

Немалую роль играет и то, что заботиться о своем здоровье мы как-то не приучены. Раньше думай о родине, семье, детях, только не о себе — учили при советской власти. Но зато она и лечила бесплатно, и на медосмотры гоняла. Так что рак легкого у бухгалтера не проглядели бы.

Наши сограждане прибегают к самолечению, потому что условия жизни не оставляют им другого выхода. Рецептурная препона вряд ли заставит людей выстаивать многочасовые очереди к врачам. В результате многие больные просто станут тихо ожидать конца. Так самолечение будет остановлено, и об этом можно будет радостно рапортовать» (www.from-ua.com/voice/43141804c75d4).

Несколько слов об очередях, чтобы разрядить мрачный рассказ:

«Попасть к своему районному невропатологу — подвиг, за который работающему человеку можно присваивать звание Героя Украины. Представьте себе картину: 8.30 утра, поликлиника, коридор под кабинетом невропатолога, полчаса до начала приема. И человек двадцать пенсионеров, которые уже заняли очередь. В 10 утра количество людей в очереди переваливает за 30. Вечером ситуация еще хуже, ибо к пенсионерам подключаются и работающие люди» (www.from-ua.com/voice/43284288c90ef).

Но неужели нет иного пути изжить самолечение, кроме как вместе с населением? Есть — людей надо материально заинтересовать, а не «держать и не пущать»:

«Министр, наездившись по заграницам, необдуманно взялся внедрять и у нас увиденное там. Да, в цивилизованном мире лекарства отпускаются по рецептам, но там они (рецепты) являются финансовыми документами, оплату по которым производят медицинские страховые компании. А здесь — бумажка, которую отдадут больному со штампом «відпущено». При введении у нас страховой медицины пациент сам (а не принудительно!) будет заинтересован получить рецепт, оплата по которому будет значительно ниже, чем при самостоятельной покупке, или вообще отсутствовать» (www.versii.com/material.php?pid=9350).

Минздрав стоял на своем:

«В. А. Рыбчук:

— Пока не будет введен четкий порядок отпуска рецептурных препаратов, пока рецепт не станет играть роль финансового документа, мы не сможем перейти к социальному медицинскому страхованию. Приказ является полушагом на этом пути» (Киевский телеграф, 9.09.2005).

То есть сначала рецепт должен стать товаром, а потом уже все остальное. Вместо скидки — доплата: кому это понравится? И с такими полушагами вышло все по песенке «Две шаги налево, две шаги направо, шаг вперед и поворот» — на 360 градусов, в исходное положение.

Словно по команде, СМИ замолчали о «рецептурном тоталитаризме», напоследок дав рекомендации новому министру:

«Юрию Поляченко будет, над чем подумать, поскольку в реформе смешаны как весьма нужные меры, так и откровенная глупость. Если проводить реформы в сфере медицины, то делать это нужно системно и гуманно по отношению к своим же гражданам» (Потребитель, № 15, 2005).

«На установление нормальных взаимоотношений между пациентом, врачом и аптекой уйдет не один год» (ФармВиват № 2, 2005).

Итак, «Великая октябрьская аптечная революция», по мнению населения, не состоялась. Можно ли переименовать ее поэтому в «путч», ибо так называют провалившиеся заговоры? Нет, в нашем случае точнее будет «coup d’etat» (дворцовый переворот). Что ни говори, а в итоге у кормил Минздрава — новые рулевые: Поляченко вместо Полищука, Снисарь вместо Рыбчука, Онищенко вместо Сура. Выходит, «Великая октябрьская-2», о которой так долго шумели СМИ, таки совершилась...

Сегодня украинский корабль «Человек и лекарство» держит курс на выборы, а там не за горами июнь, когда капитан пообещал повторить попытку «рецептизации». Будет что почитать — интересно живем!





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика