Логотип журнала "Провизор"








Вопросы и ответы

Осенью минувшего года общественный форум «Онкология-XXI» подвел итоги реализации первого этапа соответствующей национальной программы, принятой в мае 2002 г. На центральном мероприятии форума  — научно-практической конференции, собравшей около 600 врачей,— представители Кабмина ознакомили общественность с ходом решения актуальных проблем борьбы с онкозаболеваниями (ОЗ) в Украине, каким он видится из высоких кабинетов. Чтобы выявить мнение самой онкологической общественности по этим проблемам, редакция журнала «Провизор» провела опрос среди участников конференции; на анкету ответили 128 человек. Кстати, о репрезентативности ее результатов: по статистике 2002 г. в системе онкологической помощи населению работает 2296 врачей-онкологов и радиологов.

Коротко о составе выборки: те, кто, судя по самоназванию, специализируется по ОЗ — «просто» онкологи, специалисты с приставкой онко-, радиологи и гематологи — составили менее половины (46,3%). С другой стороны, среди респондентов достаточно велик вес хирургов и тех, кто с хирургией прямо связан (анестезиологи),— 31,9%. Это лишний раз напоминает: главным методом лечения онкобольных является хирургический, по отношению к которому лучевая и фармакотерапия играют вспомогательную роль (в 2002 г. в Украине системой пролечено 140976 чел. с ОЗ, в том числе проведено 80098 хирургических вмешательств). Ядро группы — опытные (стаж более 10 лет — 67,4%) практики (в больницах работает 64,1%), занимающиеся непосредственно лечением (врач/ординатор — 67,0%), а не администрированием (22,3%) или наукой (5,4%); мнение этих людей вполне может служить характеристикой воззрений широкой онкологической общественности.

Анализ ответов начнем с профилактики и выявления ОЗ. 94,5% опрошенных убеждены — население слишком поздно обращается за онкологической помощью; столь же единодушны (95,2%) врачи и во мнении о недостаточности финансирования государством их учреждений. Обе эти причины респонденты считают главными при объяснении повышенной смертности от ОЗ в Украине (в 5,9 раза — по сравнению с Европой и в 2,6 раза — с Россией): 72,5% назвали низкий уровень финансирования, 66,7% — небрежное отношение населения к своему здоровью. Третья по частоте упоминания (44,2%) причина — отсутствие эффективной системы профилактики — есть эвфемизм двух первых.

Привлекает внимание расхождение оценок общественности и высокого начальства, обнадежившего форум: госпрограмма «Онкология 2002–2006» — одна из наиболее финансируемых программ здравоохранения, и в текущем году благодаря усилиям правительства и взаимопониманию ветвей власти она финансируется на 100%! Вероятно, вал недавно выделенных из бюджета миллионов пока не успел докатиться до устойчиво обмелевшего русла периферийной онкологии (в начале 2003 г. Минздрав признавал: финансирование госпрограммы находится на мертвой точке — из предусмотренных ею на 2002 г. 114,7 млн грн. было реально выделено 13,5 млн, или 11,7%).

Что же касается необходимости улучшить профилактику, раннюю диагностику ОЗ, а главное — отношение к ним населения, врачи и начальство едины: народ необходимо информировать о ранних признаках ОЗ и приемах самодиагностики, причем лучше всего это делать через специальные медицинские программы на ТВ и радио (75,7%), лекции для школьников и студентов (55,9%), раздаточный материал (буклеты и т. д.— 53,2%).

Зададимся вопросом: а почему наше население, даже подозревая эти самые ранние признаки, до последнего оттягивает поход за диагнозом и «онкологической помощью»? Может быть, потому что предпочитает прожить на 2–3 года меньше, но зато без груза отравляющего психику фатального диагноза и «специального лечения», от осложнений которого нередко умирают раньше, чем от собственно ОЗ, и которое к тому же дорого стоит (только 29,7% пациентов врачей, ответивших на анкету, обеспечиваются лекарственными препаратами бесплатно)?

Теперь о диагностике ОЗ: половина респондентов (50,4%) лишь отчасти удовлетворена ее уровнем, 42,5% — не удовлетворены. Самым информативным методом ранней диагностики 51,9% врачей считает эндоскопический, 40,2% — иммуноферментный (отнесем сие на счет рекламы и нежелания обременять голову расшифровкой семиотики изображений) и лишь 37,0% — испытанный рентгенологический. Ни УЗИ, ни тонкоигольная биопсия, ни другие современные методы диагностики в тройку лидеров не попали.

Между тем небезынтересно было бы услышать, какие методы наши врачи считают наиболее продуктивными по гипердиагностике ОЗ, наносящей тяжелые психические травмы: ведь клеймо онкобольного, с такой легкостью расставляемое некоторыми диагностами, не так уж редко оказывается ошибкой (не далее как в декабре знакомая съездила в Белгород на томограф, где легко определили, что «метастазы в легких», которыми ее ошеломили харьковские рентгенологи,— всего лишь рубцы от давнего плеврита…).

Для читателей (и особенно читательниц) «Провизора» не лишним было бы узнать также, что бывают врачебные ошибки, вызванные не устаревшей техникой и неумением диагноста, а желанием заработать (жаль, что в анкете не было вопросов: «Известны ли вам случаи гипердиагностики ОЗ, на основании которой пациентов склоняют к необоснованной операции? Как вы относитесь к практике, когда, к примеру, гинеколог таким способом обеспечивает поток платного «материала» к хирургу?»). Ведь женщину, если она не предупреждена, так легко сломить и подчинить грозными словами: «У вас рак (предрак), немедленно на стол!». Увы, такие случаи уже попали не только в СМИ, но даже в постсоветскую литературу — значит, стали типическими.

Судя же по анкете, проблем с хирургическим лечением ОЗ в Украине нет. Год назад это подтвердила и одна из руководителей Минздрава: «За последние 10 лет я не помню случая, чтобы граждане обращались к нам за направлением в зарубежные клиники для хирургического вмешательства. О химиотерапии можно сказать следующее: на территории Украины есть все необходимые препараты. Надо только иметь, за что их купить».

Не только — сначала надо знать, из чего выбрать. Откуда респонденты узнают о новых лекарствах для лечения ОЗ? 73,4% — из периодических изданий, 46,9% — из сообщений медицинских представителей, столько же — в сети Интернет и лишь 28,1% (реже всего) — от коллег. Все верно: наши врачи по сути руководствуются рекламой (тремя ее разными ипостасями), а друг другу верят мало.

Любопытны и мотивы, которыми они обосновывают назначение лекарств. И  здесь респондентам не откажешь в искренности: на первом месте — «финансовые возможности пациентов» (62,8%), на втором — «публикации в специализированных изданиях» (61,2%, отражающие давление рекламы, в закамуфлированные носители которой, увы, превратились эти издания), только на третьем — «собственный опыт» (55,3%).

Доминирующая роль «материального фактора» подтверждена и мнением врачей о том, что влияет на выбор ими препаратов из группы аналогов: впереди «наличие препарата в учреждении» (34,3%) и «цена препарата» (28,9%).

Единственно, в чем они единодушно (0%) посчитали постыдным признаться — это в подверженности лекарственной моде (а что формирует последнюю, как не реклама?). Но ведь об обратном косвенно свидетельствует оценка врачами иммуномодуляторов: 80,5% считают их эффективными при поздних стадиях ОЗ и только 19,5% — неэффективными и усугубляющими течение болезни. На «народные, гомеопатические и нетрадиционные средства» сформированной моды нет, и ответ честный: 53,9% респондентов считают, что такие средства создают лишь иллюзию лечения и усугубляют ОЗ, и только 42,9% — что они эффективны при ранних стадиях ОЗ или хотя бы способствуют улучшению качества жизни.

Государство, как известно, стремится всячески экономить на наркотических обезболивающих, т. е. на страданиях тех, с кого все равно уже ничего не получишь. Судя по ответам, респонденты также охотно переложили бы эту обременительную обязанность на плечи хосписов: 80,5% считают, что эти учреждения, чаще всего финансируемые из частных источников, необходимы во всех городах, 16,3% — хотя бы в крупных. Между тем действующих хосписов в Украине около десятка (с тремя сотнями коек), тогда как «державна система онкологічної допомоги населенню включає 46 онкологічних диспансерів, протипухлинних центрів та лікарень, де розгорнуто 11,7 тис. ліжок. До лікування та диспансерного нагляду за онкологічними хворими залучено 728 онкологічних відділень та 2004 оглядові кабінети». Силища! Однако для больного, которому помощь нужнее всего именно тогда, когда система выбрасывает его умирать на руки близких, диспропорция очевидна...

Онкологи, которым этот комментарий попадется на глаза, наверняка обвинят его автора в популизме и некомпетентности. И верно — целевая аудитория этой заметки иная: она написана для тех тысяч читателей «Провизора», кто еще не столкнулся с системой вплотную и представляет ее лишь со слов Минздрава. Ведь от украинской медицины, как и от нищеты с юриспруденцией, не заречешься, а предупрежден — значит вооружен.

В. Продан





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика