Логотип журнала "Провизор"








Эндокринология в Украине: медицинские проблемы и практические решения

Вот уже 49-я конференция Института проблем эндокринной патологии АМН Украины прошла в Харькове 1–3 июня под названием «Эндокринология в Украине: медицинские проблемы и практические решения». Организаторы, как всегда, были на высоте: в дополнение к богатой программе докладов, презентации новых учебных пособий и методических рекомендаций на сей раз участников пригласили еще и на обход отделений клиники. Извиняться директору ИПЭП Ю. И. Караченцеву пришлось лишь за тяжелую жару. Но стремящихся расширить кругозор она не испугала — ко второму дню число зарегистрированных превысило 300 человек.

Из столичных асов достойно поддержал с трибуны честь Киева один Б. Н. Маньковский. Год назад он здесь же взбудоражил зал выводами исследования GUIDE о превосходстве сахароснижающего препарата диабетон MR (гликлазид) над амарилом (глимепиридом) — см. № 13, 2004. Тогда Борис Никитович захватил врасплох представителей производителя амарила, не оказавших организованного сопротивления. Но сейчас они подготовили полновесный ответ: в первом же докладе проф. О. М. Смирнова из Москвы сообщила о том, что амарил безопасен для сердечно-сосудистой системы (а преимущество диабетона в клинике пока не выявлено) и что у него обнаружен дополнительный инсулин-сберегающий эффект. Ольгу Михайловну поддержал М. И. Балаболкин («амарил — единственный эссенциальный препарат сульфонилмочевины пролонгированного действия»).

Однако и Б. Н. Маньковский обновил доказательную базу. Опровергая оппонентов, он тут же привел новейшие клинические данные в пользу диабетона. «Сегодня уже недостаточно снижать сахар в крови, — заявил Борис Никитович. — Чтобы предотвращать макрососудистые осложнения сахарного диабета 2-го типа (СД-2), надо еще и воздействовать на сосудистый эндотелий. Эндотелий — важнейший эндокринный орган и наша (эндокринологов — В. П.) обширная сфера интересов; его в организме 1,8 кг, а площадь — как у шести теннисных кортов. Из сахароснижающих препаратов только диабетон MR восстанавливает эндотелиальную функцию, блокирует оксидативный стресс и воспаление в сосудистой стенке, поэтому он и лучше остальных».

Уникальным преимуществом, по словам Маньковского, обладает и другой препарат той же фирмы — престариум (периндоприл): у принимающих его гипертоников меньше новых случаев СД-2. Другие ингибиторы АПФ такого результата не дают.

Аргументы и экспрессия киевлянина убеждали сильнее, но... участники, приглашенные на конференцию производителем амарила, его не слышали: их в это время увели в другой зал, где, по случайному совпадению, начался интерактивный семинар О. М. Смирновой.

В чем сходились диабетологи Украины и России — так это в том, что СД-2 надо начинать лечить еще до клинических проявлений. Считается, что последним предшествует «нарушенная толерантность к глюкозе» (НТГ), и что у 2–10 % обладателей она за год переходит в СД-2. Половина людей проживает жизнь, так и не узнав, что у них НТГ, — сетуют специалисты, которые намерены активно выявлять таких лиц и лечить с применением «агрессивной тактики». При этом «нечего бояться психической травмы, сразу объявляя пациенту «У вас СД!», — лучше будет прислушиваться и выполнять ваши рекомендации, соблюдать диету и физический режим. Ведь СД-2 — результат нездорового образа жизни, греховности удовольствий».

Другой пропагандировавшийся на конференции, но неоднозначно воспринимаемый больными постулат — быстрый переход при СД-2 к «превентивной инсулинотерапии». СД-2 теперь нельзя называть инсулин-независимым, иначе трудно объяснить больным, почему назначен инсулин. А они страшно боятся «сесть на иглу», быстро истощающую семейный бюджет.

Напротив, нечего возразить главному диабетологу РФ М. И. Балаболкину, заявившему: «Компенсация СД зависит от контроля глюкозы и особенно гликозилированного гемоглобина; без контроля не будет пользы от любых инсулинов — хоть генно-инженерных. В России всего 8–10% больных определяют гликогемоглобин, отсюда и скверные в целом результаты». Сколько у нас — лучше промолчим; зато Михаил Иванович похвалил стевию (заменитель сахара), поставляемую из Крыма в Россию.

Поблагодарим его и за рассказ о новых средствах лечения СД-2, разработанных ведущими фирмами, завершающих клинические испытания и скоро ожидаемых на рынке СНГ. Например, о генно-инженерных аналогах глюкагоноподобного пептида (ГПП-1), усиливающего секрецию инсулина и даже чувство сытости. Естественный ГПП-1 быстро распадается, но зарубежным фармацевтам удалось существенно удлинить жизнь его аналогов — эксенатида, лираглутида и т. д., дающих хорошие клинические результаты.

Это — будущее диабетологии. В ее настоящем из немногих новинок конференции отметим препарат для лечения несахарного диабета (НСД) — Н-десмопрессин спрей (дозированный назальный аэрозоль десмопрессина ацетата, синтетического аналога вазопрессина) канадской фирмы «Апотекс». О НСД наши эндокринологи не говорят, — видимо, потому что он не считается опасным для жизни и достаточно редок. Однако при нем суточное выделение мочи достигает 40 л и более, да еще преимущественно ночью; говорить о качестве жизни не приходится. Вызывающий НСД недостаток вазопрессина — гормона задних долей гипофиза, ограничивающего диурез, — лечат заместительной гормонотерапией.

Валерий Продан





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика