Логотип журнала "Провизор"








Легенды о ратных подвигах славных предков, легенды о дальних странах, легенды о травах, о растениях…

Легенды и традиции причудливо переплетаются в узор, украшающий жизнь современного человека, столь бедную узорами по сравнению с жизнью далеких предков.

Легенды и традиции бывают разными. Одни «традиции» раскалывают. Другие традиции, напротив, способны объединить, сплотить.

Но сегодня мы вспоминаем только хорошие традиции, только приятные легенды!

Вспомним легенды и традиции, которые, быть может, помогут объединить народ, выросший на мистике Гоголя и горькой лирике Шевченко, народ, сочетающий в себе казалось бы несовместимые черты — торжество разума, христианские устои, мягкий юмор и мистические верования далеких предков.

Впрочем, сила разума способна проявляться по-разному, не так ли?

Кстати, именно это роднит украинцев с южными горячими романскими народами — испанцами, итальянцами, — а также сближает с Латинской Америкой.

Может быть, неслучайно именно в Аргентину и Бразилию уехало в свое время много украинцев?

Давайте вспомним об узоре мистики и реальности, за которым мерцает туман древнеславянского мира, и легенды о травах, легенды о растениях, неотделимые от души народа, если такая существует. Попробуем хоть чуть-чуть разобраться в обширном наследстве, доставшемся нам от предков.

Сперва определимся с названиями, на время оставив в стороне общепринятую «бинарную» латынь. Развиваясь в течение нескольких тысячелетий, древние славянские племена сохраняли тесные взаимосвязи и имели весьма сходные названия часто употребляемых целебных растений. Причем ведали не только знахари и бабки-целительницы, от поколения к поколению передававшие секреты своего знания. Простой народ, который жил в тесной связи с природой, в окружении трав и деревьев, тоже различал их, зная о лечебных свойствах некоторых растений.

Для примера возьмем используемый при заболеваниях дыхательных путей, бронхитах Verbascum, в украинском языке имеющий названия «дивина», «коров’як», в русском — «коровяк», «дивина», у поляков — «dziewanna», у белорусов — «дзиванна», у чехов — «divizna», у болгар — «дивизма».

(Сходные «лексические ряды» можно было бы привести и для «материнки», мяты, полыни, чернокорня,… хотя в последнем случае наслаивается путаница, обусловленная общим — или сходным — народным названием для совершенно разных биологических видов.)

С древних времен славяне на территории современной Украины наделяли «дивину» магическими свойствами. Собственно, многие лечебные процедуры имели характер магических — и купание детей в теплом или охлажденном отваре (на Гуцульщине), чтоб были здоровее, и купание больных туберкулезом детей (близ Тернополя), и полоскания при зубной боли, часто сопровождаемые заговорами. И даже в случаях, если у домашней скотины заводились паразиты, требовалось, разыскав до восхода солнца это растение, пригнуть стебель к земле, не ломая, а затем прижать камнем, произнося магическую фразу, смысл которой сводился к следующему: мол, когда поможешь с такой бедой, тогда и выпущу.

Даже сам процесс сбора лекарственных растений сопровождался условностями и определенными магическими действиями. Самое простое — то, что травы можно было собирать только после двух-трех дней хорошей солнечной погоды, и никак не сразу после дождя. «С вершин современной науки» даже студент-первокурсник воскликнет: «Ну конечно! После дождя слишком много влаги в траве, в тканях, труднее сушить».

Далее: бойки, выкопав, например, корень белладонны (мест­ное название «недрагуля»), обязательно оставляли на этом месте кусок хлеба и соль — своеобразное жертвоприношение матушке-земле за дитя-корешок.

У гуцулов было принято, выкапывая корни той же белладонны (на Гуцульщине ее часто называли «матриган»), имитировать танец с разбрасыванием вокруг себя монет — считалось, что больной, выпив отвар и вылечившись, сделает как бы то же самое. То есть начнет танцевать от избытка сил и вернувшегося здоровья, заодно наградив деньгами окружающих и причастных к выздоровлению. Может быть, гуцулы более практичны, чем бойки? По крайней мере, то, что такие обычаи этнических групп украинцев чуть разнятся, не противопоставляет этих людей. Что, особенно в свете событий в мире за последние годы, не может не радовать.

Легенды о «белой водяной лилии» — белой кувшинке (Nymphaea alba L.), которую в народе часто называли «одолень-трава», кроме славян, слагали и другие народы. Древние греки были абсолютно уверены в том, что одна симпатичная нимфа, страстно полюбившая красавца и силача Геракла, не дождалась ответной любви от героя древней Эллады и, бесконечно страдая от неразделенной любви, превратилась в прекрасный белый цветок, раскрывающийся на поверхности плавно текущих вод… Увы, любовь без взаимности тысячелетиями приносит горькие страдания лучшим — и не только лучшим — представителям человечества.

Итальянцы могли бы рассказать нам иную легенду: однажды болотное чудище похитило красавицу Мелинду, дом которой был неподалеку, и овладело ею. Говорят, что Мелинда стала женой чудовища. Впоследствии люди видели родившийся от этой противоестественной связи — или от странной любви? (вспоминается другая сказка, «Аленький цветочек») — чудесный цветок, напоминающий белоснежными цветками цвет ее нежного лица, и золотистой окраской сердцевинки — вьющиеся локоны итальянской красавицы.

Цветок русалки — знак. Таинственный, магический, мистический… По крайней мере, наши предки-язычники в дохристианской Руси считали цветок кувшинки знаком — девушки и юноши не решались входить в реку или озеро, если видели на поверхности воды раскрывшийся цветок «белой лилии». А если кто-либо из купавшихся в одиночку исчезал, считалось, что его защекотали и увлекли за собою на дно в подводное царство зеленоволосые русалки.

С давних времен в народной медицине применялись листья и цветки одолень-травы, белой кувшинки при лечении малокровия, неврозов, маточных кровотечений, заболеваний сердца, а также в качестве наружного обезболивающего при радикулите и астме.

Сделаем оговорку, связанную с общими тенденциями развития восточно-славянских языков и сходными (в какой-то мере) свойствами различных растений, помогающих человеку «одолеть» болезнь.

Дело в том, что в двух-трех горных районах в долинах Карпат до сих пор используется местное название «одолян», «одолен-зилле» по отношению к… валериане лекарственной. (Стоит упомянуть, что в русском языке сохранились диалектизмы вроде «аверьян», «маун», «марьянка», относящиеся к той же валериане. Созвучие «одолян» и «аверьян» несомненно и вряд ли случайно.)

Андрей Рябоконь





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика