Логотип журнала "Провизор"








Каланхоэ перистое (Бриофиллюм чашечковый)
Kalanchoe pinnata (Lam.) Pers.

(Аналитический обзор)

Р. В. Куцик, Б. М. Зузук,
Ивано-Франковская государственная медицинская академия

Продолжение; начало см. «Провизор», № 4’2004.

 
   
 
Укр.:  

каланхое пірчасте, бріофілюм чешечкоподібний.

Англ.:   Kalanchoe.
Нем.:   Kalanchoe.
Франц.:   Kalanchoe.
Польск.:   Źyworodka, Kalanchoja.
Чешск.:   Pučikovec, Kalanchoe

 

Фармакологические свойства

В фармакологическом отношении наиболее хорошо изучен сок каланхоэ перистого. Он обладает противовоспалительными свойствами, тормозит развитие экспериментально вызванного воспалительного процесса, активен в фазе экссудации. Кроме того, сок проявляет бактерицидное действие.

М. М. Басс и А. А. Федоровский (1970) впервые доказали, что сок каланхоэ перистого улучшает заживление экспериментальных ожогов, отморожений, асептических и инфицированных ран. Его применение способствует очищению ран от гноя и некротических тканей, стимулирует грануляцию и васкуляризацию; ускоряет заживление ран, благодаря усилению краевой эпителизации пораженной поверхности, при этом формируются более нежные рубцы, без резких контрактур.

Последующие экспериментальные исследования (Ж. И. Кириллюк, 1978) подтвердили целесообразность применения препаратов каланхоэ для лечения инфицированных ран. Для заживления инфицированных стафилококком кожно-мышечных ран у кроликов повязки с гипертоническим раствором хлорида натрия и мазью Вишневского применяют в течение 3 недель, а повязки с мазью и соком каланхоэ — в среднем 17,5 дней. На 2-й неделе лечения наблюдалась интенсивная эпителизация ран, в раневом содержимом значительно уменьшалось количество нейтрофилов и макрофагов, одновременно вырос показатель завершенности фагоцитоза (до 80% в сравнении с 50% в контроле). Результаты эксперимента указывают на то, что терапевтический эффект препаратов каланхоэ особенно выражен на поздних стадиях течения раневого процесса (в фазе репарации).

Результаты лабораторных исследований свидетельствуют о хорошей чувствительности к соку каланхоэ золотистого стафилококка, гемолитических и негемолитических стрептококков (Радченко А. Я. и Данилов Л. И., 1978). В разведениях 1:200–1:400 сок каланхоэ задерживает рост бактерий рода Proteus (Дикий Б. М., 1972).

Е. А. Субтель и соавт. (1980) установили, что противомикробная активность сока каланхоэ проявляется не только в отношении гноеродных бактерий, но и шигелл дизентерии Зоне. В концентрации 3% сок растений К. pinnata и К. becharensis проявлял бактериостатическую активность, а в концентрации 12% — бактерицидную. Аналогично проявлялось антишигеллезное действие сока этих видов каланхоэ на размножение шигелл в культивируемых клетках Нер-2. Ежедневная замена культуральной среды на свежую с добавлением сока каланхоэ способствует полной санации клеточного монослоя от шигелл в течение 5–6 суток. На экспериментальной модели шигеллезного кератоконъюнктивита выявлен положительный терапевтический эффект от применения сока Kalanchoe becharensis и в меньшей мере от других видов растений рода Kalanchoe. Лечебная эффективность сока Каlanchoe pinnata и Kalanchoe becharensis, судя по динамике внутриклеточного роста шигелл, не уступает действию известных антибиотиков (неомицина, канамицина, полимиксина М). Преимущество сока каланхоэ — низкая токсичность. Учитывая эти результаты, сок каланхоэ перспективен для лечения дизентерии в клинике. Поскольку одним из самых тяжелых осложнений антибиотикотерапии является дисбактериоз, сейчас особенно актуально проведение последующих исследований влияния сока каланхоэ на микрофлору кишечника.

В вирусологической лаборатории кафедры микробиологии НМУ им. А. А. Богомольца под руководством член-корр. НАН Украины проф. В. П. Широбокова впервые выявлены и обстоятельно изучены противовирусные свойства сока разных видов каланхоэ. Исследование 52 видов каланхоэ из коллекции Ботанического сада Киевского национального университета показало, что наиболее выраженной вирулицидной активностью обладают Kalanchoe velutina, К. blossfeldiana, К. pinnata и К. crenata. У Bryophyllum daigremontianum противовирусные свойства выражены очень слабо. Особенно чувствительными к соку каланхоэ оказались простые РНК-геномные вирусы: полиовирус типа II (Сейбина), вирусы Коксаки В1 и В6. 50-процентная нейтрализация вирусов наблюдалась при разведениях сока Kalanchoe velutina 1:32768, К. pinnata, К. blossfeldiana и К. crenata — 1:16384–1:8192. Сложные РНК-геномные вирусы (вирус везикулярного стоматита, вирус гриппа) к соку каланхоэ менее чувствительны. Так, активность сока в отношении вируса гриппа А (Гонконг) 1/68/Н3N2 меньше приблизительно на 2 порядка — в Kalanchoe velutina наблюдается при разведении сока 1:400, К. crenata — 1:200, К. pinnata, К. blossfeldiana и К. beharensis — 1:100 (Евтушенко А. И., 1982). В культуре клеток продемонстрировано, что сок каланхоэ обладает способностью инактивировать некоторые вирусы. Так, 0,2 мл сока К. velutina инактивирует 30 млн бляшкообразующих единиц вируса полиомиелита типа II, а 0,4 мл сока К. blossfeldiana — 35 млн бляшкообразующих единиц этого вируса. А в ходе опытов по заражению куриных эмбрионов установлено, что в разведении 1:100 препараты сока К. pinnata и К. velutina почти полностью инактивируют 10000 LD50 вируса гриппа. Вирулицидная активность сока каланхоэ подтверждена также в опытах in vivo на мышах. Сок К. blossfeldiana, К. pinnata и К. velutina в разведении 1:10 полностью инактивирует 100 LD50 вируса гриппа. После контакта с соком этих растений в разведении 1:100 наблюдается выживание 50% мышей, зараженных указанной дозой вируса гриппа.

Наблюдаются сезонные колебания противовирусной активности сока каланхоэ разных видов. При этом отмечается два выраженных пика активности — летний и зимне-весенний, которые совпадают с периодами интенсивного роста растения и бутонизации (Евтушенко А. И., 1982).

Электронно-микроскопические исследования показали, что при непосредственном контакте сока каланхоэ с вирусами возникает агрегация и деформация вирионов. Для реализации противовирусного эффекта достаточно 1–3 мин контакта сока с вирусом. Инактивация происходит с одинаковой скоростью как при 37°С, так и при 20°С. Установлено, что кроме прямой вирулицидной активности сок каланхоэ обладает способностью подавлять процесс репродукции вирусов в клетках. Разные этапы репродукции вирусов в клетке характеризуются различной чувствительностью к биологически активным веществам сока каланхоэ. Выраженное угнетение репродукции наблюдается при действии сока каланхоэ на протяжении первых 5 минут взаимодействия вирусов с клетками, т. е. на этапе адсорбции вирионов. Аналогичный эффект наблюдается после предшествующей экспозиции клеток с соком каланхоэ. Это, очевидно, объясняется блокировкой клеточных рецепторов, участвующих в адсорбции вирионов. Кроме того, присутствие сока каланхоэ в поддерживаемой среде предотвращает высвобождение вирионов из клеток. Но инактивация вирусов, расположенных внутриклеточно, при этом не наблюдается.

Можно предположить, что вирулицидная активность сока каланхоэ обусловлена наличием в нем по крайней мере двух групп биологически активных веществ. Одна из них лектины — белки, способные к углеродспецифической гемагглютинации. Они обусловливают связывание активных групп на поверхности вирионов с последующей их преципитацией и препятствуют адсорбции вирионов на поверхности клеток. В ходе сравнительных исследований выявлена корреляция между гемагглютинирующими и вирулицидными свойствами сока каланхоэ. Вместе с тем вирулицидная активность сока каланхоэ лишь частично снижается при кипячении и автоклавировании, на нее не влияют длительное хранение сока при температуре 4°С, коррекция рН (от слабокислого 4,5–5,0 до нейтрального), обработка органическими растворителями (спиртом, эфиром), перйодатное окисление. Следовательно, другой вирулицидный фактор сока каланхоэ имеет стойкую структуру. Антивирусной активностью обладают также спиртовой и эфирный экстракты каланхоэ. Термостабильность и отсутствие аффинитета к бентониту при кислом рН указывают на его небелковую природу.

Добавление к соку каланхоэ сыворотки крови крупного рогатого скота, а также белков различного происхождения приводит к выпадению хлопьев преципитата, что сопровождается быстрой и полной потерей вирулицидной активности (Широбоков В. П. и соавт., 1981). Это, безусловно, не позволяет применять препараты каланхоэ парентерально. Но вполне оправданным может быть использование сока каланхоэ при вирусных процессах поверхностной локализации: вирусных поражениях кожи и слизистых оболочек (глотки, верхних дыхательных путей, конъюнктивы и, возможно, кишечника). Результаты экспериментальных исследований указывают на возможность применения сока каланхоэ при изготовлении инактивированной полиомиелитной вакцины. Изготовленная по этой технологии полиомиелитная вакцина характеризовалась более высокой иммуногенностью, чем стандартная формалинизированная вакцина Солка. Сок каланхоэ в концентрации 1 мл/л полностью инактивирует большие дозы энтеровирусов (до 2 млн БУО/л) в водопроводной и речной воде. Поэтому его применение является эффективным методом обеззараживания небольших объемов воды от энтеровирусов в полевых условиях (Евтушенко А. И., 1982).

Лечебные свойства сока каланхоэ подтверждены результатами исследований на лабораторных животных. При интраназальном введении в дозе 0,05 мл через 1 час после заражения 1 LD50 вируса гриппа сок каланхоэ обеспечивает полное выживание инфицированных животных. При увеличении инфицирующей дозы до 10 LD50 под воздействием сока каланхоэ летальность животных снижается до 15%. Лечение через 24 часа после заражения 1–10 LD50 с применением препаратов каланхоэ, даже в максимально переносимых дозах, не способно полностью прекратить развитие инфекции, хотя и позволяет достоверно снизить летальность и увеличить среднюю продолжительность жизни животных. Продемонстрирован также лечебный эффект сока каланхоэ при экспериментальном герпетическом кератоконъюнктивите у кроликов. Установлено, что обычное орошение соком роговицы на течение заболевания не влияет. Для достижения терапевтического эффекта необходимо применить специальную методику лечения, которая предусматривает обработку пораженных участков роговицы ватным тампоном, смоченным соком с последующими многократными обильными инстилляциями препарата. При этом уменьшается тяжесть клинических проявлений заболевания, на 42% снижается количество неврологических осложнений и летальность, увеличивается средняя продолжительность жизни животных.

В ходе экспериментов in vitro и in vivo установлено, что сок каланхоэ проявляет также выраженное профилактическое действие при его применении за 1–6 часов до инфицирования куриных эмбрионов или лабораторных животных вирусами. Так, при однократном интраназальном введении мышам 0,05 мл сока каланхоэ за 1 час до заражения 1–10 LD50 вируса гриппа предупреждает развитие гриппозной инфекции. Результаты экспериментальных исследований указывают на то, что профилактическая активность сока каланхоэ при гриппозной инфекции выражена значительно сильнее, чем лечебные свойства этого препарата.

Как свидетельствуют результаты экспериментальных исследований, противовирусные свойства сока каланхоэ могут быть обусловлены двумя независимыми механизмами. Во-первых, как уже упоминалось выше, это способность биологически активных веществ сока инактивировать вирионы и подавлять их адсорбцию на поверхности чувствительных клеток. Во-вторых, сок каланхоэ проявляет свойства индуктора интерферона. В культуре клеток L-929 он вызывает продукцию противовирусного фактора, который по физико-химическим свойствам аналогичен -интерферону. Продукцию аналогичного противовирусного фактора наблюдали и в организме мышей. Продукция этого фактора начинается непосредственно после введения сока, достигая максимума через 4–6 часов, а через 24 часа практически прекращается. Наивысшую интерфероногенную активность в опытах in vivo проявлял сок К. crenata (Евтушенко А. И., 1982). Следует отметить, что динамика продукции интерферона коррелирует с терапевтической эффективностью сока каланхоэ, применяемого в разные периоды после заражения животных вирусом гриппа.

Сок каланхоэ также задерживает рост плесневых грибов, проявляет выраженную антипаразитарную активность (Симонова В. Ф., 1982). Нативный и разведенный наполовину сок каланхоэ при экспозиции в течение 1 минуты тормозит подвижность свободно живущей амебы Amoeba proteus Roesel, а в течение 5–25 минут — паразита кишечника лягушки опалина Opalina Ranarum Stein. Более длительная экспозиция (60–80 минут) приводит к полной необратимой потере подвижности простейших с последующим разрушением их клеток. В отношении трихомонад и балантидий он оказался неактивным.

Сок каланхоэ является высокотоксичным для червей. При изучении его влияния на представителей кольчатых червей — дождевых червей Lumbricus terrestris L. и на больших ложноконских пиявок Haemopis sanguisuga L. продемонстрировано, что нативный сок сначала вызывал усиление двигательной активности, которая постепенно сменялась уменьшением движений и полной их остановкой на протяжении 5 часов наблюдений. При этом тело червя обильно покрывалось слизью, а пиявки сильно отекали и теряли способность прикрепляться к стенкам сосуда. Еще более губительным оказалось действие сока на лимнодрилюсов Limnodrilus udekemianus Claparede: нативний сок вызывал их гибель уже через 10–30 минут. Аналогичные закономерности выявлены при исследовании влияния нативного сока каланхоэ на ланцетовидного сосальщика Dicrocoelium lanceatum Stiles and Hass. После кратковременного периода возбуждения (в первые 15 минут) сок вызывал торможение двигательной активности после 30 минут экспозиции с полным обездвиживанием через 40–60 минут. При этом тела гельминтов резко сокращались и уплотнялись. После перенесения сосальщиков в свежий физраствор движение не возобновлялось. Следовательно, сок каланхоэ вызывал гибель ланцетовидного сосальщика. Вместе с тем нативный сок каланхоэ только подавлял двигательную активность тыквовидного солитера Dipylidium caninum Linneus и кошачьей аскариды Toxacara mystax Zeder, которая возобновлялась после переноса червей в физраствор. При этом у тыквовидного солитера членики резко уплотнялись и укорачивались, мышцы кожно-мышечного мешка члеников расслаблялись, становились вялыми и удлинялись. Одновременно прекращалось движение гельминтов. Однако их гибели не наблюдалось. Таким образом, проведенные эксперименты свидетельствуют, что сок каланхоэ проявляет выборочную антипаразитарную активность в отношении отдельных групп нематод.

Бразильские ученые установили, что терапевтический эффект экстракт листьев Kalanchoe pinnata проявляет при экспериментальном лейшманиозе мышей, вызванном Leishmania amazonensis. Пероральное введение экстракта в раннем периоде инфекции (в суточной дозе 8 мг) предупреждает развитие тканевых поражений. Этот эффект является долговременным и не уступает действию антилейшманиозного референс-средства глюкантима. При этом в организме леченых мышей значительно уменьшается количество жизнеспособных паразитов (Da Silva S. A., 1995). Установлено, что экстракт не оказывает прямого влияния на внеклеточные промастиготы, но эффективно подавляет дозозависимо внутриклеточный рост амастигот. При дозе 500 мкг/мл угнетение размножения амастигот в перитонеальных макрофагах достигает 58%, при этом наблюдается 6-кратное повышение продукции оксида азота макрофагами. Антилейшманиозный эффект экстракта каланхоэ как in vitro, как и в организме инфицированных Leishmania amazonensis мышей блокируется L-NG-монометил-аргинином, ингибитором фермента индуцибельной NO-синтазы (Da Silva S. A., 1999). Кроме того, на фоне лечения экстрактом листьев каланхоэ у инфицированных мышей наблюдалось усиление продукции медиаторов клеточного иммунного ответа (IL-2 и IFN-γ) спленоцитами в ответ на стимуляцию конканавалином А. При этом продукция медиатора гуморального иммунного ответа IL-4 спленоцитами уменьшалась (Da Silva S. S. G. etc., 1999). Эти результаты свидетельствуют, что в основе лечебного действия экстракта каланхоэ при лейшманиозе лежат его иммуномодулирующие свойства.

Результаты экспериментальных исследований указывают также на умеренную противомалярийную активность экстракта надземной части каланхоэ перистого (Munoz V. etc., 2000).

В 1972 г. Б. М. Дикий впервые установил, что сок каланхоэ стимулирует фагоцитоз как in vitro, так и в организме экспериментальных животных. Позже была продемонстрирована бластформирующая и митогенная активность выделенных из сока разных видов каланхоэ и аффинноочищенных лектинов. Наиболее активным в этом отношении оказался лектин, полученный из сока Kalanchoe blossfeldiana, он вызывал бласттрансформацию лимфоцитов человека в концентрации 40 мкг/мл культуральной жидкости. В высоких концентрациях (100 мкг/мл культуральной среды) лектины, напротив, подавляют бласттрансформацию клеток (В. Ф. Лапчик и Т. В. Юрчишина, 1986). Активными митогенами для лимфоцитов являются также лектины К. beharensis, К. crenata, К. pinnata и К. velutina (Евтушенко А. И., 1982).

Иммуномодулирующие свойства проявляют и другие компоненты листьев каланхоэ перистого. Неочищенный этанольный экстракт листьев подавляет пролиферацию лимфоцитов мышей in vitro, а также проявляет иммуносупрессивные свойства в опытах in vivo. Из него была выделена фракция, которая проявляла в 20 раз более сильную иммуносупрессивную активность, чем исходный экстракт. В ее состав входили жирные кислоты — пальмитиновая (89,3%), стеариновая (10,7%), следы арахидоновой и бегеновой (Almeida A. P. etc., 2000). При исследовании свежего сока Kalanchoe brasiliensis Comb. продемонстрировано, что угнетение пролиферативной активности лимфоцитов человека обусловливает ацетилрамнозиды патулетина (Costa S. S. и соавт., 1994).

Установлено, что на фоне введения экстракта листьев каланхоэ в организме мышей наблюдается перераспределение активности субпопуляций хелперных Т-лимфоцитов. При этом наблюдается относительная супрессия активности Th2 (ответственных за гуморальный иммунный ответ), о чем свидетельствует существенное снижение продукции их ключевого медиатора — IL-4. Таким образом, иммунные реакции организма протекают по Th1-типу. На это указывает усиление продукции медиаторов клеточного иммунного ответа — IL-2 и IFN-γ на 15% и 80% соответственно (Da Silva S. S. G. etc., 1999).

Сок каланхоэ обладает антимутагенной и антигистаминной активностью (Umbuzeiro-Valent G. etc., 1999). Существуют данные об адаптогенных свойствах экстракта листьев каланхоэ (Курмуков А. Г., 1971).

Противовоспалительная и регенерирующая активность биологически активных веществ сока каланхоэ, очевидно, лежит в основе его антиульцерогенного действия, что было подтверждено в опытах на мышах с экспериментальной язвой желудка (Багинская А. И. и соавт., 1989). Сок каланхоэ перистого подавляет развитие ватной гранулемы и формалинового артрита у подопытных животных, замедляет накопление экссудата при асептическом перитоните.

Для Kalanchoe pinnata Pers. свойственны также гепатопротекторные свойства. У свежего сока это действие менее выражено: этанольный экстракт зеленой массы растения, полученный после отжатия сока, препятствует развитию экспериментального тетрахлорметанового гепатита у крыс (Yadav N. P. и Dixit V. K., 2003).

Противовоспалительными и иммунодепрессивными свойствами обладает сок листьев Kalanchoe brasiliensis Comb. Он подавляет развитие воспаления подушечки лапы мышей, индуцируемого введением зимозана. При лечении животных соком в дозе 480 мг/кг в день в течение 5 дней наблюдалось уменьшение отека на 18,2%, интенсивность кровотока в зоне поражения в 4,6 раза, уменьшение лейкоцитарной инфильтрации суставных тканей и в 4,3 раза уменьшилась масса регионального лимфоузла. Противовоспалительный эффект сравнивался с действием индометацина (3 мг/кг на день). При исследовании клеточного состава лимфоузла методом проточной цитометрии выявлено существенное уменьшение количества В-лимфоцитов в нем. Лечебный эффект сока проявлялся даже при его позднем применении — начиная с 7-го дня после введения зимозана (Ibrahim T. etc., 2002).

Противовоспалительное действие экстракта сока Kalanchoe brasiliensis Comb., собранного до цветения растений (перорально в дозе 0,25–1,0 г/кг), проявляется также на модели каррагининового отека. Сок, собранный во время цветения, противовоспалительной активности не проявлял. Экстракт сока Kalanchoe brasiliensis Comb. в диапазоне доз от 0,25 до 5 г/кг при интраперитонеальном введении не проявляет токсического влияния на мышей (Mourao R. H. etc., 1999).

Водный экстракт К. brasiliensis обладает также свойствами скавенджера перекиси водорода in vitro (Ferreira A. C. etc., 2000).

Выделенные из листьев Kalanchoe pinnata и К. daigremontiana x К. tubiflora 5 буфадиенолидов могут рассматриваться как потенциальные средства для химиопрофилактики рака. Они обладают способностью подавлять активацию ранних антигенов канцерогенного вируса Эпштейна—Барра в культуре клеток Raji под воздействием опухолевого промотора 12-о-тетрадеканоилфорбол-13-ацетата. Высокой активностью характеризуется бриофиллин А (IC50 0,4 мкM). Бриофиллин C (восстановленный аналог бриофиллина А) и берсальдегенин-3-ацетат, лишенный ортоацетатного остатка, менее активны (Supratman U. etc., 2001).

Содержащиеся в метанольном экстракте каланхоэ перистого буфадиенолид бриофиллин А обладает выраженной цитотоксичностью в отношении опухолевых клеток линий КВ, НСТ-8 и клеток карциномы А-549 (ED50 составляет соответственно 14, 30 и 10 нг/мл) (Yamagishi T. etc., 1988). Аналогичными свойствами характеризуется бриофиллин В (Yamagishi T. etc., 1989).

Содержащиеся в листьях Kalanchoe pinnata буфадиенолиды бриофиллин А и бриофиллин C обладают инсектицидной активностью в отношении третьей личиночной стадии тутового шелкопряда (Bombyx mori) из LD50 3 и 5 мкг/г диеты соответственно (Supratman U. etc., 2000). Аналогичную биологическую активность проявляет метилдегремонат — буфадиенолид из листьев Kalanchoe daigremontiana x К. tubiflora, что обусловливается содержанием в молекуле ортоэфирного и α-пиронового остатков (Supratman U. etc., 2001).

Продолжение следует.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика