Логотип журнала "Провизор"








Праздник и будни семейной медицины

Освещая II Всеукраинский съезд семейных врачей (Харьков, 24–26.10.2005), СМИ уделили львиную долю внимания выступлениям Виктора Ющенко и только что назначенного министра здравоохранения Юрия Поляченко. Действительно, на острую критику главы государства нельзя было не откликнуться заголовками вроде: «Здравоохранение — это прорва, которая не дает отдачи», «Виктор Ющенко: медицина является одной из наиболее коррумпированных отраслей в Украине», «Президент объявил украинское здравоохранение банкротом», «Если такое положение сохранится, то Украина к 2010 г. потеряет 10% населения», а новый министр, уже вошедший в историю приостановлением одиозных приказов предшественника, ознакомил общественность с любопытной «дорожной картой» реформ.

В их резонансных выступлениях собственно семейная медицина (СМ) занимала не главное место, что и понятно — врачи общей практики составляют в Украине долю процента всего медицинского контингента, а потому реальная весомость проблемы невелика. Тем не менее попробуем оценить, «вычтя» из массива публикаций о съезде все нетематическое, состояние СМ — желаемое и de facto.

Сначала о желаемом. Подготовка форума освещалась и профессиональными, и общегородскими изданиями — «Город ждет нашествия семейных докторов»:

«Съезд — это огромный шаг вперед. Его научная программа очень серьезная, — уверен главный специалист Минздрава Украины по СМ профессор Александр Сердюк.— Пройдут семь солидных симпозиумов по вопросам кардиологии, пульмонологии, эндокринологии, фтизиатрии и др. Все семейные врачи будут иметь возможность получить новую информацию, необходимую для их врачебного багажа. Программой предусмотрены секционные заседания, где будут обсуждаться вопросы, связанные с СМ: подготовка кадров, обмен опытом, роль общественности. Нами была поставлена четкая цель: впервые в Украине собрать армию реально работающих семейных врачей. На съезд мы пригласили и различных представителей власти — для того, чтобы они, ознакомившись с преимуществами СМ, стали нашими союзниками».

Александр Иванович поскромничал: до сих пор еще никому не удавалось завлечь в Харьков сразу и Президента, и министра! Нет, не случайно идут годы, меняются губернаторы, руководители облздрава, а Сердюк был и остается первым замом. СМ дала ему многое — доктор наук, профессор, теперь вот и главный специалист Минздрава. Но и результаты работы налицо — «Мы первые и лучшие!»:

«Харьков сегодня — безусловный лидер в Украине по внедрению СМ. Из 4 тыс. работающих в стране семейных врачей 750 трудятся в Харьковской области — это наибольшее их количество на 10 тыс. населения, на Харьковщине организовано 250 амбулаторий общей практики, а на базе поликлинических отделений районных и городских больниц открыто 25 отделений СМ, из них 6 — в Харькове. На начало нынешнего года в области функционирует 917 участков общей практики (больше, чем врачей — В. П.). Обслуживанием врачами СМ охвачено 49,9% населения области (94,8% в районах и 9,2% — в г. Харькове).

Факультет СМ Харьковской медицинской академии последипломного образования — лидер в подготовке врачей общей практики: за 2000–2005 гг. их подготовлено 1474 для Харьковской области, еще 620 — по заявкам других областей.

Поэтому именно в нашем городе решено провести это знаковое мероприятие. Финансирование всех мероприятий съезда будет внебюджетным, т. е. спонсорским».

Спонсорам, скромно оставшимся безымянными, и вправду пришлось раскошелиться. Газеты восторгались размахом программы форума, отнюдь не ограничившейся рамками освященного высоким присутствием пленарного заседания («В дни съезда семейных врачей усадили за парты»):

«Организаторы сделали все возможное, чтобы для семейных врачей, обделенных профессиональной информацией, время пребывания в Харькове стало максимально полезным. В рамках съезда впервые прошел финал конкурса на звание «Лучший семейный врач Украины». Победители разъехались по домам с подарками: медицинскими автомобилями, современным инструментарием и персональными компьютерами. Были организованы экскурсии по городу и в районы области, где врачи знакомились с опытом работы наших медицинских учреждений.

В Харьковском медицинском университете проходили симпозиумы, пленарные и секционные заседания, тренинги на любой вкус. Темы были настолько актуальными и интересными, что врачам приходилось буквально разрываться, перемещаясь из аудитории в аудиторию. Перед ними выступили и представители ВОЗ, что позволило семейным медикам прочувствовать свою причастность к решению глобальных вопросов. Были также затронуты немаловажные правовые, корпоративные и этические аспекты взаимоотношений семейных врачей с коллегами и пациентами.

На выставке ведущие фирмы представили широкий ассортимент товара: от подгузников и биодобавок до ультразвуковой аппаратуры, аппаратов для вентиляции легких, маммографов, роскошных стоматологических установок и автомобилей медицинского назначения. Первый замминистра Святослав Ханенко выразил надежду, что выставка станет стимулом для приобретения предложенных на ней медицинских средств. По его словам, продажа «Криворожстали» означает, что, возможно, в бюджете здравоохранения появятся средства, которые позволят оснастить амбулатории семейных врачей необходимым инструментарием, диагностической аппаратурой. «На Харьковщине самая сильная система СМ, — сказал он.— Все должны равняться на вашу область. Я надеюсь, что мы общими усилиями построим храм нашего здравоохранения, чтобы он стал самым лучшим в Европе, а может быть, даже в мире».

Увы, теперь Святослав Михайлович в строительстве храма не поможет — его уже уволили... А вот вопрос о взаимоотношениях семейных врачей с коллегами и пациентами, действительно, стоит остро. Избыточная шумиха, словесные перегибы («СМ — будущее отечественного здравоохранения»; «СМ не просто имеет право на существование: она является единственным залогом повышения не только качества оказания медицинской помощи, но и авторитета и социального статуса врача») раздражают «обычных» врачей. Даже сторонники СМ признавали распространенность в массах такого отторжения и советовали умерить реформаторский пыл:

«Существует порочная мысль, что семейные врачи «забирают работу» у своих коллег — специалистов узкого профиля — и что широкомасштабное внедрение СМ приведет к конфронтации между семейными и узкопрофильными врачами».

«Является ошибкой противопоставление СМ как лучшей, чем специализированная медицинская помощь. Только оптимальное соотношение между этими направлениями и улучшение отношения к СМ руководителей здравоохранения и медицинской общественности в целом обеспечат высокий уровень медицинской помощи.

Не следует без объективных доказательств утверждать, что необходимо уже сегодня обеспечить до 90–95% семейной помощи в общем объеме медицинских услуг. Или, наоборот, что СМ ничего не стоит и не следует развивать это направление. К сожалению, такие односторонние утверждения часто слышны как среди практических врачей, особенно руководителей здравоохранения, так и среди ученых».

Сопротивление максимально в крупных городах; отсюда и скудость успехов СМ в самом Харькове:

«Все 33 сотрудника 9-й харьковской поликлиники — врачи семейные, — говорит руководство лечебницы. Терапевт, педиатр, окулист, ЛОР и травматолог — в одном лице. Медики утверждают: их поликлиника — единственная в Харькове, где больных лечат по принципу СМ.

Доктор Наталья Геращенко заботится о здоровье почти 600 семей — еще недавно приходила к пациентам как участковый терапевт, теперь она — врач семейный. Говорит, работа все та же — только бюрократии прибавилось. Обойти больных, выписать рецепты — а после этого еще и заполнить огромное количество бумаг. 60% рабочего времени занимает документация».

Просачивалось в СМИ и недовольство населения:

«Валентина Ильяшенко работала участковым врачом более 30 лет, под ее опекой выросли уже три поколения, и если определение «семейный врач» применять не формально, а по сути, то Валентина Андреевна и является настоящим семейным врачом. И то, что она не имеет сертификата семейного врача, по мнению пациентов, ее реноме ничуть не ухудшает: главный принцип взаимоотношений врача и пациентов — взаимоуважение и взаимная заинтересованность — соблюдался в полной мере.

Однако участок, который обслуживала Валентина Ильяшенко, попал под реформирование и был назван участком СМ. Туда назначили молодого врача с сертификатом семейного медика, а Ильяшенко, как «несоответствующую», перевели на другой участок. Люди писали главврачу поликлиники, начальнику райздрава, горздрава, облздрава, министру здравоохранения, наконец, обратились к Президенту Украины с одной просьбой: оставьте нам нашего врача. И отовсюду им отвечали: «Никак нельзя».

И это люди восприняли как издевательство над ними и над здравым смыслом. Не затеяна ли вся эта суета исключительно ради выполнения процентных показателей по СМ? И какой смысл в реформировании, если его проводят, не считаясь ни с врачами, ни с пациентами?».

Принуждением тех и других никогда не достигнуть доверия, о котором в один голос говорили многие до, во время и после съезда:

«Главное то, что семейный врач должен быть психологом, который умеет найти тот доверительный тон, ту интонацию, которые позволят ему обрести доверие семьи».

«Если семейный врач пользуется доверием — он может стать своеобразным исповедником семьи и даже «по-свой­ски» уговорить больного обратиться к специалисту».

«Сегодня семейный врач не только специалист-терапевт, педиатр, отоларинголог, хирург и т. д. — на него рассчитывают и как на психолога, юриста, если хотите, и как на политика. А если так, то семейный врач должен всегда нести с собой государственническую позицию».

Должен, но не будет, пока государство ограничивается риторикой об «интеллектуальном потенциале» и «опыте цивилизованных стран». Общая же практика даже в селе, где рады любому медику, выглядит так:

«Я — сельский семейный врач — обслуживаю два села и несколько хуторов. Дальнее село находится в 23 км от амбулатории. Как вы думаете, какую зарплату я получаю? Раньше я получала 430 грн., теперь, когда стала семейным врачом, — 510. Учитель работает в тепле 8 часов в день, ходит на работу на каблучках и получает в 2 раза больше. Я хожу по селам и в мороз, и в дождь и считаю, что должна получать больше, чем участковые врачи в городе.

У меня — старый УАЗ, который давно нужно списать. Тяжелобольных в нем транспортировать нельзя. Бензина так мало, что если у меня два вызова — я еду туда, куда могу доехать, а на другой вызов иду пешком. Если я не буду есть, пить и одеваться, — может быть, куплю автомобиль для работы года за четыре. А если я все-таки поем — буду копить на него 20 лет. Семейный врач должен иметь медицинский транспорт, аппаратуру и компьютер. Но для нас, сельских медиков, нет денег.

Профессия семейного врача должна быть привлекательной, престижной, высокооплачиваемой. Может быть, в нашем министерстве не знают, почему специалисты не хотят ехать в село? А я уверена, что в этом зале не найдется ни одного человека, который хотел бы, чтобы его ребенок работал семейным врачом в селе».

Президент, слушая этот рассказ, исписал 4 листа — для «работы над ошибками». В одной из публикаций мелькнула фраза «следующий съезд врачей состоится в декабре».

Не все еще забыли, что в конце 1999 г.— тоже в преддверии выборов — вдруг родилась «общественная инициатива за здоровую нацию «Пульс Украины»; новая организация с размахом провела первый Всеукраинский съезд медицинских работников. Там была и программа реформ «Перспектива-2010», и совместная декларация власти и медиков, и все тоже проходило в опере — правда, в Киевской. Форум СМ в Харькове чем-то напомнил о тех событиях.

В. Продан





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика