Логотип журнала "Провизор"








Его борьба

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Продолжение; начало см. в № 13’2005, 14’2005, 15’2005, 16’2005.

О «славных современниках» П. А. Бадмаева, поставленных Л. Б. Бертенсоном в один ряд с ним, сегодня известно гораздо меньше, чем о Петре Александровиче — об этих шарлатанах книг не писали и не пишут.

О целителе Дионисии Аврахове «Провизор» кое-что уже рассказывал (см. № 4, 2002); вкратце напомним, что бальзам для лечения сифилиса «из нескольких кореньев и трав», принесший ему огромное состояние, имел якобы индийское (совсем рядом с Тибетом!) происхождение. Реклама Д. Я. Аврахова появилась в СМИ еще в 1906 г. Автор бальзама, ссылаясь на свою двадцатилетнюю практику, утверждал, что «порченая кровь вся вытягивается лекарством в прямую кишку и выходит вон, и поэтому болезнь излечивается навсегда и без возврата».

Столичное врачебное управление, заинтересовавшись целителем, установило, что разрешение на «Индийский бальзам» получено некоей А. В. Завгородней как на косметическое средство для полоскания зубов. Аврахов же владеет лечебницей на 4 койки, где лечит бальзамом сифилитиков, а для формального прикрытия (поскольку врачебного диплома не имел) нанял двух врачей — П. Ф. Пекура и В. К. Панченко.

Уже в следующем году прошли судебные процессы сразу по двум «делам Аврахова». Один из пациентов требовал вернуть деньги, но иск спустили на тормозах. Зато по второму обвинению — в продаже лекарственных средств без надлежащего разрешения — талантливого одессита приговорили к штрафу в 100 руб. Однако торговля снадобьем продолжалась, причем в провинции появились подделки «Индийского бальзама» и аферисты, выдававшие себя за представителей Аврахова.

Вскоре в России начался ажиотаж вокруг знаменитого эрлиховского препарата «606», излечивавшего сифилис, по утверждению рекламы, всего после 2–4 инъекций [1]. Еще до официального разрешения Медицинского Совета (МС) на продажу препарата в аптеках русские врачи осаждали лабораторию П. Эрлиха, выпрашивая «606» якобы для испытаний, но вернувшись, начинали зарабатывать по-крупному; больные в стационарах бастовали, отказываясь лечиться чем бы то ни было, кроме «606».

Множились подделки дефицитного и потому дорогого препарата (хотя отпускная цена фирмы была 4 руб. 70 коп. за дозу, врачи требовали за инъекцию и 100, и 200 рублей!). Кто-то просто использовал название бестселлера [1]; нам, однако, больше импонируют другие московские производители:

«До свъдънiя московской полицiи дошло, что в магазинъ братьев Леоновых, торгующем в Зарядьъ, продается секретное средство под названiем «Венеризм», предназначенное для леченiя всъх венерических болъзней. Средство это изобръл один из братьев Леоновых. На днях у Леоновых был произведен обыск, причем полицiя натолкнулась на цълую фабрику. Повсюду на полках стояла в стклянках бълая мутная жидкость с этикеткой: «Венеризм, средство от всъх венерических болъзней, масса отзывов и благодарностей, изобрътатель Леонов. Цъна 1 рубль. При употребленiи взбалтывать». Тут же найдена масса этикеток, описанiй и проч. Разливкой и упаковкой «Венеризма» был занят цълый штат мальчиков. Анализом установлено, что секретное лекарство состоит из воды, iодистаго калiя и мышьяка. Все найденное на фабрикъ арестовано. «Изобретатель» привлекается к отвътственности» (Ръчь, 11 декабря 1909 г.).

Во-первых, Леоновы не крали чужой бренд. Во-вторых, их цена была вполне демократичной. Наконец, средство делали не из муки, а из вполне «правильных» компонентов: KJ еще с XIX в. применялся в лечении сифилиса, а сальварсан («606») как раз и был органическим соединением мышьяка.

Врачи, сумевшие добыть настоящий «606», поспешно расчищали рынок от бездипломных конкурентов, натравливая на них полицию и суды. В инстанции полетели доносы (доколе?!), в том числе и на Аврахова:

«На днях извъстный Аврахов выпустил саженныя афиши, восхваляющiя полное излеченiе сифилиса «Индiйским бальзамом»; рекламы скръплены свидътельствами главнаго врача Алафузовской больницы Е. Когана и доктора Максимилiановской лечебницы Б. И. Бентовина. Афиши были разосланы приложенiем при всъх газетах и расклеены на столбах и заборах. Все это творится невозбранно и безнаказанно, если не считать слъдующаго «протеста» в двух-трех газетах:

«Управленiе Главнаго врачебнаго инспектора подтверждает свое прежнее разъясненiе, предупреждавшее публику относительно реклам г-на Аврахова изобрътеннаго им «Индiйскаго бальзама», будто бы излъчивающаго от сифилиса, и его послъдствiй безвозвратно в 2–4 недъли без употребленiя ртути и iода, что обращенiе больных к Аврахову для леченiя представляется для них пагубным».

Неужели в арсеналъ управленiя Главнаго врачебнаго инспектора нът болъе радикальных средств для борьбы с непрекращающейся пагубной для населенiя рекламой и дъятельностью гг. Авраховых и их послъдователей, как нъсколько увъщевательных строк, на которыя ръдко кто и вниманiе обратит?» (Одонтологическое обозрънiе, 1910, № 5).

Радикальные средства нашлись — но частным образом. Результатом стал второй «процесс Аврахова», прошедший в начале 1911 г. при большом стечении публики:

«Допрос свидътелей начинается с пацiента Аврахова, студента Дмитрiева. Свидътель был болен чесоткой. Никакiя средства не помогали, и он обратился к Аврахову. Больного привлек отзыв об «Индiйском бальзамъ» петербургских врачей — Бентовина и Когана. Как выяснилось на судъ, этими подписями Аврахов воспользовался неблаговидным образом: они были даны по другому поводу, но ловкiй врачеватель приспособил их к бальзаму.

Из оглашенных документов выясняется: разръшенiе МС на бальзам было дано не Аврахову, а нъкой крестьянкъ Долгоротиной, у которой Аврахов купил это разръшенiе за нъсколько рублей.

По просьбъ истца судья читает отзывы об «Индiйском бальзамъ» извъстных сифилидологов — проф. Павлова и д-ров Манассеина, Лебедева, Соловьева и Ръшетникова. Эксперты считают «Индiйскiй бальзам Аврахова для излеченiя сифилиса» средством, не заслуживающим никакого довърiя, а «письма спецiалистов-врачей» с выраженiем благодарности Аврахову не заслуживающими вниманiя — онъ подложныя, ибо писаны людьми малограмотными.

Аврахов, выслушав убiйственное для него заключенiе экспертов, нисколько не смутившись, развязно заявил, что готов самому себъ привить lues и производить леченiе «Индiйскім бальзамом», чъм он докажет всъм врачам и экспертам удивительное свойство своего препарата.

Как велика была въра провинцiальных обывателей в авраховскiй бальзам, можно судить по тому, что одна из больниц прислала мошеннику офицiальное письмо с предложенiем прiъхать для леченiя бальзамом сифилитиков. Аврахов дал согласiе, объщая пригласить также двух петербургских врачей, но возбужденiе против него обвиненiя помъшало, к счастью, осуществленiю предпрiятiя.

В пренiях сторон частный обвинитель, помощник прис. пов. Арефьев говорит, что тайны «Индiйскаго бальзама» достаточно выяснены свидътельскими показанiями и экспертизой такого авторитета, как проф. Павлов. Наличность наглого обмана довърчивых пацiентов и приговор мирового судьи должны только окончательно заклеймить ловкаго мошенника.

Защитник отвътчика прис. пов. Генкин в пространной ръчи пытался доказать, что наличность обмана не установлена, что Аврахова можно привлечь к отвътственности по другим статьям, но только не за сознательный обман.

Затъм слово было предоставлено самому обвиняемому. Он горячо доказывал свою невиновность и удивительныя цълебныя свойства изобретеннаго им «Индiйскаго бальзама» и вторично предлагал на себъ произвести опыт лъченiя бальзамом привитаго сифилиса.

Мировой судья огласил резолюцiю, согласно которой новороссiйскiй мещанин Аврахов признается виновным по ст. 173, 174 и 175 Уложенiя о наказанiях (мошенничество) и приговаривается к 6 мъсяцам заключенiя. Гражданскiй иск в размъръ 340 руб. удовлетворен полностью. Подсудимый Аврахов оставлен под стражей» (Фармацевт-Практик, 1911, № 1).

Кстати, проф. Е. В. Павлов часто выступал на «медицинских» процессах в качестве эксперта. В 1913 г., уже став лейб-медиком, он дал по знаменитому «делу Бейлиса» — по просьбе защиты последнего — заключение, отвергавшее версию прокуратуры. Аврахова же, напротив, всячески «топили»:

«По словам обвинителя, «несчастные пили бальзам, запускали свою ужасную болезнь, а Аврахов богател и строил себе дома». Сперва потерпевшие пытались жаловаться самому Аврахову, на что тот отвечал: «Вы лжете, бальзам не мог не помочь. Или вы его не так употребляли, или же у вас нет сифилиса». При этом он отклонял требования о возврате уплаченных денег — 25–30 руб. за бутылку бальзама» (vedomosty.spb.ru/2001/arts/spbved-2497-art-11).

Ведь он, в отличие от Леоновых, позиционировал свой бальзам в той же ценовой категории, что и «606»! К тому же русские врачи уже поверили в сальварсан. В июне кассационную жалобу Аврахова отклонил Сенат, и ему таки пришлось отмотать срок на полную катушку.

Но... мы знаем сегодня, что некоторым побыть в СИЗО даже полезно для раскрутки имиджа: всем становится понятно, что преступная власть видит в тебе угрозу и потому признает равной себе. Вот и Аврахову отсидка лишь прибавила популярности в народе. Отбыв срок, он продолжил свой бизнес:

«Прiобрътшiй печальную извъстность изобрътатель «Индiйскаго бальзама» Д. Я. Аврахов не прекратил своего шарлатанства. Несмотря на судебный приговор, осудившiй «Индiйскiй бальзам», Аврахов, успъвшiй нажить огромное состоянiе, продолжает свою дъятельность. В Одессъ у него проведен обыск и найдено около 40 пудов рекламной литературы. На рекламах нът ни указанiя на типографiю, ни разръшенiя» (Врачебная Газета, 1913, № 33).

Не менее громкое «дело Оноре» закончилось, напротив, оправданием обвиняемого. Да и вся атмосфера процесса отличалась от авраховского. Было, впрочем, в делах и кое-что общее: Лев Львович Оноре, также врачебного диплома не имевший, держал при себе, как и Аврахов, нанятого врача, «освящавшего» его манипуляции с пациентами:

«12-го ноября в Петербургъ у мирового судьи слушалось дъло по обвиненiю чиновника переселенческаго управленiя статскаго совътника Л. Л. Оноре в занятiи врачебной практикой путем гипноза без установленнаго на то права, и в открытiи лечебницы на Почтамтской ул., д. 12.

По дълу вызвано 15 свидътелей, в том числъ 13 со стороны защиты; среди них нъсколько военных, пристав гор. Павловска, нъсколько интеллигентных женщин. Всъ свидътели страдали разными недугами, главным образом нервными, и лечились у г-на Оноре. Кромъ свидътелей, на судъ много и других пацiентов обвиняемаго. За корреспондентским столом, кромъ представителей печати, двъ стенографистки — г-н Оноре издает отчет о своем «судебном процессъ». Защищает обвиняемаго прис. пов. I. Л. Балинскiй.

Защита вызвала свидътелей для того, чтобы доказать, что г. Оноре лечил не гипнозом, а внушенiем наяву, что он не давал никаких сильнодъйствующих лекарств, что перед прiемом больные были освидътельствованы врачом и что в квартиръ г. Оноре не было никакой лечебницы, а стояли только кровати, на которых пацiенты лежали, когда производилось внушенiе. Защитник также представил нъсколько ученых трудов, в которых устанавливается ръзкая грань между гипнозом и внушенiем наяву.

Большинство свидътелей, в том числъ капитан Ю. Н. Герман, пострадавшiй при катастрофъ с воздушным шаром, студент Жилкин, почетный мировой судья Лагранж и др., показали, что Оноре излечивал их от ревматизма, нервных болъзней, параличей и др. Многiе свидътели показали, что г-н Оноре лечил бъдных бесплатно. О кругъ пацiентов г-на Оноре можно судить по показанiю свидътеля Иванова: «Прiъзжали больные в моторах, экипажах, каретах и т. д. Прiем продолжался с утра до поздней ночи».

Обвиняемый не признал себя виновным. «Я могу помогать людям, — сказал г-н Оноре, — и никакiя силы не заставят меня, христiанина, отказаться от возможности творить добро».

Мировой судья вынес г-ну Оноре оправдательный приговор, встръченный громкими возгласами «браво!» (Ръчь, 13 ноября 1910 г.).

Натравили полицию, как мы сейчас увидим, столичные врачи, негодовавшие по поводу того, что народ именовал Оноре «доктором». А заодно по поводу потерянных ими денег. Здесь следует заметить, что медиков, зарабатывавших лечением алкоголиков внушением, было немало. В обзоре [2], явно не случайно появившемся к процессу, названо почти три десятка имен русских врачей, среди них и академика В. М. Бехтерева, а гипноз отделен от «лечения внушением наяву», отстаиваемого Б. Н. Синани. Но Оноре (в обзоре, естественно, не названный) был классическим гипнотизером, так что главный довод его защитника — чисто юридический выверт:

«В Петербурге начала XX в. огромной популярностью пользовался доктор Лев Львович Оноре, применявший гипноз для лечения самых разных болезней. Свои сеансы доктор проводил в номере «Северной гостиницы» (ныне «Октябрьская») и в ночлежном доме для рабочих при Стеклянном заводе. Самым распространенным недугом рабочих этого завода было пьянство. Именно его и стремился победить своим гипнозом доктор. Оноре приказывал закрыть глаза и громким, внушительным голосом говорил: «Теперь ты перестанешь пить водку, пиво и другие спиртные напитки. Сам не захочешь пить. Воля твоя окрепнет, и ты будешь здоров. Спать, спать, спать...» И исцеляемый погружался в сон (рис.).

 

Рисунок. Лечение алкоголиков внушением наяву

 

Молва о докторе Оноре стала быстро распространяться среди населения. Вначале к нему приходили только алкоголики, а затем начала стекаться и образованная публика — с другими болезнями. «На моих глазах прошло свыше 300 больных, — писал корреспондент «Петербургского листка», — и я ни от одного не слышал, чтобы он жаловался на ухудшение своего здоровья после сеанса Л. Л. Оноре. Наоборот. Люди, которые, казалось, обречены на медленную мучительную смерть, и те говорят, что чувствуют себя гораздо лучше».

Заголовки звучали таким образом: «Немая девочка начала говорить», «Гипноз вместо хирургии» и т. д. Исцеление, как писали газеты, получали у Оноре и дети, и взрослые, и богатые, и бедные. Доктор-гипнотизер будто бы лечил даже «помешательство от несчастной любви», «эротический бред» и ревность.

Газета «Новое время» опубликовала заявление нескольких врачей о том, что последствием сеансов Оноре были нервные болезни у многих его пациентов. Гипнотизер выступил с опровержением, обвиняя противников во лжи и клевете. Трудно теперь разобраться, кто же был прав. Но с одним высказыванием Оноре вполне можно согласиться и сегодня. «Что же касается медицины и знахарства, — говорил он, — то для больных безразлично, получают ли они помощь от дипломированного врача или от простого крестьянина, лишь бы быть здоровым» (vedomosty.spb.ru/2000/arts/spbved-2318-art-61).

С другой стороны, в отношении гипноза среди русских врачей не было такого единства мнений, как по сальварсану. Обзор [2] признавал, что еще многие коллеги считают внушение весьма сомнительным, а потому предосудительным методом лечения, культивирующим мистику и обскурантизм. У таких врачей — а они составляли большинство, — конечно, не было повода нападать на Оноре сильнее, чем на дипломированных гипнотизеров.

Еще одна важная причина оправдания «доктора» — то, что Оноре не использовал вообще никаких лекарств, не только до сих пор лакомых для Фемиды «сильнодействующих и ядовитых»:

«18-го марта вторично рассматривалась аппеляцiя столичнаго Врачебнаго инспектора на оправдательный приговор по дълу гипнотизера Л. Л. Оноре. По порученiю столичнаго Врачебнаго управленiя полицiя Адмиралтейской части привлекла Оноре к отвътственности по ст. 26, 29 Уложенiя о наказанiях за незаконное врачеванiе. Мировой съъзд, приняв во вниманiе, что врачебная дъятельность г-на Оноре не повлекла за собою никаких вредных послъдствiй, оправдал его. Но в засъданiи, состоявшемся 25-го февраля, возник вопрос о примъненiи к г-ну Оноре ст. 104 Врачебнаго устава за леченiе сильно дъйствующими или ядовитыми веществами. По иницiативъ прокурора суд постановил вызвать экспертов для выясненiя, насколько опасен лечебный метод г-на Оноре.

18-го марта в мировой съъзд в качествъ экспертов явились приват-доценты В. В. Срезневскiй (сотрудник В. М. Бехтерева — Н. А.) и М. Н. Жуковскiй.

Послъ совъщанiя суд постановил оставить аппеляцiю без разсмотрънiя» (Ръчь, 19 марта 1911 г.).

Статский советник умел выбирать юристов! Да и реклама у него была поставлена не так нагло-примитивно, как у Аврахова. Этим Оноре ближе к Бадмаеву; он тоже издал в С.-Петербурге свою книгу «Психотерапия». Интересное совпадение: Лев Львович начинал целительскую карьеру почти там же, где и Петр Александрович, и лишь поднакопив опыт, направился, по аксиоме бизнеса, «туда, где деньги» — т. е. в столицу. Сегодня мнимого врача даже числят одним из основоположников психотерапии:

«Врач Л. Л. Оноре учредил в 1905 г. первую в Сибири, в городе Барнауле, «гипнотическую амбулаторию». В дальнейшем Л. Л. Оноре создал в Томске частный «гипнотический санаторий». Он организовывал частные сеансы психотерапии с выездом в Иркутск, Бийск и другие города Сибири, развивал и внедрял психотерапию в восточном регионе России» (bekhterev.spb.ru/science/confer2005/part3/schigolev).

А что же делали МС и его непременный член Л. Б. Бертенсон? — спросит читатель. — Где их вклад в борьбу с шарлатаном?

Вклад был, пусть и не такой заметный. 30 марта 1913 г., незадолго до отставки Льва Бернардовича, в столице заседало С.-Петербургское врачебное общество взаимной помощи. Почетным председателем был член МС, юрист Я. А. Плющевский-Плющик, давний коллега Бертенсона, а первый доклад «Об условиях применения гипноза с лечебной целью» сделал уже известный нам автор А. Л. Мендельсон [2]. Речь шла о подготовке нового законопроекта, но показана история борьбы МС с гипнотизерами:

«В теченiе 10 лът в этой области дъйствовал циркуляр 1893 г., коим примъненiе гипноза приравнивалось к производству больших операцiй и разръшалось только двум врачам совокупно; о каждом случаъ гипноза надо было доводить до свъденiя врачебной администрацiи. Циркуляр этот, сильно затормозившiй практическую психотерапiю в Россiи, был отмънен циркуляром МС от 13 ноября 1903 г. за № 1825, коим признано возможным предоставить врачам право примънять гипноз с терапевтическою цълью без всяких ограниченiй.

Однако циркуляром МС от 19 iюля 1910 г. за № 821 было подробно мотивировано и подчеркнуто, что право примъненiя гипноза с лечебными цълями не разръшается никому, кромъ врачей. Циркуляр этот, однако, не остановил дъятельности самозванных цълителей в отношенiи примъненiя гипноза, так как при привлеченiи к отвътственности они ссылались на то, что примъняют внушенiе наяву, о чем циркуляр не упоминает, и мировые судьи их оправдывают» (Врачебная газета, 1913, № 18).

Последние слова — об Оноре. Циркуляр № 821, также опубликованный, словно по заказу, к процессу самозванного психотерапевта, заслуживает цитирования, особенно последний абзац, где чувствуется рука Льва Бернардовича [3]:

«Показанiя и противопоказанiя к гипнозу не могут быть доступны лицам, не имъющим высшаго медицинскаго образованiя, и самый метод гипнотическаго леченiя требует врачебнаго опыта для правильнаго его примъненiя. Метод леченiя гипнозом, признанный безвредным при употребленiи его врачами, может привести к весьма серьезным осложненiям при примъненiи его лицами, не имъющими врачебнаго диплома, — напримър, к больным, страдающим пороками сердца. Кромъ того, осложненiя гипнотическаго сна у истеричных, у которых при неумълом быстром и устрашающем воздъйствiи гипнотизера часто развивается истерическiй припадок, или гипнотическiй сон переходит в продолжительное, не уступающее словесному внушенiю летаргическое состоянiе, требуют не только научнаго знакомства с этими осложненiями, но и знанiя врачебных мъропрiятiй, содъйствующих выведенiю больных из подобнаго состоянiя.

Участiе врачей в дъятельности гипнотизеров, не имъющих диплома, не должно быть допускаемо, т. к. врачи в этом случаъ приглашаются гипнотизерами для приданiя вида законности их дъятельности и, не принимая участiя в леченiи больных, служат ширмою для публики, которая не довърила бы свое здоровье, если бы дъятельность гипнотизеров не санкцiонировалась участiем в дълъ леченiя лиц, обладающих врачебными дипломами и принимавших врачебную присягу».

Любопытно, что с реставрацией капитализма в Украине возобновился давний спор о психотерапии — врачи и психологи не могут поделить это «поле охоты» на денежного клиента, причем первые приводят в точности те же аргументы, что и век назад.

Уже после «процесса Оноре» МС дополнил этот циркуляр еще одним, за № 1311 от 29 ноября 1911 г., — специально по психотерапии алкоголизма [3]:

«МС находит, что под термином «внушенiе» можно понимать всю обширную область психотерапiи. Не подлежит сомнънiю, что в нъкоторых случаях оно может имъть благотворное влiянiе, способствуя воздержанiю от злоупотребленiя спиртными напитками. Но алкоголизм есть совокупность явленiй психических и физических, а на эти послъднiя внушенiе, конечно, влiять не может. Кромъ того, наблюдаются различныя формы алкоголизма, и в нъкоторых из них леченiе внушенiем оказывается вообще безсильным. Статистическiя данныя об излеченiи алкоголизма гипнозом оказываются весьма различными у разных авторов, но если и встръчаются крайне оптимистическiя цифры у нъкоторых из них, то они объясняются в значительной степени увлеченiем новизной предмета и недостаточной продолжительностью наблюденiй (скорее, потребностями рекламы — Н. А.).

Таким образом, вопрос о гипнотическом леченiи алкоголизма требует дальнъйших тщательных изслъдованiй. В настоящее же время гипноз при леченiи пьянства не может считаться средством вполнъ надежным; на него можно смотръть лишь как на вспомогательное средство в дълъ воздержанiя от злоупотребленiя спиртными напитками.

Обращаясь к практической сторонъ вопроса, МС полагает, что помъщенiе в винных лавках объявленiй о безплатном леченiи алкоголиков внушенiем может имъть дъйствiе, прямо противоположное преслъдуемой цъли. Указывая на легкiй и дешевый путь излеченiя от недуга пьянства, эти объявленiя могут поощрить народ к употребленiю спирта и, вмъсто предостереженiя от злоупотребленiя водки, стать рекламой для болъе широкой ея продажи».

«Врачебное общество взаимной помощи» намеревалось закрепить эти взгляды МС законодательно:

«К. П. Сулима (столичный врачебный инспектор — Н. А.) сообщил, что всъ отдъленiя Общества высказались за внесенiе взглядов послъдних циркуляров в свод законов. Послъ оживленных пренiй приняты слъдующiя дополненiя:

1) право примъненiя с лечебною цълью гипноза, гипнотическаго внушенiя, а также внушенiя наяву, равно как и всъх других видов психотерапiи (психоанализ и проч.) предоставляется исключительно врачам;

2) судебными экспертами по вопросам гипноза, внушенiя, психотерапiи и сопредъльных областей могут быть только врачи;

3) врач не имъет права санкцiонировать своим присутствiем примъненiе гипноза или внушенiя лицом не врачебнаго званiя» (Врачебная газета, 1913, № 18).

Но использование нанятых шарлатанами врачей в качестве «ширмы» — и для публики, и для контролирующих инстанций — отнюдь не ограничивалось частными лечебницами. Активно использовали таких «наемников» и аптеки. Вот хороший пример из практики МС, доложенный тем же юристом, обычно (за единственным исключением, о котором речь пойдет ниже) полностью совпадавшим во взглядах с Л. Б. Бертенсоном:

«22 декабря 1909 г. в МС разсматривалось, по докладу члена его Я. А. Плющевскаго-Плющика, дъло о предосудительных и не соотвътствующих врачебной этикъ дъйствiях д-ра С. М. Ершова, участвующаго в распространенiи реклам, брошюр и недозволенных врачебных препаратов, приготовленных в аптекъ аптекарскаго помощника Венгерова в Петербургъ. При осмотръ этой лабораторiи найдены слъдующiе средства: «Амус» против полового безсилiя, «Крей» против чесотки, «Бацилл» и «Антигонореин» против перелоя, «Люэтин» против сифилиса, «Антиэтилин» против пьянства и проч.

Установлено, что г-н Ершов принимает большое участiе в дълах лабораторiи Венгерова, прикрывая своим именем предосудительную дъятельность послъдняго и содъйствуя этим введенiю публики в обман. Венгеров уже в третiй раз привлечен к судебной отвътственности. Что же касается д-ра Ершова, то МС постановил выразить ему порицанiе. К сожаленiю, за отсутствiем соотвътствующаго закона его дъятельность в уголовном порядкъ преслъдуема быть не может» (Одонтологическое обозрънiе, 1910, № 2).

Может, украинским аптекам стоит в массовом порядке обратиться к этому опыту (Венгеров, кстати, — наследственно «фармацевтическая» фамилия) и к 20-му октября, когда вступит в силу революционный Приказ № 360, иметь в штате собственного «выписывателя рецептов» с врачебным дипломом? Ведь убытки от катастрофического обвала продаж, в противном случае неминуемого, наверняка окажутся больше, чем затраты на содержание нового сотрудника...

Литература

  1. Аржанов Н. П. «606» против сифилиса: история о том, как препарат Эрлиха покорил Россию // Провизор. — 1999. — № 12. — С. 27–30.
  2. Мендельсон А. Л. Современное положенiе вопроса о леченiи алкоголизма внушенiем // Русскiй Врач. — 1910. — № 31–33. — С. 1106–1110, 1143–1146, 1181–1186.
  3. Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи. — С.-Петербург: Практическая медицина, 1913. — 1071 с.

Продолжение следует





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика