Логотип журнала "Провизор"








О новых направлениях развития Государственного фармакологического центра

Приказом Министерства здравоохранения Украины № 42–0 от 5 апреля 2005 г. директором ГП «Государственный фармакологический центр» МЗ Украины назначен Виктор Тимофеевич Чумак. В интервью журналу «Провизор» он изложил свое видение решения первоочередных проблем регистрации и всего цикла создания и обращения ЛС в Украине, приведения нормативов в соответствие с европейскими и мировыми стандартами. При этом необходимо, по его мнению, «фарбуючи брови, не вибити очі», то есть, перенимая лучший мировой опыт, сохранить и развивать то хорошее, что было накоплено в фармацевтической отрасли Украины.

— Виктор Тимофеевич, работников фармацевтической отрасли интересует вопрос о том, какую политику Вы намерены проводить в Фармцентре: что Вы планируете изменить к лучшему, какие недостатки устранить?

— Фармцентр существует уже 5 лет, и изменения назрели. Это объективный процесс роста и развития. Все хорошее, что сделано за эти годы, будет развиваться и дальше. Одним из достижений фармцентра является создание в Украине архива регистрационных документов. До 2000 года не существовало досье на зарегистрированные ЛС, сегодня такие досье созданы. Положено начало созданию системы пострегистрационного надзора, состоящего из двух частей: фармаконадзора (мониторинг проявления побочных действий ЛС) и взаимодействия с Государственной инспекцией по контролю качества лекарственных средств. Теперь для каждой фирмы-заявителя формируется так называемая «карточка заявителя», или «досье». Во время перерегистрации каждого препарата мы сможем «отследить историю» препарата и его заявителя в течение предыдущих пяти лет как с точки зрения наличия побочных действий препарата, так и взаимодействия заявителя с Госинспекцией (выполнение предписаний, если они были за этот период времени, и т. д.).

Второй принципиальный вопрос — проблема качества ЛС. Мы должны внедрить новую идеологию качества. На сегодняшний день вопрос качества ЛС настолько запутан, что дает широкие возможности для спекуляций, передергивания, которые выглядят не просто некорректно, но являются нарушением медицинской этики, поскольку у нас почти 30% населения плацебозависимые люди, т. е. достаточно необоснованного заявления о низком качестве препаратов, и 30% больным уже ничего не поможет. Поэтому нужно четко разграничить проблемы, учитывая, что по сегодняшним стандартам Украины качество определяется наличием сертификата, т. е. речь может идти лишь о фармацевтической эквивалентности. Сертификаты качества ЛС украинского, американского или индийского препарата абсолютно идентичны и соответсвуют Фармакопее. Если речь идет о качестве ЛС с точки зрения проявления его фармакологического действия, мы должны говорить о биодоступности, а в случае генериков — обязаны говорить о биоэквивалентности. Если мы будем контролировать фармакокинетические показатели наряду с теми, которые зафиксированы в Государственной Фармакопее, это будет уже европейский стандарт. Именно с точки зрения фармакокинетики и определяются свойства лекарственного препарата, проявляемые в клинике. Если есть такие данные, тогда корректно говорить о качестве ЛС, пока их нет, все разговоры на тему качества — спекуляция.

Согласно существующей системе пострегистрационного надзора, все некачественные препараты должны быть изъяты с рынка. Вопрос о том, почему эти препараты все-таки попадают на рынок, должна решать система здравоохранения, имеющая в своем распоряжении такой мощный арсенал как Государственная инспекция по контролю качества лекарственных средств и Государственная служба по контролю лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Следует заметить при этом, что масштабы проблемы не соответствуют той цифре, которая сейчас упорно звучит в СМИ. Муссирование слухов о 20% фальсификатов выглядит крайне некорректно. И потом, что такое фальсификат и что такое субстандартная (бракованная) продукция? Фальсификат может быть весьма качественным лекарством, выпускаемым под именем известной фирмы. Борьбой с фальсификатами должны заниматься правоохранительные органы. А Минздрав, в первую очередь, должно волновать здоровье людей. Нужно также разделять понятия качества и гарантии качества. Если вопрос качества — это вопрос системы здравоохранения, то вопрос гарантии качества — это лоббирование интересов фармацевтических компаний. Например: мало контролировать состав препарата. На всякий случай давайте проверим препарат на наличие примесей 25-ти растворителей, и это сразу отразится на конечной цене лекарственного препарата. Естественно, транснациональные корпорации могут себе позволить такую роскошь и пролоббировать включение в ЕФ статью об обязательном тестировании на наличие 25-ти примесей на всякий случай. Небольшая компания этого тестирования провести не может. У нас отсутствуют данные о том, что препараты тех фирм, которые не могут подтвердить отсутствие всех потенциально возможных примесей хуже, чем у тех, которые эти примеси ищут на всякий случай. Поэтому нужно четко разделить этапность внедрения стандартов. Вполне возможно, что скоро мы сможем выдвигать подобные требования, но пока не решен даже вопрос контроля фармакокинетических исследований. В связи с этим в работе Фармцентра намечаются изменения. Мы действительно собираемся ввести новые требования к изучению фармакокинетических свойств ЛС. Реально уже сделаны первые шаги: есть 191-й приказ МЗ Украины, которым утверждено руководство по проведению исследований биоэквивалентности и биодоступности ЛС. Руководство будет издано отдельной книжкой, в которой изложат критерии, требования к лекарственному препарату и определят объемы исследований, которые заменят так называемые сокращенные клинические испытания, проводимые на тридцати больных. То есть, для ряда лекарственных форм сокращенных клинических испытаний достаточно, и мы будем ими ограничиваться, но эксперт обязан это обосновать. Нами разработан проект заключения эксперта для обоснования такого заключения, которое, основываясь на доклинических испытаниях, должно содержать четкие рекомендации для проведения клинических испытаний: на что обратить особое внимание, ответы на какие вопросы мы должны получить в результате клинических испытаний. Например, в последнее время появилось большое количество так называемых тонизирующих препаратов. В медицинской практике такого понятия нет. Следуя по этому пути, можно дойти до регистрации в качестве ЛС кофе, кока-колы и т. п. Поэтому ученые Фармцентра поставили вопрос о необходимости четкой формулировки сроков проведения доклинических испытаний, особенно таких удивительных препаратов, как бальзамы и эликсиры, четкой формулировки того, на какие рецепторы и центры действуют эти препараты и какие клинические исследования нужно провести, чтобы это подтвердить. То же самое касается гомеопатии. На сегодняшний день эти препараты широко рекламируются, люди под воздействием рекламы тратят огромные средства на их приобретение. Будет создана специальная комиссия, которая сформулирует требования именно к таким группам препаратов. Это то новое, что в ближайшее время будет сделано в центре.

Мы сейчас концентрируем ресурсы для того, чтобы в ближайшее время создать несколько лабораторий по исследованию биоэквивалентности, потому что главная проблема, с которой мы сталкиваемся, это фармакокинетические испытания. Нам необходимо знать, с какой скоростью действующее вещество попадает в организм: если с такой же скоростью и  в такой же концентрации, как и референтный препарат, то у нас есть основания предполагать, что оно будет терапевтически эквивалентно. Мы ставим своей целью признание проведенных нашими лабораториями испытаний во всем мире. Вторая серьезная задача — создание в Фармцентре отдела с рабочим названием «отдел фармацевтических технологий ЛС». Мы прекрасно понимаем, что свойства лекарственного препарата определяет технология его получения и компоненты. Мне непонятен энтузиазм, с которым наши отечественные производители требуют определить биоэквивалентность выпускаемых ими препаратов, не уделяя серьезного внимания производству ЛС. Возникает вопрос: почему они так уверены, что выпускаемые ими препараты будут биоэквивалентны? Ведь необходимо сформулировать требования к тестам и методам испытаний in vitro прежде, чем испытывать на пациентах. А если они окажутся не биоэквивалентными?

Одно из направлений развития фармации — модификация существующих лекарственных форм, в первую очередь, генериков. С точки зрения медицинского применения, в зависимости от состояния органов больного и протекания болезни, действительно нужны препараты с одним и тем же действующим веществом, но с разной фармакокинетикой. Недавно проф. М. П. Захараш сделал прекрасный доклад об использовании аминосалициловой кислоты, которая до сих пор широко используется с учетом четко сформулированной фармакокинетики. Мы должны контролировать и рассматривать серьезнейшим образом технологию получения ЛС, но есть ли гарантия, что свойства одной серии будут полностью повторяться во всех последующих именно с точки зрения фармакокинетики, а не наличия сертификата качества. Одна из главных наших задач на сегодняшний день — четко отслеживать весь цикл создания и испытания ЛС, контролировать каждый этап и быть уверенными в их гарантированном качестве и  эффективности.

Известно, что возможны два пути развития фармации в мире. Первый путь — поиск новых молекул, создание новых лекарственных препаратов, которые могут революционно изменить ситуацию в лечебных технологиях. Этот путь требует многомиллионных затрат, которые мы себе пока не можем позволить. Но есть и второй путь, пока еще не принятый у нас — модификация известных препаратов. Недавнее посещение Германии еще раз убедило меня, что генерики на Западе живут своей жизнью, отдельной от оригинального препарата. Когда генерик создан и доказана его биоэквивалентность, дальше он начинает развиваться своим путем — его можно модифицировать. Для этого нужно каждый раз проводить испытания, доказывать его биодоступность и, естественно, доказывать в клинике эффект от модификации. Вот в таких направлениях хотелось бы работать.

— У отечественных производителей и представителей иностранных компаний, которые обращались по вопросам регистрации и перерегистрации ЛС в Фармцентр, было много нареканий на его работу. Какие изменения в этих процедурах можно ожидать?

— Существовало несколько аспектов, вызывавших недовольство заявителей. Это процесс внесения изменений в период действия регистрационного свидетельства и порядок их оплаты. В этом вопросе была некоторая путаница. В частности, во время проведения процедуры перерегистрации взималась дополнительная плата за внесение изменений. Это неправильно. Мы приняли решение, что плата берется только в том случае, если изменения вносятся в период между регистрацией и перерегистрацией. А во время рассмотрения дела в связи с регистрацией или перерегистрацией изменения вносятся бесплатно. Мы упорядочили понятие основного изменения, которое автоматически влечет за собой последующие и пришли к выводу, что оплачиваться будет только основное изменение. Например, таблетка была голубого цвета, а стала зеленого. Изменение цвета влечет за собой внесение изменений в АНД, инструкцию по медицинскому применению, в листок-вкладыш, в этикетку и т. д. В этом случае заявитель оплачивает одно — основное (изменение цвета таблетки).

Мы внесли изменения в работу секретариата, и перешли на систему, принятую в государствах Прибалтики. Сопровождение регистрационных документов делится на четыре потока: разработка препарата, регистрация, перерегистрация и внесение изменений. Мы упразднили систему, когда один секретарь ведет все четыре процедуры разных фирм. Сейчас группу регистрации ведет один секретарь, независимо от того, какая компания является заявителем. Это дает возможность обучить специалистов работе со своей процедурой, и сделать квалификацию более узкой, но более глубокой. Возрастет профессионализм и прозрачность проведения процедур.

Существуют четкие требования к подаче досье на лекарственный препарат. Если досье не соответствует этим требованиям — оно приниматься для рассмотрения не будет, независимо от того, иностранный это производитель или отечественный. Ранее, если отечественный производитель приходил без необходимых для регистрации документов, то досье формировалось в течение длительной переписки. Это было нарушением правил, на котором базировались имевшие место спекуляции. Теперь мы не будем рассматривать никаких ходатайств о принятии досье без документов со стороны депутатов Верховного Совета, никаких политических спекуляций о спасении Украины, только четкое выполнение установленных правил. Только таким образом возможно избежать злоупотреблений и нареканий со стороны производителей о применении двойных стандартов.

Если документы отсутствуют, а таких случаев примерно 99% среди отечественных производителей, то мы будем им предлагать не процедуру регистрации, а процедуру разработки и свою помощь в сопровождении. Процедура регистрации имеет жесткие сроки — 90 дней, которые действуют по принципу «остановленных часов», а реально процедура тянется до двух лет, если отсутствуют, например, документы, о клинических испытаниях, которые сами по себе длятся год. Поэтому нужно действовать по правилам и называть вещи своими именами. При наличии всех документов, которые обязан предоставить производитель, регистрация действительно будет проведена в течение 90 дней.

Сейчас практически мало различий в требованиях к регистрации йода, антибиотиков или нашатырного спирта. Но это будет меняться. Мы уже готовы сделать «монографии» по 27 препаратам (ранее это называлось «прописи, утвержденные ГапУ»). К этим препаратам относятся йод, бриллиантовый зеленый, нашатырный спирт, раствор борной кислоты и т. п. — то, что производится десятилетиями. Например, в Германии для подобных препаратов стандартизированы методы получения и контроля. Можно назначить какую-то условную плату за пользование монографией и вести учет выпуска, а все остальные процедуры должны быть минимизированы.

Мы хотим ввести дифференцированный подход к регистрации разных групп препаратов. Например, у нас 56 фирм занимаются чаями и сборами. Наверное, требования, предъявляемые к ним, должны отличаться от требований к производителям антибиотиков. Мы должны определить требования к инфузионным растворам, основная масса которых изготовляется в межбольничных аптеках, где контроль несравнимо более мягок, чем на предприятиях.

Что касается перехода на GMP, то, как показывает практика, больше всего говорят о проблемах перехода люди, которые ни разу не читали требований. У нас переход сводится к евроремонту, а на самом деле, евроремонт (материальная база) — это только одно из требований. Все остальное можно и нужно делать уже сейчас, каждый день, не дожидаясь наступления 2009 года. Что касается материальной базы или вопросов контаминации, то, действительно, когда речь идет о производстве антибиотиков, то, чем уникальнее антибиотик, тем жестче должен быть контроль, но нельзя такие же требования выдвигать к фармфабрикам, производящим настойку валерианы или боярышника. То есть, нужно следовать не столько «букве требования», а сути. Формальный подход контролирующих органов тоже усложняет переход и порождает страх у производителей. Подавляющее большинство замечаний инспекторов касаются различия формулировок в инструкциях, которые соответствуют сути требований, но отличаются синтаксически. Таким образом, формируется статистика несоответствия требованиям качества, хотя никакого отношения к качеству и эффективности собственно ЛС эти замечания не имеют. За пять лет было сделано 366 замечаний в адрес Фармцентра по качеству аналитической документации. Из них 200 замечаний касались неправильной статьи по микробиологической чистоте, которая была заложена в ГФУ, и все эти замечания мы исправили в рабочем порядке. Можно ли при таких показателях, на фоне зарегистрированных 12 тыс. готовых лекарственных средств и более 1,1 тыс. субстанций, считать, что система работает? Безусловно, да.

Руководство МЗ Украины потребовало от нас пересмотреть все наши документы. Создано большое количество «настанов» и «приписів». Что такое «настанова»? Это стандарт или рекомендация? В переводе на русский язык — это руководство, которое является не обязательным, а добровольным для исполнения. На деле документы с таким названием могут трактоваться по-разному — отсюда двойной стандарт. Поэтому мы считаем возможным и необходимым направить часть материальных ресурсов на создание системы стандартизации Минздрава.

Для обеспечения большей прозрачности работы мы намерены сформулировать требования к тому, в каких случаях нужно проводить клинические испытания, а  в каких нет.

— Расскажите более подробно о процессе создания лабораторий по проведению исследований биоэквивалентности: на базе каких учреждений они будут созданы, когда планируется начало их работы.

— Мы считаем, что нужно создать минимум три лаборатории. Но существуют проблемы. Мы уже создали лабораторию доклинических исследований, которая прошла сертификацию по GLP, и считаем, что на таком же уровне сразу должны быть созданы и эти лаборатории. Желающих создать на своей базе лаборатории более чем достаточно, но мы хотим применить в этом случае процедуру международного аудита на стадии проектирования. Мы ведем переговоры с рядом институтов, чтобы определить их возможности. Сам Фармцентр обладает огромным научным потенциалом, и мы хотим направить свои усилия на создание лаборатории. Не знаю, получится ли. Создан Президиум Совета при Фармцентре, который будет работать над согласованием работы этого направления, потому что речь идет, кроме всего прочего, и о серьезном финансировании за счет Фармцентра; надо вспомнить, что Минздрав, создавая Фармцентр, возлагал на него большие надежды в смысле развития системы регистрации. Поэтому мы должны обеспечить высокий уровень профессионализма. Если говорить глобально, то Фармцентр должен больше заниматься вопросами практического здравоохранения. Обязательно нужна обратная связь. Приведу пример: издали дополнение в ГФУ, ввели новый прибор для применения истираемости таблеток. У нас огромное количество препаратов, которые находятся на рынке более 30 лет, и они не выдерживают этого требования. Первый претендент на уход с рынка — цитрамон, дешевый, один из самых продаваемых и эффективных препаратов. Да, мы хотим сделать все, как в Европе. Но уровень доходов нашего населения не позволяет покупать дорогие лекарства, которые выдерживают эту норму и производятся транснациональными компаниями. По сути, это лоббирование интересов транснациональных компаний. Нужно разделить интересы бизнеса и интересы здоровья народа, как потребовал того Президент Украины.

— Планируете ли Вы сделать доступной для медицинской и фармацевтической общественности базу данных зарегистрированных ЛС?

— Мы не только рассматриваем этот вопрос, но уже перешли на стадию его практической реализации. В первых числах мая на нашем сайте уже будет список поданных на регистрацию ЛС, и мы серьезнейшим образом рассматриваем вопрос о размещении на сайте базы зарегистрированных препаратов. Это позволит значительно уменьшить наши расходы, связанные с печатью и рассылкой списка в виде приложения к журналу. Арифметика издательского бизнеса Фармцентра проста и обходится он в 0,5 млн. грн. в год. Компенсация за счет подписки составляет около 250 тыс. грн. плюс на 50 тыс. грн. платных информационных услуг: итого — 200 тыс. грн. чистого убытка. Бесплатная информация на сайте даст 200 тысяч экономии. Кроме того, ощутима социальная выгода от доступности базы для работников медицины и фармации.

Мы сейчас работаем над внесением изменений в листок-вкладыш и в инструкцию по медицинскому применению. Сократив объем информации, публикуемой в листке-вкладыше для пациентов, исключив перечень побочных действий, мы лишили врача важной информации. Поэтому сейчас мы хотим пересмотреть это положение и в рецептурную группу вкладывать все же инструкцию по медицинскому применению, а листок-вкладыш только в группу ОТС препаратов. Это будет сделано до июня месяца, сейчас документы на стадии подготовки.

— Будут ли произведены изменения по структуре подчиненности Фармцентра?

— Центр уже сейчас подчинен заместителю министра здравоохранения Украины В. А. Рыбчуку, которому подчинена и Государственная инспекция по контролю качества лекарственных средств и Государственная служба по контролю лекарственных средств и изделий медицинского назначения. В рабочем порядке отрабатывается система взаимодействия между этими тремя структурными подразделениями МЗ Украины, чтобы мы могли как можно эффективней реализовывать политику правительства в области здравоохранения. Как я уже говорил, задача Фармцентра на сегодняшнем этапе — поворот к практическому здравоохранению.

Ольга Бронникова





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика