Логотип журнала "Провизор"








Обманчивое марево эманации

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Продолжение; начало см. «Провизор» № 14'2004

Незадолго до Первой мировой войны на российском рынке минеральных вод яркими звездами вспыхнули два новых бренда. Обе воды, радиоактивные в «раскрутке», и ныне в продаже, но «период полураспада» у них оказался коротким — через десяток лет, истощив эманацию, они сохранили лишь местную популярность да известность у профессионалов.

«Исстари на каменистый холм близ села Кувака (Каменского района Пензенской области), где бьют ключи Гремучего родника, приходили со всех сторон путники — испить воды источника, считавшейся целебной. В недрах земли здесь имеется огромный резервуар воды, которая пробивается на поверхность сквозь расщелину в стене толщиною в три сажени, состоящей из глины, песка и гравия. Вода эта целебная, содержит множество минеральных веществ, в том числе железо и золото».

Так завод по производству минеральной воды «Кувака», в августе 2003 г. торжественно отметивший 90-летие, начинает сегодня свою рекламу. Пытаясь возродить некогда знаменитый бренд, в Каменке снимают ролики и открыли интернет-сайт http://www.kuvaka.com, где описано славное прошлое «Куваки».

Как нередко бывает, из благих побуждений история на сайте «выпрямлена». Ниже изложена ее альтернативная версия, совпадающая с корпоративной в нескольких реперных точках. Одна из них — решающий личный вклад в появление «Куваки» на рынке В. Н. Воейкова (рис. 1). Этот неординарный человек, словно носивший внутри атомный реактор, заслуживает того, чтобы о нем рассказать.

 

Рисунок 1

 

Владимир Николаевич Воейков (1868–1937), отпрыск двух знатных фамилий, родился в семье генерала от кавалерии, обер-камергера Николая Васильевича Воейкова (1822–1898) и Варвары Владимировны Долгоруковой. Дворянский (но не титулованный) род Воейковых появился в России в XIV в.— то ли с Балкан, то ли из Литвы; оправдывая фамилию, он дал стране множество генералов. Например, в 1598 г. воевода Андрей Воейков завершил дело Ермака, разбив неподалеку от нынешнего Новосибирска войско все того же Кучума. Вскоре другой Воейков, Иван Васильевич, стал активным участником событий Смуты:

«В 1606 г. он вместе с Валуевым пристрелил первого Самозванца. В том же году, во время бунта Шаховского, приверженцы другого Самозванца, Петрушки, в Путивле избивали всех, не признававших этого Петрушку царем; тогда же был убит и Воейков».

А еще один, уже советский генерал Воейков — Николай Иванович — лихо командовал танковыми корпусами в Отечественную.

Формально кавалерийскую карьеру избрал и наш герой, 20 лет прослуживший в кавалергардах, а еще шесть — в гусарах. Но при этом он явно отдавал предпочтение не боевым сторонам службы:

«В. Н. Воейков, из дворян Тамбовской губернии, в 1882 г. определен в Пажеский корпус; в 1887 г. выпущен корнетом в Кавалергардский полк. С 1889 по 1892 г. заведовал полковою хлебопекарней; в 1891 г. произведен поручиком и командиром полкового обоза.

В 1894 г. В. Н. Воейков командирован в качестве ординарца генерала Креммера за границу с извещением о восшествии на престол Николая II. С 1895 по 1897 г. заведовал полковой школою солдатских детей; в 1896 г. был назначен ктитором полковой церкви.

В 1898 г. произведен штабс-ротмистром и назначен заведовать полковой учебной командою. С 1900 по 1905 г. в чине ротмистра командовал лейб-эскадроном. В 1902 г. получил благословение Святейшего Синода. В июне 1904 г. ему объявлена Высочайшая благодарность Их Величеств за исполнение поручения по заготовлению для воинов действующей на Дальнем Востоке армии подарков от имени императрицы Александры Федоровны.

В ноябре 1905 г. В. Н. Воейков назначен заведовать в полку хозяйством и произведен полковником. Состоял председателем распорядительного комитета особой комиссии Красного Креста по размещению больных и раненых воинов; за эти полезные труды ему объявлено в 1906 г. монаршее благоволение и в 1907 г.— Высочайшая благодарность.

11 августа 1907 г. В. Н.Воейков получил в командование лейб-гвардии Гусарский полк. Генерал-майор (1911)» (history.scps.ru/cavaler).

Еще в 1901 г. Воейков, по его словам, бросил пить (неслыханно для гвардии!) — вместо шампанского ему теперь наливали «похожий цветом и игрой говоровский квас». Новый командир не поощрял буйные кутежи, прославившие лейб-гусар императора; последний нередко коротал ночи в полковом собрании, и многим не нравилось, что оно стало утрачивать свой «не в меру веселый характер».

Логично, что этому поборнику здорового образа жизни, излучавшему кипучую энергию и умевшему с блеском преподнести результаты своей активности, поручили заняться физическим развитием в армии. Он организовал гимнастические школы, спортивные праздники, массовые показательные выступления; разработал «Наставление для обучения войск гимнастике» (1910). Затем поле деятельности Воейкова расширилось: в 1912 г. он возглавил Олимпийский комитет России и делегацию на Олимпийские игры в Стокгольме, после чего был назначен «главнонаблюдающим за физическим развитием народонаселения Российской империи (1913) и председателем Российского общества здравниц и курортов (1915). В августе 1913 г. в Киеве была проведена первая Российская Олимпиада, в 1914 г. в Риге — вторая.

Воейков же первым привлек в русскую армию… собак. В 1911 г. он приобрел в Англии четырех эрдельтерьеров для эстафетной, разведочной и санитарной службы. Эти собаки стали талисманом лейб-гусарского полка, где был основан их питомник.

Недоброжелатели приписывали все новации, которыми фонтанировал экстравагантный гвардеец, исключительно его карьерным устремлениям. А талантом создавать себе врагов он был наделен в той же превосходной степени, что и другими [1]:

«После несчастной войны 1904–1905 гг. решено было обратить внимание на физическое развитие солдата, но и это доброе начинание было немедленно подхвачено ловким подхалимом, командиром лейб-гусар Воейковым для собственной карьеры. Не имея понятия о физической культуре, он выписал из Праги профессора сокольской гимнастики и использовал его для невиданных красивых зрелищ на Военном поле. Царь мог любоваться, как тысячи гвардейских солдат повторяли без команды гимнастические упражнения чешского профессора.

— Я бы предложил построить войска по этому случаю в форме буквы «Н»,— доложил Половцев начальнику дивизии генералу Михневичу.— Вы же, ваше превосходительство, нас учили в Академии, что при Людовике XIV французская армия всегда строилась в виде буквы «L» в его честь».

Но Владимир Николаевич успешно преодолевал «сопротивление среды» [2]:

«Проект вызвал бурю протестов со стороны рутинеров. Всем моим предложениям чинились затруднения людьми, неизвестно по каким причинам тормозившими многие благие начинания в России. Общество считало спорт развлечением, а некоторые смотрели на лиц, им руководивших, как на людей, желавших устроить себе видное служебное положение и угодить Государю».

И вот в конце декабря 1913 г. он удостоился должности дворцового коменданта (обойдя будущего гетмана Украины П. П. Скоропадского, тоже в прошлом кавалергарда) [2]:

«Доложив министру императорского Двора и уделов графу В. Б. Фредериксу о только что полученном Высочайшем повелении, я вместо радости заметил у своего тестя некоторое неудовольствие, вероятно, проистекавшее из его взгляда, что члены семьи не должны нести совместной службы».

Дело в том, что супругой Воейкова была Евгения Владимировна, урожденная Фредерикс — дочь министра. Кстати, А. В. Вырубов, формальный муж знаменитой фрейлины Анны Танеевой (Вырубовой) — троюродный брат Воейкова.

В 1913 г. свитский генерал добился крупной победы и на бизнес-фронте. Талант предпринимателя, как и умение привлечь внимание высших сфер, Владимир Николаевич получил по наследству от отца. Последний не распродавал «вишневые сады», но выстроил в вотчине ряд промышленных предприятий — суконную фабрику, первый русский асфальтовый завод и др. А когда началась прокладка Сызрано-Вяземской железной дороги, Николай Васильевич, состоявший в 1868–1881 гг. генерал-адъютантом Александра II и сопровождавший царя во всех разъездах, сумел скорректировать ее проект, оставлявший Каменку в стороне. Подарив правительству землю под линию и вокзал, он основал станцию Воейково (с 1918 г.— Белинская). Первый поезд через нее прошел в 1874 г., дав развитие экономике района — здесь выросли элеватор, мельницы и т. д. Через 40 лет со станции вывозилось свыше 1 млн пудов зерна и муки в год (30% — за границу); в Каменке работали отделения трех банков, пяти страховых обществ и т. д.

А Владимир Николаевич решил заработать на Гремучем роднике. Основав акционерное общество (АО) и пригласив опытного инженера из Германии, он ударными темпами возвел в Каменке углекислотный завод и в 1913 г. начал выпуск бутилированной «Куваки». Промоционную кампанию Воейков начал, подключив медицину, с самого верха (что дало повод врагам обвинить его в повторении «схемы Распутина»):

«Раскрученную» минеральную воду поставляли к царскому столу. Медицинские светила рекомендовали ее больному царевичу Алексею как профилактическое средство. «Кувака» оказала настолько благотворное действие на наследника престола, что Николай II даже намеревался построить в Пензенской губернии свою летнюю резиденцию, чтобы его дети могли здесь поправлять здоровье» (www.kuvaka.com/content/press).

Под летнюю резиденцию цесаревича в усадьбе Воейкова был выделен дворец с парком, а контакт с крестником-наследником был налажен давно — генерал обещал показать царским детям якобы разводимые здесь гибриды кошки с куницей.

Для экспорта «Куваки» во Францию, где эта «целебная, исцеляющая от многих недугов минеральная вода в миниатюрных бутылочках, запечатанных сургучом, имела стабильный успех в Париже — гастрономической столице мира», был использован визит в Россию ее президента. Тогдашний сатирик, лейб-гусар Владимир Мятлев помянул модный бренд в своем памфлете на это событие:

 

И, нажравшись как собака,
Ковырял ножом в икре.
Ел сардинки, пил «Куваку»,
Развлекался Пуанкаре.

 

По слухам и анекдотам, Воейков продвигал свой бренд в Париже и лично:

«Как же дать «Куваке» ход? Он приезжает в Париж, привозит с собой эти бутылки, приходит в ресторан «Максим», самый дорогой, заказывает на 30 персон различные блюда — ну и «Куваки», говорит, пожалуйста, по бутылочке. Французы в недоумении: какой «Куваки»? «Как, вы не знаете «Куваки»?! Тогда мы уходим, отказываемся от заказа».

Приходит Воейков в другой ресторан, «Савой», заказывает опять — уже на 50 персон, все самые дорогие блюда, и вновь просит на каждого по бутылочке «Куваки»… Там тоже: какой «Куваки»? «Ну — «Куваки»; вы что — не знаете «Куваки?!».

В общем, обошел несколько ресторанов, и к утру везде по Парижу начали торговцы поиски «Куваки». Тогда он ее на оптовом складе и стал продавать за большую цену» (zavtra.ru/cgi/veil/data/denlit).

Широкая рекламная кампания развернулась, конечно, и в России; главным ее «понтом» стала радиоактивность воды. «Кувака» получила золотую медаль на международной выставке в Риге. Как видно на рис. 2, бутылки делались действительно оригинальной формы; знатоки уверяли, что она очень удобна для метания и что во время разгона митингов такими бутылками забрасывали конную полицию.

 

Рисунок 2

 

Открывателю воды люди разных сословий отовсюду присылали телеграммы с выражением благодарности за то, что излечивались «Кувакой». Были изданы рекламные буклеты, с которыми торговые агенты разъехались по стране, вступив в конкуренцию даже с Кавказскими минеральными водами (КМВ). В дискуссию, добавив кампании скандальности, а «Куваке» — популярности, включились врачи и гидрологи:

«Из журнала засъданiя Пятигорской городской санитарной комиссiи 29.10.1914 г.

По вопросу «О дискредитированiи бактерiологической чистоты источников КМВ» санитарным врачом П. П. Успенским доложено слъдующее:

«Вопрос поставлен на повъстку ввиду того, что в проспектъ о водъ «Кувака», которая появилась даже в Пятигорскъ, пытаются опорочить бактерiологическую чистоту наших источников. На с. 8 читаем: «Воду «Кувака» слъдует признать водою безукоризненной чистоты и потому допустимою к употребленiю даже во время желудочно-кишечных эпидемiй. В то же время по бактерiологическим изслъдованiям, произведенным лабораторiей Управленiя КМВ в 1913 г., в 1 куб. см воды пятигорскаго «Нарзана» найдено 349 колонiй микробов; в кисловодском «Нарзанъ» — 54,5; в «Ессентуки» № 20 — 236». Это — выхваченныя максимальныя цифры из таблиц, гдъ свъдены результаты измъренiй, что объясняется или непониманiем, или недобросовъстностью автора проспекта.

Незаслуженно бросая тънь на всеми признанную и научно обоснованную цънность наших вод, автор проспекта рекламирует «Куваку» самым безцеремонным образом. На с.5 он называет свою воду «радiоактивной» и прозрачно намекает на возможность изцъленiя ею цълаго ряда человъческих недугов, а ниже, ссылаясь на якобы «обширныя благодарственныя заявленiя», прямо указывает, что вода эта «излъчивает вышеупомянутыя болъзни».

Между тъм, по изслъдованiям проф. Петроградскаго Горнаго института П. П. фон Веймарна [3,4]: «…вода «Кувака» у источника содержит всего 2 ед. радiоактивности по Mache в 1 л, а разлитая в бутылки и искусственно газированная — совершенно не радiоактивна».

Проспект причисляет «Куваку» по силъ воздъйствiя к «акратермам» (с. 5). Но акратермами называют источники с температурой, превышающей 20°С, независимо от силы врачебнаго воздъйствiя и радiоактивности. «Кувака» же имъет температуру всего в 6,5°С (с. 10). Ей присвоено названiе «углекислой», хотя она становится такою лишь благодаря искусственному насыщенiю ея углекислым газом (с. 5).

В проспектъ заявлено, что «Кувака» легко переносится желудком даже при исключительно больших прiемах и может выполнять дъйствiе так называемых «промывочных вод» (Contrexevillе, Eberswalde, Evian и др.)». Но цълебное дъйствiе послъдних зависит главным образом от богатого содержанiя в них СаСО3; Contrexevillе содержит угле-кальцiевой соли на литр воды 1,1058, «Смирновскiй» в Желъзноводскъ — 0,6887 и т.д. В «Кувакъ» же этой соли 0,1152 — менъе, чем в водопроводной водъ (0,1750).

«Эта столовая вода безукоризненно чиста и является как бы стерилизованной» (с.7). Но проф. Веймарн говорит: «В водъ «Кувака» в литръ содержится 21,8 мг ангидрида азотной, 0,03 мг ангидрида азотистой кислот и 0,07 мг свободного аммiака. Поэтому необходимо признать, что вода источника «Гремучiй родник» весьма подозритъльна по загрязненiю».

Свое дътище можно разписывать как угодно. Но, выдавая сомнительнаго свойства пресную воду за цълебный напиток, автору проспекта слъдовало бы воздержаться от клеветы urbi et orbi на то, что составляет признанное нацiональное богатство исключительной цънности» (Русскiй Врач, 1914, № 52).

Итак, эманация бренда была в значительной степени рекламным преувеличением. Кстати, единица радиоактивности названа не по имени охаянного диаматом физика и философа Э. Маха, а совсем другого физика-австрийца:

«Махе (Mache) — устаревшая внесистемная единица концентрации радиоактивных веществ. Иногда применяется в дозиметрии минеральных вод, лечебных грязей и т. п. Названа по имени австрийского физика Г.Махе (H.Mache, 1876–1954)».

Мотивированное возражение АО «Кувака» не заставило себя ждать; немедленно было опубликовано столь же «ученое» опровержение статей Веймарна (см. ниже), а самого профессора обвинили в «странной забывчивости»:

«Редакцiя не считала себя вправъ отказать Дирекцiи источников «Кувака» в помещенiи ея возраженiя от 7.02.1915, и сдълала это, исключив лишь нъкоторыя мъста, имъющiя оскорбительный характер.

«М. Г.! В № 52 «Русскаго Врача» за 1914 г. помъщено извлеченiе из напечатаннаго во «Врачебно-санитарной хроникъ г. Пятигорска» доклада, в коем, основанном исключительно на статьъ г-на фон Веймарна, произведена оцънка качеств углекислой столовой воды «Кувака» на основанiи совершенно невърных данных. Для возстановленiя истины просим Вас помъстить наше возраженiе».

Выделим из длинного письма основные моменты:

«Допущенное проф. фон Веймарном выраженiе «подозрительна по загрязненiю» есть грубая ошибка, опровергаемая цълым рядом физико-химических, микроскопических, бактерiологических и бiологических изслъдованiй, произведенных медицинским Департаментом, врачами и др. спецiалистами, признавшими воду «Кувака» безукоризненной во всъх отношенiях, как, напримър, Петроградской лабораторiей проф. Пеля, химико-бактерiологической лабораторiей Царскаго Села, химиком — дром Верещагиным, химиком — кандидатом естественных наук Кузьминым в Москвъ, Петроградским бактерiологическим и дiагностическим Институтом, химико-технической лабораторiей «Аналитик», лабораторiей д-ра Цвъта для химико-микроскопических, санитарно-гигiенических, научных и технических изслъдованiй и др.

Относительно радiоактивности источников «Кувака» в Обществъ охраненiя народнаго здравiя 17 марта 1914 г. состоялся доклад проф. П. Г. Мезерницкаго, благопрiятный для «Куваки». Что же касается вопроса, в каких количествах радiй и его эманацiя дъйствует наилучшим образом, это с полною достовърностью еще не установлено. Нельзя не отмътить, что г-н фон Веймарн, будучи приглашен на источники «Кувака», опредълял их радiоактивность в 6–7 ед. Mache. Почему эти величины не приведены в его статьъ — это не объяснено г-ном фон Веймарном, забывшим притом, что им составлено и подписано постановленiе, в котором источники «Кувака» должны быть названы «радiоактивными».

Лиц, заинтересовавшихся статьей гна фон Веймарна, просим ознакомиться с напечатанным в «Горном Журналъ» возраженiем на нее гидролога А. И. Дрейера» (Русскiй Врач, 1915, № 9).

Автор статей [3,4] не отрицает, что посетил «Куваку» по приглашению ее хозяина, но произошло это еще до Высочайшего назначения последнего:

«Радiоактивность этих источников, принадлежащих дворцовому коменданту В. Н. Воейкову, была впервые установлена мною при изученiи их на мъстъ с 13 iюня по 27 iюля 1913 г. Для измъренiя радiоактивности служил фонтактоскоп Кольрауша и Левенталя. Опредъленiе радiоактивности производилось, когда вода принимала температуру около 20°С (при низкой температуръ воды — около 6,5°С — вслъдствiе запотъванiя прибора нельзя получить удовлетворительных результатов)».

В оригинале, и верно, написано, что в 4 измерениях из 41 получена радиоактивность в 5,03–5,83 ед. Mache. Но вывод сделан не в пользу «Куваки»:

«Экспериментальныя данныя приводят к заключенiю, что источники «Кувака» должны быть отнесены к слабо радiоактивным, и что радiоактивность их быстро исчезает при храненiи воды, ибо она вызвана только растворенной эманацiей. Выпущенная же теперь в продажу сильно газированная и рекламируемая как цълебная радiоактивная вода «Гремучiй родник» — совершенно не радiоактивна и в этом не болъе цълебна, чъм дистиллированная вода».

Далее Веймарн добавляет пару деталей, окончательно отбивающих охоту пробовать новый бренд:

«Существованiе в прошлом поселка на холмъ, в разных мъстах крутого склона котораго имъют выходы источники «Кувака», и нахожденiе в верхних слоях почвы пласта перегнившаго навоза позволяют предполагать загрязненiе вод продуктами распада органических веществ. Это нашло нъкоторое подтвържденiе в данных химическаго анализа.

Вода для количественнаго анализа была взята мною 14 iюня 1913 г. из источника «Гремучiй родник» со всъми необходимыми предосторожностями и отослана пассажирским поъздом в Петербург (дабы с водой не произошло каких-либо измъненiй от долгаго стоянiя).

На основанiи результатов анализа необходимо прiйти к заключенiю, что вода источника «Гремучiй родник» («Кувака») весьма подозрительна по загрязненiю. Интересно отмътить тот факт, что она дает во много раз болъе сильное окрашиванiе (реакцiя Грисса) при опредъленiи N2O3, чъм невская вода из лабораторнаго крана».

А в третьей своей статье, напечатанной вслед за [3,4], он предусмотрительно заложил мину под будущего оппонента. Рассуждая «о способах выражения результатов химических анализов природных вод», Веймарн как пример грубой ошибки приводит именно анализ последнего:

«Примъром совершенно неправильнаго выраженiя состава той же воды «Гремучаго родника» может быть нижеслъдующiй анализ, выданный горному инженеру Дрейеру за подписью лаборанта Подкопаева. Азотистаго ангидрида здъсь не оказалось вовсъ».

Оригинал ответной статьи Дрейера [5], к сожалению, нам недоступен; на сайте www.kuvaka.com есть лишь ее фрагмент (уже не «радиоактивный»):

«Вода «Кувака» Гремучего родника не только превосходна в физическом отношении, но безупречна в химическом, санитарном и во всех других отношениях, являясь водой кристаллически прозрачной, абсолютно бесцветной, без малейшего запаха, с приятным освежающим вкусом, лишенной каких-либо бактерий и с минимальным, для лучших питьевых вод, минеральным составом».

О горном инженере А. И. Дрейере известно немного. В 1903–1908 гг. он управлял казенными КМВ, но так и остался лишь и.о. директора; вероятно, у инженера были основания считать себя обиженным. Есть данные, что Дрейер был близок к свитским кругам и, следовательно, к Воейкову. Наконец, судя по политическим симпатиям его многочисленных российских однофамильцев, он был, скорее всего, консерватором и монархистом.

Зато его оппонент являлся сторонником буржуазных лидеров Государственной думы, вскоре принудивших Николая II отречься от престола (символично, что Веймарн оказался в Екатеринбурге в момент расстрела императорской семьи). Оттого он в почете и у сегодняшних либералов как «настоящий русский интеллигент», т.е. человек, моральной обязанностью которого является оппозиция любым власти и порядку:

«Предки Петра Петровича фон Веймарна (1879–1935) считали родословие от древних викингов. На русской службе многие представители этой семьи сделали блестящую военную карьеру. Начав образование с кадетского корпуса, П. П. изменил семейной традиции, поступив в Петербургский горный институт. С блеском его окончив, он защитил диссертацию «О влиянии концентрации реагирующих растворов на вид и строение осадков» (1908), и в 1911 г. стал профессором, представив исследование «Коллоидное состояние как общее свойство материи».

Ему присуждаются многие престижные премии. Лауреат Нобелевской премии Вильгельм Оствальд полагал исследования Веймарна «гениальными», без них, по его мнению, не было бы возможно дальнейшее развитие коллоидной химии. Но Веймарн не был бы настоящим русским интеллигентом, если бы не уделял много внимания общественной деятельности. По его мнению, российская система образования создавала «ученых-ремесленников, которые всю свою деятельность посвящают подстановке в уже установленную другими учеными схему, то того, то другого вещества». Задача же высшей школы воспитывать не подмастерьев, а ученых-созидателей, способных открыть для науки новые горизонты. В 1915 г. молодой ученый (36 лет) принял предложение Екатеринбургской Городской думы возглавить Уральский горный институт.

Вопреки обстоятельствам, удалось построить здание и собрать сильный преподавательский состав; в октябре 1917 г. в Горном институте в Екатеринбурге начались первые лекции. Но Октябрьский переворот и гражданская война свели на нет усилия ученых. Все время, пока город переходил от одной власти к другой и обратно, занятия не прекращались, но можно ли их назвать нормальными?

В 1919 г. Веймарн и большинство преподавателей ушли с войсками Колчака и основали во Владивостоке современный Политехнический институт. Но и здесь им не суждено было задержаться надолго. В эмиграции Петр Петрович вернулся к исследовательской работе. Умер он в 1935 г. в Шанхае» (history.e-burg.ru/letopis/face/veimarn).

Итак, в противостоянии вокруг «Куваки» имелась скрытая политическая компонента. Не удивительно поэтому, что вскоре минеральная вода стала предметом дискуссий в Государственной думе.

Литература

  1. Игнатьев А. А. 50 лет в строю.— Т. I.— М.: Гослитиздат, 1959.— 560 с.
  2. Воейков В. Н. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта.— Минск: Харвест, 2002.— 381 с.
  3. Веймарн П. П., фон. Степень и характер радiоактивности источников «Кувака» Нижнеломовскаго уъзда Пензенской губернiи // Журнал Русскаго физико-химiческаго Общества при Петроградском университетъ. — 1914. — Т.46, вып.4. — С. 742–745.
  4. Веймарн П. П, фон. Химическiй состав вод источников «Кувака» и въроятная причина их загрязненiя // Там же. — С. 746–752.
  5. Дрейер А. И. О водъ «Кувака» // Горный журнал.— 1915.— Т. 1, № 1.— С. 90–108.

Окончание следует.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика