Логотип журнала "Провизор"








Окопник лекарственный.
Symphytum officinale L.

(Аналитический обзор)

Б. М. Зузук, Р. В. Куцик, И. Р. Костюк, Г. Г. Мельничук, Ивано-Франковская государственная медицинская академия
Р. Й. Гайдук, Львовский государственный медицинский университет им. Д. Галицкого

* Продолжение. Начало см. Провизор, №17’2004.

 
   
 

Укр.:

 

живокіст лікарський.

Украинские народные названия:

 

гав’яз, гав’язь, гов’яз, живикіст, живакість, живокесен, живокість, живосток, жиговник, жилокость, костівал, костолім, костолом, лизень, лизень воловий, лодишник, лошакове вухо, окопник, правокість, ріжник, сальник, вухо лошакове, язик воловий, язик собачий.

Англ.:

  Common Comfrey.

Нем.:

  Gemeiner Beinwell, Grosse Wallwurz.

Франц.:

  Grande Consoude.

Польск.:

  Żywokost lekarski.

Чешск.:

  Kostival lékarský.

 

История применения в медицине

Окопник имеет давнюю историю применения в медицине. Античные источники свидетельствуют, что воины-легионеры Древнего Рима использовали окопник для заживления ран. Целебные свойства окопника впервые описал Абу Али ибн Сина (979–1037) в «Каноне врачебной науки», где сообщал, что это растение упоминалось еще в 50-е гг. н.э. древнегреческим врачом и философом Диоскоридом как ранозаживляющее средство.

В эпоху Ренессанса окопник лекарственный был одним из самых популярных лекарственных растений. Немецкий алхимик и фармаколог Парацельс (1493–1541) успешно использовал корни окопника для лечения ран, язв и переломов. Растение входило в известные в то время травники и гербарии святой Гильдегарды из Бингена (1098–1179), Петера Андре Маттиоле (1500–1577), Адама Лоницери (1527–1587). Травник средневекового чешского врача и ботаника Яна Черни (1456–1530) «Herbář aneb zelinář» рекомендовал применять корни окопника при переломах. Немецкий аптекарь и ботаник Теодор Якоб Табернемонтан (г.р. неизвестен — 1590) в своем травнике, изданном во Франкфурте в 1595 г., дал детальное ботаническое описание окопника и изложил технологию изготовления лекарств из корней растения. Польский ученый эпохи Ренессанса Марцин из Ужендова (Marcin z Urzкdowa) (г.р. неизвестен — 1573) в книге «Herbarz Polski», написанной в 1565 г., указывал, что водные вытяжки корней окопника, смешанные с медом, помогают при внутренних кровотечениях. Другой средневековый ботаник Кульпепер (Culpeper) (1553 — год смерти неизвестен), описывая целебные свойства окопника, писал в 1615 г. о том, что «если куски мяса, оторванные от тела во время травмирования, намочить в отваре окопника, то они прирастут к телу».

В некоторых европейских средневековых травниках содержатся интересные и невероятные истории о целебных свойствах окопника. Например, одному больному крестьянину злой знахарь предложил от кашля выпить отвар окопника, изготовленный на вине. После чего ротовая полость и горло больного так склеились, что он не мог раскрыть рот. Крестьянин вынужден был выпить немного уксуса, чтобы растворить клей.

В средневековье окопник лекарственный начали широко культивировать в монастырских садах и огородах как ценное лекарственное растение, чтобы использовать его корни для внутреннего и наружного применения как универсальное средство при многих болезнях.

Российские естествоиспытатели ХVIII в. агроном А. Болотов (в 1786 г.) и медик Д. Щербачев (в 1912 г.) в своих трудах дали ботаническое описание окопника и указали на его противовоспалительное, ранозаживляющее и регенерирующее действие.

Как свидетельствуют средневековые украинские рукописные травники и этнографические источники, окопник лекарственный был очень популярным и широко использовался при многих заболеваниях. Гуцулы купали детей в отваре корней окопника при болях ревматического характера. Детям от 1 до 5 лет давали пить сок из свежего растения, чтобы они росли здоровыми и не болели простудой. В Галичине корни окопника применяли при начальной форме туберкулеза легких. На Волыни отваром корней окопника на молоке лечили язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, а отвар корней на воде использовали для полосканий при стоматитах. На Полесье больных с рассеянным склерозом попеременно натирали настойкой корней окопника на водке и мазью, изготовленной на смальце. На Подоле измельченные корни окопника в виде аппликаций прикладывали к ожогам и отмороженным участкам кожи.

Достаточно широко использует окопник лекарственный и современная народная медицина. Отвар корня на молоке в некоторых регионах Украины употребляют как противовоспалительное средство при простудных заболеваниях и туберкулезе легких. Известный украинский фитотерапевт М. Н. Носаль рекомендовал употреблять отвар окопника внутрь при воспалительных заболеваниях дыхательных путей, а наружно — при переломах костей и для лечения ран, ушибов. Фитотерапевт О. П. Попов предлагает использовать окопник при диарее — как вяжущее средство.

В народной медицине Болгарии сваренные и измельченные корни окопника в виде растертой на воде кашицы назначают как наружное средство для компрессов и припарок при долго незаживающих ранах, а также фурункулах, вывихах и переломах, мастопатии и маститах у кормящих матерей, для полосканий при ангине и язвенном стоматите.

В немецкой народной медицине водный настой корней окопника рекомендуют при заболеваниях желудочно-кишечного тракта: дизентерии, энтероколите, хроническом колите, язвенной болезни, а также при хроническом бронхите, кровохарканье, носовых кровотечениях и как наружное средство при диатезе, флебитах, геморрое и особенно при переломах костей и вывихах, болях в суставах и ампутационной культе, при ишиасе, остеомиелите. Отвар листьев применяют в виде спринцеваний при грибковых вагинитах.

Порошок и сок корней считается хорошим кровоостанавливающим средством при носовых и других наружных кровотечениях. При радикулите, ишиасе натираются настойкой на водке.

В Аджарии отвар корней окопника кавказского народная медицина рекомендует употреблять беременным женщинам для предотвращения преждевременных родов (Кохреидзе В. Г., 1956). В народной медицине Южной Америки и жители ряда регионов Африки средства из окопника используют для предохранения от беременности.

В научно-практическую медицину окопник впервые ввел английский врач C. J. Macalister, который в 1912 году в журнале «British Medical Journal» опубликовал статью «The action of Symphytum officinale and Allantoin». Он указывал, что содержащийся в корнях окопника аллантоин способствует грануляции и регенерации поврежденных тканей, чем и объясняется способность компрессов из сока, отвара и кашицы из измельченных свежих корней окопника хорошо заживлять застарелые раны и ожоги. В этом же журнале W. Branwell опубликовал научные данные о противоязвенном действии корней окопника. Французский фитотерапевт H. Leclerc в статье, опубликованной в парижском фармацевтическом журнале «Bull de la Soc. d’Histoire de la Parmacie» в 1921 г., писал о том, что корни окопника являются панацеей в медико-хирургической практике.

Фармакологические свойства

Самыми ценными фармакологическими свойствами лекарственных средств из окопника лекарственного являются ранозаживлющий и противовоспалительный эффекты, что обусловливает способность усиливать процессы репаративной регенерации в тканях.

Отвар корней окопника стимулирует регенерацию тканей при травматических повреждениях и ожогах (Kaczmarczyk P., 2001). Мазь с экстрактом корней окопника в концентрациях 5–10% почти вдвое быстрее других известных средств ускоряет заживление неинфицированных ран (Якущенко В. А. и соавт., 1996). Регенераторные свойства экстракта корней окопника подтверждены при изучении его влияния на пролиферацию культивируемых in vitro эмбриональных человеческих фибробластов линии NIH-373 (Рипецкая О. Р., 1999). В присутствии экстракта в концентрациях 2,5 и 5 мкг/мл интенсивность включения 3Н-тимидина в ДНК культивируемых фибробластов увеличивалась соответственно в 1,3 и 1,4 раза.

Стимуляция регенераторных процессов лежит в основе противоязвенного действия препаратов корней окопника. Научными сотрудниками Ивано-Франковской медицинской академии разработана технология получения липофильного экстракта корней окопника, который проявлял выраженную терапевтическую эффективность при экспериментальной ацетатной язве желудка. При пероральном введении крысам данный экстракт способствовал уменьшению площади язвенного дефекта и стимулировал эпителизацию краев язвы (Бакин С. А., 1992). На основе липофильной фракции, полученной из корней окопника в сочетании с липофильными экстрактами листа ореха грецкого и соцветий календулы, создано и запатентовано лекарственное средство под названием «Симфикален». В эксперименте подтверждена его выраженная противоязвенная, ранозаживляющая, противоожоговая, цитопротекторная и кератопластическая активность. Установлено, что при пероральном и интрагастральном введении препарат уменьшал общую кислотность желудочного сока и подавлял его протеолитическую активность. По указанным фармакологическим эффектам симфикален был активнее облипихового масла, что позволяет рассматривать его как перспективное средство патогенетической терапии язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

Фармакологические исследования подтвердили, что ранозаживляющее действие корней окопника и препаратов на их основе обусловлено, прежде всего, присутствием биогенного амина аллантоина. Он обладает выраженными регенерирующими и кератопластическими свойствами. Экспериментально установлено, что аллантоин стимулирует деление клеток. Так, например, луковицы декоративного растения гиацинта, если их поливать раствором аллантоина, развиваются и цветут быстрее, чем контрольные экземпляры (Стоянов Н., 1973).

Выделенный из корней окопника аллантоин и созданный на его основе аллантоинат гидроксида алюминия в дозах 100–500 мг/кг перорально проявляли выраженные антиульцерогенные свойства. Они существенно подавляли развитие деструктивных изменений (эрозий, язв) в слизистой оболочке желудка крыс при разных способах экспериментального моделирования язвенной болезни (рефлекторные, бутадионовые, кортикотропиновые язвы). Максимальный гастропротективный эффект наблюдался при введении препаратов в дозе 200 мг/кг, при этом аллантоин оказался активнее, чем аллантоинат гидроксида алюминия. При рефлекторной язве желудка, в генезисе которой преобладают центральные механизмы, противоязвенное действие указанных соединений было слабее (Омарханов Е. О., 1968).

Для выяснения механизма антиульцерогенного действия аллантоина и его алюминиевой соли было изучено их влияние на стимулируемую гистамином секрецию желудочного сока у собак. Установлено, что исследуемые препараты не влияют на динамику выделения желудочного сока. Однако оба препарата уменьшали общую и свободную кислотность желудочного сока (на 10–40%) и снижали его переваривающую активность (на 20–45%). Антацидные и антипептические свойства аллантоината гидроксида алюминия были более выражены в сравнении с аллантоином и гидроксидом алюминия (Омарханов Е. О., 1968).

Учитывая различные механизмы возникновения экспериментальных язв, противоязвенное действие аллантоина и аллантоината гидроксида алюминия можно объяснить их непосредственным протекторным влиянием на слизистую оболочку желудка. За счет ранозаживляющего, вяжущего, антацидного и антипептического действия они улучшают репаративные процессы в стенке желудка (Харченко Н. С. и соавт., 1969). Выявленные изменения желудочной секреции обусловлены не влиянием этих веществ на нервно-железистый аппарат желудка, а адсорбирующими амфотерными свойствами.

При пероральном введении аллантоин достоверно не влиял на экссудативную (на моделях формалинового, декстранового и овальбуминового отека) и пролиферативную фазы воспаления (Омарханов Е. О., 1968). На основе оценки временного периода резорбции флюоресцеината натрия из подкожной клетчатки не выявлено влияния аллантоина на проницаемость кровеносных сосудов.

В опытах на изолированной тонкой кишке кроликов установлено, что аллантоин в высоких дозах несколько снижает тонус гладкой мускулатуры, но при этом не проявляет спазмолитического действия (при спазмах, вызванных хлоридом бария, ацетилхолином и гистамином). В отличие от гидроксида алюминия, аллантоин и аллантоинат гидроксида алюминия не подавляют моторику кишечника. В опытах на собаках аллантоин и его алюминиевая соль стимулировали эвакуаторную функцию желудка (Омарханов Е. О., 1968).

В биохимическом аспекте аллантоин может рассматриваться как антиподагрический фактор, поскольку он является конечным продуктом обмена пуринов у мелких теплокровных животных и собак. Аллантоин образуется в их организме при разложении мочевой кислоты под воздействием ферментов уриказы, аллантоиназы, аллантоиказы и уреазы. В организме приматов и кошек аллантоин отсутствует.

Кроме аллантоина экстракты корней окопника содержат широкий спектр других биологически активных веществ, обусловливающих выраженное противовоспалительное действие. На модели скипидарного воспаления продемонстрирована противовоспалительная активность мази с 5–10% экстракта корней окопника (Якущенко В. А. и соавт., 1996). С помощью экспериментальной модели воспаления, вызванного одновременным внутрикожным введением каррагинана и простагландина E1, доказано, что экстракт окопника значительно уменьшает инфильтрацию пораженных тканей лейкоцитами через 3–4 часа после начала возникновения воспалительной реакции (T.Shipochliev. и соавт., 1981). Экстракт Symphytum uplandicum Nym. подавляет экзоцитоз нейтрофилов, индуцируемый фактором активации тромбоцитов (PAF) (Tunon H. и соавт., 1995). В опытах in vivo водный экстракт корней окопника вызывает временную активацию дыхательного взрыва мышиных перитонеальных макрофагов с последующим угнетением окислительного метаболизма за счет усиления синтеза антиоксидантных ферментов — каталазы и супероксиддисмутазы (А. Dolganiuc. и соавт., 1997). За счет чего обеспечивается контроль за секрецией активных соединений кислорода во внеклеточную среду, что уменьшает процессы альтерации в тканях. Противовоспалительные свойства экстракта корней окопника лекарственного связаны с розмариновой кислотой (Gracza L. и соавт. 1985). Противовоспалительными и антирадикальными свойствами обладает полимер 3-(3,4-дигидроксифенил)-глицериновой кислоты из корней окопника шершавого Symphytum asperum Lepech. и окопника кавказского Symphytum caucasicum Bieb. (Барбакадзе В. В. и соавт., 2002), а также полимер гидроксикоричной кислоты (Barthomeuf C. M. и соавт., 2001) из окопника шершавого. Полимер 3-(3,4-дигидроксифенил)-глицериновой кислоты подавляет активацию системы комплемента, сопровождаемую образованием медиаторов воспаления, а также проявляет антирадикальные свойства. Полимер гидроксикоричной кислоты подавляет образование радикала дифенилпикрилгидразила в бесклеточной системе in vitro (IC50 0,7 мкг/мл), тормозит неферментативное перекисное окисление липидов экстракта мозга быка (IC50 10 нг/мл), процесс дегрануляции азурофильных гранул лейкоцитов и генерацию супероксид-аниона как в бесклеточной системе феназина метосульфат /NAD·Н/ молекулярный О2 (IC50 13,4 мкг/мл), так и активированными форболовым эфиром лейкоцитами крыс (IC50 5 мкг/мл). Вместе с тем полимер окопника весьма слабо влияет на образование гидроксильного радикала в системе Fe3+ / ЕDТА / H2O2 / дезоксирибоза (IC50 > 100 мкг/мл). Поэтому вышеуказанное соединение из окопника может рассматриваться как специфический ингибитор NADP·H-оксидазы фагоцитов и имеет перспективу применения в фундаментальных и прикладных научных исследованиях.

Следует отметить, что нами не найдено публикаций о возможной противомикробной активности корней окопника или аллантоина и средств, созданных на основе окопника и его биологически активных веществ. Однако, благодаря выраженным противовоспалительным и регенерирующим свойствам, экстракты окопника можно с успехом одновременно применять с антибиотиками и антисептиками в виде комплексных препаратов для местного применения. Так, В. А. Якущенко и соавт. (1996) разработали новую композицию ранозаживляющей левомицетиновой мази с экстрактом окопника на основе полиэтиленоксида. Установлено, что добавление экстракта окопника к левомицетиновой мази позволяет уменьшить концентрацию в 2–4 раза (до 0,25–0,5%), сохраняя уровень ее противомикробной активности. По мнению авторов, это способствует уменьшению токсических и аллергенных свойств препарата.

Литературные данные свидетельствуют о противогрибковом действии экстрактов окопника, преимущественно на фитопатогенные грибы. Так, эфирный экстракт из корней окопника полностью подавляет рост Fusarium avenaceum (в разведении 1:500000) и Candida albicans (в разведении 1:10000) (Бондаренко А. С. и соавт., 1964). Водный экстракт листа окопника лекарственного подавляет прорастание спор патогенных для злаков грибов Erysiphe graminis и Puccinia graminis. Обработка этим экстрактом семян пшеницы перед посевом или опрыскивание растений значительно уменьшает их инфицирование мучнистой росой (но полив почвы экстрактом в этом отношении является неэффективным). Противогрибковая активность in vitro и протекторные свойства in vivo зависят от содержания феноловых соединений. В ходе экспериментов на здоровых растениях продемонстрировано, что экстракт стимулирует фотосинтетический аппарат злаков (Караваев В. А. и соавт.)

С. Д. Соколов и М. Н. Петров (1957) установили, что отвар из корней окопника лекарственного в эксперименте обладает способностью снижать артериальное давление и возбуждать дыхательный центр, а также усиливать сокращение мышц кишечника и матки. Аналогичным действием обладает также сумма алкалоидов, выделенная из данного сырья.

В. Петков и соавт. (1969) установили, что 10% отвар и 10% метанольный экстракт надземной части окопника обладают выраженными гипотензивными свойствами. В эксперименте на интактных кошках наблюдали снижение артериального давления на 40% на протяжении 20 минут.

Широким спектром фармакологических эффектов обладает алкалоид, содержащийся в корнях окопника, циноглоссофин (гелиосупин). Из этого алкалоида (полученного из корней чернокорня лекарственного) была получена галловая соль, названная препаратом «Цингал». В эксперименте цингал в дозах 5–10 мг/кг стимулирует сократительную активность миометрия рога матки крыс, влияя в основном на амплитуду сокращений. В дозах 0,5–1 мг/кг он увеличивает биоэлектрическую активность желчного пузыря, замедляя при этом отток желчи (Корхов В. В. и Мац М. Н., 1979). Цингал также стимулировал моторику и секреторную активность желудочно-кишечного тракта, что связывают с его способностью стимулировать высвобождение серотонина и гистамина из тканевых депо (Мац М. Н., Заводская И. С., 1977; Мац М. Н., Котельникова В. И., 1977). Стимуляция моторики желудка и особенно кишечника была выявлена при исследовании суммарного алкалоидного препарата из корней окопника кавказского Symphytum caucasicum Bieb. (Мац М. Н. и Зозуля Р. Н., 1976).

Отвар окопника умеренно усиливает тонус мускулатуры изолированного рога матки кроликов и морских свинок (Shipochliev T., 1981).

С присутствием полифенольных кислот, в частности окисленных полимеров литоспермовой кислоты, связывают антигонадотропную активность растений семейства шерстистолистных, в том числе окопника лекарственного (Wagner H. и соавт., 1970). На крысах была исследована способность литоспермовой кислоты блокировать эффект 10 МО фолликулостимулирующего гормона. Установлено, что очищенная литоспермовая кислота самостоятельно антигонадотропных свойств не проявляет. Такой эффект появляется после инкубации в течение 1 часа литоспермовой кислоты с ферментными препаратами фенилоксидазы, выделенными из листа Lycopus officinale L. и листа окопника лекарственного. Антигонадотропная активность увеличивается после добавления к инкубационной смеси рутина или хлорогеновой кислоты. Очевидно, что антигонадотропная активность лежит в основе выраженного контрацептивного эффекта (до- и постимплантационного) окисленного полимера литоспермовой кислоты, который наблюдали И. В. Манько и соавт. (1977). Противозачаточное действие препарата отмечено у 82,6% спаренных крыс, которое проявлялось и при подкожном, и при пероральном введении. При этом общее состояние и сексуальное поведение животных не изменялись. На фоне лечения препаратом наблюдалось снижение массы яичников животных и содержания аскорбиновой кислоты в тканях, что указывает на влияние литоспермовой кислоты посредством гипоталамо-гипофизарных механизмов регуляции.

Установлено также, что продукт окисления литоспермовой кислоты проявляет также гипогликемические свойства (H. Wagner.et al. 1970).

Румынскими учеными установлено, что лекарственные средства из окопника обладают выраженной противоопухолевой активностью (E. Constantinescu et. Al.1961). Е. Константинеску со соавт. (1964) наблюдали противоопухолевое действие экстрактов и аллантоина, выделенного из окопника, в опытах на крысах с привитыми карциномами Уокера и Герена. Румынские исследователи считают, что противоопухолевая активность обусловлена содержанием в корнях окопника биогенного амина аллантоина. Однако Пухальская и соавт. (1959) утверждают, что противоопухолевое действие лекарственных средств из окопника и других растений рода бурачниковых обусловлено содержанием алкалоидов пирролизидиновой группы, в частности лазиокарпина, который в эксперименте на крысах тормозил рост липомы и саркомы-45. Гелиосупин тормозил на 54% рост карциномы Эрлиха.

Экспериментальными исследованиями установлено, что лекарства из корней окопника обладают выраженными иммуностимулирующими свойствами. Сотрудниками Московского научного медико-генетического центра получены два водно-этанольных экстракта корней окопника лекарственного (ЭКОI и ЭКО-II), которые стимулируют формирование гуморального и клеточного иммунного ответа (Воронцов E. Д. и соавт.,1992). В опытах на мышах, иммунизированных эритроцитами барана, биологически активные вещества экстрактов (особенно ЭКО-II) усиливали образование Ig-синтезирующих клеток, причем этот эффект проявлялся и в условиях циклофосфановой иммунодепрессии. Кроме того, экстракты окопника стимулируют пролиферативный ответ Т- и В-лимфоцитов иммунных мышей на митогены, а также индуцируемую митогенами продукцию интерлейкина-2. Схожие иммуностимулирующие эффекты наблюдались также в культуре мононуклеаров периферической крови человека. ЭКО-I и ЭКО-II стимулируют in vitro поликлональный синтез иммуноглобулинов (главным образом IgM, в меньшей мере — IgG и IgA) лимфоцитами человека, стимулируемыми митогеном лаконоса. Можно предположить, что иммуностимулирующая активность экстракта окопника лекарственного связана с содержащимися в нем полисахаридами. Ведь аналогичное действие (усиление гуморального иммунного ответа на тимус-зависимые антигены, стимуляция секреции IL-2) проявляют глюкофруктаны из корней окопника шершавого Symphytum asperum Lepech. (Makhatadze М. и соавт., 1993). В опытах in vivo водный экстракт корней окопника вызывает временную активацию дыхательного взрыва перитонеальных макрофагов мышей с последующим угнетением их активности за счет усиления синтеза каталазы и супероксиддисмутазы (A. Dolganiuc и соавт., 1997). За счет этого достигается уничтожение фагоцитированных антигенов и создаются оптимальные условия для его процессинга, при этом обеспечивается контроль за секрецией активных форм кислорода во внеклеточную среду, что уменьшает процессы альтерации в тканях.

Водные экстракты корней окопника благодаря содержанию лектинообразных соединений, агглютинирующих эритроциты барана, вызывают преципитацию человеческих гликопротеинов и стимулируют адгезию лимфоцитов к нейлоновым волокнам (V Lenghel. и соавт., 1995). Установлено, что неочищенный водный экстракт корней окопника и его белковая фракция проявляют антимитотический эффект в отношении Т-лимфоцитов человека, стимулируемых фитогемагглютинином, а также стимулируют пролиферацию in vivo раковых клеток линии EL-4 и клеток асцитной карциномы Эрлиха (Olinescu А. и соавт., 1993). Поэтому при изготовлении иммуностимулирующих препаратов из корней окопника следует достигать максимальной очистки полисахаридной фракции от белков.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика