Логотип журнала "Провизор"








Синтетические муколитики в лечении заболеваний органов дыхания

О. Н. Шаповал, канд. биол. наук, Национальный фармацевтический университет

В настоящее время заболевания органов дыхания остаются наиболее распространенными среди населения Украины. Их удельный вес в 2003 году среди впервые зарегистрированных составил 42,5%. В структуре распространенности заболеваний по классам болезни органов дыхания находятся на втором месте после заболеваний системы кровообращения и составляют 19045,9 на 100 тыс. населения (данные 2003 года), что превышает данный показатель 2002 года на 6,23%. По сравнению с 2002 годом в Украине на 5,43% увеличилась заболеваемость болезнями органов дыхания. Этот показатель в 2003 году составил 25052,9 на 100 тыс. населения (23760,6 на 100 тыс. населения в 2002 году) [1]. Следует отметить, что среди болезней органов дыхания превалируют пневмония и хронический бронхит, заболеваемость которыми составляет 4,3–4,7 и 2,1–2,4 соответственно на 1 тысячу населения [1, 2].

Основными причинами развития болезней органов дыхания в Украине [3] являются:

  • загрязнение атмосферы поллютантами: пылью, выбросами промышленных предприятий и различными продуктами сгорания топлива (в регионах с повышенным загрязнением атмосферы заболеваемость детей рецидивирующим бронхитом и бронхиальной астмой в 1,5 раза выше, чем в районах с относительно чистой атмосферой);
  • повышенная загазованность, загрязненность, несоблюдение режимов температуры, влажности и других санитарно-гигиенических правил и норм производственных помещений и рабочих мест;
  • аллергизация населения бытовыми, производственными, лекарственными и природными аллергенами;
  • злоупотребление алкоголем, табаком, наркотиками и тому подобное, что приводит к увеличению смертности в данном контингенте людей от заболеваний органов дыхания в 3–4 раза;
  • эпидемии гриппа и других острых респираторных заболеваний способствуют росту числа абсцедирующих процессов в легких, острых неспецифических заболеваний легких (НЗЛ) и обострений хронических НЗЛ (почти каждый десятый больной гриппом переносит постгриппозную пневмонию);
  • снижение неспецифической резистентности организма и повышение вирулентности патогенной микрофлоры, обусловленное неадекватным и нерациональным использованием различных антибактериальных средств, приводит к развитию НЗЛ;
  • рост частоты тяжелых внелегочных болезней: сердечно-сосудистой, эндокринной и других систем, — на фоне которых НЗЛ протекают тяжелее и чаще приводят к осложнениям, инвалидности и летальному исходу (у взрослых лиц с НЗЛ сопутствующие заболевания развиваются в 70–80% случаев и отрицательно влияют на функции легких);
  • миграция населения вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, возвращение репатриантов, появление беженцев и незаконных мигрантов, высокие темпы урбанизации приводят к росту числа болезней органов дыхания в связи с отсутствием необходимых санитарно-гигиенических условий быта, труда и отдыха;
  • низкий уровень санитарной культуры части населения, пробелы в гигиеническом воспитании, несоблюдение здорового образа жизни, пренебрежение физкультурой и другими методами закаливания организма;
  • наследственные факторы, биологические и сезонные ритмы оказывают значительное влияние на развитие НЗЛ [3].

В ответ на воздействие повреждающего инфекционного или неинфекционного агента первой реакцией слизистой трахеобронхиального дерева является развитие воспалительной реакции с гиперсекрецией слизи. До определенного момента гиперпродукция слизи носит защитный характер, но в дальнейшем изменяется не только количество, но и качество бронхиального секрета [4]. Секретообразующие элементы воспаленной слизистой начинают продуцировать вязкую слизь вследствие изменения ее химического состава за счет увеличения содержания гликопротеинов. Это приводит к увеличению фракции геля, преобладанию его над золем и, соответственно, к повышению вязкостно-эластических свойств бронхиального секрета [4]. Развитию гипер- и дискринии способствует также значительное увеличение как количества, так и площади распространения бокаловидных клеток вплоть до терминальных бронхиол. Изменение вязкостно-эластических свойств бронхиального секрета сопровождается существенными качественными изменениями его состава: снижением содержания секреторного IgA, интерферона, лактоферрина, лизоцима, основных компонентов местного иммунитета, обладающих противовирусной и противомикробной активностью. В результате ухудшения реологических свойств бронхиального секрета нарушается подвижность ресничек мерцательного эпителия, что блокирует их очистительную функцию. С повышением вязкости скорость движения бронхиального секрета замедляется или прекращается вовсе. Густой и вязкий бронхиальный секрет со сниженным бактерицидным потенциалом — хорошая питательная среда для различных микроорганизмов (вирусов, бактерий, грибов) [5].

Повышение вязкости, замедление продвижения бронхиального секрета способствует фиксации, колонизации и более глубокому проникновению микроорганизмов в толщу слизистой оболочки бронхов. Это приводит к усугублению воспалительного процесса, нарастанию бронхиальной обструкции, формированию оксидативного стресса [4, 5]. В свою очередь, оксидативный стресс с выделением большого количества свободных радикалов в воздухоносные пути способствует развитию центрилобулярной эмфиземы, а в дальнейшем приводит к постепенной утрате обратимого компонента бронхиальной обструкции и нарастанию ее необратимого компонента. Обратимый компонент нарушения бронхиальной проходимости формируется и преобладает на ранних стадиях заболевания, он обусловлен спазмом гладкой мускулатуры, воспалительным отеком слизистой оболочки бронхов, гипер- и дискринией бронхиального секрета в сочетании с нарушением мукоцилиарного клиренса [6]. Ослабление местной иммунной защиты респираторного тракта сопряжено с риском затяжного течения воспалительного процесса и его хронизации [7]. Например, у больных хроническим бронхитом избыточная секреция слизи ускоряет снижение функции легких, повышает частоту госпитализаций по поводу хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) (относительный риск — 2,4) [8] и смертность от инфекций [9].

Вышеприведенное подчеркивает необходимость применения при лечении больных с заболеваниями дыхательных путей препаратов, улучшающих или облегчающих отделение патологически измененного бронхиального секрета, предотвращающих мукостаз, улучшающих мукоцилиарный клиренс. С облегчением отделения секрета устраняется и один из важных факторов обратимой бронхиальной обструкции, а также уменьшается вероятность микробной колонизации дыхательных путей. Это достигается в значительной степени благодаря применению муколитических (мукорегуляторных) препаратов [10].

На фармацевтическом рынке Украины синтетические муколитики представлены такими группами препаратов: бромгексин и его аналоги, амброксол и его аналоги; карбоцистеин и его аналоги; ацетилцистеин и его аналоги. Использование протеолитических ферментов в качестве муколитиков недопустимо в связи с возможным повреждением легочного матрикса и с высоким риском серьезных побочных эффектов, таких как кровохарканье, аллергические реакции и спазм бронхов [4, 5].

Бромгексин (бронхогекс, бронхосан, солвин, флегамин, бромгексин-Дарница и др.) является одним из первых синтетических муколитических препаратов и уже несколько десятилетий широко применяется в медицинской практике для лечения заболеваний верхних дыхательных путей. Механизм муколитического действия бромгексина связан с деполимеризацией мукопротеиновых и мукополисахаридных волокон отделяемого бронхов, что приводит к уменьшению вязкости мокроты. Бромгексин способен стимулировать образование сурфактанта — поверхностно-активного вещества липидо-белково-мукополисахаридной природы, которое синтезируется в клетках альвеол в норме, но при патологии его биосинтез нарушается. Бромгексин оказывает также слабое противокашлевое действие. Терапевтический эффект при приеме бромгексина проявляется обычно через 1–2 суток после начала лечения [4, 5, 10]. Преимуществом данного препарата является его доступность для широких слоев населения. Например, стоимость бромгексина в таблетках по 8 мг № 20 колеблется в диапазоне 0,4–3,0 грн. Учитывая, что курс лечения бромгексином составляет от 4-х дней до 4-х недель и препарат рекомендован к применению взрослым по 16 мг 3–4 раза в сутки, т. е. составляет 8 таблеток в день, стоимость курса в зависимости от длительности лечения будет составлять от 0,8–6,0 грн до 4,48–33,6 грн.

Амброксол (лазолван, муколван, амбросан, фервекс от кашля, амбробене, амброксол-Дарница и др.) представляет собой активный метаболит бромгексина синтетического производного алкалоида вазицина. Амброксол проявляет действие, аналогичное бромгексину, однако превосходит последний по скорости наступления эффекта и клинической эффективности [4, 5, 11].

Механизм действия амброксола многофакторный. Он способствует разжижению бронхиального секрета путем расщепления кислых мукополисахаридов и дезоксирибонуклеиновых кислот, активирует движение ресничек мерцательного эпителия, оказывая секретомоторное действие и восстанавливая мукоцилиарный транспорт. У препарата выявлены противовоспалительные и антиоксидантные свойства, обусловленные ингибированием свободно-радикальных процессов, продуктов метаболизма арахидоновой кислоты и медиаторов воспаления гистамина и серотонина [12, 13]. Амброксол способен увеличивать количество сурфактанта, за счет чего он опосредованно усиливает мукоцилиарный транспорт.

Есть данные о том, что амброксол нормализует функции измененных серозных и мукозных желез слизистой оболочки бронхов, уменьшает кисты слизистой оболочки и активирует продукцию серозного компонента [5]. Это действие препарата особенно важно для больных с хроническими заболеваниями легких, у которых наблюдается гипертрофия бронхиальных желез с образованием кист и уменьшением числа серозных клеток.

Амброксол отличается от производных ацетилцистеина и частично бромгексина тем, что он не провоцирует бронхоспазм [5, 11, 14]. Более того, в двойном слепом плацебоконтролируемом параллельном исследовании была доказана способность амброксола снижать гиперреактивность бронхов [15], а в другом исследовании под его влиянием удалось продемонстрировать статистически достоверное улучшение показателей функций внешнего дыхания и уменьшение гипоксемии у больных с бронхообструкцией [16].

Амброксол хорошо сочетается с антибиотиками. В ряде работ показано повышение под его влиянием концентраций антибиотиков различных групп в альвеолах и слизистой оболочке бронхов [17–20]. При инфекциях дыхательных путей добавление амброксола к антибиотикам повышает эффективность антибактериальной терапии и сокращает ее продолжительность [17, 19, 21].

В рандомизированном двойном слепом плацебоконтролируемом исследовании амброксола установлено, что его применение в течение 2-х недель приводит к значительному уменьшению одышки в покое и частоты обострений хронического бронхита. Снижение вязкости мокроты, облегчение выдоха и кашля сохранялось в основной группе пациентов на протяжении всего периода лечения (8 недель) [22].

Высокая эффективность и хорошая переносимость амброксола, а также значительная степень приверженности пациентов к лечению позволяют некоторым зарубежным авторам рекомендовать его в качестве препарата выбора для профилактики хронического бронхита [22]. Российские специалисты, изучавшие эффективность амброксола у амбулаторных больных с ХОБЛ, также пришли к заключению, что муколитические свойства препарата максимально реализуются при дис- и гиперкринии, т. е. у больных с хроническим бронхитом [23].

Эффективность амброксола при заболеваниях дыхательных путей доказана не только у взрослых, но и у детей. Так, у маленьких пациентов с бронхообструктивным синдромом пероральное назначение амброксола (30 мг/сут. в течение 10 дней) позволяло быстрее улучшить состояние, чем лечение ацетилцистеином (200–300 мг/сут. в течение 10 дней) [24]. Добавление амброксола к антибактериальным препаратам у детей с инфекциями нижних дыхательных путей приводило к более быстрому по сравнению с плацебо устранению кашля и других клинических симптомов, а также к нормализации рентгенологических изменений [18]. При этом отмечалась отличная переносимость препарата у детей.

У определенных категорий больных была продемонстрирована эффективность амброксола и в качестве средства периоперационной профилактики. Например, в двойном слепом рандомизированном плацебоконтролируемом исследовании, включавшем 252 пациента с ХОБЛ, введение амброксола перед хирургическими вмешательствами на верхних отделах желудочно-кишечного тракта позволяло успешно предупреждать развитие легочных осложнений в послеоперационном периоде [25]. Благоприятный профилактический эффект амброксола в отношении бронхолегочных осложнений был также показан при его применении для периоперационной профилактики у больных с торакальной патологией, требующей хирургического вмешательства (рак легких, гамартома, плевральная мезотелиома, буллезная дистрофия или эмфизема легких) [26].

Безопасность амброксола позволяет использовать его в неонатологии и у беременных (II и III триместры). Это имеет практическое значение, так как у детей первых недель жизни, особенно недоношенных, нередко снижен синтез сурфактанта. Амброксол применяется не только при лечении патологии новорожденных, обусловленной дефицитом сурфактанта, но и в качестве средства пренатальной профилактики респираторного дистресс-синдрома, являющегося главной причиной заболеваемости и смертности детей с пониженной массой тела [27].

Способность ускорять созревание легочной ткани плода при угрозе преждевременных родов доказана в клинических исследованиях среди всех лекарственных средств только для глюкокортикоидов и амброксола [28]. Эти препараты снижают частоту респираторного дистресс-синдрома в 2–3 раза. Эффективность глюкокортикоидов и амброксола сопоставима, однако амброксол значительно превосходит кортикостероиды по показателю безопасности. В клинических исследованиях побочные эффекты амброксола у матери и плода/новорожденного при применении на поздних стадиях беременности или полностью отсутствовали, или были выражены слабо и не требовали отмены лечения [28–30].

Интерес исследователей к амброксолу не угасает. Так, недавно белорусские и российские ученые изучили действие амброксола в комплексной терапии больных саркоидозом органов дыхания [31]. Хорошие результаты, полученные в этом пилотном исследовании, позволили авторам рекомендовать продолжить работы, направленные на определение значения амброксола в качестве средства патогенетической терапии при саркоидозе.

Эффективное использование амброксола и при ЛОР-патологии, согласно последним исследованиям, свидетельствует о том, что евстахиева труба выстлана слоем фосфолипидов, близким по структуре легочному сурфактанту и обладающим поверхностной активностью. Это открывает перспективы применения амброксола в терапии экссудативного среднего отита [32]. Его эффективность при данном заболевании была показана в многоцентровом, двойном слепом, плацебоконтролируемом исследовании с участием 435 взрослых и детей [33]. Амброксол достоверно улучшал клинические симптомы и показатели инструментальных методов исследования, включая тимпанометрию и определение слухового порога. Предположительно, благоприятный эффект амброксола у данной категории больных может быть обусловлен как его способностью стимулировать выработку сурфактанта, так и муколитическими свойствами [32].

Имеются сведения об успешном применении в педиатрии амброксола в комбинации с эритромицином и ацетилцистеином для лечения синусита [34].

В медицинской практике амброксол хорошо зарекомендовал себя в терапии трахеитов, ларинготрахеитов, бронхитов, пневмоний и других инфекций дыхательных путей у взрослых и детей.

Амброксол отлично переносится, при чем как взрослыми, так и детьми, включая новорожденных и недоношенных. В клинических исследованиях практически не наблюдалось различий в частоте побочных эффектов между амброксолом и плацебо. К достоинствам препарата относится высокая приверженность пациентов к лечению [22] и разнообразие лекарственных форм, позволяющих вводить его различными путями, в том числе комбинируя их.

На фармацевтическом рынке Украины амброксол широко представлен (около 54 наименований) отечественными и зарубежными фирмами-производителями, ценовая политика которых может удовлетворить все социальные слои населения.

В группу муколитических препаратов входит также карбоцистеин (бронкоклар, мукопронт, мукосол, флюдитек), из которых на аптечных полках Украины можно встретить всего 15 наименований (в то время как амброксола — 54, бромгексина — 48). Учитывая, что препараты карбоцистеина в основном зарубежного производства, не все пациенты смогут воспользоваться ими для лечения (например, бронкоклар сироп для взрослых 5% 250 мл фл. (UPSA) стоит около 18 грн)

Карбоцистеин проявляет одновременно как муколитический (изменяет вязкость бронхиального секрета), так и мукорегулирующий эффект (увеличивает синтез сиаломуцинов). Механизм действия карбоцистеина связан с активацией сиаловой трансферазы фермента бокаловидных клеток слизистой оболочки бронхов, формирующих состав бронхиального секрета. Вместе с тем под действием карбоцистеина происходит регенерация слизистой оболочки, восстановление ее структуры, уменьшение (нормализация) количества бокаловидных клеток, особенно в терминальных бронхах, а значит, и уменьшение количества вырабатываемой слизи. Помимо этого, восстанавливается секреция иммунологически активного IgA (специфическая защита) и число сульфгидрильных групп (неспецифическая защита), улучшается мукоцилиарный клиренс (потенцируется деятельность реснитчатых клеток). При этом действие карбоцистеина распространяется на все вовлеченные в патологический процесс отделы дыхательных путей — верхние и нижние, а также придаточные пазухи носа, среднее и внутреннее ухо [4, 5].

Препараты — производные карбоцистеина показаны при воспалительных заболеваниях органов дыхания и ЛОР-органов, а также для лечения воспалительных заболеваний органов дыхания и ЛОР-органов, которые сопровождаются образованием вязкого, трудно отделяемого секрета: острого и хронического бронхита, трахеобронхита, бронхоэктатической болезни, бронхиальной астмы, синусита, среднего отита, коклюша.

К сожалению, препараты карбоцистеина выпускаются только для приема внутрь (в виде капсул, гранул и сиропов). При назначении препаратов карбоцистеина следует соблюдать некоторые меры предосторожности: карбоцистеин способен усиливать бронхоспазм, в связи с чем его не следует принимать в острый период бронхиальной астмы, нецелесообразно одновременно применять другие препараты, подавляющие секреторную функцию бронхов, и препараты от кашля. Препараты не следует назначать больным сахарным диабетом, так как в одной столовой ложке сиропа содержится 6 г сахарозы. Не рекомендуется применять карбоцистеин беременным и кормящим матерям [4, 5].

Активными муколитическими препаратами последнего поколения являются и производные N-ацетилцистеина (ацетилцистеин ФС, ацетин, АЦЦ, кофацин, флуимуцил), они также, как и препараты карбоцистеина, немногочисленны на фармацевтическом рынке Украины (17 наименований) и с учетом преварилирующего зарубежного производителя доступны не для широкого круга населения.

Ацетилцистеин характеризуется прямым действием на молекулярную структуру слизи. В молекуле ацетилцистеина содержатся сульфгидрильные группы, которые разрывают дисульфидные связи кислых мукополисахаридов мокроты, при этом происходит деполимеризация макромолекул, и мокрота становится менее вязкой и легче отделяется при кашле [4, 5]. Препараты ацетилцистеина назначают внутрь в суточной дозе 600–1200 мг, разделенной на 3–4 приема, в растворе в виде ингаляций (2 мл 20% раствора), внутрибронхиальных инстилляций по 1 мл 10% раствора или промывания бронхов при лечебных бронхоскопиях. Существенным преимуществом ацетилцистеина является его антиоксидантная активность. N-ацетилцистеин является предшественником одного из наиболее важных компонентов антиоксидантной защиты — глутатиона, который выполняет защитную функцию в дыхательной системе и препятствует повреждающему действию окислителей. Это качество особенно важно для пожилых больных, у которых существенно активируются окислительные процессы и снижается антиоксидантная активность сыворотки крови [9]. Наряду со снижением вязкости мокроты N-ацетилцистеин способствует разжижению гноя.

Препараты ацетилцистеина показаны при заболеваниях дыхательных путей, сопровождающихся образованием вязкого секрета, в том числе при остром и хроническом бронхите, бронхоэктатической болезни, хроническом обструктивном бронхите, бронхиальной астме, бронхиолите, муковисцидозе, трахеите, ларингите, а также синусите и экссудативном среднем отите.

Вместе с тем при назначении препаратов ацетилцистеина следует помнить, что длительное их применение нецелесообразно, так как в этом случае они могут подавлять мукоцилиарный транспорт и продукцию секреторного IgA. В отдельных случаях муколитический эффект ацетилцистеина может оказаться нежелательным, потому что на состояние мукоцилиарного транспорта отрицательно влияет как увеличение, так и чрезмерное снижение вязкости секрета. Между тем ацетилцистеин иногда способен оказывать избыточный разжижающий эффект, что может вызывать синдром так называемого «затопления» легких и потребовать даже применения отсоса для удаления накопившегося секрета [4, 5].

При лечении инфекционно-воспалительных процессов у больных с заболеваниями органов дыхания нередко назначают антибиотики. Антибактериальная терапия, как известно, существенно повышает вязкость мокроты вследствие высвобождения ДНК при лизисе микробных тел и лейкоцитов. В связи с этим необходимо осуществлять мероприятия, улучшающие реологические свойства мокроты и облегчающие ее отхождение. Одним из таких методов является назначение муколитиков в сочетании с антибиотиками, при этом необходимо учитывать возможность их совместимости. При приеме ацетилцистеина внутрь антибиотики следует принимать не ранее чем через 2 часа. Препараты ацетилцистеина при ингаляциях или инстилляциях не следует смешивать с антибиотиками, так как при этом происходит их взаимная инактивация. Исключение составляет флуимуцил, для которого даже создана специальная форма: флуимуцил + антибиотик ИТ (тиамфеникол глицинат ацетилцистеинат). Он выпускается для ингаляционного, парентерального, эндобронхиального и местного применения. Тиамфеникол глицинат ацетилцистеинат — это комплексное соединение, объединяющее в своем составе антибиотик тиамфеникол и ацетилцистеин. Тиамфеникол обладает широким спектром антибактериального действия. Он эффективен в отношении бактерий, наиболее часто вызывающих инфекцию дыхательных путей. Ацетилцистеин эффективно разжижает мокроту и облегчает проникновение тиамфеникола в зону воспаления, угнетает адгезию бактерий на эпителии дыхательных путей [4, 5].

При лечении ХОБЛ вне обострения рекомендуется назначение муколитиков (мукорегуляторов) при явлениях мукостаза. При лечении обострения ХОБЛ возможно назначение мукорегуляторных средств через небулайзер. Для этого применяются специальные растворы амброксола (лазолван) и ацетилцистеина (флуимуцил).

Амброксол может использоваться вместе с бронхолитиками в одной небулайзерной камере. Это чрезвычайно важно, так как бронхолитическая терапия при лечении больных ХОБЛ в настоящее время является базисной терапией. Бронхолитическая терапия потенцирует действие муколитиков и усиливает их активность. Так, β2-агонисты и теофиллины активируют мукоцилиарный клиренс, усиливая выделение секрета, а М-холинолитики (ипратропиум бромид), уменьшая воспаление и отек слизистой, облегчают отхождение мокроты.

Вместе с тем данные по применению муколитиков (мукорегуляторов) при лечении больных ХОБЛ неоднозначны. Муколитические свойства этих препаратов, их способность уменьшать адгезию и активировать мукоцилиарный клиренс успешно реализуются у больных ХОБЛ с дискринией и гиперсекрецией. Там же, где бронхиальная обструкция связана с бронхоспазмом или необратимыми явлениями, мукорегуляторы (муколитики) не находят точки приложения.

Улучшение работы мукоцилиарного транспорта может быть достигнуто и иным путем. В последнее время арсенал лекарственных средств, применяемых для лечения бронхолегочных заболеваний, сопровождающихся бронхообструктивным синдромом, пополнился новым препаратом, нестероидным противовоспалительным производным фенспирида — эреспалом [35]. Несмотря на то, что препарат не обладает непосредственным муколитическим и отхаркивающим действием, его можно опосредованно отнести к мукорегуляторам благодаря его противовоспалительным свойствам. Эреспал, воздействуя на ключевые звенья воспалительного процесса и обладая высоким тропизмом в отношении дыхательных путей, уменьшает отек слизистой бронхов и гиперсекрецию. Кроме того, он достоверно увеличивает скорость мукоцилиарного транспорта и противодействует бронхоконстрикции. Все это приводит к улучшению отхождения мокроты, уменьшению кашля и одышки [35]. Механизм действия фенспирида обусловлен противовоспалительными и антибронхоконстрикторными свойствами за счет блокирования Н1-гистаминовых рецепторов, папавериноподобного (миотропного) спазмолитического действия, противовоспалительного эффекта, который опосредуется ингибированием цитокинов, фактора некроза опухолей-α, продуктов циклооксигеназного и липоксигеназного путей метаболизма арахидоновой кислоты, свободных радикалов, некоторые из которых могут вызвать бронхоспазм.

Эреспал показан для лечения ринофарингита и ларингита, отита, синусита, трахеобронхита, хронического бронхита с или без дыхательной недостаточности, симптомов аллергии со стороны ЛОР-органов и респираторной системы, сезонного или круглосуточного аллергического ринита, респираторных проявлений кори, коклюша и гриппа, в составе комплексной терапии бронхиальной астмы [35].

Резюмируя вышеизложенный анализ украинского фармацевтического рынка синтетических муколитиков следует подчеркнуть, что все они: бромгексин, амброксол, карбоцистеин, ацетилцистеин и эреспал, имея свои отличительные фармакологические свойства, являются препаратами выбора в фармакотерапии заболеваний верхних дыхательных путей и ЛОР-органов. Поэтому и врачи, и провизоры должны подходить к назначению данных лекарственных средств с учетом индивидуальности и возможностей каждого пациента.

Литература

  1. Дорошенко П. М. Стан пульмонологічної служби в Україні у 2003 році // (http://www.ifp.kiev.ua)
  2. Фещенко Ю. І., Дзюблик О. Я., Мельник В. П. та ін. Негоспітальна пневмонія у дорослих: етіологія, патогенез, класифікація, діагностика, антибактеріальна терапія (методичні рекомендації).— Київ: МОРІОН, 2001.
  3. Фещенко Ю. И., Мельник В. П. Пульмонологическая помощь в Украине // Doctor.— 2004.— № 2.— С. 7–10.
  4. Овчаренко С. И. Муколитические (мукорегуляторные) препараты в лечении хронической обструктивной болезни легких // РМЖ.— 2002.— Т. 10, № 4.
  5. Зайцева О. В. Муколитическая терапия в комплексном лечении болезней органов дыхания у детей // Consilium medicum. Педиатрия.— 2002.— Т. 5, № 10.
  6. Шмелев Е. И. Патогенез воспаления при хронических обструктивных болезнях легких. В кн.: Хронические обструктивные болезни легких / под редакцией А. Г. Чучалина.— М., 1998.— С. 82–92.
  7. Белоусов Ю. Б., Омельяновский В. В. Клиническая фармакология болезней органов дыхания у детей: Руководство для врачей.— М., 1996.— 176 с.
  8. Vestbo J., Prescott E., Lange P. Association of chronic mucus hypersecretion with FEV1 decline and chronic obstructive pulmonary disease morbidity // Copenhagen City Heart Study Group. Am J Respir Crit Care Med.— 1996.— V.153. P. 1530–35.
  9. Prescott E, Lange P, Vestbo. Chronic mucus hypersecretion in COPD and death from pulmonary infection// Eur Respir J.— 1995.— № 8.— Р. 1333–38.
  10. Синопальников А. И., Клячкина И. Л. Место муколитических препаратов в комплексной терапии болезней органов дыхания // Российские медицинские вести.— 1997.— № 2 (4).— С. 9–18.
  11. Зайцева О. В. Муколитические препараты в терапии болезней органов дыхания у детей: современный взгляд на проблему // РМЖ.— 2003. –Т. 11, № 1.
  12. Gillissen A, Nowak D. Characterization of N-acetylcysteine and ambroxol in antioxidant therapy // Respir Med.— 1998.— V. 92.— P. 609–23.
  13. Kupczyk M, Kuna P. Mucolytics in acute and chronic respiratory tract disorders. II. Uses for treatment and antioxidant properties// Pol Merkuriusz Lek.— 2002.— № 12.— Р. 248–52.
  14. Самсыгина Г. А. Противокашлевая терапия: рациональный выбор // В мире лекарств.— 1999.— Т. 2, № 4.
  15. Melillo G, Cocco G. Ambroxol decreases bronchial hyperreactivity // Eur J Respir Dis.— 1986.— V. 69.— P. 316–20.
  16. Wiessmann KJ, Niemeyer K. Clinical results in the treatment of chronic obstructive bronchitis with ambroxol in comparison with bromhexine // Arzneimittelforschung.— 1978.— V. 28.— P. 918–21.
  17. Principi N, Zavattini G, Daniotti S. Possibility of interaction among antibiotics and mucolytics in children // Int J Clin Pharmacol Res.— 1986.— V. 6.— P. 369–72.
  18. Spatola J, Poderoso JJ, Wiemeyer JC, et al. Influence of ambroxol on lung tissue penetration of amoxicillin // Arzneimittelforschung.— 1987.— V. 37.— P. 965–66.
  19. Peralta J, Poderoso JJ, Corazza C, et al. Ambroxol plus amoxicillin in the treatment of exacerbations of chronic bronchitis // Arzneimittelforschung.— 1987.— V. 37.— P. 969–71.
  20. Paganin F, Bouvet O, Chanez P, et al. Evaluation of the effects of ambroxol on the ofloxacin concentrations in bronchial tissues in COPD patients with infectious exacerbation // Biopharm Drug Dispos.— 1995.— V.16.— P. 393–401.
  21. Prevention of chronic bronchitis exacerbations with ambroxol (mucosolvan retard). An open, long-term, multicenter study in 5,635 patients // Respiration.— 1989.— V. 55 (suppl. 1).— P. 84–96.
  22. Michnar M, Milanowski J. Clinical evaluation of efficacy and tolerance of oral treatment with ambroxol in patients with chronic bronchitis // Pneumonol Alergol Pol.— 1996.— V. 64 (suppl. 1).— P. 90–96.
  23. Новиков Ю. К., Белевский А. С. Муколитики в комплексном лечении ХОБЛ // Лечащий врач.— 2001.— № 2.
  24. Baldini G, Gucci M, Taro D, Memmini C. A controlled study on the action of a new formulation of ambroxol in asthmatiform bronchitis in children // Minerva Pediatr.— 1989.— V. 41.— P. 91–95.
  25. Fegiz G. Prevention by ambroxol of bronchopulmonary complications after upper abdominal surgery: double-blind Italian multicenter clinical study versus placebo // Lung.— 1991.— V. 169.— P. 69–76.
  26. Romanini BM, Sandri MG, Tosi M, Mezzetti M, Mazzetti A. Ambroxol for prophylaxis and treatment of bronchopulmonary complications after chest surgery // Int J Clin Pharmacol Res.— 1986.— № 6.— P. 123–27.
  27. Kimya Y, Kucukkomurcu S, Ozan H, Uncu G. Antenatal ambroxol usage in the prevention of infant respiratory distress syndrome. Beneficial and adverse effects// Clin Exp Obstet Gynecol.— 1995.— V. 22.— P. 204–11.
  28. Wolff F, Bolte A. The status of prenatal lung ripening // Geburtshilfe Frauenheilkd.— 1990.— V. 50.— P. 171–76.
  29. Wauer RR, Schmalisch G, Bohme B, Arand J, Lehmann D. Randomized double blind trial of Ambroxol for the treatment of respiratory distress syndrome // Eur J Pediatr.— 1992.— V. 151.— P. 357–63.
  30. Laoag-Fernandez JB, Fernandez AM, Maruo T. Antenatal use of ambroxol for the prevention of infant respiratory distress syndrome // J Obstet Gynaecol Res.— 2000.— V. 26.— P. 307–12.
  31. Таганович А. Д., Котович И. Л., Бородина Г. Л., Семенкова Г. Н. Влияние комплексной терапии с применением амброксола на компоненты бронхоальвеолярного смыва у больных с саркоидозом органов дыхания // БМЖ.— 2002.— № 1.
  32. Mira E, Benazzo M, De Paoli F, Casasco A, Calligaro A. Surfactants of the airways. Critical review and personal research // Acta Otorhinolaryngol Ital.— 1997.— V. 17 (suppl. 56).— P. 3–16.
  33. Passali D, Zavattini G. Multicenter study on the treatment of secretory otitis media with ambroxol. Importance of a surface-tension-lowering substance // Respiration.— 1987.— V. 51 (suppl. 1).— P. 52–59.
  34. De Pra M, Oberti F. Childhood sinusitis. A description and comments based on a 10-year series of cases // Minerva Pediatr.— 1990.— V. 42.— P. 515–30.
  35. Волкова Л. И. и др. Опыт применения фенспирида (эреспала) при обострении хронического бронхита // Клиническая фармакология и терапия.— 2000.— № 5.— С. 65–68.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика