Логотип журнала "Провизор"








Старая панацея на новый лад

Л. В. Львова, канд. биол. наук

Наша основная концепция — сделать жизнь человека в пределах средней для вида (скажем, 80–90 лет) полноценной, чтобы организм и в старости функционировал нормально.

В. Х. Хавинсон

В восточной медицине история применения препаратов животного происхождения — бульонов-экстрактов из костей и порошков, в состав которых входили органы и ткани животных в «натуральном» виде или в виде пепла, — исчисляется тысячелетиями. В европейской медицине — несколькими столетиями. Зато точно известно, что началась она в конце XVIII века с попытки французского физиолога Броуна-Секара использовать физиологически активные вещества из семенных желез в качестве омолаживающего средства.

И столетием позже петербургский доктор фармации А. В. Пель, то ли под влиянием работ Броуна-Секара, то ли руководствуясь какими-то своими соображениями, наладил производство отечественных органопрепаратов — спермина и оповарина, которые вскоре приобрели широкую известность.

А уже после революции дело доктора Пеля продолжил И. Н. Казаков. Основываясь на представлении о ведущей роли нарушения функции желез внутренней секреции в старении и развитии различных заболеваний и исходя из принципа «подобное лечится подобным», он предложил новый по тем временам метод лечения с использованием лизатов эндокринных желез. В начале 30-х лизатотерапия (так доктор Казаков назвал свой метод) стала весьма популярной среди власть предержащих. Благосклонность правящей верхушки дошла до того, что специально для Казакова был создан Институт обмена веществ. Но, как говорится, «минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь»: не прошло и десяти лет, как создатель лизатотерапии был расстрелян, сама лизатотерапия была объявлена знахарским методом, а органопрепараты были напрочь забыты. Не навсегда. В начале семидесятых возможностями физиологически активных веществ пептидной природы заинтересовались молодые сотрудники Ленинградской военно-медицинской академии В. Х. Хавинсон и В. Г. Морозов, ныне именитые ученые, известные как разработчики нового класса лекарственных препаратов — биорегуляторов, обладающих способностью восстанавливать специфические функции тех органов и тканей, из которых они были выделены, и создатели биорегулирующей терапии — новой медицинской технологии восстановления и сохранения основных функций органов и тканей организма в пределах генетически детерминированного срока жизни человека, предполагающей применение этих самых биорегуляторов и базирующейся на принципе «подобное лечится подобным».

Краткая предыстория

Если у вас болит голова, то надо принимать анальгин. Но если вы примете курс церебрамина, биорегулятора из коры головного мозга, то голова станет болеть реже и менее интенсивно. Биорегуляторы не снимают немедленно симптомов болезни, но обеспечивают оптимальную работу органов и таким образом предотвращают заболевание.

В. Х. Хавинсон

Началось все с того, что в 1973 году В. Х. Хавинсон и В. Г. Морозов выделили из тимуса телят пептиды, способные регулировать деятельность иммунной системы. Затем им удалось выделить пептидные биорегуляторы из эпифиза. Потом — из гипоталамуса. Короче говоря, к сегодняшнему дню физиологически активные пептиды выделены практически из всех внутренних органов.

И поскольку все они, как выяснилось, осуществляют межклеточную коммуникацию, В. Х. Хавинсон и В. Г. Морозов предложили именовать пептидные биорегуляторы цитомединами — от греческого «citos» и латинского «mediator».

В «естественном» состоянии, судя по данным иммунофлюоресцентентного анализа, регуляторные пептиды располагаются на поверхности клеток. Вполне возможно, что они входят в состав клеточных мембран и при их (т. е. мембран) физиологической деструкции появляются в межклеточных пространствах.

При дальнейшем изучении обнаружилось, что все цитамины при экзогенном введении в организм оказывают иммуномодулирующее действие и восстанавливают нарушенные в результате патологического состояния, заболевания или старения функции тех органов или тканей, которые служат исходным материалом для их получения. И что характерно, суммарные цитомедины включают две фракции — низкомолекулярную и высокомолекулярную. И та, и другая фракции оказывают влияние на течение физиологических процессов. Разница лишь в том, что одна фракция активизирует эти самые процессы, а другая — наоборот, тормозит, из-за чего, собственно говоря, в клинической практике используются смешанные фракции цитомединов.

Как реализуется действие цитомединов, пока не совсем понятно. Скорее всего, через специфические рецепторы, расположенные на поверхности клеток: связываясь с рецепторами, цитомедины инициируют выброс эндогенных регуляторных пептидов. Причем индуцированный цитомединами эффект даже после полного разрушения самих индукторов.

Как бы там ни было, цитомедины нашли применение в клинической практике.

В число их преимуществ специалисты включают: четкую адресность, высокую эффективность, органотропность, мягкое физиологическое воздействие, нормализующее метаболизм ядерных структур клеток, совместимость со всеми медикаментозными средствами, способами и методами лечения, минимальное напряжение обмена веществ (оптимальную фармакокинетику), отсутствие побочных эффектов и противопоказаний.

И еще одно. Особенности технологии выделения цитаминов нивелируют их молекулярную видоспецифичность (из-за чего они утрачивают антигенные свойства) и к тому же полностью исключают возможность переноса вирусов и протоонкогенов, что, надо заметить, тоже немаловажно.

Трое из клана цитомединов

Эпиталамин — комплекс водорастворимых пептидов, получаемый из эпифиза крупного рогатого скота, обладает мощным геропротекторным действием.

Подтверждение тому — обнаруженная в ходе экспериментального изучения способность эпиталамина восстанавливать эстральный цикл у самок и одновременно восстанавливать чувствительность гипоталамических структур к изменению концентрации эстрогенов в крови, нормализовать мелатонинобразующую функцию эпифиза у старых животных и существенно — на 25–33% — увеличивать среднюю продолжительность жизни. Если вспомнить, что снижение порога чувствительности гипоталамуса вместе с нарушением мелатонинобразующей функции эпифиза приводят к накоплению метаболических ошибок, и это в свою очередь «приводит к закономерным патологическим сдвигам: аутоиммунным нарушениям, опухолевому росту, неблагоприятным эндокринным воздействиям на сердце и водно-солевой обмен», напрашивается вывод, что увеличение продолжительности жизни обусловлено влиянием эпиталамина на пинеальную железу и рецепторные зоны гипоталамуса. Однако авторы исследования вероятной причиной наблюдаемого эффекта сочли выраженное антиоксидантное действие эпиталамина.

Дальнейшее изучение (как экспериментальное, так и клиническое) показало, что эпиталамин способен:

  • модулировать чувствительность гипоталамуса к гуморальным сигналам;
  • тормозить рост гормонозависимых опухолей, уменьшать пролиферативные изменения влагалищного эпителия и эндометрия в ановулярной фазе, регулировать соотношение гонадотропных гормонов (фолликулостимулирующего, лютеинизирущего, пролактина);
  • положительно влиять на периферическую гемодинамику, снижать внутрисосудистое тромбообразование и улучшать реологические свойства крови;
  • регулировать содержание реактантов острой фазы воспаления (СЗ-компонента комплемента, преальбумина, С-реактивного белка, альфа-орозомукоидов);
  • нормализовать состояние Т-клеточного иммунитета, регулировать число лейкоцитов и лимфоцитов после проведения лучевой и химиотерапии;
  • нормализовать показатели водно-электролитного баланса.

Выявленные фармакологические свойства определили сферу применения эпиталамина. Сегодня его используют при лечении бесплодия и ановуляторного генеза, и дисфункциональных маточных кровотечений в климактерическом периоде, обусловленных ановуляторным процессом и сопровождающихся появлением гиперпластических структур в эндометрии, гормоно-зависимых опухолей (раке молочной железы, раке тела и шейки матки) и иммунодефицитных состояний после лучевой и химиотерапии. Кроме того, эпиталамин назначают в послеоперационный период и больным с травмами и шоком. Не исключено, что перечень показаний к применению эпиталамина в ближайшее время увеличится: как выяснилось, он обладает способностью повышать адаптацию организма к экстремальным условиям и корригировать десинхронозы. До недавнего времени эти свойства эпиталамина науке были неизвестны.

Простатилен — комплекс полипептидных фракций, выделенных из предстательной железы крупного рогатого скота, как нетрудно догадаться, используется при лечении простатита. В том числе, и хронического, осложненного олигоспермией и некроспермией. Причем довольно успешно.

Дело в том, что в ходе исследований простатилен продемонстрировал свою способность существенно сокращать продолжительность 1-ой фазы тромбообразования за счет ингибирования процессов адгезии и агрегации тромбоцитов. (По современным представлениям, основной причиной хронического простатита является нарушение гемодинамики, а ведущим звеном патогенеза — нарушение микроциркуляции вследствие тромбоза вен.) Кроме того, у простатилена обнаружена способность нормализовать процесс дифференциации клеток предстательной железы и иммуномодулирующие свойства, которые проявляются в способности регулировать соотношение субпопуляций Т-лимфоцитов с одновременным уменьшением содержания в сыворотке крови IgG и IgA и во влиянии на метаболическую активность фагоцитов.

По данным клинических исследований, после лечения простатиленом уменьшается болевой синдром и нормализуется половая функция: повышается либидо, восстанавливается эректильная функция, улучшается качество оргазма.

У больных с хроническим простатитом, осложненном олигоспермией и некроспермией, простатилен увеличивает как общее количество сперматозоидов, так и количество подвижных форм более, чем на 20%. (Этим простатилен выгодно отличается от антибитиоков и химиопрепаратов, применяемых при лечении хронического простатита, которые могут еще больше ухудшить фертильные свойства спермы.) Мало того, благодаря свойству простатилена нормализовать микроциркуляцию и процесс дифференцировки клеток предстательной железы, его применение при лечении хронического простатита способствует восстановлению функции простаты. (При этом повышается активность секреторного эпителия ацинусов, появляются новые секреторные отделы, исчезает застой секрета.) К тому же простатилен способствует устранению микроорганизмов из секрета предстательной железы. По сути, выраженное антимикробное действие обусловлено восстановлением функции простаты и нормализацией дифференцировки ее клеток: секрет нормально функционирующей предстательной железы обладает бактерицидными свойствами.

И еще одно немаловажное обстоятельство. Обладая высокой эффективностью, простатилен не имеет побочных эффектов и противопоказаний за исключением индивидуальной непереносимости.

Ретиналамин — комплекс пептидов, выделенных из сетчатки крупного рогатого скота. Как и другие цитомедины, получаемые из тканей головного мозга и сетчатки, к примеру, кортексин, он обладает функцией нейропептидов и участвует в регуляции деятельности нервной ткани. Как и все прочие цитомедины, ретиналамин является иммуномодулятором (под его воздействием возрастает фагоцитарная активность нейтрофилов и увеличивается экспрессия рецепторов на Т- и В-лимфоцитах). Кроме того, ретиналамин стимулирует фибринолитическую активность крови. И, самое главное, он уменьшает деструктивные изменения в пигментном эпителии сетчатки при различных формах дегенерации, модулирует активность клеточных элементов сетчатки, улучшает эффективность функционального взаимодействия пигментного эпителия и наружных сегментов фоторецепторов при развитии патологических процессов.

Клиническое изучение эффективности ретиналамина показало, что:

  • у больных с пигментной дистрофией сетчатки его применение приводит к повышению остроты зрения в 98% случаях и расширению суммарных границ поля зрения в 96,4% (в контрольной группе аналогичные эффекты наблюдались гораздо реже, в 36,2% и 56,8% случаях соответственно);
  • у больных с инволюционной центральной хориоретинальной дистрофией в 90% случаев увеличение остроты зрения происходит уже в течение первой недели лечения ретиналамином, при этом эффект сохраняется в течение 6–12 месяцев (для больных контрольной группы этот показатель составляет 35%); в 71,8% случаев геморрагии у них рассасываются частично, а в 23,5% — полностью (в контрольной группе ни частичного, ни тем более полного рассасывания геморрагий не отмечалось).

У больных с диабетической ретинопатией после применения ретиналамина в 76,8% случаев было отмечено улучшение зрения, в 68,5% случаев — улучшение офтальмоскопической картины, в 83,5% случаев — уменьшение числа микроаневризм и сужение зон ишемий. (В контрольной группе положительная динамика отсутствовала, улучшение зрения отмечалось только в 20,5%, а улучшение офтальмоскопической картины — всего лишь в 22,1% случаев.) К слову сказать, на сегодняшний день ретиналамин — единственное лекарственное средство, позволяющее лечить диабетическую ретинопатию консервативно. Более того, судя по имеющимся данным, в комплексе еще с двумя цитомединами — кортексином и эпиталамином — ретиналамин нормализует уровень глюкозы у больных сахарным диабетом.

Столь же обнадеживающими выглядят и результаты исследования эффективности ретиналамина с использованием слепого плацебоконтролируемого метода при компенсированной глаукоме.

Как показал анализ полученных данных, у больных с компенсированной глаукомой сразу же после курса лечения ретиналамином значительно увеличивалась острота зрения. Правда, через месяц острота зрения несколько снижалась, но все равно оставалась выше исходной. (У больных контрольной группы клинически значимые изменения не отмечались.) Помимо этого, у больных, пролеченных ретиналамином, во-первых, увеличивалась чувствительность зрительного нерва (сразу после лечения —на 20,6%, через месяц — на 24,5%). Во-вторых, уменьшалось как количество относительных скотом (сразу после лечения численность скотом 1-го и 2-го порядка снижалась на 20,7% и 31,5%, через месяц — на 35,2% и 37,2% соответственно), так и количество абсолютных скотом (сразу после лечения численность абсолютных скотом уменьшилась на 19,3%, через месяц — на 20,1%). К тому же, в отличие от группы контроля, у подавляющего большинства больных опытной группы после курса лечения ретиналамином отмечалось заметное увеличение критической частоты слияния мельканий и улучшение электрофизиологических показателей. (Для справки. Во всех вышеописанных случаях — будь то пигментная дистрофия сетчатки, инволюционная центральная хориоретинальная дистрофия сетчатки, диабетическая ретинопатия или компенсированная глаукома — ретиналамин вводился парабульбарно, на курс — 10 инъекций.)

Пополнение

За последнее время арсенал биорегулирующей терапии пополнился цитогенами и цитаминами.

Цитогены представляют собой синтетические пептиды, сконструированные и синтезированные по результатам аминокислотного состава цитомединов.

В «наследие» от своих прототипов-цитомединов цитогены получили практически все их свойства: к примеру, синтетический аналог тималина, дипептид вилон — способность стимулировать процессы регенерации, ускорять заживление ран, восстанавливать клеточный метаболизм, усиливать процессы дифференцировки иммунокомпетентных клеток, регулировать реакции клеточного, гуморального иммунитета и неспецифической резистентности организма; а синтетический аналог эпиталамина, тетрапептид эпиталон — способность нормализовать функции подкорковых образований головного мозга, оказывать выраженное антиоксидантное действие, повышать устойчивость организма к стрессорным воздействиям, стимулировать функцию эпифиза и нормализовать функцию щитовидной железы, ингибировать синтез рибосомной РНК в надпочечниках, неспецифически стимулировать гуморальный и клеточный иммунитет, увеличивать среднюю продолжительность жизни и репродуктивного периода. И что характерно, у синтетических пептидов эти свойства выражены значительно сильнее: как показали опыты на животных, по активности цитогены на несколько порядков превосходят цитомедины. А это означает, что цитогены, как и цитамины, можно применять в гериатрической практике (в качестве «замедлителей» процессов старения), в профилактике и лечении различных заболеваний и патологических состояний. Только в гораздо меньших дозах.

Цитамины, в отличие от цитамединов и цитогенов, лекарствами не являются.

Цитамины — это парафармацевтики, или, иначе говоря, биологически активные добавки к пище на основе нуклеопротеиновых комплексов, выделенных из органов и тканей животных, с добавлением витаминов (тиамина, рибофлавина, ниацина, ретинола, альфа-токоферола), минеральных веществ и микроэлементов (магния, железа, фосфора, калия, кальция, натрия, меди, марганца, кобальта, молибдена) в биологически связанной форме.

Как и цитомедины, цитамины обладают способностью корригировать метаболизм в поврежденных клетках той ткани, из которой они выделены. Вне зависимости от того, с чем связано повреждение — с болезнью, старением или воздействием неблагоприятных факторов окружающей среды.

К примеру, корамин с одинаковым успехом применяется как для ускорения восстановления функций сердечной мышцы при ишемической болезни, так и для поддержания деятельности сердечной мышцы у пожилых людей.

Церебрамин — для ускорения восстановления функций головного мозга после черепно-мозговой травмы, инсульта, при детском церебральном параличе, воздействии на организм различных экстремальных факторов и для поддержания умственной работоспособности в пожилом возрасте.

Хондрамин — для ускорения восстановления функций ткани хрящей при воспалительных и обменно-дистрофических поражениях суставов и позвоночника, для поддержания функции опорно-двигательного аппарата в пожилом возрасте. Причем, судя по данным многолетних клинических исследований, применение корамина, церебрамина и хондрамина, впрочем, как и всех прочих цитаминов, вызывает достоверное улучшение 5–7 показателей.

Создатели цитаминов позиционируют их как препараты выбора для поддержания основных функций организма у людей пожилого и старческого возраста. В то же время они утверждают, что, начиная с 25 лет, даже здоровым людям необходимо регулярно, дважды в год — октябре-ноябре и марте-апреле — проводить мягкую коррекцию иммунитета тимусамином. С того же возраста и по той же схеме всем, кто по роду деятельности вынужден постоянно напрягать зрение, к примеру, водителям или пользователям персональных компьютеров, они настоятельно рекомендуют принимать офталамин, благотворно влияющий на функции тканей глаза. Желательно в комплексе с церебрамином и вазаламином (для улучшения мозгового кровообращения и функций головного мозга).

В принципе, возрастных ограничений применение цитаминов не имеет: при необходимости их можно назначать даже детям до 4-х лет, но в очень маленьких дозах (табл.). Если же у детей младше 8 лет возникает необходимость приема нескольких цитаминов, то чтобы не превышать суточную дозу, их обычно назначают в «разрядку», т. е. через день.

Для взрослых рекомендуемая суточная доза цитаминов гораздо выше: при первичном применении — 30 мг, при повторных курсах, когда уже имеется опыт применения цитаминов и известно, каким образом они влияют в течение дня, суточная доза может увеличиваться до 60, а то и до 90 мг.

 

Таблица. Суточные и курсовые дозы цитаминов, рекомендуемые для применения в педиатрии (Дьяконов М. М. Цитамины — годы и результаты // Terra Medica nova, 2005, № 1)

Возраст Количество цитаминов, мг
в сутки на курс
До 4 лет 10 100
От 4 до 7 лет 20 200–300
От 8 до 12 лет 30 300–400

 

Говоря о достоинствах цитаминов — высокой эффективности, отсутствии побочных эффектов, сочетаемости со всеми медикаментозными и немедикаментозными способами лечения, — адепты биорегулирующей терапии не забывают упомянуть и о случаях малоуспешного применения цитаминов. По их наблюдениям, это:

  • использование цитаминов «не по адресу» (что бывает при неправильной изначальной диагностике);
  • назначение цитаминов при психических заболеваниях (характерно, что в этом случае идет ссылка на субъективные ощущения пациентов психиатрических клиник и диспансеров, а не на результаты объективного исследования);
  • использование цитаминов при наличии острых воспалительных процессов (в подобных случаях следует вначале устранить источник воспаления традиционными средствами и только после этого назначать цитамины).

Что касается противопоказаний к применению цитаминов, то это, прежде всего, индивидуальная непереносимость. Кроме того, цитамины не рекомендуется назначать в начальной фазе острых инфекционных заболеваний и в качестве «заменителя» оперативного лечения. Но в послеоперационном и реконвалесцентном периодах применение цитаминов отнюдь не повредит. В первую очередь, тимусамина — биорегулятора иммунной системы, ренисамина — биорегулятора почек, корамина и гепатамина — биорегуляторов сердечной деятельности и функции печени: как показывает практика, использование этих четырех цитаминов с первых дней послеоперационного и реконвалесцентного периодов в 70% случаев повышает эффективность реабилитации.

Литература

  1. Дьяконов М. М. Цитамины — годы и результаты // Terra Medica nova.— 2005.— № 1.
  2. Кузник Б. И., Морозов В. Г., Хавинсон В. Х. Цитомедины (25-летний опыт экспериментальных и клинических исследований).— СПб: Наука, 1998.— 310 с.
  3. Лечение простатита: Витапрост // Российский медицинский журнал.— Т. 10.— 2002.— № 26.
  4. Малинин В. В., Жекалов А. Н. Новые аспекты клинического применения эпиталамина // www.kuban.su/medicine.
  5. Хавинсон В. Х., Голубев А. Г. Старение эпифиза // Успехи геронтологии.— 2002.— Вып. 9.
  6. Хавинсон В. Х., Морозов В. Г., Анисимов В. Н. Влияние эпиталамина на свободнорадикальные процессы у человека и животных // Успехи геронтологии.— 1999.— Вып. 3.
  7. Хавинсон В. Х., Трофимова С. В. Пептидные биорегуляторы в офтальмологии.— СПб ИКФ «Фолиант», 2000.— 48 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика