Логотип журнала "Провизор"








Современный подход к выбору компонентов растительных седативных препаратов

В настоящее время отмечается тенденция к росту уровня психопатологических расстройств, особенно различных психогенных невротических нарушений [1]. В Украине сложившуюся ситуацию потенцируют разные социально-психологические и биологические факторы (социально-экономические проблемы, глобальная информационная перенасыщенность, хроническая усталость, экологическая ситуация, ухудшение качества жизни), что приводит к дистрессу, проявляющемуся повышенной утомляемостью, снижением работоспособности, раздражительностью, напряженностью, тревогой, снижением настроения, потерей привычных интересов, ангидонией, немотивированными страхами, нарушениями сна и т. п. [2, 3].

Но ввиду того, что большинство указанных состояний носит субклинический характер (относится к синдромальному уровню выраженности психопатологических нарушений, не приобретая четких нозологических очертаний), разработка средств фармакотерапии больных с указанными нарушениями является актуальной проблемой отечественной фармакологии [2, 3, 4].

В настоящее время для лечения невротических состояний наиболее оптимальными являются седативные средства. Повышенный интерес к седативным препаратам со стороны врачей и пациентов обусловлен возможностью самолечения, легкостью их применения, простотой дозировки, минимумом противопоказаний и побочных эффектов. Эти свойства обусловлены, в первую очередь, растительным происхождением большинства компонентов, относительно невысокой концентрацией активных веществ (в комплексных седативных препаратах), что практически исключает возможность передозировки, а также широким спектром показаний к их применению: вегетоневрозы, легкие неврозы с фобическими расстройствами, проблемы с засыпанием, повышенная возбудимость, неврастения [5].

Одной из областей применения седативных средств являются легкие неврозы. Седативные препараты — это, по-видимому, самые «старые» лекарственные средства, применяемые для лечения заболеваний нервно-психической сферы. Но в настоящее время, невзирая на почтенный возраст, эти препараты не только не уступают позиций, но и выходят вперед, благодаря тому, что среди них появляются новые средства, продолжающие традиции старых.

Неврастения — психическое заболевание группы неврозов, основным проявлением которого является состояние раздражающей слабости: повышение истощаемости и замедление восстановления психических процессов. На первом месте в клинической картине неврастении стоят астенические проявления: повышенная психическая и физическая утомляемость, рассеянность, снижение работоспособности, потребность в длительном отдыхе, не приводящем, однако, к полному восстановлению сил. К наиболее частым неврастеническим симптомам относятся также головная боль, нарушения сна, соматовегетативные расстройства (нарушение функций сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, половой функции и др.) [8]. Распространенность неврозов (в том числе и неврастении) очень высока и имеет тенденцию к увеличению [9]. Лечение этих заболеваний включает психотерапию, применение седативных средств и витаминов [10].

Главное клиническое назначение седативных средств — вызывать седацию (с одновременным снижением тревожности). Показания к их применению очень широки, эти препараты одни из наиболее часто назначаемых в мире.

Для лечения тревожных состояний или расстройств сна седативные средства, как правило, назначают перорально. Седативные препараты лучше всего всасываются в двенадцатиперстной кишке (при высоких значениях рН). Их транспорт в кровотоке — динамический процесс, при котором молекулы препарата поступают в ткани и выводятся из них со скоростью, зависящей от величины кровотока, градиентов концентрации и проницаемости биологических барьеров. Растворимость в жирах играет основную роль в определении скорости попадания препарата в ЦНС. Классические исследования большинства седативных средств показали, что они быстро перераспределяются из мозга сначала в хорошо кровоснабжаемые ткани (скелетные мышцы), а затем в плохо кровоснабжаемую жировую ткань. Это приводит к прекращению действия на ЦНС. Водорастворимые метаболиты седативных средств выводятся в основном почками. В большинстве случаев нарушение функции почек не оказывает значительного влияния на выведение препарата. На биотрансформацию седативных средств могут влиять различные факторы, в первую очередь, возрастные изменения функции печени или изменения, произошедшие в результате заболеваний, а также повышение или снижение активности микросомальных ферментов под действием лекарств. Как правило, снижение функции печени приводит к уменьшению скорости трансформации почти всех седативных препаратов, метаболизируемых окислительным путем.

Психоседативные препараты должны снижать ощущение тревоги, обладать успокаивающим эффектом, проявляя при этом минимальное действие на двигательную и мыслительную функции. Степень угнетения ЦНС, вызванная этими средствами, должна быть минимальной [11]. Указанным требованиям наиболее полно соответствуют седативные препараты растительного происхождения.

Основной задачей современной фитотерапии является внедрение в медицинскую практику максимального количества стандартизированных фитофармацевтических средств (в том числе обладающих седативным эффектом) с подтвержденным действием и дозировкой, а также сужение сферы плацебо фитофармацевтических, или так называемых иллюзорных средств [12, 13, 14]. По данным экспертов ВОЗ и ЕС, несмотря на успехи синтетической химии, считается целесообразным реализация программ по разработке и производству стандартизированных эффективных и безопасных лекарственных средств на основе накопленного опыта традиционной и народной медицины мира [15, 16, 17].

Оптимальный методологический подход при разработке современных лекарственных средств природного происхождения заключается в использовании отдельных видов лекарственного растительного сырья. При этом рецептура разрабатывается с учетом последних представлений об этиологии и патогенезе заболевания, а также химических и фармакологических данных об ингредиентах препарата, состоянии сырьевой базы и ряда других факторов [15].

Опыт применения многокомпонентных растительных лекарственных средств в народной и традиционной медицине разных стран мира показывает, что выделенное в чистом виде из растения одно биологически активное вещество или несколько очищенных фракций действуют совсем иначе, чем галеновые препараты, которые содержат практически все группы биологически активных веществ, входящих в состав данного растения, причем в более или менее натуральных соотношениях. [13, 18, 19, 20, 21, 22]. При этом, если первые имеют сравнительно небольшую терапевтическую широту действия и высокую токсичность, то нативный комплекс традиционного лекарственного средства потенциально имеет широкий спектр действия, влияет не только на пораженный орган, но и практически на все смежные системы организма, при этом обладает детоксицирующим эффектом, увеличивая сопротивляемость организма больного к влиянию негативных факторов [20, 23]. Исходя из этого, в настоящее время при разработке лекарственных препаратов природного происхождения наблюдается возврат к использованию лекарственных растений в целом и комплексных препаратов из них [13, 18–22]. Современными исследованиями доказано, что благодаря взаимодействию лекарственные растения могут более полно проявлять фармакологическое действие, ограничивая при этом свою токсичность [24]. Явление, при котором наблюдается такое симбиотическое действие биологически активных веществ одного или нескольких растений, называется фитокинетической синергией [20].

Наиболее популярными во всем мире традиционными многокомпонентными лекарственными средствами растительного происхождения являются сборы и экстракционные препараты, при этом последние среди галеновых препаратов наиболее удобны и хорошо стандартизированы [15, 25].

На протяжении последних нескольких десятилетий отмечается увеличение спроса населения на седативные средства растительного происхождения. Их потребление растет с каждым годом, особенно четко это прослеживается в развитых странах и странах с так называемой кризисной экономикой [26]. По данным института изучения общественного мнения в Германии, более 50% опрошенных отдают предпочтение лечению препаратами растительного происхождения и только 20% считают, что химические средства надежнее [14]. По данным ВОЗ, около 80% из более чем 4 млрд проживающих во всем мире в рамках системы первичной медико-санитарной помощи пользуются, главным образом, традиционными лекарственными средствами растительного происхождения [17]. Спрос на безрецептурные фитофармацевтические средства растет во всем мире: в Швейцарии объем этих лекарств достигает 36–40% общего товарооборота на фармрынке, в США — 39%, в Японии — 18%, в Германии — 15% [27].

Из литературных данных известно, что наиболее популярными растениями с седативным действием, применяемыми в народной и традиционной медицине Украины, России, Польши, Словакии, Чехии, Югославии, Германии и Беларуси (всего 712 прописей), являются: валериана лекарственная (82%), мята перечная и мелисса лекарственная (61%), боярышник (52%), зверобой (48%), хмель обыкновенный (18%) [26].

Современные данные (химический состав, виды фармакологического действия, применение в медицинской практике) [26, 28] позволяют оценить эти растения с точки зрения целесообразности их использования в качестве ингредиентов для создания на их основе комплексного фитохимического препарата с преимущественно седативным и анксиолитическим действием.

Валериана лекарственная (корневища с корнями) содержит: эфирное масло (борнилизовалерианат); изовалериановую кислоту и др. Седативное действие обусловливает содержание эфирного масла (0,5–2%), большую часть которого составляет сложный эфир борнеола и изовалериановой кислоты. Седативными свойствами обладают также валепотриаты и алкалоиды — валерин и хотений. Валериана способствует естественному засыпанию. Валериановая кислота и валепотриаты обладают слабым спазмолитическим действием. Кроме того, комплекс биологически активных веществ валерианы лекарственной проявляет желчегонное действие, усиливает секреторную активность слизистой ЖКТ, замедляет сердечный ритм и расширяет коронарные сосуды [29].

Благодаря успокоительному действию, препараты валерианы широко используются при сердечных неврозах, неврастенических состояниях, перенапряжении, беспокойстве, возбуждении, страхе, переживаниях, при климактерических нарушениях, гипертиреозе, истерии, эпилепсии. При гипертонической болезни для снижения возбудимости коры головного мозга и уменьшения вегетососудистых расстройств. При хронических нарушениях кровообращения, болях в области сердца, сердцебиении, экстрасистолии, пароксизмальной тахикардии, связанных с невротическим состоянием. На ранних и поздних токсикозах беременности как успокоительное средство; при тиреотоксикозе. В дерматологии при экземе, нейродермите, кожном зуде, крапивнице, псориазе. При неврозах желудка, сопровождающихся болями спастического характера, запором и метеоризмом; при дисфагии, стойком кардиальном спазме. В комплексной терапии ожирения как анорексигенное средство. Часто препараты валерианы назначают вместе с другими седативными и сердечными средствами, спазмолитиками. Валериана усиливает терапевтический эффект небольших доз аминазина, стабилизирует сосудорасширяющий эффект при стенокардии, обладает десенсибилизирующим действием, тонизирует вазомоторные центры.

Мята перечная (лист) содержит эфирное (мятное) масло 0,4–0,6% (ментол до 60%, ментон, ментилацетат и др.), флавоноиды, эфиры изовалериановой кислоты, лимонен, цинеол, дубильные вещества, танины, горечи [29].

Мята перечная выявляет умеренный седативный, антиангинальный, антигипоксический эффект, холеретическое, антисептическое, обезболивающее, противорвотное действие. Лечебные эффекты обусловлены преимущественно компонентами эфирного масла, особенно ментолом. Ментол раздражает холодовые рецепторы слизистой оболочки рта, что стимулирует выработку и высвобождение энкефалинов, эндорфинов, динорфинов и пептидов, которые играют важную роль в регуляции болевых ощущений, проницаемости и тонусе сосудов, в модуляции медиаторных систем. В результате происходит рефлекторное расширение сосудов сердца, головного мозга, легких. Ментол в сочетании с флавоноидами листьев мяты обеспечивает холеретическое действие. Эфиры изовалериановой кислоты обусловливают седативное действие [29].

Препараты мяты перечной в составе моно- и комбинированных препаратов применяются для лечения повышенной возбудимости нервной системы, неврозов, легких расстройств сна, кардиалгии, стенокардии, нейроциркуляторной дистонии с тахикардией и артериальной гипертензией; при дискинезии и спастических состояниях ЖКТ, дисбактериозе, метеоризме, холецистите, желчекаменной болезни; токсикозах [29].

Боярышник (плоды) содержит флавоноиды, фенилкарбоновые кислоты; антоцианы, эфирные и жирные масла, аскорбиновую кислоту; каротин; органические кислоты; фитонциды; аминокислоты; микроэлементы Сu, Zn, Mn, Fe.

Боярышник проявляет седативное, антиаритмическое, кардиотоническое, коронарорасширяющее, спазмолитическое, гипохолестеринемическое, желчегонное действие.

Терапевтическое действие препаратов боярышника объясняется в основном содержанием полифенольных соединений. Препараты боярышника назначают при функциональных расстройствах сердечной деятельности, сосудистых и сердечных неврозах, недостаточности кровообращения в преклонном возрасте, при начальной форме гипертонической болезни, атеросклерозе, нарушениях сердечного ритма различного характера, стенокардии, бессоннице, при гипофункции щитовидной железы.

Зверобой (трава) содержит: эфирные масла, флавоноиды, дубильные вещества, тритерпеновые сапонины, витамины.

Основное действующее вещество зверобоя — гиперицин — улучшает функциональное состояние центральной и вегетативной нервной системы, выявляет антидепрессивное действие (связанное с угнетением активности МАО, в основном МАО типа А), обладает умеренно выраженным седативным эффектом [29]. Препараты зверобоя проявляют общеукрепляющее, противовоспалительное, спазмолитическое, ранозаживляющее, регенеративное действие.

Препараты зверобоя назначают при лечении симптоматических и реактивных депрессий, состояний беспокойства, нарушений сна, а также в качестве дополнительного средства при эндокринных депрессиях (особенно в климактерическом периоде), при заболеваниях легких, желудка, кишечника, желчного пузыря [29].

Седативное действие шишек хмеля связано с горьким веществом лупулином. Комплекс биологически активных веществ (флавоноиды, гормоны, витамины и др.) обусловливает противовоспалительные, капилляроукрепляющие, гипосенсибилизирующие и болеутоляющие свойства шишек хмеля. Кроме того, галеновые препараты шишек хмеля имеют регенеративные, бактерицидные и фунгицидные свойства. Антимикробная активность шишек хмеля объясняется наличием горьких кислот гумулона и лупулона. Имеются данные об эстрогенной активности экстракта из шишек хмеля [29].

Препараты шишек хмеля применяются как успокоительные и болеутоляющие средства при повышении нервной возбудимости, нарушениях сна, вегето-сосудистой дистонии и климактерических расстройствах (в комбинации с валерианой и др. седативными растениями), а также при гинекологических заболеваниях — нарушениях менструального цикла — аменорее, гипоменструальном синдроме на фоне эстрогенной недостаточности яичников, при альгодисмонорее. При заболеваниях мочевыводящих путей и почек препараты шишек хмеля применяются в качестве противовоспалительного, гипосенсибилизирующего, мочегонного и регулирующего минеральный обмен средства. Благодаря спазмолитическому и противовоспалительному действию препараты хмеля эффективны при циститах и уретритах; благодаря содержанию горечей — при астении и гастритах, как общеукрепляющие, улучшающие аппетит и пищеварение средства. Противовоспалительные, болеутоляющие и антиаллергические свойства галеновых препаратов хмеля обусловливают их терапевтическую эффективность при заболеваниях кожи, слизистых оболочек, сопровождающихся воспалительными поражениями, аллергическими проявлениями, зудом и др. симптомами.

Большинство комплексных фитопрепаратов седативного действия содержат также витаминные комплексы, преимущественно витамины группы В (в частности, В6) и PP.

Пиридоксин (витамин В6) играет важную роль в обмене веществ, необходим для нормального функционирования центральной и периферической нервной системы. В фосфорилированной форме пиридоксин является коферментом большого количества ферментов, действующих на неокислительный обмен аминокислот (процессы декарбоксилирования, переаминирования и др.). Пиридоксин принимает участие в обмене триптофана, метионина, цистеина, глутаминовой и других аминокислот. Играет важную роль в обмене гистамина; способствует нормализации липидного обмена [29].

Никотинамид (витамин РР) принимает участие в процессах тканевого дыхания, жирового и углеводородного обменов. Механизм действия витамина РР связан с его ролью как составной части коферментов ряда ферментов, катализирующих процессы тканевого дыхания путем переноса водорода от субстрата к восстанавливаемому веществу. Амид никотиновой кислоты является составной частью таких коферментов, как никотинамиддинуклеотид (НАД) и никотинамиддинуклеотидфосфат (НАДФ), которые катализируют процессы окисления и восстановления путем присоединения или отщепления протонов водорода. Амид никотиновой кислоты входит в состав кофермента алкогольдегидрогеназы, глицеральдегидфосфатдегидрогеназы, пируватдегидрогеназы, -кетоглутаратдегидрогеназы, (3оксиацил-КоА-дегидрогеназы, глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы).

 
 

Все вышеуказанные компоненты вошли в состав препарата Седавит® производства АО «Галычфарм». Тщательно подобранный состав Седавита® сбалансирован по фармакотерапевтическим свойствам трав и содержит комплексный экстракт растительного сырья (корневища с корнями валерианы, плоды боярышника, лист мяты перечной, шишки хмеля, траву зверобоя) — 94,0 мл, пиридоксина гидрохлорид — 0,06 г, никотинамид — 0,3 г, сорбит — 10 г.

Показаниями к применению Седавита® являются: неврастения и неврастенические реакции, сопровождающиеся раздражительностью, тревогой, страхом, усталостью, невнимательностью, нарушением памяти, психическим истощением; мигрень; зудящие дерматозы (экзема, крапивница); бессонница (легкие формы); синдром «менеджера» (состояние постоянного психического напряжения); головная боль, обусловленная нервным напряжением; как симптоматическое средство при климактерическом синдроме.

Взрослым и детям от 12 лет препарат назначают во внутрь, 3 раза в день по 5 мл (1 чайная ложка). При необходимости разовую дозу увеличивают до 10 мл. В случае появления нежелательной заторможенности назначают по 2,5 мл утром и днем и 5 мл на ночь. Интервал между приемами — 8 час. Препарат можно применять однократно по 5–10 мл за 20–30 мин до возможной эмоциональной нагрузки. Препарат принимают неразведенным вместе с напитками. В случае появления тошноты его необходимо принимать во время еды.

В единичных случаях при применении Седавита® могут появляться следующие нежелательные эффекты: головокружение, усталость, сонливость, экзантема, тошнота, рвота, изжога, запор, легкая мышечная вялость.

Противопоказаниями к применению Седавита® является миастения, повышенная чувствительность к компонентам препарата, возраст до 12 лет.

При передозировке Седавита® могут наблюдаться следующие симптомы: ощущение подавленности и сонливости. Позже эти симптомы могут сопровождаться тошнотой, мышечной слабостью, болью в суставах и ощущением тяжести в желудке. Также могут проявляться симптомы передозировки никотинамида (тахикардия, тремор, тошнота, рвота, повышенная потливость, кашель, кожные высыпания, артериальная гипотензия). При лечении передозировки применяется симптоматическая терапия.

С осторожностью назначают препарат пациентам с тяжелыми органическими заболеваниями пищеварительного тракта в период беременности, особенно в 1-м триместре, и в период кормления грудью. Пациентам, принимающим Седавит®, необходимо воздерживаться от потенциально опасных видов деятельности, которые требуют повышенного внимания и быстрой двигательной и психической реакции (управление транспортными средствами, работа со сложными механизмами).

Взаимодействие с другими лекарственными средствами: препарат усиливает действие веществ, оказывающих влияние на ЦНС, а также алкоголя. Возможна взаимная инактивация леводопы и пиридоксина гидрохлорида.

Клиническая апробация Седавита® была проведена в 3 клиниках Украины. В Институте геронтологии АМН Украины проводились исследования эффективности и переносимости препарата Седавит® в лечении церебрального атеросклероза I–II стадии под руководством доктора мед. наук проф. С. М. Кузнецовой. В КМАПО им. П. Л. Шупика, на кафедре неврологии и рефлексотерапии под руководством зав. кафедрой чл.-корр. АМНУ, проф. Е. Л. Мачерет проводилось исследование эффективности и переносимости препарата Седавит® в лечении неврастении с синдромом мигрени. В госпитале Военно-медицинского управления СБ Украины под руководством начальника госпиталя, канд. мед. наук Н. Н. Быцая проводилось исследование на тему «Седавит® в лечении астеноневротического синдрома».

Во всех трех исследованиях в основной группе пациентов, принимавших Седавит®, было по 50 пациентов, в контрольной — по 30. В этих исследованиях Седавит® показал себя как эффективный и безопасный препарат, что позволило рекомендовать его для лечения невротических состояний [6, 7].

Литература

  1. Пилягина Г. Я. Лечение невротических расстройств с помощью фитопрепарата «Антистресс» // Фитотерапия в Украине.— 2000.— № 3–4.— С. 19–21.
  2. Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства.— М.: Медицина, 1993.— 400 с.
  3. Карвасарский Б. Д. Неврозы.— М.: Медицина, 1990.— 574 с.
  4. Авруцкий Г. Я., Недува А. А. Лечение психически больных.— М.: Медицина, 1988.— 528с.
  5. Зейгорник М. Седативные препараты растительного происхождения доступны и безопасны // Ремедиум.— 2000.— № 9.— С. 85–86.
  6. Мачерет Є. Л., Чуприна Г. М. Седавіт — новий оригінальний заспокійливий засіб // Новости медицины и фармации.— № 11 (139).— 2003.— С. 9.
  7. Кузнецова С. М. Використання рослинних комплексів в лікуванні цереброастенічного синдрому у хворих похилого віку // Здоров’я України.— № 3 (88).— 2004.— С. 28.
  8. Справочник практического врача. Ю. Е. Вельтищев, Ф. И. Комаров, С. М. Навашин и др.; Под ред. А. И. Воробьева; Сост. В. И. Бородулин. 4е изд., перераб. и доп.— М.: Баян, 1992.— С. 431.
  9. Петраков Б. Д. Психическая заболеваемость в некоторых странах в XX веке.— М., 1972.
  10. Краткая медицинская энциклопедия: В 3-х т. АМН СССР. Гл. ред. Б. В. Петровский..— М.: Советская энциклопедия.— С. 226.
  11. Бертрам Г. Катцунг. Базисная и клиническая фармакология, в 2-х т. Том 1 / Пер. с англ.— М.-СПб: Бином-Невский Диалект, 1998.— С. 411–430.
  12. Бок Г. Е. (Bock H. E.) Фитотерапия и ее медицинское значение // Фитотерапевтический мир (Phytotherapeutisch Welt).— Frankfurt am Main: Pmi -pharm. Medical inform. Verlags — GmbH.— 1981.— S. 6–22.
  13. Гостушки Р. Лечение лекарственными растениями / Пер. с сербско-хорв.— 7е изд., доп.— Белград: Народна книга, 1987.— 547 с.
  14. Weiss R. F. Lehrbuch der Phytotherapie. Krankheiten der verdauungsorgane.— Stutgart: Hippokrates-Verlag, 1985.— 443 s.
  15. Киселев Т. Л. Разработка методологических подходов к созданию лекарственных средств природного происхождения на основе опыта традиционной медицины России: Автореф. Дис… дра фарм. Наук.— СПб, 2000.— 44 с.
  16. Предложения по развитию здравоохранения в Центральной и Восточной Европе // Pharmedicum.— 1994.— № 1.— С. 14–15.
  17. Фарнсворт Н. Р., Акерееи О., Бингел О. С. и соавт. Терапия лекарственными растениями // Бюлл. ВОЗ.— 1985.— Т. 63.— № 6.— С. 1–16.
  18. Лесиовская Е. Е. Повышение индивидуальной устойчивости организма к комплексу экстремальных воздействий с помощью новых фармакологических средств: Автореф. дисс… д-ра мед. Наук.— СПб, 1993.— 42 с.
  19. Министерство здравоохранения Российской Федерации. Фитотерапия // Методические рекомендации № 200/63, утв. 24.04.200. / Карпеев А. А., Киселева Т. Д., Кортикова Ю. И. и др.— М.: Изд-во НПЦТМГ МЗРФ, 2000.— 27 с.
  20. Belaiche P. Traite de Phytotherapie et d Aromatherapie. Vol. 2. Les Maladies infectienses.— Paris, 1979.— 442 p.
  21. Galle K., Muller-Jakic В., Proebstle K. et al. Analytical and pharmatological studies on Mahonia aguifolium // Phytomedicine.— 1994.— № 1.— P. 59–62.
  22. Muller K., Ziereis K. The antipsoriatic Mahonia aguifolium and its active constituents. 1. Proand antioxydant properiets and inhibition of 5lipoxygenase // Planta Med.— 1994.— Vol. 60.— P. 421–424.
  23. Гриневич М. А. Инфармационный поиск перспективных лекарственных растений (Опыт изучения традиционной медицины стран Восточной Азии с помощью ЭВМ).— Л.: Наука, 1990.— 141 с.
  24. Geng J., Huand W., Ren Т., Ма X. Practical Traditional Chinese and Pharmacology: Herbal Formulas.— Beijing: New World Press, 1991.— 259 p.
  25. Talbot-Montgomery E, Joseph Ch. OTC choices in Central Europe and Russia (Scrip Magazine.— May 1997.— P. 31–34.) //Фарматека.-1997.— № 5.— С. 11–14.
  26. Киселева Т. Л. Вековые традиции народной медицины в современных седативных и анксиолитических лекарственных средствах. VIII Российский Национальный конгресс «Человек и лекарство». Материалы сателитного симпозиума.— М.: Галена АС.— 2001.— С. 8–21.
  27. Эвербайн Б. Не второсортные лекарства // Pharmedicum.— 1994.— № 1.— С.12–13.
  28. Киселева Т. Л. Лекарственное растительное сырье и растительные лекарственные средства из него, используемые в лечении сердечно-сосудистых и сопутствующих заболеваний // Гомеопатия и фитотерапия в лечении сердечно-сосудистых болезней / Под ред. Т. Л. Киселевой, А. А. Карпеева.— М.: Мосгорпечать, 1997.— Т. 2.— С. 383.
  29. Справочник Видаль. Лекарственные препараты в России: Справочник. М.: АстраФармСервис, 2000.— 1536 с.

На правах рекламы





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика