Логотип журнала "Провизор"








Его борьба

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Продолжение; начало см. в № 13’2005, 14’2005, 15’2005, 16’2005, 17’2005.

Почему Л. Б. Бертенсон не «отсвечивал» в судебных процессах шарлатанов, предоставляя это другим членам Медицинского Совета (МС)? Причин тому несколько. Лейб-медик не хотел быть участником дел, изначально имевших мало шансов на обвинительный вердикт, как в случае с «психотерапевтом» Оноре. В выигранном «деле Аврахова» Лев Бернардович промолчал по другой причине: он сам некстати оказался втянутым в один из многочисленных скандалов с лечением сифилиса:

«Милостивый государь, господин редактор!

В «Новом Времени» и других газетах появились замътки по поводу смерти С. И. К-го, послъдовавшей 1-го февраля, на третiй день послъ впрыскиванiя препарата «606», произведеннаго ему доктором А. Н. Соловьевым. В замътках упоминается, что д-р А. Н. Соловьев, не ръшаясь взять на себя отвътственность за примъненiе препарата «606» и желая имъть отзыв спецiалиста по внутренним болъзням о состоянiи сердца больного, направил его ко мнъ, и что я выдал свидътельство, удостовъряющее в том, что сердце С. И. К-го здорово.

Так как газеты не одинаково передают факты и нъкоторыя их даже извращают, то я считаю долгом представить дъло, как оно было, и прошу не отказать в напечатанiи нижеслъдующих строк.

Три мъсяца назад (5 ноября 1910 г.) на мой домашнiй прiем явился С. И. К-iй, 33-х лът, с заявленiем, что он давно болен сифилисом, имъет прободенiе неба, лечится у д-ра А. Н. Соловьева и что послъднiй, желая впрыснуть препарат «606», прислал его ко мнъ для того, чтобы узнать, каково состоянiе сердца. Больной хотя и заявил мнъ, что безпокоится за сердце, но при этом сообщил, что чувствует себя хорошо, одышкой не страдает, быстро и много ходит и никаких разстройств у себя не замъчает.

Изслъдованiем я убъдился, что у С. И. К-го при значительном ожирънiи имъется увеличенiе сердца, но при этом я не мог найти никаких объективных признаков нарушенiя дъятельности послъдняго. На этом основанiи я сообщил на своей карточкъ д-ру А. Н. Соловьеву слъдующее:

«Сердце у С. И. К-го, конечно, увеличено в объемъ, но признаков недостаточности его работы налицо не имъется, и оно дъйствует исправно. На этом основанiи считаю возможным сказать, что препятствiй к примъненiю «606» нът».

Что было с больным послъ его визита, мнъ не извъстно, и о смерти его я узнал только из газет.

Лев Бертенсон» (Практическiй Врач, 1911, № 7).

Готовность разделить ответственность — хотя бы моральную — делает честь лейб-медику, но он не сообщает, поделился ли дилер «606» Соловьев с ним гонораром.

С другой стороны, Л. Б. Бертенсон полагал ниже своего достоинства выступать против шарлатанов, пусть даже самых известных, персонально. Экспертные заключения для МС он давал лишь врачам или лицам, имеющим, по их словам, медицинское образование, например, Бадмаеву или Гусеву. При этом Лев Бернардович не ограничивался тибетской медициной (ТМ). Вот его убийственное заключение по прошению доктора Докучаева — предтечи Бутейко, Стрельниковой, Фролова и др.:

«МС разсмотръл в засъданiи 20 iюля доклад Л. Б. Бертенсона о прошенiи д-ра П. П. Докучаева на имя товарища министра внутренних дъл о разръшенiи печатать в «Правительственном Въстникъ» объявленiя о прiемных часах для леченiя по его, Докучаева, способу. Этот способ леченiя изложен в брошюръ Докучаева «Леченiе естественными дыханiями без внутренняго употребленiя лекарств».

Московскiй градоначальник отклонил ходатайство Докучаева о разръшенiи напечатать означенную брошюру и удостовъренiя пользованных Докучаевым больных на том основанiи, что брошюрка, по мнънiю Московскаго врачебнаго управленiя, является явной рекламой, недостойной званiя врача; способ леченiя в брошюръ не описан, а завъренiя о благопрiятных результатах являются голословными.

В прошенiи Докучаева имъется заявленiе: «То, что не удавалось Захарьину, Остроумову и Боткину, вылечивается теперь мною». Сахарная болъзнь, триппер считаются неизлечимыми страданiями — по способу же его, Докучаева, они излъчиваются. Далъе, «изобрътенный им пояс необходим каждому как сохраняющiй жизнь и увеличивающiй работоспособность».

По мнънiю докладчика, с которым согласился и МС, «брошюра Докучаева представляет грубую и невъжественную рекламу, и на основанiи ея и без знакомства со способом леченiя Докучаева можно сказать, что этот способ ничего общаго с врачебной наукой не имъет. Что же касается автора брошюры, нарушающаго элементарныя правила врачебной этики, то на основанiи знакомства с его произведенiем и особенно с письмом на имя товарища министра приходится эти дъйствiя объяснять не дурными намъренiями, а скоръе ненормальным психическим состоянiем» (Русскiй Врач, 1910, № 30).

Шарлатанская реклама в «Правительственном Вестнике» — это круто! У д-ра Докучаева не вышло, но лет 10 назад другой доктор (технических наук), замдиректора крупной государственной фирмы, открывший в себе талант целителя, печатался-таки в «Урядовом курьере», и автору ретросерии невольно довелось стать свидетелем потока звонков онкобольных. «Продвинутый» доктор (еще тогда он рассказывал о стволовых клетках!) продолжает свою деятельность доныне — частным образом — и тоже пишет книги о своей системе.

Ну, а «естественные дыхания» Докучаева явно произрастали из «тайных китайских, индийских и тибетских знаний» — ци-гунов и пранаям, т. е. корни у него с П. А. Бадмаевым были общие. Но почему Петр Александрович, широко пользуясь лекарствами ТМ, не применял ни лечебное дыхание, ни еще одно хваленое восточное средство — иглоукалывание? В его переводе «Жуд-Ши» о них нет ни слова: подробно перечисляя инструменты тибетских врачей, Бадмаев лишь мельком упоминает: «Наконец, имеются различного рода иглы». И все.

А ведь в это время иглорефлексотерапевты уже проникли даже в европейскую Россию. Один из них прекрасно зарабатывал в Москве, куда прибыл через тот же соседний с Бурятией Иркутск, что и братья Бадмаевы, «лечением» все того же сифилиса:

«Московскому градоначальнику стало извъстно, что два кондуктора городских желъзных дорог, Богачев и Русаков, лечились у какого-то «китайскаго доктора» в д. 9 по Армянскому переулку и послъ его леченiя опасно заболъли. В этом домъ, как показало разслъдованiе, живет страдающiй спинной сухоткой купец А. И. Простаков, который по совъту знакомых выписал из г. Иркутска мъстнаго жителя, мещанина А. А. Бурлакова, китайца по происхожденiю, прославившагося своим лечебным искусством. Прiъхав в Москву в ноябръ 1910 г. , Бурлаков начал лечить своего пацiента, но толка от этого леченiя не было.

Одновременно «китайскiй доктор» открыл у себя в комнатъ амбулаторный прiем больных. Количество их достигало 70 человък в день. Плата за леченiе — по усмотрънiю больного от 20 коп. до 1 рубля, но иногда бъдных и даром. При леченiи Бурлаков дълал «насъчки», т. е. уколы иглами в количествъ 10–12 штук, приспособленными на металлической головкъ, прикрепленной в свою очередь к пружинъ и заключенной в каучуковую трубочку. От дъйствiя таких насъчек и заболъли городскiе кондуктора.

В квартиръ китайца-доктора таких насъчек отобрано 18 штук. Бурлаков научной степени по медицине не имъет, но занимается леченiем с давняго времени» (Русскiя Въдомости, 12 февраля 1911 г.).

История русской акупунктуры, изрядно «выпрямленная», Бурлакова и ему подобных благоразумно не упоминает. В ней вообще масса натяжек и ошибок: писали об иглоукалывании многие, побывавшие в Китае, но даже врачи понимали суть акупунктуры иначе, чем она преподносится сегодня. Возьмем наиболее близкие по времени работы, на которые обычно ссылаются современные книги по иглорефлексотерапии — докторские диссертации В. В. Корсакова [1] и Я. А. Виолина [2] — и заглянем во вторую, более позднюю и полную. «Теоретические» основы акупунктуры изложены здесь вполне современно [2]:

«Из ознакомленiя со всъми отдълами китайской медицины выносится только одно впечатленiе — жалкое ея существованiе. Главныя причины этого: отсутствiе анатомiи и вообще научных методов изслъдованiя, а также ошибочность воззрънiй на сущность мiровой гармонiи и таковой же в тълъ человъка.

Взгляды китайцев на главнъйшiя жизненныя явленiя, имъющiя в своей основъ туманную космическую теорiю, совершенно ложны. По их понятiям, жизнь человъческая есть результат взаимодъйствiя двух великих начал — «янг», радикальной теплоты, активнаго принципа или мужскаго начала, и «ин» — совершенной влаги, пассивнаго принципа или женскаго начала. Лишь при полной их гармонiи человък бывает здоров. Если преобладает принцип активный — является возбужденiе, если пассивный — то угнетенiе.

Эти два принципа дъйствуют в человъческом организмъ благодаря 12 главным органам: сердцу, печени, легким, селезенкъ, почкам, мозгу, кишкам, желудку, пузырям желчному и мочевому. Каждый из этих органов имъет канал (кинг), посредством котораго он соединяется с другими. Нъкоторые из каналов оканчиваются в руках, другiе — в ногах. Ход их — плод богатой фантазiи китайцев. Каналы эти играют большую роль, т. к. через них производится очищенiе тъла больного при посредствъ столь распространеннаго у китайцев лечебнаго метода — акупунктуры.

Шесть каналов переносят активный принцип, шесть других — пассивный. Принципы эти распространяются по всему организму при посредствъ паров и крови. Пар, или жизненный дух, зависит от активнаго принципа, кровь — от принципа пассивнаго. Пары волнуют и направляют кровь, «как ветер заставляет волноваться море». Эти два элемента циркулируют в каналах и, ударяя в стънки, заставляют их пульсировать. Пульс видоизмъняется в зависимости от того, находятся ли в том или ином органъ в равновъсiи активный и пассивный принципы».

Но совпадают ли «каналы» (сегодня «меридианы») с кровеносными сосудами, или же они — вымысел китайцев, остается для диссертанта неясным. Теперь — техника акупунктуры [2]:

«Любимым методом леченiя многих болъзней, преимущественно внутренних, служит акупунктура. Неизвъстно, когда она впервые вошла в употребленiе, но въра народа в дъйствительность ея непоколебима.

Иглы дълаются из золота, серебра и стали. В наборах игл, имъющихся у китайских докторов, их бывает обыкновенно сорок; нъкоторыя из них большiя — до 28 см, а другiя маленькiя — до 1 см. Иглы имъют рукоятки и держатся в особых вмъстилищах воткнутыми в подушечку (рис.).

 

Рисунок. Набор игл для китайской акупунктуры

 

Производится акупунктура таким образом, что лъвой рукой натягивается или сжимается кожа на избранном мъстъ, а правой — дълается укол. На тъх мъстах, гдъ мало мышц (кисти рук, нижняя часть предплечья) иглы вкалываются вдоль члена на довольно значительную глубину точно так, как иглы Праваца. Иногда глубина укола опредъляется длиной второго сустава указательнаго пальца. В этих случаях примъняются почти всегда короткiя иглы. В мъстах, гдъ мышц много (живот, икры, плечо), игла вкалывается перпендикулярно, на глубину нъскольких сантиметров.

Различают акупунктуру холодную и горячую. При послъдней иглу вводят в тъло холодной, но вздутый заднiй конец ея подогръвается на огнъ. Иногда он кончается чашечкой, в которую помъщают горячiй уголек.

Принцип, на котором основано это леченiе — попасть иглою в канал (кинг) именно в том мъстъ, гдъ локализуется болъзнь, и дать, таким образом, ей возможность выйти наружу. Поэтому мъста уколов должны быть заранъе хорошо извъстны при каждом заболъванiи.

В китайских медицинских книгах есть рисунки человъческаго тъла с указанiем точек уколов при каждой болъзни. Прежде в медицинской коллегiи находился бронзовый манекен человъка с извъстным числом отверстiй (388), соотвътствующих мъстам, гдъ нужно производить уколы. Во время экзаменов манекены заклеивались бумагой, и экзаменующiйся по акупунктуръ должен был, не колеблясь, попасть сразу своей иглой в то отверстiе, которое нужно прокалывать при данной болъзни. Впервые эти бронзовыя человъческiя фигуры, числом двъ, были отлиты при императоръ Цян-Лун (1736–1796). С этих фигур сдъланы рисунки, которые до сих пор перепечатываются без измъненiй».

Рисунки приводить не будем — их перепечатывают без изменений и в Украине. Но что все-таки должно выйти наружу через прокол — болезнь или кровь? Ведь «шилом» в 11 дюймов легко можно выпустить и дух. Читаем про конкретные болезни [2]:

«При всякаго рода диспепсiях и болях в животъ акупунктура в очень большом ходу. При этом поступают так: на животъ от нижняго конца грудины до пупка проводится мысленно прямая линiя, которая дълится на 6–7 равных частей. Число их зависит от индивидуальности больного: у худых и высоких получается больше, у жирных и низеньких — меньше. Каждая часть отмъряется бамбуковой палочкой, равной по длинъ среднему суставу средняго пальца руки. У мужчин для измъренiя берется лъвая рука, у женщин — правая. Точки дъленiя отмъчаются ногтем или тушью и служат мъстами уколов. В них вкалываются иглы на довольно значительную глубину и оставляются в таком положенiи часа на два. Затъм иглы вынимаются, а мъста уколов закрываются пластырем.

Если боли ощущаются в нижней части живота, то продълывается то же самое, начиная от пупка вниз до лобка.

Для ослабленiя боли при уколах на мъста, гдъ слъдует их сдълать, производится сильное давленiе ногтем, и непосредственно около него вкалывают иглу, дълая ею небольшiя вращательныя движенiя. При этом часто заставляют больного кашлять. Для усиленiя дъйствiя по рукояткъ иглы дълают щелчки, или ударяют маленьким молоточком, или проводят ногтем по спирали рукоятки вверх и вниз.

Иногда иглы вкалываются глубоко в живот или печень. Бывали, конечно, и случаи смерти от подобнаго энергичнаго леченiя.

При холеръ длинная игла проводится между ахилловым сухожилiем и костью, а также дълаются уколы на руках под ногтями, на языкъ, у anus’a.

При солнечном ударъ иглы вкалываются в концы пальцев — однъ сбоку, другiя посрединъ. Оставляют их на мъстъ полчаса и больше, затъм из полученных уколов стараются выжимать кровь.

Очень часто лечат таким образом ревматизм, причем игла вкалывается глубоко в пораженный сустав...».

В заключение — колоритный пример радикального иглоукалывания, показывающий также стиль поведения тогдашних рефлексотерапевтов [2]:

«Акупунктуру хвалят нъкоторые русскiе старожилы Пекина, върит в ея дъйствительность и архiепископ Фавье:

«Что касается акупунктуры, то не слъдовало бы отрицать ея дъйствительности. Один очевидец передает слъдующее: «однажды упал на дорогъ замертво миссiонер в приступъ холеры; я подошел к нему и нашел его холодным, безкровным, без сознанiя. Двое врачей китайцев вонзили ему в руки и ноги желъзныя иглы с очень толстыми ушками из желтой мъди; кровь не показалась. Тогда ему воткнули иглу длиною около дюйма под колъно — показалась капелька черной крови.

«Он спасен»,— сказал тогда один из врачей; закурили они трубочку и съли пить чай. Больной не открывал глаз, и я просил их продолжать операцiю. Они снова начали уколы и через четверть часа больной повернулся на своем ложе, как живой мертвец. Увидя меня, он пожелал выкурить трубочку. Когда я ръшил отнести больного на носилках, то один из врачей сказал мнъ: надо принять нъкоторыя мъры предосторожности. Не говоря болъе ни слова, они вонзили ему 4 иглы в 8 см длиною вокруг пупка. Всю ночь он спал спокойно, а на другой день был совершенно здоров».

Заметим, наконец, что Я. А. Виолин не счел акупунктуру достойной дальнейшего изучения [2]:

«Среди этого хаоса мы находим нъсколько фактов, которые указывают на рацiональность воззрънiй на нъкоторые предметы и эмпирическiя данныя, близко подходящiя к нашим познанiям. В нъкоторых же случаях наблюдательность многих поколънiй китайцев даже опередила в том же отношенiи нас. Я не принадлежу к числу горячих поклонников китайской медицины, но смъю думать, что изученiе лекарственных форм растительнаго происхожденiя — единственный отдъл среди обширнаго научнаго матерiала, касающагося медицины в Китаъ, достойный изученiя и могущiй дать ощутительныя результаты».

Шли десятилетия, а представления о ней теперь уже советских медиков не менялись. Современные пособия по акупунктуре уверяют, что «в советский период иглоукалыванием занимался такой видный ученый, как В. В. Корсаков (1928)». Однако читая статью [3], понимаешь, что автор диссертации [1], доживший до преклонных лет (род. в 1854 г.), просто повторяет все то, что он написал (а Виолин процитировал) об акупунктуре еще 27 лет назад. И о бронзовом манекене с отверстиями, соответствующими «седалищам болезней», по учению китайских врачей,— местам прохождения кровеносных сосудов, которые требовалось «проколоть и уничтожить» (кстати, по Корсакову, в манекен наливали красную жидкость, имитирующую кровь, — при правильном проколе бумаги она лилась наружу). И о лечении холеры: «Во время приступа больному вокруг всего plexus solaris делается длинной иглой несколько глубоких уколов, и если получается при этом алая кровь, то больной быстро поправляется, если же кровь получается темная или совсем не получается, то больной обычно погибает». Наконец, для Корсакова (которого при всем уважении к его богатой биографии нельзя назвать ни ученым, ни даже полноценным врачом — он в гораздо большей степени журналист и писатель), рефлексотерапевт — по-прежнему «знахарь-иглопрокалыватель «седалищ болезней», сидящий в палатке с множеством игл, имеющих ужасный вид; около него на стенках — схема человека с нарисованными на разных частях тела кружками, прокалывая которые, можно уничтожить болезнь».

Минуло еще четверть века, но у нас ничего не изменилось в описании акупунктуры, разве что «седалища болезней» стали называть «жизненными точками». Остальное по-прежнему переписывали из Корсакова-Виолина [4]:

«Древнее учение об акупунктуре основывается на представлении китайских врачей, согласно которому каждому из внутренних органов человека соответствуют два симметрично расположенных хода, имеющих вид трубок. По ним текут кровь и пневма, а по ходу этих трубок располагаются так называемые «жизненные точки».

Укалыванием иглой в «жизненные точки» врачи стремились оказывать влияние на течение заболеваний внутренних органов, дав возможности болезни «выйти наружу». Китайская медицина насчитывает более 380 «точек» применения акупунктуры, причем эти «точки» нередко находятся на значительном расстоянии от заболевшего органа. Лечебный эффект от иглоукалывания, по наблюдениям китайских врачей, зависит от продолжительности и глубины укола. Игл для акупунктуры бывает в наборе до 40 штук, размером от 1 до 28 см. В одних «жизненных точках» иглы вкалываются перпендикулярно мышцам, в других местах, где имеется малое количество мышц, обычно применяются короткие иглы, которые вкалываются вдоль мышц. Терапевтический эффект, получаемый при этом методе лечения, объясняется действием акупунктуры на нервную систему, оказывающую огромное влияние на все процессы жизнедеятельности организма».

Последняя фраза — всего лишь дань «павловскому учению о нервизме», обязательному для советских врачей после совместной сессии союзных АН и АМН летом 1950 г. Вывод: всю первую половину XX в. иглоукалывание было для нашей медицины шаманством. К чести Наркомздрава, он ответил на попытки легализации ТМ столь же негативно, как и царский МС на происки Бадмаева; впрочем, это еще долго не мешало практикам акупунктуры неплохо зарабатывать даже в сталинском СССР. Корсаков писал в 1928 г. [3]:

«За последнее десятилетие в разных городах СССР, а особенно много в Сибири, поселилось врачей-китайцев, занявшихся врачеванием русского населения. В Москве этот новый тип врача с образованием, полученным в медицинских школах в Китае, Корее и Японии, желая узаконить свое право практики, обратился за разрешением в Наркомздрав. Возник вопрос: признать ли таковых врачей-китайцев равноправными по полученному ими медицинскому образованию с местными русскими врачами, прошедшими высшие медицинские школы? На полученный отрицательный ответ врачи-китайцы и корейцы, представив удостоверения от китайских и корейских медицинских школ, обращались с прошением о разрешении им лечения по методам восточной медицины хотя бы своих соплеменников. И на эти прошения последовал отказ, так как особого метода лечения и особой восточной медицины не существует. Тем не менее в Москве занимаются практикой несколько врачей-китайцев, применяя при лечении не только лекарства своего приготовления, но и метод уколов».

О них официальная история также умалчивает, ибо еще с войны 1904–1905 гг. утвердилось мнение, будто все китайские (тибетские) врачи — японские шпионы. Вышеупомянутый «мещанин Бурлаков» (жаль, не нашлось для него своего Акунина, «раздувшего» купринского штабс-капитана Рыбникова в супершпиона-ниндзя!) прибыл в Москву из Иркутска. Сейчас вы поймете, кто его послал [5]:

«Здание, где располагалось генеральное консульство Японии в Иркутске, — двухэтажный деревянный особняк,— сохранилось и по сей день. Чем здесь занимались, ни для кого не являлось секретом. Вице-консул Сугино руководил всей сетью японской разведки в Иркутске и других городах Сибири. Его заместители Минами и Танака осуществляли ответственные вербовочные операции. Остальной аппарат сплошь состоял из разведчиков и специалистов японского генштаба.

Они сразу поняли, что в качестве агентуры им целесообразнее использовать китайцев и корейцев, проживавших здесь тогда в огромном количестве. Японцы были заинтересованы в заселении приграничных сибирских районов представителями этих стран — китайцам и корейцам, пожелавшим переселиться на чужбину, они платили деньги. Те оседали в сибирских городах и открывали там частные предприятия. Например, в Иркутске китайцы содержали ресторан, прачечные, магазины и аптеки.

Особое место в своей шпионской деятельности японское консульство в Иркутске отводило доктору ТМ китайцу Хану. На улице графа Кутайсова (сейчас Богдана Хмельницкого) в каменном здании до революции существовала лечебница, предоставлявшая новомодные медицинские услуги, в том числе иглоукалывание. Ее владелец доктор Хан являлся резидентом японской разведки и свое роскошно обставленное заведение удачно использовал как прикрытие для выполнения секретных заданий.

Ему удалось создать китайский филерский разведаппарат, который состоял из чистильщиков обуви. Они отслеживали передвижения по улицам города ответственных чиновников и военачальников и докладывали о каждом их шаге. Доктора Хана, а вместе с ним и японскую разведку прежде всего интересовало, посещают ли они публичные дома, а также их пристрастие к алкогольным напиткам.

Когда Сибирь была окончательно завоевана большевиками, Хан бежал зимой через Байкал со своей любовницей и сыном. Старожилы и по сей день помнят, что вплоть до 40-х гг. на здании, где располагалось лечебное заведение, продолжала висеть табличка со странной надписью: «Доктор тибетской медицины Хан».

Лишь в 30-е гг. доблестные «органы» разобрались с японскими шпионами по всему СССР; в их число попал, понятное дело, и племянник П. А. Бадмаева — Николай Николаевич. Чьим шпионом был сам Петр Александрович (тибетским?) — осталось тайной. Как и то, почему он не издал перевод двух последних томов «Жуд-Ши» (всего их четыре). Если третий том («Маннаг-Жуд») Бадмаев таки перевел на русский язык — текст вроде бы нашли в рукописном виде в архиве знаменитого бурята, — то за четвертый («Чимэй-Жуд»), где как раз и описана рефлексотерапия, Петр Александрович так, похоже, и не взялся,— видать, руки не дошли за придворными интригами и заработками на ТМ.

Это, наверное, и есть простейший ответ на вопрос, почему он не занимался иглоукалыванием?

 

Литература

  1. Корсаков В. В. Положенiе медицины в Китае и наиболе распространенныя в его населенiи болзни. Диссертацiя на степень доктора медицины. — СПб., 1901. — 159 с.
  2. Виолин Я. А. Медицина Китая. Диссертацiя на степень доктора медицины. — СПб., 1903. — 225 с.
  3. Корсаков В. Медицина в Китае в прошлом и настоящем // Врачебное дело. — 1928. — № 20. — С. 1561–1566.
  4. Российский Д. М. Из истории китайской медицины // Наука и жизнь. — 1951. — № 10. — С. 40–43.
  5. Митрофанов Г. Японцы и китайцы // babr.ru/index.php?pt=news&event=v1&IDE=24127.

Окончание следует





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика