Логотип журнала "Провизор"








Триста шестьдесят — два!

В. Продан

Фармацевты обсуждали Приказ Минздрава № 360 многословнее и разнообразнее, чем врачи. Не повторяя содержание публикаций «Провизора», проиллюстрируем это примерами из других источников. Сразу подчеркнем: в высказываниях фармацевтов просматривалась двойственность, а иногда и тройственность оценок.

Значительная часть специалистов отрасли, занимающих руководящие посты в иерархии Минздрава, дисциплинированно одобрила инициативу начальства:

«Мы приветствуем усилия государства по регулированию рынка рецептурных лекарств. Этот приказ — демократический шаг Минздрава в здоровое будущее нации» (ФармВиват, № 1, 2005).

«Мы очень положительно относимся к факту появления Приказа № 360: за ним чувствуется забота министра здравоохранения о здоровье нации. Бесспорно, это нововведение положительно отразится на здоровье населения» (там же).

«Новые правила отпуска лекарств — долгожданны и очень необходимы» (День, 23.08.2005).

Однако вслед за «одобрямсом» фармацевты перечисляли ожидаемый ими от приказа негатив. И чем ближе была должность интервьюируемого к прилавку, тем тревожнее — его прогноз: аптекари понимали, что в «судный день» первая волна народного гнева обрушится на них.

«Двадцатого октября люди придут за лекарствами, и к концу дня в аптеках появится несколько разбитых витрин» (Украинская медицинская газета, № 1, 2005).

«На первых порах непременно будут «трения» с посетителями. Именно мы будем стоять у барьера и направлять за рецептами в поликлиники пациентов. И человек, стоящий за прилавком, вынужден будет принять первый всплеск возмущения» (там же).

«Безусловно, в первое время первостольникам не избежать недовольства населения» (Аптека, № 35, 2005).

«Мы понимаем, что в первое время после вступления в дей­ствие приказа объемы продаж в аптеках снизятся, а количество претензий со стороны клиентов увеличится. Чтобы предотвратить эти последствия, мы организовали тренинговый центр, который уже начал работу по обучению персонала эффективной коммуникации с пациентом» (ФармВиват, № 1, 2005).

На сколько может затянуться «первое время» и помогает ли тренинг, лучше спросить у российских аптекарей, с начала года «вымучивающих» свою реформу лекарственного обеспечения, иную по сути, но столь же катастрофическую по послед­ствиям. Посетители наших аптек стали бы «прессовать» несчастных первостольников точно так же:

«Совершенно невыносимыми станут условия работы провизоров, вынужденных постоянно подвергаться атакам возмущенных (и совершенно справедливо!) пациентов. Они не будут писать письма в Минздрав, а конкретно требовать у работника аптеки отпустить за свои кровные (и немалые!) деньги жизненно необходимый препарат, которым успешно пользуются много лет. Препарат, не являющийся ни наркотическим, ни психотропным, ни ядовитым, прекрасно помогающий» (khpg.org.ua/index.php?id=1126247148).

Тоскливо было заведующим аптеками и от стоящей перед мысленным взором картины — «проверяющие органы», нетерпеливо поглядывая на календарь, хищно потирают руки:

«Вступление приказа в действие повлияет на объемы продаж препаратов и, соответственно, выручки. Тревожит тот факт, что фармацевты в очередной раз окажутся «стрелочниками», источниками недоразумений как со стороны покупателей, так и со стороны проверяющих» (ФармВиват, № 1, 2005).

«Могу предположить, что следом за введением приказа увеличится число проверок по аптечным точкам. Это будет отвлекать от основной работы фармацевтов и создаст дополнительные неудобства для посетителей» (Украинская медицинская газета, № 1, 2005).

Слабо утешала надежда, что проверяющих на все аптеки не хватит:

«Если к выполнению приказа подойдут жестко, то наступит коллапс всей фармацевтической отрасли — он коснется и отечественной фармацевтической промышленности, и импортеров лекарств, и дистрибьюторов», — считает заместитель директора «Фармацевтической фирмы «Дарница» Алексей Пуртов. Правда, по его словам, проследить выполнение указа во всех аптечных точках по Украине, а их более 22 тысяч, будет практически невозможно» (ura-inform.com/ archive/?/2005/09/14/~/32632).

Не беда — для облегчения «учета и контроля» ликвидируют киоски и организуют фармацевтическую милицию:

«Для контроля за работой аптек создадут специальные структуры на денежки налогоплательщиков. Их представители будут ходить по аптекам и в случае выявления нарушений — штрафовать. В результате:

  1. Будет создана еще одна коррупционная структура.
  2. Цены на лекарства опять поднимутся.
  3. Появится черный рынок лекарств, на котором подделок будет еще больше, чем сейчас в аптеках» (sloboda.kharkov.ua/index.php?action=show&date=20050913&id=4).

А чтобы контролировать выписывание рецептов врачами, наберут еще и медицинскую милицию:

«Отже, на додаток до цього наказу МОЗ має видати ще один — наказ про створення медичної міліції — за аналогом податкової. Кількість таких медичних міліціонерів повинна дорівнювати кількості хворих, бо щоб все було згідно з Наказом № 360, кожного хворого треба буде водити за руку до поліклініки, з поліклініки — в аптеку» (maidan.org.ua/static/mai/1126532886).

И обе — со службами внутренней безопасности, чтобы проверять проверяющих... Но фармацевты, не обращая внимание на шутки, калькулировали будущие убытки от «триста шестидесятого». Сначала — прямые:

«Производители убеждены, что кризиса продаж лекарств избежать не удастся» (ntn.tv/ru/news/ukraine/05/09/171206).

«Думаю, что фирмы-производители сейчас переживают «головную боль». Вероятно, на украинском рынке уменьшится ассортимент препаратов, особенно рецептурных. Также на некоторое время сократятся объемы их продаж» (ФармВиват, № 1, 2005).

«Основательный удар наносится по фармацевтическому бизнесу. Дилеры и производители опасаются значительного снижения объемов продаж лекарств через аптеки и увеличения количества фальсификатов, реализуемых с рук» (www.versii.com/material.php?pid=9350).

Потери аптек просчитывались вплоть до распределения по группам препаратов:

«Конечно, в первое время выторги у аптек упадут» (День, 23.08.2005).

«Несомненно, введение в действие приказа приведет к снижению реализации в аптеках. В первую очередь уменьшится потребление антибиотиков» (Зеркало недели, № 37, 2005).

Другой вид убытков прогнозировался вроде бы для Государственного бюджета:

«Председатель Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк объяснил, что если пациент имеет два юридических документа — рецепт и чек, — а также историю болезни, то он может предъявить их в органы Минздрава с требованием компенсации — ведь бесплатное медобслуживание у нас никто не отменял, и есть достаточно юридических оснований, чтобы возместить стоимость лечения через суд. Как ни парадоксально, но в интересах людей, чтобы максимальное число препаратов стали рецептурными» (www.2000.net.ua/print/aspekty/minzdravgotovlekarstvotpu).

«От нововведений Минздрава больше всего пострадает Государственный бюджет, который теперь будет оплачивать лекарства для льготников в полном объеме. Таково мнение начальника фармацевтического управления Харьковской области Виктории Казаковой:

— В самом выгодном положении в конце октября окажутся льготники — те, кому положены бесплатные лекарства. Если до сих пор они покупали за свои деньги 9 из 10 необходимых лекарств, то теперь врач будет обязан выписать льготнику бесплатный рецепт на все препараты, а аптекарь будет обязан выдать ему эти лекарства. С 21-го числа есть очень большая вероятность, что бюджет начнет захлебываться» (atn.kharkov.ru/ mess.php?id=11852).

Однако аптекари, знающие, как аккуратно наше государство компенсирует им бесплатно выдаваемые льготникам лекарства, догадывались, что и здесь «крайними» станут они.

Перспектива вырисовывалась мрачная. Но при этом анкетирование фармацевтов на выставке «Здравоохранение-2005» — их в общей выборке оказалось до 50 человек — дало весьма расплывчатый результат (вот она, тройственность!). Отвечая на вопрос «Как Вы расцениваете приказ № 360?», лишь 30% респондентов однозначно поддержали «рецептуризацию» («прогрессивный шаг в борьбе с самолечением»), зато 40% нашли требования приказа слишком жесткими, а остальные ответили уклончиво: «ничего принципиально не изменилось» — 26%, другие ответы — 4%.

Хладнокровие аптекарей подмечали и сторонние наблюдатели:

«Утешает то, что фармацевты не спешат выполнять приказ. Говорят, он является римейком предыдущего Приказа Минздрава № 117. Однако того предписания почти никто не выполнял, так будет и с этим» (ntn.tv/ru/news/kiev/05/09/21/1738).

«Работники аптек сохраняют удивительное спокойствие. Такое впечатление, что их вовсе не пугает перспектива выдерживать огромные очереди пациентов, страдать от снижения реализации, а значит, и зарплат. «Вы о новом приказе Минздрава? — уточнила девушка-продавец одной из столичных аптек.— Так, говорят, его уже отменили. По крайней мере, мы от нашего начальства никаких указаний не получали» (Зеркало недели, № 37, 2005).

«Мы позвонили в несколько столичных аптек. Оказалось, фармацевты хоть и видели приказ, но не считают, что в их работе будут серьезные изменения» (Факты, 23.08.2005).

И действительно, лишь 20,5% фармацевтов сказали твердое «нет» на вопрос: «Будет ли, по Вашему мнению, возможность приобрести в аптеках рецептурные препараты без рецепта после 20 октября?». Втрое больше (61,5%) убеждены в обратном, а «уклонистов», ответивших «не знаю», оказалось почти столько же, сколько оптимистов (18%).

Наверное, умные фармацевты заранее знали что-то, неведомое нам, всерьез поверившим в угрозу. Они даже пытались успокоить всполошившихся знакомых — мол, не суетись: любимая аптека тебя не предаст.

«Особо беспокоиться по поводу Приказа № 360 не стоит. Скорее всего, как убеждают многие аптекари, все останется по-прежнему, ибо грозные на вид документы имеют несколько «ахиллесовых пят» (Зеркало недели, № 37, 2005).

«Людям нечего волноваться. Продавать лекарства будут по-прежнему, — успокаивают украинцев «защитники прав пациентов». По их мнению, продажа лекарств только по рецептам, которую с 20 октября вводит Минздрав, пройдет вхолостую. Говорят, эта попытка провалится, как и ее предшественники» (www.ntn.tv/ru/news/biz/05/09/22/1049).

«Не волнуйтесь, аптеки сами поднимут бунт, когда их выручка упадет в несколько раз» (sloboda.kharkov.ua/index.php?action=show&date=20050913&id=4).

Но народ был готов отдать аптеке последние деньги, лишь бы избежать встречи с врачом (косвенное, но красноречивое свидетельство его «любви» к медикам):

«Люди, предвидя трудности «переходного периода», стали запасаться фармпрепаратами. Скупают в основном сердечно-сосудистые средства — больные с малым достатком, а также хронические больные делают запас. Уже наблюдается небольшой ажиотаж» (ФармВиват, № 1, 2005).

«Люди начали скупать лекарства про запас. Продажа таблеток в аптеках «спальных» районов Киева подскочила на 15–20%, а препаратов в ампулах — даже на 45–50%» (forum.msk.ru/print.html?id=3036).

«В большинстве украинских аптек сейчас небывалый ажиотаж. Сложно вспомнить, когда покупатели уносили с собой по 10 упаковок анальгина, по два-три флакона но-шпы» (День, 23.08.2005).

И на деле от шумихи аптеки только выиграли — за август-октябрь они «отбили» повышенную норму продаж, а прогнозируемых убытков не понесли. Фармацевты должны благодарить экс-министра за его эффектно проPRенное намерение (которое он, не исключено, и не собирался реализовать — а аптеки об этом знали?) заставить их поделиться доходами:

«Думаю, что Николай Полищук, широко разрекламировав свою «реформу», не мог не понимать, что люди начнут скупать лекарства впрок, чтобы не стоять в очередях у кабинета врача за рецептом. Скорее всего, понимает и уверен, что проценты за эти скупленные впрок лекарства будут своевременно получены» (www.2000.net.ua/print/aspekty/uzakonennyedividendyvrach).

«Поговаривают, что Приказ № 360 изначально задумывался как PR работы Минздрава, и к июню будущего года чиновники о нем, скорее всего, забудут» (www.economica.com.ua/agro/digest/3703).

Краешек тайны приподнял директор ГФЦ Виктор Чумак — по его версии, объектом PR-360 была не публика, а депутаты Верховной Рады и Кабмин:

«Министерство юстиции последние три года предупреждало Минздрав, что если 117-й приказ не будет пересмотрен, то его отменят в одностороннем порядке. Обсуждать новый приказ именно сейчас, во время бюджетного процесса, начали потому, что вопрос финансирования пациента — проблема тех народных депутатов, которые обещали на выборах уделять внимание здравоохранению. На практике все выливается в критику Минздрава, который пытается обратить внимание политиков, что есть больные, которым обещали бесплатное здравоохранение, а средств для этого в бюджетах всех уровней снова не закладывают. Если бы Минздрав поднял эту проблему после Нового года, то его тоже бы критиковали, но уже за то, что он молчал во время бюджетного процесса» (Зеркало недели, № 37, 2005).

И верно, Минздрав не избежал резких оценок своего DR (deputy relations) творчества избранниками народа. Михаил Сятыня сделал это с позиции фармацевта:

«З приводу доцільності Наказу МОЗ України № 360 можу сказати одне: він не потрібен. Чи потрібні такі «деструктивні» накази? Може, краще прийняти ті норми, які створювалися вітчизняними фахівцями протягом років і можуть нормально спрацьовувати (звісно, за умови їх ретельного виконання), — зокрема, Наказ МОЗ України № 117» (Аптека, № 43, 2005).

Раиса Богатырева — с точки зрения пациента:

«Нельзя лишать наших избирателей права выбирать качественные лекарства, если позволяют финансовые возможности, и нельзя запретить человеку сделать это по собственному усмотрению, особенно если он знает о своих хронических болезнях. И нельзя это называть революцией в медицине, это просто смешно» (zadonbass.org/news/message.html?id=19953).

С тем, что говорили о покушении на свое право выбора сами пациенты — точнее, покупатели аптек, ибо английское слово patient означает «терпеливый», а терпеливости в их высказываниях не было — мы познакомимся в последней части трилогии. Пока лишь сравним реакцию народа и фармацевтов на приостановку «триста шестидесятого».

Вздох внезапного облегчения масс выразился в заголовках: «Аптечная контрреволюция»; «Великую октябрьскую аптечную революцию», будем надеяться, задушили в зародыше»; «Рецептурный приступ купирован»; «Передышка: рецептурная революция переносится на лето». Фармацевты же, это событие уверенно спрогнозировавшие, лишь сдержанно пожурили отставленное (ими?) руководство Минздрава:

«Приостановка приказа полностью оправдана»; «Приказ предполагалось внедрять на неподготовленной почве»; «В приказе допущено немало ошибок даже в терминологии и латинских названиях, что могло привести к фатальным последствиям» (ФармВиват, № 2, 2005).

Фармацевты провидят нечто, не замечаемое остальными: близорукими врачами, живущими «здесь и сейчас», и доверчивыми, суетными пациентами. Они всегда «такие умные, как моя жена потом» — отсюда эта их двойственность и даже тройственность.

Присмотримся, к примеру, к «Дорожной карте Минздрава (фармацевтического сектора)», презентованной в Харькове 25 ноября — есть там что-то о «рецептизации всей страны»?

Да, в «Краткосрочных мероприятиях», в конце раздела «Обеспечение доступа населения к эффективным, безопасным и качественным лекарственным средствам», такой пункт есть, но написан он замысловато:

«6. Створення рівних можливостей для доступу до ліків міського та сільського населення.

Шляхи реалізації: Наказ МОЗ щодо діяльності аптечних закладів, правил роздрібної реалізації лікарських засобів та виписування рецептів» (Аптека, № 47, 2005).

И верно, превратив рецепт в «великий уравнитель», можно опустить горожанина до селянина — лишив первого его возможности доступа к лекарствам. Но, думается, замысел «картографов» в чем-то ином, от нас пока скрытом...





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика