Логотип журнала "Провизор"








Его борьба

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Год назад мы уже рассказывали о лейб-медике Л. Б. Бертенсоне (1850–1929) — выходце из жившего в Украине семейства, давшего дореволюционной медицине ряд выдающихся личностей (см. №№ 14–20, 2004). Недюжинная энергия Льва Бернардовича, непременного члена Медицинского совета (МС) Империи, затронула многие сферы общественной жизни. И, конечно, биография Бертенсона будет неполной без описания его многолетней борьбы с «врачебным шарлатанством».

Эту борьбу Лев Бернардович, по большому счету, проиграл; к тому же есть основания думать, что именно она положила конец его государственной карьере. В то же время, перипетии противоборства дают неплохое представление и о самом лейб-медике, и о тех, кого он называл шарлатанами. Безусловно, деятельность этих незаурядных практиков нарушала каноны ортодоксальной университетской медицины. Но при этом «шарлатаны» были первоклассными профессионалами маркетинга, пиарщиками, рекламистами, мерчандайзерами и др. Нынешнее положение на рынке «товаров и услуг здоровья» удивительно напоминает сложившееся на пике первого русского капитализма; параллели столь многочисленны и прозрачны, что невозможно всякий раз на них указывать. В том нет и нужды, внимательный читатель их без труда заметит.

 

Л. Б. Бертенсон (1850–1929)

 

Впрочем, основное вязкое и внешне незаметное сопротивление Бертенсону оказали не «шарлатаны»; ярче всего это проявилось в финальном эпизоде его борьбы, с изложения которого мы и начнем рассказ.

За полтора года до начала Первой мировой войны пресса Российской империи напечатала письмо Льва Бернардовича (цит. по «Врачебной газете», 1913, № 4, С. 183):

«Милостивый государь, господин редактор!

Направленное к эксплоатацiи страждущаго населенiя, быстро и сильно развивающееся у нас и принимающее все болъе возмутительныя формы лечебное шарлатанство побудило редакторов медицинских изданiй объединиться для организацiи борьбы с этим злом. В двух засъданiях, происходивших по желанiю названных редакторов под моим предсъдательством, послъ того, как был обсужден общiй план борьбы с шарлатанством, было ръшено при посредствъ органов печати поставить в извъстность общество о проектируемой организацiи. Прилагая при сем наше Обращенiе, имъю честь от имени редакторов медицинских изданiй покорнъйше просить Вас не отказать помъстить его в ближайшем номеръ Вашего изданiя.

Л. Бертенсон».

Не верится, однако, чтобы инициаторами Обращения выступили сами редакторы (ниже будет видно, почему). Скорее, они сделали это по настоянию влиятельного лейб-медика, всегда, как мы помним, крайне негативно относившегося к рекламе, а также, не в последнюю очередь, по соображениям сословного приличия.

Показательно, что Обращение клеймит не собственно шарлатанов, а их рекламную и пиар-активность:

«На глазах у всъх, среди бълаго дня, безцеремонно и жестоко эксплоатируется больной человък. Изо дня в день в газетах и журналах появляются широковъщательныя объявленiя о новоизобрътенных лекарственных средствах и приборах, якобы излечивающих быстро и радикально наиболъе тяжелыя болъзни, требующiя для облегченiя страданiй заболъвшаго продолжительнаго воздъйствiя средств научной медицины. Ръчь чаще всего идет об излеченiи чахотки, сифилиса, триппера, половой слабости, рака, запоя и проч.

Охота на карман больного ведется умело и настойчиво. С цълью воздъйствовать на публику авторитетом высшаго медицинскаго учрежденiя, средства эти проводятся через МС в качествъ невинных полосканiй для зубов, а затъм уже с подзаголовком «с разръшенiя МС» восхваляются в качествъ чудесных средств против одной из вышеперечисленных болъзней.

Для болъе успъшнаго улавливанiя публики объявители возвъщают, что средство вышло из «лабораторiй», обыкновенно никому не въдомых (лабораторiя «Кальтоко», «Нью-Iоркскiй институт знанiй» и т. п.), пристегивают имя не существующаго профессора или доктора («французскiй доктор факультета» (!), проф. Маркони, Вагнер, Бибер и т. д.). Текст рекламы украшается сообщенiями, что средство это выпущено в обращенiе «после цълаго ряда научных изслъдованiй», после «долговременнаго испытанiя в клиниках и больницах», хотя ни одного научнаго сообщенiя об этом средствъ не имъется, ни одного испытанiя в клиниках и больницах с ним сдълано не было.

Далъе в рекламах идут отзывы «князей, врачей, фельдшеров, священников, атаманов и артистов», даже портреты лиц, излечившихся, напримър, от половой слабости (!). Стремленiе обосновать якобы научно свои средства обнаруживает крайнее невъжество и безграмотность изобрътателей, разсчитывающих на легковърiе публики: здъсь и рисунки чудовищных бацилл в видъ скорпiонов, здъсь и сообщенiя, что «данное средство превращает хрящ в мясо», что «от впусканiя капель в глаза послъднiе дълаются чище и дальновиднъе» и т. д.» (Врачебная газета, 1913, № 4, С. 183).

Увы, маркетинговую безграмотность обнаруживают сами подписанты: все эти приемы прадедов и сегодня в арсенале нашей рекламы: и «Нью-йоркская академия наук», и страшные фотопортреты хеликобактера, и за хрящ в последнее время крепко взялись. Рекламные журналы «о здоровье» тоже не наша выдумка:

«Обилiе подобнаго рода конкуррирующих между собой объявленiй показывает, что улавливанiе публики идет успъшно, и игра на невъжество и легковърiе оправдывает разсчеты предпринимателей. К сожалънiю, от этого подхода страдает не только карман больного человъка, но и его здоровье. Больные бросаются на эти средства, объщающiя быстрое и радикальное изцъленiе, пропускают дорогое время для дъйствительнаго леченiя и, когда, разочарованные в самозваных цълителях, обращаются за рацiональной врачебной помощью, бывает уже поздно...

Чъм дальше, тъм характер этого обмана становится все беззастънчивъе. Создаются особые «популярно-медицинскiе журналы» спецiально для рекламированiя подобнаго рода средств («Будьте здоровы», «Въстник здоровья», «Гербарiй», «Травы и их значенiе в медицинъ» и др.), привлекаются к этому дълу даже врачи из тъх, которые продают предпринимателю свое высокое призванiе и честь» (Врачебная газета, 1913, № 4, С. 183).

Сегодня «продавцов», вероятно, больше, чем когда-то. Во всяком случае, агитировать за создание лиги борьбы с рекламой пока никто из наших врачей (и, тем более, редакторов) не рискнул:

«Разыгравшаяся вакханалiя достигла таких предълов, что дальнъйшее молчанiе кладет пятно и на тъх, кто не возвышает голос с цълью предостеречь публику от беззастънчивых эксплоататоров. Редакторы медицинских изданiй на совъщанiи 6 мая 1912 г. (предсъдательствованiе в котором, по их просьбъ, принял на себя Л. Б. Бертенсон, извъстный своей дъятельностью по борьбъ с шарлатанством в Россiи), ръшили положить начало систематической борьбъ с этим злом, наносящим крупный, неръдко непоправимый вред здоровью населенiя.

Намъчен ряд мър и, прежде всего, привлеченiе к участiю в этой борьбъ представителей печати, вразумленiе лечащейся публики путем соотвътственных обращенiй к ней и учрежденiе особаго Общества для борьбы с лечебным шарлатанством во всъх его формах и проявленiях. Приступая к работъ, редакторы медицинских изданiй надъются, что общая печать и публика придут на помощь этим начинанiям, и таким образом явится возможность продуктивной борьбы с алчными искателями наживы за счет больного человъка.

Предсъдатель Совъщанiя Л. Б. Бертенсон; члены Совъщанiя: М. Б. Блюменау («Практическая медицина»), А. М. Брамсон («Новое в медицинъ», «Ежемъсячник ушных, носовых и горловых болъзней»), М. Я. Брейтман («Здоровье и жизнь»), Н. А. Вельяминов («Русскiй хирургическiй архив»), С. В. Владиславлев («Русскiй врач»), Р. А. Гайкович («Туберкулез»), Н. Ф. Гамалъя («Гигiена и санитарiя»), Ф. Ф. Гольцингер («St.-Petersburger Medicinische Wochenschrift»), Г. И. Дембо («Врачебная газета»), Г. Б. Конухес («Труды дътских врачей»), А. А. Лозинскiй («Врачебная газета»), Д. П. Никольскiй («Журнал Русскаго общества охраненiя народнаго здравiя»), I. Б. Окс («Домашнiй доктор»), С. Б. Оръчкин («Практическiй врач»), В. В. Подвысоцкiй («Русскiй врач», «Архив бiологических наук»), А. А. Редлих («Журнал акушерства и женских болъзней»), Д. А. Соколов («Педiатрiя»), М. С. Уваров («Въстник общественной гигiены, судебной и психiатрическорй медицины»), М. Ф. Цитович («Въстник ушных, носовых и горловых болъзней»), Я. Б. Эйгер («Медицинскiй современник»)» (Врачебная газета, 1913, № 4, С. 183).

Редакторы, безусловно, понимали, что если борьба пойдет всерьез, финансовому благополучию их журналов будет нанесен тот самый «крупный, нередко непоправимый вред». Вероятно, поэтому Обращение появилось в печати так нескоро после принятия, а до следующего заседания (7 апреля 1913 г.) прошел почти год, хотя формально этому были найдены другие причины:

«Висполненiи порученiй Совъщанiя от 6 мая 1912 г. произошла нъкоторая задержка, которая прежде всего объясняется наступленiем глубокого лътняго сезона. Отправка циркулярнаго обращенiя в редакцiи свыше 400 газет была произведена уже в первых числах января» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

Со своей стороны энергичный лейб-медик сумел пригласить на это заседание главного медицинского чиновника страны, почти министра здравоохранения. Но не для почетного сидения в президиуме, как принято у нас, а для обвинений в бездействии!

«Л. Б. Бертенсон, открывая засъданiе, сказал:

«Милостивые государи! Врачебное шарлатанство представляет наболъвшiй вопрос не только для нас, взявших на себя почин в общественной борьбъ с ним, но и для правительства, и прежде всего для Главнаго врачебнаго управленiя, которое озабочено изысканiем способов и мър для противодъйствiя злу. Это обстоятельство побудило меня пригласить в сегодняшнее засъданiе Главнаго врачебнаго инспектора Л. Н. Малиновскаго, от котораго мы можем почерпнуть много полезнаго. Лев Николаевич любезно откликнулся на мое приглашенiе.

Первым результатом появленiя в печати нашего Обращенiя было полученiе мною от обывателей множества писем. Из этих писем прежде всего видно, что населенiе, особенно тъ страждущiе, которые испытали на себъ печальныя послъдствiя от шарлатанских средств, горячо привътствуют начинанiя нашего Совъщанiя. Во многих письмах доказывается, что необходима узда на хищников, которые из-за своих личных выгод самым непозволительным образом эксплоатируют больных.

Почти во всъх письмах прежде всего заключаются горькiя жалобы на обман, вредную эксплоатацiю и безплодную трату больших денег. Затъм идут просьбы о заочных совътах и разъясненiях 1) по вопросам, касающимся той или иной болъзни (всего чаще половой слабости, сифилиса и туберкулеза) и 2) относительно значенiя рекламируемых панацей, таких как «Секаровская жидкость Калиниченко», «Стимулол Глэза», «Уродонал», «Амрита», «Лецитал», «Таблетки Трейзер», и многих других средств, которыя завлекают лечащуюся публику чудовищными, лживыми рекламами.

Многiе корреспонденты горько жалуются на правительство и, прежде всего, на медицинское начальство за то, что не принимаются мъры к ограниченiю шарлатанской литературы и к уничтоженiю опасных для здоровья и кармана лечащихся шарлатанских лавочек, а нъкоторые, кромъ того, сътуют на органы общей и медицинской прессы, что они печатают завъдомо лживыя и безчестныя рекламы» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

Критика правительства — вещь полезная для подъема своей популярности. Но зачем Лев Бернардович решил «резать правду-матку» о сидящих рядом с ним редакторах медицинских журналов и о «продавцах чести» из своего же врачебного сословия? Неужели тоже для того, чтобы понравиться публике? Понимал ли он, что, цитируя такие отклики на Обращение, «рубит сук, на котором сидит»?

«Московскiя въдомости» — единственная газета, посвятившая существу вопроса передовую статью в №22 за текущiй год, гдъ заключается нъсколько върных мыслей. Признавая, что помъщенiе в органах печати реклам и статей, разсчитанных на очищенiе карманов довърчивой публики, есть зло, и что желанiе членов нашего Совъщанiя, чтобы в борьбъ с этим злом участвовала сама печать, совершенно основательно, редакцiя «Московских въдомостей» усматривает, однако, для этого серьезное препятствiе в дъйствующих законах о печати и в отношенiи к этим законам суда.

В лучшем случаъ, если редактор не будет ошельмован как клеветник и засажен в тюрьму, он при судебных мытарствах поплатится карманом. Это обстоятельство усугубляется еще и тъм, что в шарлатанских дъйствiях участвуют в нъкоторых случаях врачи, продающiе свое высокое званiе и честь, и что борьба в судъ с такими вчинителями дъл за клевету становится еще труднъе и опаснъе. Поэтому если честные врачи думают привлечь печать к поддержкъ их святого дъла, то они должны озаботиться тъм, чтобы содъйствiе печати не превращалось в акт мученичества.

«Московскiя въдомости» предлагают нашему Совъщанiю обратить серьезнъйшее вниманiе на то, чтобы злоупотребленiя врачей, продающих свое высокое званiе и честь, не оставались безнаказанными. В настоящее время поведенiе врачей, доходящее подчас до преступности, легко сходит с рук, причем немалое значенiе имъет товарищеское снисхожденiе всей медицинской корпорацiи. Послъдняя, становясь на защиту публики против шарлатанства, должна пресъкать всякiя проявленiя нравственнаго пониженiя членов медицинскаго персонала» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

Секретарь Совещания д-р Г. И. Дембо, специально анализировавший в своем выступлении реакцию СМИ на Обращение, словно соревнуясь с председателем в откровенности, подытожил: журналы рекламу публиковали и будут публиковать, ибо за нее получают большие деньги. И нам надо сделать все, чтобы перехватить ее поток у «неправильных» журналов:

«Что касается медицинской печати, то Обращенiе помъстили всъ ея органы, причем о желанiи присоединиться к нему заявили: Н. А. Вырубов (Москва, «Психотерапiя»), В. О. Осипов (Казань, «Нейрологическiй въстник»), В. А. Воробьев и В. Д. Шервинскiй (Москва, «Туберкулез» — орган Всероссiйской лиги для борьбы с туберкулезом), А. И. Гринфельд, К. Н. Пуриц и И. Ф. Сабанъев (Одесса, «Терапевтическое обозрънiе»), Э. И. Свирловскiй (С.-Петербург, «Фармацевтическiй журнал») и И. Ф. Рапчевскiй (С.-Петербург, «Военно-медицинскiй журнал»).

«Фельдшерскiй въстник» (1913, № 8) посвятил темъ статью под заглавiем «Одно из добрых намъренiй». Автор статьи сомнъвается, чтобы удалось заставить капиталистическое предпрiятiе (а такими являются большинство перiодических изданiй) отказаться от извъстной доли прибыли во имя отвлеченной борьбы с шарлатанством, и указывает на то, что правительственная медицинская власть (врачебный инспектор) облечена правом не только разръшать, но и наблюдать, и спрашивает, почему это право не проявляется в полной мъръ. Наконец, автор предлагает ратовать и против тъх язв, которыми поражено врачебное сословiе и которыя доставляют обильную пищу шарлатанству же.

Общая печать отнеслась к этому вопросу с меньшим интересом. Первыми напечатали Обращенiе «Русское слово» и «Русскiя въдомости»; петербургская печать отнеслась болъе осторожно. В общем получилось впечатленiе, как будто возбужденный вопрос не представляет особаго интереса.

Из доложеннаго фактическаго матерiала можно с извъстной осторожностью сдълать нъкоторые выводы: 1) опыт с Обращенiем показал, что только в небольшой мъръ можно разсчитывать на использованiе общей перiодической печати в дълъ борьбы с подобнаго рода объявленiями, так как объявленiя являются крупной доходной статьей изданiй; 2) среди читающей публики существует большой контингент лиц, жадно воспринимающих все относящееся к самолеченiю, а потому в цълях охраненiя больного от недобросовъстной эксплоатацiи (ради добросовестной — Н. А.) на первый план должна быть поставлена не борьба с шарлатанскими объявленiями, а стремленiе отнять путем воздъйствiя на публику почву для успъха шарлатанских объявленiй. С этой цълью необходимо создать: Общество для борьбы с шарлатанством и собственный орган печати, который мог бы вести пропаганду, организовав бюро разъясненiй, куда публика могла бы обращаться для разръшенiя своих недоумънiй в этой области» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

Едва ли это входило в замыслы Бертенсона, равно как и мнение, озвученное д-ром Дембо о внимании зарубежных фармацевтических производителей к борьбе с «шарлатанами». Лев Бернардович, в отличие от коллеги-редактора, конечно, понимал, что иностранные фирмы, для вида озаботясь интересами больных, на деле просто хотят убрать опасных конкурентов по рынку медикаментов:

«Прочитав Обращенiе, обезпокоились владъльцы крупных фармацевтических предпрiятiй. Между прочим, обратился ко мнъ (Г. И. Дембо — Н. А.) представитель фирмы «Гофман Ла Рош», высказавшiй боязнь, как бы публика не смъшала шарлатанскiя фирмы с ними. Мною было указано, что такая боязнь ни на чем не основана, так как уважающiя себя фирмы не пытаются воздъйствовать непосредственно на публику в отношенiи употребленiя медицинских средств, и публично выраженная ими солидарность с нашими задачами была бы полезна для дъла. Мною было получено письмо, в котором сообщалось, что фирма берет на себя иницiативу этого шага, для чего предполагается войти в сообщенiе с другими солидными фирмами по этому вопросу» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

А предложение создать новое Общество было лишь средством подольше оттянуть начало борьбы с медицинской рекламой. Несмотря на возражения редакторов, лейб-медику весом своего авторитета удалось «продавить» нужное решение:

«Л. Б. Бертенсон указал, что организацiя такого Общества заново при существующих условiях требует долгаго времени, а потому приходится спросить себя, не слъдует ли для ускоренiя дъла использовать уже существующее учрежденiе, достаточно зарекомендовавшее себя, дающее возможность безотлагательно и свободно работать и уже имъющее свой печатный орган? Таким учрежденiем является Русское Общество охраненiя народнаго здравiя (РООНЗ), в котором уже два года назад зародилась мысль об организацiи планомърной борьбы с шарлатанством. Настоящее Совъщанiе могло бы в полном составъ примкнуть к названному Обществу.

А. А. Лозинскiй напомнил, что в январъ 1911 г., одновременно с Л. Б. Бертенсоном, в общем собранiи РООНЗ, он сдълал доклад, в котором указал ряд мър законодательнаго порядка для борьбы с шарлатанством и предложил для организацiи этой борьбы образовать особую комиссiю. Фактически это предложенiе, к сожалънiю, тогда не было осуществлено.

Г. И. Дембо отмътил разницу между положенiем дъл два года назад и теперь. Тогда вопрос еще недостаточно вентилировался.

Совъщанiе постановило: чрез Н. А. Вельяминова обратиться в Совът РООНЗ с предложенiем организовать при Совътъ комиссiю по борьбъ с врачебным шарлатанством» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637–639).

Академик Вельяминов, занимавший в РООНЗ руководящий пост, был одновременно и членом Совещания. А журнал РООНЗ возглавлял М. С. Уваров, выступивший на Совещании с докладом «О законодательных способах борьбы с шарлатанством».

Не довольствуясь этой скромной победой, Лев Бернардович довольно непочтительно атаковал тезку Николаевича, олицетворявшего на Совещании правительство. Малиновский, сославшись, как это принято доныне, на недоработки законодательной ветви власти, не замедлил парировать: а вы сами-то каковы? Редакторы, смешавшись, не нашли ничего лучше смехотворного аргумента: реклама у нас и у шарлатанов даже одного и того же средства — это две «крупные разницы»!

«Л. Б. Бертенсон, указав, что весьма содержательный доклад М. С. Уварова охватывает цълый ряд таких предположенiй, из которых каждое требует подробнаго обсужденiя, и что потому нельзя и думать об обстоятельном разсмотрънiи его в одном засъданiи, предложил не вступать по нем в пренiя. Нынъ же, ввиду присутствiя в Совъщанiи Главнаго врачебнаго инспектора, представляется желательным выяснить, не существует ли возможности уже при дъйствующих законоположенiях положить предъл разыгравшейся вакханалiи с шарлатанскими средствами и удовлетворить в этом отношенiи справедливо сътующую на правительство публику. Л. Б. Бертенсон попросил Л. Н. Малиновскаго не отказать отвътить на вопрос: основательны ли раздающiяся со всъх сторон жалобы на безучастное отношенiе врачебных отдъленiй (на которыя возложена цензура объявленiй) к наболъвшему вопросу о весьма вредной эксплоатацiи лечащагося населенiя шарлатанами, и почему не примъняются выработанныя МС для цензуры объявленiй правила?

Л. Н. Малиновскiй указал, что нынъ дъйствующiй закон дает широкiй простор к развитiю дъятельности шарлатанов-лечителей и борьба с ними на этой почвъ не только трудна, но и безплодна. Когда же они привлекаются к отвътственности, то налагаются ничтожные денежные штрафы, которые и для объявителей, тратящих огромныя средства на рекламы, и для газет, получающих огромныя средства от этих реклам, конечно, не могут быть сдерживающим началом. Болъе широкая возможность воздъйствiя дается проектом новаго Фармацевтическаго устава, который давно уже лежит в Государственной Думъ, и когда подвергнется разсмотрънiю, не извъстно.

Из дальнъйшаго обмъна мнънiй выяснилось, однако, что и в предълах нынъ дъйствующаго закона нъкоторыя мъропрiятiя в порядкъ врачебнаго надзора в борьбъ с беззастънчивыми рекламами могли бы быть осуществляемы. Заслушав доклад д-ра М. С. Уварова, Совъщанiе постановило: обратиться к Главному врачебному инспектору с просьбой об изысканiи в предълах нынъ дъйствующих законоположенiй болъе или менъе върных мър к огражденiю лечащейся публики от вредной эксплоатацiи путем лживых реклам и к пресъченiю противозаконной дъятельности самозванных лечителей и шарлатанов.

На упрек Главнаго врачебнаго инспектора, что беззастънчивыя рекламы помъщаются и в медицинских научных органах, было указано, что предосудительные рекламы там если и встръчаются, то как ръдкое исключенiе. Попадаются, правда, объявленiя о тъх же панацеях, которыя беззастънчиво рекламируются в общей прессъ, но самыя объявленiя имъют другой характер. К тому же редакторы по мъръ возможности борятся с таким злом. Наконец, есть крупная разница между рекламами в общей прессъ, разсчитанными на невежество публики, и объявленiями в медицинской прессъ, предназначенными для врачей.

В заключенiе Совъщанiе выразило благодарность предсъдателю и просило его и в проектируемой новой комиссiи сохранять за собой руководство работами» (Врачебная газета, 1913, № 17, С. 637—639).

Но в действительности, и хозяева СМИ, и представители зарубежных фармфирм окончательно осознали, что опасного популиста Бертенсона, угрожающего их доходам, надо немедленно унять. Официально причиной отставки Льва Бернардовича, случившейся летом того же года, был объявлен «склероз сосудов и сердца».

«Лейб-медик Бертенсон, член Совъта министра торговли и промышленности, член Горнаго ученаго комитета, непремънный член МС министерства внутренних дъл, совъщательный член Военно-санитарнаго ученаго комитета, уволен согласно прошенiю от первых трех из занимаемых им должностей с мундиром и пенсiей и с оставленiем в званiи лейб-медика» (Врачебная Газета, 1913, № 32).

Но более вероятно, что лейб-медику было сделано предложение, с которым ему пришлось согласиться против своей воли. По крайней мере, демонстративная раздача Бертенсоном после отставки своей огромной библиотеки выглядела как символическое «ломание шпаги» перед грубой силой победителя:

«Бескорыстный человек, член 13 благотворительных обществ, Л. Б. пожертвовал Женскому медицинскому институту свою библиотеку в 9000 книг по всем отраслям медицинской науки; Горному институту в Екатеринославе — библиотеку по минералогии, геологии и горному делу, а бальнеологическому обществу в Пятигорске — библиотеку по гидрологии, бальнеологии, климатологии и талассотерапии» (Курортно-санаторное дело, 1930, № 9, С. 59—62).

По-видимому, за этим предложением, сделанным с самого «верха» даже не правительства, а императорского двора, стоял некто, на этот верх вхожий и пользующийся там полным доверием. Можно, конечно, заподозрить, что движущей силой отстранения Бертенсона (как и многих высших чиновников России) был Г. Е. Распутин, безусловно, тоже классический целитель-шарлатан. Однако обличений Григория Ефимовича со стороны Льва Бернардовича нам не удалось найти ни в СМИ, ни в воспоминаниях современников (вероятно, лейб-медик и спаситель цесаревича уживались мирно).

Зато над другим целителем, также приближенным ко Двору и лечившим царских детей, Бертенсон давно и квалифицированно «издевался» в печати. То, что имя этого целителя и возглавлявшееся им направление альтернативной медицины прямо не названы в Обращении, обличающем шарлатанов вообще, не должно нас обманывать. Достойный конкурент Распутина, этот человек тоже был блестящим мистификатором, интриганом и пиарщиком. Поэтому вполне закономерна и его, если можно так выразиться, посмертная победа надо Львом Бернардовичем: Бертенсона сегодня никто, кроме нас, не помнит, тогда как сочинения его противника активно переиздаются, а об их авторе написано почти столько же книг, сколько о Распутине. Вот лишь несколько названий:

  • Бадмаев П. А. Основы врачебной науки Тибета «Жуд-ши».— М., 1991.
  • Бадмаев П. А. Тибетская медицина, царский двор, советская власть.— М., 1995.
  • Гусев Б. С. Бадмаев. Крестник императора.— М., 2000.
  • Бадмаев П. А. За кулисами царизма. — Минск, 2001.
  • Полищук Н. Н. Бадмаевы. Тибетская медицина в России. — СПб., 2003.

К моменту отставки Бертенсона его публичный конфликт с Бадмаевым тянулся по меньшей мере семь лет.

(Продолжение следует)





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика