Логотип журнала "Провизор"








Щавель густой. Rumex confertus Willd

(Аналитический обзор)

Б. М. Зузук, Р. В. Куцик, Н. К. Федущак
Ивано-Франковская государственная медицинская академия,
Львовский национальный медицинский университет им. Данила Галицкого

Продолжение. Начало см. «Провизор» № 1’2004, № 2’2004

 
   
 
Укр.:  

Щавель густий, щавель кінський, щавель жовтий; народные названия: конятник, щавел, щавій, чувель, щівник, щева.

Русск.:   Щавель конский, щавель густой.
Англ.:   Horse Sorrel, Patience Dock.
Нем.:   Garten Ampfer, Gemüsse Ampfer, Flussampfer.
Франц.:   Patience, Épinard oseile.
Польск.:   Szczaw zólty.
Чешск.:   Stovik konsky.

 

Токсикология и побочное действие

Препараты щавеля конского относятся к сравнительно малотоксичным средствам. При токсикологическом исследовании 60% настойки корней щавеля конского было установлено, что ее LD100 для мышей составляет 50 мл/кг, LD50 — 35 мл/кг (Писько Г. Т., 1959). При передозировке препаратов корней щавеля могут возникать диарея, тошнота, полиурия.

Минимальная переносимая доза очищенного препарата таннинов с корнями щавеля конского для крыс составляет 22 мг/кг, LD50 — 135 мг/кг (Мавлянджанов К. К. и соавт., 1989). Эти результаты не подтверждают описанные в американской литературе опасения о возможном гепатотоксическом и канцерогенном действии таннинов. Не наблюдалось токсического эффекта при подкожном и пероральном введении лабораторным животным препарата лейкоантоцианидинов и катехинов щавеля как в условиях острого (1200 и 3000 мг/кг однократно), так и хронического эксперимента (по 200 и 500 мг/кг на протяжении 15 суток) (Кабиев О. К. и Верменичев С. М., 1966). При внутрибрюшинном введении на протяжении 10 дней максимально переносимые дозы для мышей составляли 100–140 мг/кг, для крыс — 170–210 мг/кг. При этом у животных не наблюдалось угнетения кроветворения и уменьшения массы селезенки.

Достаточно хорошо изученными в токсикологическом отношении являются антрахиноновые соединения щавелей. Так, хризофанол, выделенный из щавеля тяньшанского, при однократном внутрибрюшинном введении мышам в дозах 5–100 мг/кг не вызывает видимых признаков интоксикации. В высоких дозах (200–400 мг/кг) у животных наблюдается кратковременный период беспокойства, усиление реакции на внешние раздражители и повышение тонуса скелетной мускулатуры, которое через 5–10 минут сменяется вялостью и угнетением двигательной активности. В дозах более 600 мг/кг хризофанол приводит к общему возбуждению животных, усилению реакции на звуковые раздражители, выраженному удушью. На фоне нарастания клонически-тонических судорог наступает смерть в результате остановки дыхания. LD50 составляет 1000 мг/кг. Суммарный препарат антрахинонов щавеля тяньшанского обладает высокой токсичностью — в аналогичных условиях эксперимента LD50 составляет 102 мг/кг (Чумбалов Т. К. и соавт., 1970).

Полученный полусинтетическим способом хризаробин, содержащий 75% восстановленных форм антроновых соединений (антранолов), не проявлял видимого токсического действия в дозах до 120 мг/кг, LD50 составляло 200 мг/кг. В эксперименте на кроликах не выявлено признаков общей интоксикации и изменений в морфологическом составе периферической крови при пероральном введении хризаробина в дозе 30 мг/кг. Не наблюдается нежелательного побочного влияния на функцию почек, морфологический состав и биохимические параметры крови и при местном применении хризаробиновой мази (Корсун В. Ф., 1982). Существуют данные о том, что хризаробин выводится почками и может вызывать их раздражение. В связи с этим противопоказаниями к его применению являются заболеваниях почек. Однако специальные токсикологические исследования продемонстрировали, что мази с концентрацией антралина до 0,4% не вызывают нарушений функции почек и печени. 5 и 10% мази хризаробина обладают раздражающим действием и могут вызывать контактный дерматит на близлежащих участках нормальной кожи, а также при нанесении на паховые и аксиллярные складки кожи. Следует избегать попадания препарата в глаза — развивается конъюнктивит.

Антрахиноновые соединения могут проявлять нежелательное влияние на генетический аппарат клеток. При исследовании генотоксичности на человеческих лимфоцитах в тесте обмена сестринских хроматид влияние антрахинонов в концентрациях 0,1–100 мкг/мл на ДНК клеток было минимальным. Тем не менее генотоксичность исследуемых соединений повышалась в присутствии гомогенатов печени крыс, что указывает на возможность метаболической активации антрахинонов в организме. Вместе с тем на основании проведенной работы был сделан вывод, который не дает оснований считать эти соединения опасными для человека с точки зрения их влияния на хромосомный аппарат (Abel G. и соавт., 1987).

При частом применении препаратов щавеля, как и других слабительных препаратов, содержащих антрахиноны, может развиться привыкание. Поэтому их следует чередовать со слабительными средствами с другим механизмом действия.

Нежелательное побочное действие средств из щавеля связано главным образом со способностью растений данного рода накапливать щавелевую кислоту. В связи с ее содержанием в растении длительное применение препаратов щавеля не рекомендуется при подагре, склонности к почечно-каменной болезни и нарушениях солевого обмена. Противопоказано применение препаратов на основании щавеля конского пациентам с оксалатными камнями в мочевыводящих путях. Доказано, что в водные отвары и настои переходит 65–76% свободной щавелевой кислоты и ее солей, содержащихся в исходном сырье (Кос О. И. и Бензель Л. В., 1999).

Не допускается заготовка и изготовление лекарственных средств из корней щавеля водного Rumex aquaticus L. и щавеля курчавого Rumex crispus L., которые часто произрастают вместе со щавелем конским. В связи с высоким содержанием оксалатов риск отравления этими и другими видами щавелей довольно высок, о чем свидетельствуют многочисленные ветеринарные наблюдения. Отравление животных щавелем курчавым Rumex crispus L. протекает в форме острого гастроэнтерита (Гусынин И. А., 1950). Установлено, что у овец после поедания надземной части щавеля курчавого (где содержится 6,6–11,1% щавелевой кислоты в перерасчете на сухую массу) через 40 часов развивается острый оксалатный токсикоз с возможным летальным исходом. Он проявляется чрезмерным слюноотделением, тремором и атаксией, сопровождается гипокальциемией и азотемией. При патогистологическом исследовании выявлены воспалительно-геморрагические изменения в органах желудочно-кишечного тракта, застойные явления в легких, перинефральный отек и дегенеративные изменения в почечных трубочках (Panciera R. J. и соавт., 1990). Смертельные случаи у коров может обусловить употребление в пищу Rumex venosus. При этом наблюдались признаки энтерита, петехиальные кровоизлияния в брюшину, жировая инфильтрация печени, отек мезентериальных лимфоузлов и почек; в почках обнаруживали кристаллы оксалатов, а в брюшной полости — до 2 л экссудата (Dickie C. W. и соавт., 1978).

R. Reig и соавт. (1990) описали случай смертельного алиментарного отравления пациента щавелем курчавым, которое проявлялось нарушением функции желудочно-кишечного тракта, тяжелой гипокальциемией, метаболическим ацидозом и острой печеночной недостаточностью. При патологоанатомическом исследовании были выявлены признаки центродолькового гепатонекроза, кристаллы оксалатов в почках и печени.

Пыльца цветов разных видов щавелей может быть аллергеном (Solomon W. R., 1969). Этот аллерген регулярно выявляют в высокой концентрации в воздухе разных регионов — в Испании (Gonzalez Minero F. J.и соавт., 1998; Hernandez Prieto M. и соавт., 1998; Garcia Cobaleda I. и соавт., 1997), Бельгии, Франции, Германии (Spieksma F. T. и соавт., 1980), Швейцарии (Helbling A. и соавт., 1985), Греции (Apostolou E. K. и Yannitsaros A. G., 1977), США (Lewis W. H. и соавт., 1991), Индии (Singh B. P. и соавт., 1987).

Клиническое применение

Настои, отвары и экстракты щавеля конского используют для лечения колитов и энтероколитов. Положительные клинические результаты дает применение отвара корней при сальмонеллезе у детей (Бензель Л. В. и соавт., 1996). При этом наблюдается сокращение продолжительности проявлений эксикоза и лихорадки, нормализация содержания ионов калия и олигопептидов средней массы в сыворотке крови, у пациентов ускоряется восстановление аппетита. Аналогичным терапевтическим эффектом обладают отвары из семян щавеля конского. В клинике Томского медицинского института их применяли в комплексном лечении острых кишечных инфекций (в том числе дизентерии) и диспепсии у детей (Смышляева А. Ф. и Григорьева Т. П., 1959). У детей с различными расстройствами функции кишечника наблюдали выраженный закрепляющий эффект, в том числе когда другие препараты были неэффективными. Для лечения инфекционных диарей рекомендуют отвар (5 г семян на 500 мл воды) в дозе 200–300 мл в сутки.

Иногда настои и отвары корней щавеля конского используют как мягкое слабительное средство при атонии кишечника, для облегчения акта дефекации при геморрое и трещинах заднего прохода. Поскольку слабительное действие развивается медленно (через 8–12 часов), препараты щавеля назначают на ночь. Препараты щавеля используют как противоглистное средство.

Накоплен богатый положительный клинический опыт применения настоек из щавеля конского как противоцинготного средства — для лечения и профилактики гипо- и авитаминоза С, а также для улучшения желчеобразования и желчевыделительной функции печени при гепатитах, холециститах и холангитах. Тем не менее выраженного терапевтического эффекта при монотерапии галеновыми препаратами щавеля не наблюдается. В связи с этим их обычно используют в комплексном лечении или в качестве вспомогательного средства с другими лекарственными растениями в виде сборов и лекарственных чаев.

Клинически подтвержден терапевтический эффект жидкого экстракта щавеля конского (по 50–60 капель 3 раза в день 2–3 недели) при гипертонической болезни I и II ст. у пациентов, которые не получали других гипотензивных препаратов (Шведенко Л. А., 1952). Снижение артериального давления начиналось через 30 минут после приема препарата и достигало максимума через 1,5–2 часа (систолическое давление снижалось на 20–50 мм рт. ст., диастолическое — на 5–15 мм рт. ст.). Проведенный курс лечения оказался эффективным у всех пациентов с гипертонической болезнью I ст. При гипертонической болезни II ст. нормализация или значительное снижение артериального давления наблюдалось у 74,6% пациентов. Малоэффективной настойка щавеля была у пациентов с III ст. гипертонической болезни на фоне резко выраженного атеросклероза и поражения почек.

Важное значение в дерматологической лечебной практике имеет естественный хризаробин (который является смесью антронов и антранолов хризофановой кислоты, фисциона и эмодина) и его синтетические заменители — дитранол, антралин, цигнолин.

Клинические наблюдения показали, что по терапевтической эффективности при псориазе 1 и 2% хризаробиновая мазь превосходит традиционные препараты местного действия (ихтиол, серу, деготь) (Метельский В. И.,1965, Корсун В. Ф., 1991). Для лечения псориаза наиболее эффективной формой является 1–2% мазь, которая лучше всего переносится пациентами (5 и 10% хризаробиновая мазь обладает раздражающим действием и может вызывать контактный дерматит). При одновременном применении хризаробиновой мази с ультрафиолетовым облучением наблюдается потенцирование терапевтического эффекта и одновременно снижение чувствительности кожи к раздражающему действию хризаробина.

При стационарной или регрессивной стадии псориаза на пораженные участки наносят 2,5–3% хризаробиновую мазь открытым методом, по возможности накладывают окклюзионную повязку из провосщенной бумаги. При распространенных формах псориаза целесообразно применять 0,5–1% мазь. Мазь большей концентрации можно накладывать только на ограниченные участки кожи. Иногда применяют коллодий, который содержит 2% хризаробина. Мазь втирают в псориатические бляшки обычно 2 раза в день, курс лечения длится 1–2 месяца в зависимости от переносимости лечения, длительности и стадии заболевания. После 5–6 дней лечения пациентам назначают гигиеническую ванну.

Уже на 3–4 день лечения хризаробиновой мазью на псориатических бляшках уменьшается гиперемия и слущивание кожи, исчезает зуд. Далее наступает рассасывание псориатических узлов, на месте которых остается незначительная пигментация кожи (Прокопчук А. Я. и соавт., 1966). По данным В. Ф. Корсуна (1982, 1991) после 3–4-недельного курса лечения у трети пациентов наступает выздоровление, а у остальных — значительное улучшение (Корсун В. Ф., 1982). Тем не менее местное лечение хризаробином, как и другими средствами, не предотвращает возникновения рецидивов псориаза. К недостаткам препарата относится стойкая окраска перевязывающего материала и белья, а также гиперпигментация кожи.

В последнее время в дерматологии преимущественно используют синтетические заменители хризаробина: дитранол, цигнолин, антралин,— которые являются менее токсичными (Строева Л. В., 1965). Иногда на очаги поражения накладывают 1 раз в сутки в течение 7–14 дней пасту Exoban, в состав которой входит сходный по химической структуре триацетоксиантрацен. Препарат действует медленнее и менее эффективен, чем цигнолин, но больные его хорошо переносят.

В США для лечения псориаза применяется синтетический антранол Антралин. При местном применении при псориазе он превышает по эффективности кортикостероиды (Ashton R. E. и соавт., 1983). В связи с возможным побочным раздражающим эффектом применение антранола начинают с низких концентраций (0,05–0,1%), а потом дозу повышают в зависимости от переносимости на 0,1% через каждые 7–10 дней (до 0,8–0,9%). В последнее время дерматологи отдают преимущество так называемой «минутной терапии». При этом лечение проводится высококонцентрированным дитранолом (1%), который наносят на кожу на короткий период (30 минут), а потом смывают (Ashton R. E. и соавт., 1983; Lowe N. J. и соавт., 1984; Kingston T. P. и соавт., 1987).

Широко применяется для местного лечения псориза во многих странах Европы и Америки синтетический аналог хризаробина дитранол (1,8-дигидрокси-9-антрон). Для повышения точности аппликации действующего вещества фармацевтической компанией Orion Corporation (Финляндия) был разработан препарат дитранола на парафиновой основе — Дитрастик. Его применение позволяет свести к минимуму раздражение кожи. У большинства пациентов значительное улучшение или клиническая ремиссия наступают после 2–3 недель лечения дитранолом. Клиническая эффективность препарата составляет 92% (Каламкарян А. А. и соавт., 1988).

В России на основе антрахинонов, выделенных из щавеля тяньшанского, Р. А. Музычкиной (1998) создан препарат Рамон, который, благодаря кератолитическим и кератопластическим свойствам, рекомендуется для лечения псориаза и некоторых других заболеваний кожи.

Отвар корней щавеля конского применяют как противовоспалительное и кровоостанавливающее средство. Его используют для полосканий при стоматитах, гингивитах, ангинах и других воспалительных заболеваниях ротовой полости и глотки.

Фармацевтическая компания Bionorica AG (Германия) 70 лет назад освоила выпуск препарата Синупрет®, созданного на основе щавеля курчавого, корней горечавки желтой, цветков первоцвета и травы вербены. Он обладает выраженными секретолитическими и противовоспалительными свойствами. За счет нормализации вязкости слизи препарат устраняет мукостаз и способствует восстановлению дренажа околоносовых пазух, нормализует защитную функцию эпителия дыхательных путей, повышает эффективность сопутствующей антибиотикотерапии. Синупрет рекомендуется для лечения ринита, простуды, острых и хронических риносинуситов, гайморитов и других воспалительных процессов в верхних дыхательных путях, сопровождаемых образованием вяжущей мокроты. Многочисленные клинические наблюдения подтверждают эффективность препарата как средства монотерапии при воспалениях околоносовых пазух слабой и средней интенсивности.

На основе 40% этанольного экстракта корней щавеля конского, а также экстракта корней эхинацеи и коры орешника разработан и запатентован полиэкстракт с противовоспалительными свойствами (Зузук Б. М. и Федущак Н. К., 2001). Его промышленное производство в виде биологически активной добавки под названием «Бодипрост» освоено на Львовской фармацевтической фабрике. Бодипрост проявляет противовоспалительное, антиэкссудативное и иммуностимулирующее действие рекомендуется для лечения пациентов с острыми и хроническими простатитами. Препарат эффективен при лечении воспалительных процессов в мочевыводящих путях, вызывает регрессию гипертрофированной простаты, нормализует отток мочи и уменьшает симптомы, ассоциированные с доброкачественной гиперплазией предстательной железы.

Клинические наблюдения свидетельствуют об эффективности отвара корней щавеля конского при лечении алкогольного абстинентного синдрома (Галанов В. С. и Сыч Б. С., 1990). Уже на протяжении первых двух часов после приема отвара щавеля у пациентов улучшались самочувствие и расположение духа, уменьшалась головная боль, снижалось артериальное давление, исчезали тахикардия, жажда, тошнота, диспептические явления, постепенно появлялся аппетит, улучшался сон.

В корейской научно-практической медицине используются лекарственные средства из корней щавеля курчавого. Их применяют как легкие слабительные при запорах. Для местного лечения чесотки, экземы, стригущего лишая и других грибковых заболеваний кожи используют экстракт корней щавеля на 70% спирте и изготовленную на основе этого экстракта 20% вазелиновую мазь.

В гомеопатии из растений группы конских щавелей применяется щавель курчавый Rumex crispus. В гомеопатическую практику данное растение ввел Жослин (Joslin), который в 1952 году установил, что растение обладает способностью вызывать катар слизистых оболочек дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта. Основным симптомом для назначения Rumex crispus являются заболевания горла, сопровождающиеся кашлем. В разной потенции его назначают пациентам, страдающим сухим ринитом с заложенным носом, а также ринитом с густыми желтыми выделениями.

В ветеринарии препараты щавеля конского используют при кишечных и кожных заболеваниях животных. Отвар щавеля альпийского эффективен для лечения диареи телят: он обеспечивает полное выживание больных животных и значительно сокращает сроки лечения (Антосяк В. М., 1988; Музычкина А. Р. и соавт., 1989). Корни щавелей используют также как источник получения дубильных веществ и желтой краски.

Лекарственные средства

Корневища с корнями щавеля конского (Rhizomata et radices Rumicis confertis, ОАО «Львовская фармацевтическая фабрика», Украина).
Из них в домашних условиях ex tempore готовят отвар, обладающий вяжущим действием. Применяют по 1 столовой ложке внутрь 3 раза в день как вяжущее средство при диарее и кровавых поносах за 20–30 минут до еды. Как легкое слабительное средство при запорах употребляют по 1/3–1/2 стакана внутрь после еды.
Бодипрост (Bodyprost, ОАО «Львовская фармацевтическая фабрика», Украина) —
жидкий растительный полиэкстракт, изготовленный на 40% этиловом спирте из корневищ с корнем щавеля конского, ехинацеи пурпурной и коры орешника. Препарат проявляет антибактериальную активность в отношении основных возбудителей гнойно-воспалительных заболеваний, обладает кровоостанавливающим, вяжущим и депуративным действием. Оказывает положительный эффект при лечении воспалительных процессов мочевыводящих путей и простатитов, нормализует отток мочи и уменьшает симптомы, ассоциированные с доброкачественной гиперплазией предстательной железы. Препарат назначают при простатитах, хронических инфекциях мочевыводящих путей. В комплексе с другими препаратами применяют при варикозном расширении вен, хронических заболеваниях кишечника, а также наружно — при раневых повреждениях и трофических долго незаживающих язвах. Употребляют внутрь по 20–40 капель на прием 2–3 раза в день. Препарат практически не токсичен, не вызывает аллергических реакций. Противопоказаний к применению не установлено, однако его не следует назначать пациентам с оксалатными почечными камнями и оксалатурией.
Синупрет® (Sinupret, Bionorica, Германия) —
драже, содержащее смесь порошков корня горечавки желтой — 6 мг, травы щавеля курчавого — 18 мг, цветков бузины — 18 мг, цветков первоцвета — 18 мг и травы вербены — 18 мг. Выпускается также в виде капель во флаконах по 100 мл, 1 мл которых содержит 2 мг водно-спиртового экстракта корней горечавки желтой и по 6 мг водно-спиртовых экстрактов травы щавеля курчавого, цветков бузины, цветков первоцвета и травы вербены. Обладает муколитическим, отхаркивающим и противовоспалительным действием, а также иммуностимулирующей и противовирусной активностью. Употребляют при острых и хронических заболеваниях верхних дыхательных путей, а также при острых и хронических синуситах, риносинуситах и гайморите. Назначают взрослым по 2 драже или по 50 капель 3 раза в сутки, при необходимости — до 6 раз в сутки. Новорожденным назначают по 10 капель 3 раза в сутки, детям от 1 до 5 лет — по 15 капель 3 раза в сутки, после 5 лет — по 25 капель или по 1 драже 3 раза в сутки.
Миканол (Micanol, Biogelan, Украина) —
крем или мазь в тубах по 50 г, содержащая 1% или 3% дитранола (Dithranolum) — полусинтетического антраценового соединения. Характеризуется выраженным раздражающим, кератолитическим и кератопластическим действием. Используется как наружное средство для местного лечения псориаза. В начале лечения назначают 0,5% мазь, которую наносят на пораженные участки кожи на ночь. Утром остатки мази смывают с кожи теплой водой с большим количеством мыла, после чего на чистые участки тела наносят 1% мазь на 30–40 минут. После этого излишек мази удаляют ватным тампоном, а кожу промывают водой с большим количеством мыла. Лечение длится в течение месяца, при необходимости курс продолжают. Не рекомендуется длительное применение мази беременными женщинами. Следует избегать попадания мази на слизистые оболочки конъюнктивы глаз и ротовой полости.
Psoradexan® / -mite / -forte (Hermal, Германия) —
крем, 1 г которого содержит дитранол (1 мг / 0,5 мг / 2 мг и 170 мг мочевины). Применяется наружно при острых и хронических формах псориаза как монотерапевтическое средство и вместе с фото- и Puva-терапией.
Psoralon® MT (Hermal, Германия) —
мазь, 100 г которой содержит 0,5 г, 1 г, или 3 г дитранола и 2 г салициловой кислоты. Применяется наружно при острых, хронических и генерализованных формах псориаза и эритродермии как монотерапевтическое средство, а также вместе с фото- и Puva-терепией.

В США аналогичные препараты известны под названием антралин — Anthralin (Paddock Labs, Millgood), выпускаются в виде порошка.

Антипсориатические мази производит компания Dermik Labs, США:

Drithocreme HP —
мазь, содержащая 1% антралина. Выпускается в банках по 50 г.
Dritho-Scalp —
мазь, содержащая 0,25% и 0,5% антралина, а также 3% салициловой кислоты. Выпускается в банках по 50 г. Применяется для смазывания псориатических поражений на участках кожи, покрытых волосами или толстым роговым слоем. Благодаря салициловой кислоте проявляет кератолитические свойства.
Anthra-Derm —
мазь, содержащая 0,1%, 0,25%, 0,5% и 1% антралина. Выпускается в тубах по 45 г.
Drithocreme —
мазь, содержащая 0,1%, 0,25% и 0,5% антралина. Выпускается в банках по 50 г.

 

Литература

  1. А. с. 704619 СССР, МКИ А 61 К 35/78. Противовоспалительное и противозудное средство «Хризаробин». / Т. К. Чумбалов, Р. А. Музычкина, О. Ж. Сейкетова.— Заявка № 1222096/28–13; Заявл. 23. 06. 1968; Опубл. 25. 12. 1969.— Бюл. № 47.
  2. А. с. 1686732 СССР, МКИ А 61 К 35/78. Способ получения средства, обладающего желчегонной активностью / Ф. И. Мамчур, Б. М. Зузук, З. В. Глуховецкая, Л. В. Бензель, Л. Я. Ладная.— Заявка № . 4755046/14; Заявл. 13. 10. 1989; Опубл. 22. 06. 1991.
  3. A. c. 1803120 СССР, МКИ А 61 К 35/78. Средство, обладающее желчегонным и гепатопротекторным действием / Ф. И. Мамчур, Б. М. Зузук, Л. В. Бензель.— Заявка № 4955020/14; Заявл. 12 03. 1991; Опубл. 9. 10. 1992.
  4. Деклараційний патент України на винахід 45932А, МКИ А 61 К 35/78. Протизапальний засіб. / Зузук Б. М., Федущак Н. К.— Заявка № 2001128870; Заявл. 21. 12. 2001; Опубл. 15. 04. 2002.— Бюл. № 4.
  5. Арзамасцев А. П., Зембатова С. Е. Производные антрахинона в онкологической практике // Вопр. биол., мед. и фармацевт. химии.— 2001.— № 4.— С. 19–22.
  6. Аяпбергенов Е. Х., Баишева С. А., Каушев С. К. Радиосенсибилизирующее действие лейкоантоцианидинов и катехинов // Матер. научн. конф. молодых биологов Алма-Аты.— 1970.— С. 33–34.
  7. Багрій О. К. Виділення і дослідження барвників деяких щавлів: Повідомлення ІІ // Фармацевт. журн.— 1963.— № 5.— С. 25–29.
  8. Багрій О. К. Виділення і дослідження глікозиду щавлю кінського (Rumex confertus Willd. ): Повідомлення І // Фармацевт. журн.— 1963.— № 3.— С. 47–52.
  9. Багрий А. К. Полифенольные соединения некоторых видов щавелей: Автореф. дисс. ... канд. фарм. наук.— Винница, 1965.— 16 с.
  10. Багрій О. К., Кривенчук П. Є. Дослідження глікозиду, виділеного із коріння щавлю кінського (Rumex confertus Willd. ): Повідомлення ІІІ // Фармацевт. журн.— 1964.— № 2.— С. 80–84.
  11. Багрій О. К., Кривенчук П. Є. Флавонові сполуки деяких щавлів // Фармацевт. журн.— 1964.— № 5.— С. 64–67.
  12. Багрій О. К., Курмаз Б. В. Природні оксинафталіни // Фармацевт. журн.— 1966.— № 5.— С. 6–9.
  13. Багрий А. К., Курмаз Б. В., Литвиненко В. И. Новый биозид кверцетина // Химия природных соединений.— 1966.— № 2.— С. 85–90.
  14. Баргман Л. И Изучение полифенольных соединений плодов щавеля конского, произрастающего в окрестностях Ташкента // Материалы юбилейной республиканской научной конференции фармацевтов посвященной 50-летию образования СССР.— Ташкент, 1972.— С. 51–52.
  15. Бензель Л. В., Грицик А. Р., Романюк О. І. Застосування рослин роду щавель в медицині: Метод. рекомендації.— Львів, 1996.— 19 с.
  16. Бензель Л. В., Романюк О. І., Роговська Л. Я., Гринаш Ю. І. Про ожливість використання щавлю кінського при лікуванні кишкових інфекцій // Проблеми лікарського рослинництва: Тези допов. міжнар. науково-практ. конф. з нагоди 80-річчя ін-ту лікарських рослин УААН.— Полтава, 1996.— С. 259–260.
  17. Беликова А. П. О слабительном действии растений семейства гречишных (Polygonaceae) // Фармакол. токсикол.— 1951.— № 2.— С. 49–50.
  18. Будзик В. Д. Динаміка нагромадження вільних і зв’язаних оксиметилантрахінонів у щавля альпійського // Фармацевт. журн.— 1961.— № 6.— С. 52–55.
  19. Будзик В. Д. Фармакогностическое исследование щавеля альпийского: Автореф. дисс. … канд. фарм. наук.— Львов, 1964.— 14 с.
  20. Верменичев С. М. Экспериментальное изучение противоопухлевой активности лейкоантоцианидинов и катехинов: Автореф. дисс. … канд. биол. наук.— Алма-Ата, 1966.— 24 с.
  21. Высочина Г. И., Гонтарь Э. М. Динамика содержания и состава оксиметилантрахинонов у щавля Рехингера // Растит. ресурсы.— 1977.— Т. 13, вып. 1.— С. 68–71.
  22. Галанов В. С., Сич В. С. Використання відвару кореня щавлю для лікування абстинентного смндрому // VIII зїзд невропатологів, психіатрів та наркологів Української РСР: Тези доповідей.— Х,— 1990.— Т. 2.— С. 241–241.
  23. Гербер Т. В. Котванова М. К. Фармакогностическое изучение щавеля конского, произрастающего на Алтае // Лекарственные растения Алтайского края: Сб. научн. работ.— Томск, 1986.— С. 87–91.
  24. Грицик А. Р. Фітохімічне дослідження щавлю альпійського флори Карпат: Автореф. дис. … канд. фарм. наук.— Львів, 1998.— 17 с.
  25. Елмазова Л. Върху антрахиновия състав на някои видове Rumex. I съобщение // Фармация (Болг. )-1980.— № 4.— С. 38–41.
  26. Журавльов М. С., Ковальов С. В, Кхалед А. З. Антрахінони деяких видів роду щавель // Фізіологічно активні речовини.— 2001.— № 1.— С. 79–81.
  27. Журавльов М. С., Кхалед А. З., Ковальов С. В. Вивчення біологічно активних речовин представників роду щавель // Вісник фармації.— 2000.— № 4.— С. 14–17.
  28. Кабиев О. К., Балмуханов С. Б. Природные фенолы — перспективный класс противоопухлевых радиопотенцирующих соединений.— М. :Медицина, 1975.— С. 192.
  29. Кабиев О. К., Верменичев С. М. О противоопухлевой активности лейкоантоцианидинов и катехинов // Вопр. онкологии.— 1966.— Т. 12, № 4.— С. 61–64.
  30. Калмакарян А. А., Самсонов В. А., Тимошин Г. Г., Чистякова И. А. Средства для наружного лечения псориаза // Здравоохр. Белоруссии.— 1988.— № 12.— С. 47–49.
  31. Корсун В. Ф. Лечение и реабилитация больных псориазом.— Минск: Навука и техника, 1991.— 127 с.
  32. Корсун В. Ф. О применении лекарственных растений в терапии псориаза // Вестн. дерматологии и венерологии.— 1982.— № 2.— С. 48–51.
  33. Кос О. І., Бензель Л. В. Кількісний вміст щавелевої кислоти в рослинах роду щавель // Фармацевт. журн.— 1999.— № 2.— С. 38–41.
  34. Лысенко А. И., Леванидов Л. Я. Накопление оксиметилантрахинонов в щавеле тяньшанском при марганцевой подкормке // В сб. : Биохимическая роль марганца в растениях.— Челябинск.—1967.— С. 25.
  35. Кукенов М. К. Биоэкологическая характеристика некоторых видов сем. Гречишных (Polygonaceae Lind. ) и содержание в них флавоноидов: Автореф. дисс. … канд. биол. наук.— Алма-Ата, 1969.—33 с.
  36. Кхалед А. З. Антраценсодержащие растения — перспективные источники многих сборов и фитопрепаратов для народной и научной медицины // Провизор.— 2003.— № 10.— С. 36–40.
  37. Кхалед А. З., Журавлев Н. С. Аминокислотный состав некоторых видов растений рода Rumex L. // Провизор.— 2001.— № 21.— С. 23–24.
  38. Кхалед Т. А. З. Фармакогностичне вивчення щавлів зубчастого, красивого і пірамідального: Автореф. дис. … канд. фарм. наук.— Харків, 2001.— 19 с.
  39. Кхалед А. З., Журавлев Н. С. Количественное определение суммы флавоноидов в листьях некоторых видов рода Rumex L. // Провизор.— 2001.— № 9.— С. 35–36.
  40. Кхалед А. З., Журавлев Н. С., Белостоцкая Л. И., Гомон О. Н. Антиокислительная активность суммы лейкоантоцианидинов и катехинов, выделенной из подземных органов видов рода Rumex L. // Фармаком.— 2001.— № 2.— С. 77–81.
  41. Кхалед А. З., Журавлев Н. С., Деримедведь Л. В. Фармакологическое изучение антиоксидантных и мембраностабилизирующих свойств суммы катехинов и лейкоантоцианидинов // Вісник фармації.— 2001.— № 3.— С. 170–170.
  42. Кхалед А. З., Журавльов М. С., Ковальов В. М., Дикий І. Л., Стрілець О. П. Антимікробна активність рослин роду щавель // Фармацевт. журн.— 2001.— № 1.— С. 97–99.
  43. Кхалед А. З., Журавлев Н. С., Мартынов А. В. Изучение фотодинамической и противоопухлевой активности суммы катехинов и лейкоантоцианидинов видов рода щавель // Фармаком.— 2002.— № 2.— С. 105–107.
  44. Кхалед А. З., Ковальов В. М. Флавоноли та оксикоричні кислоти деяких видів рослин роду щавель // Фізіологічно активні речовини.— 2001.— № 2.— С. 101–103.
  45. Мавлянджанов К. К., Алимов Р. А., Халматов Х. Х., Урманова Ф. Ф., Кулбаев Р., Фузаилова Т. М., Икрамов М. Т., Камилов Х. М. Противоопухлевая активность суммы сапонинов и танидов, выделенных из корней синеголовника и щавеля конского // Физические методы в онкологии: Сб. научн. трудов.— Ташкент, 1989.— С. 117–119.
  46. Метельский И. В. Отечественный хризаробин // Вестн. дерматологии.— 1965.— № 6.— С. 80–81.
  47. Музычкина Р. А. «Рамон» ( антраценовый препарат антидерматического действия // Физиолого-биохимич. аспекты изучения лекарств. растений: Матер. междунар. совещ., посвящ. памяти В. Г. Минаевой.— Новосибирск,1998.— С. 135–135.
  48. Музычкина Р. А., Сулейманова С. С., Ержанова М. Ц., Губицкая Е. С. О биологической активности природных антрахинонов и их производных //Тезисы докл. 5-го Всес. симп. по фенольным соединениям.— Таллин, 1987.— С. 75–76.
  49. Музычкина Р. А., Омуркамзинова В. Б., Сарсенбаева К. К., Мухамедьярова М. М., Воронова Г. Н., Антосяк В. М., Шретер А. И. Щавель альпийский как источник потенциально биологически активных соединений // Соврем. проблемы фармации.— Алма-Ата, 1989.— С. 78–80.
  50. Надійні ліки на чоловічі проблеми // Галицька аптека.— 2003.— № 7.— С. 25. 44.
  51. Назарова В. Д. Синтезы некоторых производных хризофановой кислоты: Автореф. дисс. … канд. хим. наук.— Алма-Ата, 1975.— 23 с.
  52. Першукова А. М., Леванидов Л. Я. Исследования марганцевого микроудобрения на состав полифенольных соединений проростков щавеля тяньшанского // Успехи изучения лекарств. растений Сибири: Матер. межвузовской научн. конф.— Томск: Изд-во Томского ун-та, 1973.— С. 93–94.
  53. Писько Г. Т. К фармакологии корня конского щавеля: Автореф. дисс. … Канд. мед. наук.— Черновцы, 1959.— 14 c.
  54. Писько Г. Т. К фармакологии корня конского щавеля // Фармакол. токсикол.— 1959.— № 6.— С. 532–532.
  55. Писько Г. Т. Лечебные свйства корня дикого щавеля при гипертонической болезни // Врачебн. дело.— 1957.— № 1.— С. 94–94.
  56. Писько Г. Т. Немчинова Т. Г. Фитохимические показатели и действующее начало настоек корня щавеля конского // Четверта міжнар. конф. з мед. ботаніки: Тези допов.— К., 1997.— С. 572–572.
  57. Прокопчук А. Я., Дыло П. В., Гилевская В. Ф., Сосновский А. Т., Хомич Ф. А. Клинические наблюдения за действием отечественного хризаробина при псориазе // Вестн. дерматол.— 1966.— № 1.— С. 49–50.
  58. Прокопчук А. Я., Дыло П. В., Гилевская В. Ф., Сосновский А. Т., Хомич Ф. А. Клинические наблюдения о действии хризаробина при псориазе // Здравоохр. Белоруссии.— 1966.— № 3.— С. 65–65.
  59. Романова А. С., Баньковский А. И. Об изыскании природных источников получения хризаробина // Мед. промышл. СССР.— 1961.— № 1.— С. 16–21.
  60. Романова А. С., Патудин А. В., Баньковский А. И. Хиноны высших растений как возможные лекарственные средства // Хим.— фарм. журн.— 1977.— № 7.— С. 53–65.
  61. Романюк О. І., Бензель Л. В. Біологічно активні речовини рослин роду щавель та їх медичне застосування // Фармацевт. журн.— 1997.— № .— С. 29–37.
  62. Рудый Р. В., Бензель Л. В., Гаврылюк И. М. и др. Фармакологические свойства суммарных лиофилизатов щавеля конского // Пробл. патологии в эксперименте и клинике.— 1990.— Т. 12.— С. 75–75.
  63. Синупрет: завжди висока якість життя // Фармацевтъ практикъ™.— 2003.— № 11.— С. 15–15.
  64. Строева Л. В. Цигнолин в терапии чешуйчастого лишая // Вестн. дерматол.— 1965.— № 6.— С. 80–80.
  65. Сулейманова С. С., Ержанова М. С., Губницкая Е. С. О биологической активности природных оксиантрахинонов и их производных // Тезисы докл. 5-го Всесоюзн. симп. по фенольным соединениям.— Ташкент, 1987.— С. 75–76.
  66. Тараскина К. В., Чумбалов Т. К., Кузнецова Л. К. Антрахиноновые красители Rumex rechingerianus // Химия природных соединений.— 1968.— № 2.— С. 188–189.
  67. Чумбалов Т. К., Абакумова Л. Ф., Фатькина В. С., Баратова С. А., Назарова В. Д., Плахтеева Л. М., Музічкина Р. А. Метилоксипроизводные антрахинона из корней щавеля тяньшанского и их токсические свойства // Химия и химич. технология: Сб. статей.— Алма-Ата, 1970.— Вып. Х.— С 157–161.
  68. Чумбалов Т. К., Музычкина Р. А. Превращения природных антрахиноновых красящих веществ. I. Азотсодержащие производные хризофановой кислоты // Химия природных соединений.— 1965.— № 5.— С. 360–363.
  69. Чумбалов Т. К., Музычкина Р. А., Плахтеева Л. М. N-содержащие производные хризофановой кислоты. IV // Химия и химич. технология: Сб. статей.— Алма-Ата, 1970.— Вып. Х.— С. 55–156.
  70. Чумбалов Т. К., Мухамедьярова М. М. Изучение химического состава корней щавеля конского хроматографией на бумаге // Химия и химическая технология.— Алма-Ата, 1964.— Т. 2.— С. 209–211.
  71. Чумбалов Т. К., Ушакова М. Т., Тараскина К. В., Мухамедьярова М. М., Магзумов А. М., Нургалиева Г. М. О Р-витаминной активности препаратов из веточек эфедры хвощевой, корней щавеля конского, ревеня тангутского и тарана дубильного // Растит. ресурсы.— 1966.— Т. 2., вып. 2.— С. 213–215.
  72. Чумбуридзе Б. И. К вопросу использования щавелей в медицине: Автореф. дисс. … канд. фарм. наук.— Тбилиси, 1952.— 14 с.
  73. Чумбуридзе Б. И. Некоторые предложения к количественному определению оксиметилантрахинонов в ревене и в корнях щавеля // Аптечн. дело.— 1956.— № 1.— С. 50–52.
  74. Шведенко Л. А. Жидкий экстракт из корня конского щавеля как гипотензивный препарат // Врачебн. дело.— 1962.— № 10.— С. 53–56.
  75. Abel G., Schimmer O., Reich J. In vitro-Studien (ber die chromosomensch(digende Aktivit(t einiger einfacher Antrachinone in menschlichen Lymphozyten. 21. Mitteilung: Zur Synthese und Wirkung potentieller Arzneistoffe // Sci. pharm.— 1987.— Vol. 55, № 4.— Р. 229–235.
  76. Aggarwal P., Garg S. K., Kumar L., Mathur V. S. Effect of Rumex nepalensis extracts on histamine, acetylcholine and carbachol evoked responses on isolated guinea pig ileum, frog rectus abdominis muscle, rabbit heart and blood pressure of dog // Indian J. Exp. Biol.— 1985.— Vol. 23, № 8.— Р. 447–451.
  77. Aggarwal P. K., Kumar L., Garg S. K., Mathur V. S. Effect of Rumex nepalensis extracts on histamine, acetylcholine, carbachol, bradykinin, and prostaglandins evoked skin reactions in rabbits // Ann. Allergy.— 1986.— Vol. 56, № 2.— Р. 177–182.
  78. Aritomi M., Kiyota I., Mazaki T. Flavonoid constituents in leaves of Rumex acetosa Linnaeus and R. japonicus Houttuyn. // Chem. Pharm. Bull.— 1965.— Vol. 13, № 12.— Р. 1470–1471.
  79. Ashton R. E. etc. Anthralin: Historical and current perspectives // J. Am. Acad. Dermatol.— 1983.— Vol. 9.— P. 173–192.
  80. Brazdova V., Hrochova V., Rada K., Starhova H. Anthracene derivatives in some species of the family Rumex. IV // Česk. Farm.— 1969.— Vol. 18, № 7.— Р. 337–340.
  81. Buchalter L. Isolation and identification of emodin (1,3,8-tri-hydroxy-6-methyl anthraquinone) from Rumex hymenosepalus, family polygonaceae // J. Pharm. Sci.— 1969.— Vol. 58.— № 7.— Р. 904.
  82. Buchalter L., Cole J. R. Isolation of a potential antitumor fraction from Rumex hymenosepalus (Polygonaceae). II. Identification of the active fraction // J. Pharm. Sci.— 1967.— Vol. 56, № 8.— Р. 1033–1034.
  83. Cole J. R., Buchalter L. Isolation of a potential antitumor fraction from Rumex hymenosepalus // J. Pharm. Sci.— 1965.— Vol. 54, № 9.— Р. 1376–1378.
  84. Dickie C. W., Hamann M. H., Carroll W. D., Chow F. H. Oxalate (Rumex venosus) poisoning in cattle // J. Am. Vet. Med. Assoc.— 1978.— Vol. 173, № 1.— Р. 73–74.
  85. el-Mekkawy S., Meselhy M. R., Kusumoto I. T., Kadota S., Hattori M., Namba T. Inhibitory effects of Egyptian folk medicines on human immunodeficiency virus (HIV) reverse transcriptase // Chem. Pharm. Bull.— 1995.— Vol. 43, № 4.— Р. 641–648.
  86. Grznak K., Rada. K. Izolacia antrachinonovych deriivatov z listov niectorych druhov rodu Rumex // Farm. Obzor.— 1978.— Vol. 47,— № 5.— S. 195–199.
  87. Hasan A., Ahmed I., Jay M., Voirin B. Flavonoid glycosides and an anthraquinone from Rumex chalepensis // Phytochemistry.— 1995.— Vol. 39, № 5.— Р. 1211–1213.
  88. Ito H. Effects of the antitumor agents from various natural sources on drug-metabolizing system, phagocytic activity and complement system in sarcoma 180-bearing mice // Jpn. J. Pharmacol.— 1986.— Vol. 40, № 3.— Р. 435–443.
  89. Jager A. K., Hutchings A., van Staden J. Screening of Zulu medicinal plants for prostaglandin-synthesis inhibitors // J. Ethnopharmacol.— 1996.— Vol. 52, № 2.— 95–100.
  90. Kang Y., Wang Z., Li J., Liu L. Isolation and identification of two anthraquinones from Rumex gmelini // Chung Kuo Chung Yao Tsa Chih.— 1996.— Vol. 21, № 12.— Р. 741–742, 762.
  91. Koukol J., Dugger W. M. Jr. Anthocyanin formation as a response to ozone and smog treatment in Rumex crispus L. // Plant Physiol.— 1967.— Vol. 42, № 7.— Р. 1023–1024.
  92. Koyama M., Kelly T. R., Watanabe K. A. Novel type of potential anticancer agents derived from chrysophanol and emodin: Some structure-activity relationship studies // J. Med. Chem.— 1988.— Vol. 31, № 2.— Р. 283–284.
  93. Liu S. Y., Sporer F., Wink M., Jourdane J., Henning R., Li Y. L., Ruppel A. Anthraquinones in Rheum palmatum and Rumex dentatus (Polygonaceae), and phorbol esters in Jatropha curcas (Euphorbiaceae) with molluscicidal activity against the schistosome vector snails Oncomelania, Biomphalaria and Bulinus // Trop. Med. Int. Health.— 1997.— Vol. 2, № 2.— Р. 179–188.
  94. Lowe N. J. etc., Anthralin for psoriasis: Short-contact anthralin therapy compared with topical steroid and conventional anthralin // J. Am. Acad. Dermatol.— 1984.— Vol. 10.— P. 69–72.
  95. Kingston T. P. etc. Short-contact anthralin therapy for psoriasis using an aqueous cream formulation // Cutis.— 1987.— Vol. 39.— P. 155–157.
  96. Labadie R. P., Otten J., Svendsen A. B. An investigation on the anthracene derivatives in Rumex hydrolapathum Huds. II // Pharm. Weekbl.— 1972.— Vol. 107.— № 35.— Р. 541–547.
  97. Labadie R. P., Scheffer J. J., Svendsen A. B. An investigation of the anthracene derivatives in Rumex hydrolapathum Huds. I // Pharm. Weekbl.— 1972.— Vol. 107, № 34.— Р. 535–539.
  98. Panciera R. J., Martin T., Burrows G. E., Taylor D. S., Rice L. E. Acute oxalate poisoning attributable to ingestion of curly dock (Rumex crispus) in sheep // J. Am. Vet. Med. Assoc.— 1990.— Vol. 196, № 12.— Р. 1981–1984.
  99. Rada K., Brazdova V. Anthracene derivatives in various Rumex species // Česk. Farm.— 1972.— Vol. 21, № 7.— Р. 302–305.
  100. Rada K., Štarhová H. Anthracenderivate in Rumex-Arten. 2. Mitteilung: Untersuchung der Wirkstoffe in Rumex patientia L. verschiedener Herkunft // Pharmazie.— 1967.— Bd. 22, Н. 9.— S. 521–524.
  101. Reig R., Sanz P., Blanche C., Fontarnau R., Dominguez A., Corbella J. Fatal poisoning by Rumex crispus (curled dock): pathological findings and application of scanning electron microscopy // Vet. Hum. Toxicol.— 1990.— Vol. 32, № 5.— Р. 468–470.
  102. Solc I. Prostata a lecive rostliny // Nase lecive rostliny.— 1986.— № 6.— S. 165–170.
  103. Solomon W. R. An appraisal of Rumex pollen as an aeroallergen // J. Allergy.— 1969.— Vol. 44, № 1.— Р. 25–36.
  104. Stanescu U., Grigorescu E. Plant tissue cultures and the possibilities of their use in pharmaceutical practice. IV. Isolation and characterization of secondary metabolic products from Rumex confertus Willd. tissue cultures: Chrysophanic acid // Rev. Med. Chir. Soc. Med. Nat. Iasi.— 1974.— Vol. 78, № 4.— Р. 937–940.
  105. Suchy V., Masterova I., Rada K. Growth of root explantates of Rumex L. species in vitro // (esk. Farm.— 1972.— Vol. 21, № 6.— Р. 239–243.
  106. Suleyman H., Demirezer L. O., Kuruuzum A., Banoglu Z. N., Gocer F., Ozbakir G., Gepdiremen A. Antiinflammatory effect of the aqueous extract from Rumex patientia L. roots // J. Ethnopharmacol.— 1999.— Vol. 65, № 2.— Р. 141–148.
  107. Taylor R. S., Hudson J. B., Manandhar N. P., Towers G. H. Antiviral activities of medicinal plants of southern Nepal // J. Ethnopharmacol.— 1996.— Vol. 53, № 2.— Р. 97–104.
  108. Zee O. P., Kim D. K., Kwon H. C., Lee K. R. A new epoxynaphthoquinol from Rumex japonicus // Arch. Pharm. Res.— 1998.— Vol. 21, № 4.— Р. 485–486.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика