Логотип журнала "Провизор"








Мобильный телефон: опасность мнимая или реальная?

Л. В. Львова, канд. биол. наук

Страсти вокруг мобильных телефонов разгорелись давно. Лет десять назад. За эти годы было проведено множество исследований по различным аспектам проблемы биологического действия электромагнитного поля сотовых аппаратов, в том числе и под эгидой Всемирной Организации Здравоохранения. Но ясности в вопросе возможных долговременных последствий использования мобильных телефонов пока нет. Не выяснен до сих пор механизм действия электромагнитного излучения мобильных телефонов. Не сформулированы и четкие критерии их безопасности. Исследования продолжаются. Участвуют в них и харьковские ученые.

Иногда приходится слышать мнения о том, что китайские товары обладают низким уровнем изготовления и небольшим сроком службы. Может быть, в некоторых случаях это и верно, но только не в отношении ассортимента, который предлагает компания NEOTECH! Наш интернет-магазин китайских смартфонов Android продает только самые качественные модели, которые имеют наилучшие отзывы от потребителей.

Для характеристики степени воздействия мобильного телефона на человека сегодня используется поглощенная мощность электромагнитного излучения в расчете на единицу массы тела или ткани, сокращенно SAR (от английского — Specific Adsorption Rate).

Определением SAR сегодня, как правило, занимаются независимые центры.

Для лабораторных замеров обычно используется манекен. Точнее, голова манекена, заполненная специальной жидкостью, имитирующей по физико-химическим параметрам человеческий мозг. Замеры проводятся практически при всех режимах телефона в нескольких зонах при различных положениях трубки у уха.

Однако нередко результаты, полученные в различных центрах, отличаются.

Связано это с отсутствием единой регламентированной процедуры определения SAR, из-за чего каждый центр действует по своему усмотрению.

К примеру, в одной лаборатории величина SAR определяется на частоте 1800 МГц, а в другом — на частоте 900 МГц. (Мобильные телефоны GSM-стандарта излучают радиосигналы на частоте 900 или 1800 МГц.) В итоге из-за зависимости удельной поглощенной мощности электромагнитного излучения от частоты полученные результаты могут отличаться в два, а то и в четыре раза. Естественно, такой разнобой вызывает нарекания со стороны специалистов.

Сравнительно недавно безопасный уровень SAR был довольно высок. В Великобритании, к примеру, он составлял 10 Вт/кг. Примерно такие же величины SAR были законодательно закреплены в других странах. В 2001 году требования к мобильным телефонам ужесточились. В США Федеральная комиссия по связи сертифицировала лишь сотовые аппараты, у которых максимальный уровень SAR не превышал 2 Вт/кг. В европейских странах начали действовать еще более жесткие стандарты, регламентированные международной директивой Комиссии по защите от неионизирующего излучения. В соответствии с этими стандартами пороговое значение SAR мобильного телефона составило 1,6 Вт/кг. С чем связаны столь существенные различия максимально допустимых уровней удельной поглощенной мощности, не совсем понятно. Особенно если вспомнить, что и американские, и европейские стандарты базируются исключительно на термическом эффекте электромагнитного излучения, т. е. эффекте, связанном с нагреванием тканей органов человека. Но как бы там ни было, если предельная величина SAR — будь то 1,6 Вт/кг или 2,0 Вт/кг, неважно, — выбрана правильно, все сертифицированные телефоны должны быть безопасны в смысле воздействия электромагнитного излучения на органы человека. Однако декларируемая фирмами-производителями безопасность мобильных телефонов вызывает некоторые сомнения. Достаточно вспомнить эксперименты на лабораторных крысах, проведенные в Lund University (Малмо, Швеция). Результаты этих экспериментов свидетельствуют о том, что постоянное ежедневное двухчасовое воздействие электромагнитным излучением, имитирующим реальное воздействие мобильного телефона, вызывало изменение структуры и функции отделов головного мозга, ответственных за процессы запоминания информации и контроля движения животных. При этом изменения тканей на клеточном уровне были аналогичны изменениям, сопутствующим нейродегенеративным заболеваниям, в частности болезни Альцгеймера.

Двухлетние исследования финских ученых из лаборатории по ядерной и радиационной безопасности показали, что излучение мобильного телефона повышает активность белка hsp27, из-за чего гематоэнцефалический барьер становится проницаемым. Коллеги-шведы, ознакомившись с результатами исследований, усмотрели в обнаруженном эффекте повышение вероятности возникновения развития болезни Альцгеймера. Сами же авторы предпочитают не спешить с выводами. «Мы знаем, что есть определенная биологическая реакция. Мы можем определить ее с помощью высокочувствительных приборов, но не знаем, имеет ли она какое-либо физиологическое воздействие на организм в целом». Для уточнения масштабов возможных изменений в организме и их конкретизации нужны дополнительные исследования — считают исследователи.

Британские ученые во главе с доктором Присом, задавшись целью разрешить сомнения по поводу безопасности мобильных телефонов, выбрали более простой путь — изучили кратковременные эффекты излучения мобильных телефонов на добровольцах с помощью специальных тестов. Результаты тестирования оказались обнадеживающими. Мало того, что тридцатиминутное воздействие излучения никоим образом не ухудшало ни внимание, ни кратковременную память. Оно еще и сокращало время реакции мозга при визуальных тестах. Последний эффект ученые объяснили увеличением кровотока в мозге, вызванным незначительным нагреванием. Само повышение температуры, на их взгляд, излучение могло вызывать либо непосредственно, либо опосредованно за счет определенных веществ, продуцируемых в крови при срабатывании защитного механизма организма на потенциальную угрозу.

Вместе с тем влияние мобильных телефонов нельзя свести только к тепловым воздействиям. Как показано в целом ряде исследований, мобильные телефоны оказывают еще так называемое информационное воздействие, которое, кстати, совершенно не учитывается при определении порогового значения SAR. Но и это воздействие, по мнению некоторых специалистов, тоже несет в себе потенциальную опасность. (Юрий Григорьев, председатель Российского национального комитета по защите населения от неионизирующих излучений, к примеру, утверждает, что они обнаружили «колоссальные изменения живой ткани при воздействии электромагнитых полей при интенсивностях ниже порога теплового эффекта» и тем самым убедительно доказали пагубные последствия нетермического влияния электромагнитных излучений.)

Суть информационного воздействия заключается в следующем.

Передача информации мобильными телефонами стандарта GSM осуществляется импульсами, объединенными в блоки, каждый из которых состоит из восьми импульсов. (Благодаря этому на данной частоте по телефону могут общаться одновременно восемь абонентов.)

Генерация каждого восьмого импульса сопровождается довольно значительным «выбросом» энергии. В частности, для сотового аппарата с номинальной мощностью 2 Вт, мощность электромагнитного излучения, выделяемая с каждым импульсом, будет равна 2 Вт/8, т. е. 0,25 Вт. При этом длительность одного GSM-блока составляет около 5 миллисекунд, а его частота — примерно 217 Гц.

Кстати говоря, харьковскому исследователю Александру Крамаренко с помощью обычного низкочастотного осциллографа в изотоническом растворе хлористого натрия, находящегося на расстоянии четырех сантиметров от антенны работающего мобильного телефона, удалось зарегистрировать довольно мощные импульсы с частотой около 200 Гц. Исходя из результатов проведенного эксперимента, он посчитал возможным предположить, что при разговоре по мобильному телефону и в мозговых структурах возникают потенциалы с частотой появления около 200 Гц, превосходящие по величине собственные электрические потенциалы мозга. Как при воздействии столь больших сигналов мозг продолжает безошибочно обрабатывать поступающую информацию, до конца непонятно. Наиболее разумным объяснением пока остается гипотеза Bell G. B., Marino A. A., Chesson A. L.(1992) о том, что наблюдаемая реакция активации связана с включением каких-то дополнительных механизмов, корректирующих ошибки передачи данных между нейронными структурами.

Но вернемся к особенностям мобильной связи, обусловливающим информационное воздействие.

Из-за того, что 8-импульсные блоки между мобильным телефоном и базовой станцией группируются в мультиблоки из 26 повторений, телефон испускает еще одну частоту — 217 Гц/26 (т. е. 8,35 Гц). К тому же некоторые мобильные аппараты, работающие в энергосберегающем режиме, способны генерировать третью частоту — 2 Гц.

Все три частоты, излучаемые мобильным телефоном, близки к частотам собственной биоэлектрической активности головного мозга: 217 Гц соответствует частоте γ-ритма, 8,35 Гц — частоте α-ритма, а 2 Гц — частоте δ-ритма. Такое совпадение настораживает, ибо, как утверждает известный британский биофизик доктор Джеральд Хайленд, проблемы возникают тогда, когда частота внешнего поля близка к внутренней частоте, производимой самим головным мозгом, поскольку именно в этом случае начинаются самые настоящие биохимические изменения. Но это, так сказать, косвенные последствия.

Харьковчане же решили выяснить характер непосредственного воздействия мобильного телефона на спонтанную электрическую активность мозга. Причем, учитывая данные российской компании «ЭлектронТрейд» о неоднородной конфигурации магнитного поля, создаваемого работающим мобильным телефоном, они выдвинули вполне логичное допущение о более выраженном — в сравнении с участками, непосредственно примыкающими к антенне,— воздействии на базальную поверхность мозга.

Объективности ради нельзя не заметить, что до них записать качественную электоэнцефалограмму во время работы мобильного телефона не удавалось никому по причине отсутствия электоэнцефаллографа, способного справиться с возникающими помехами. Харьковчане сложную инженерную задачу решили — помехоустойчивый прибор разработали и с его помощью приступили к проверке выдвинутого предположения.

В ходе экспериментов им удалось обнаружить немало любопытного.

Первое, что поразило, по словам Александра Крамаренко, это практически полное отсутствие изменений электроэнцефалограммы в первые 10–15 секунд записи. В этот период регистрировалась и депрессия α-активности, и все положенные реакции на тестовые раздражители. Частота основного ритма фактически оставалась неизменной и по прошествии первых 15–20 секунд. Зато спектр сигнала, хоть и незначительно, но все же менялся. При этом, как показала оценка ЭЭГ по каждому каналу отдельно, вначале изменения в виде повышения медианной частоты спектра затронули области, непосредственно примыкающие к антенне. Потом (т. е. по прошествии 20–40 секунд) в тех же областях возникала и быстро исчезала медленноволновая активность. Интересно, что медленноволновая активность (иногда с противоположной фазой) регистрировалась и в симметричных областях головного мозга. При этом наиболее «мощные» волны с частотой 2,5–6 Гц фиксировались в отведениях, находящихся как в участках максимальной напряженности высокочастотного магнитного поля, так и в контралатеральных. Впоследствии процесс стабилизировался, однако медленноволновая активность периодически — через каждые 15–20 секунд — повторялась в тех же отведениях. После выключения телефона медленноволновая активность не проявлялась. Однако некоторое повышение медианной частоты спектра сохранялось.

Такова динамика изменения биоэлектрической активности головного мозга взрослых испытуемых. У детей обнаруженные изменения носили тот же характер. Только выражены были ярче: медленноволновая активность у них появлялась несколько раньше — примерно через 10–20 секунд после начала записи, «всплески» медленноволновой активности были более продолжительными, промежутки между ними — более короткими, а амплитуду они имели гораздо большую. Единственное различие между энцефалограммами взрослых и детей заключалось в том, что максимальная спектральная плотность мощности медленных волн реализовалась у детей при более низких частотах — от 1 до 2,5 Гц.

И что самое страшное: медленные волны треугольной формы, появлявшиеся у детей при использовании мобильного телефона GSM-стандарта, были полностью идентичны волнам, характерным при менингоэнцефалитах. А периодичность их возникновения напоминала о лейкоэнцефалите Шильдера или о нейродегенеративных демиелинизирующих процессах.

Более того, такие выраженные локальные изменения, по словам исследователей, вряд ли способны вызвать какое-либо воздействие за исключением направленного γ-излучения.

Что касается локализации областей, испытывающих максимальное воздействие мобильного телефона, то, судя по результатам компьютерного анализа, они практически совпадали у детей и у взрослых. Практически, но не до конца: некоторое отличие, выявленное у детей, на взгляд исследователей, может быть обусловлено либо меньшей толщиной костей черепа, либо более высокой концентрацией жидкости в тканях.

Конечно, полученные результаты, как считает Александр Крамаренко, не позволяют делать окончательные выводы и тем более — предлагать количественные оценки влияния мобильных телефонов. Для этого требуется проведение серьезных исследований с двойным слепым контролем, предполагающих применение элекроэнцефалографов, нечувствительных к излучению мобильных телефонов, и анализ репрезентативных групп, включающих различные типы имеющейся патологии. Пока же с уверенностью можно утверждать лишь то, что высокочастотное поле мобильного телефона GSM-стандарта, действительно, оказывает негативное воздействие на спонтанную электрическую активность мозга. Что точное совпадение локализаций максимальной напряженности поля с областями, ответственными за распределение электрической активности мозга на конвекситальной поверхности, требует серьезного отношения к таким наблюдениям. Если же говорить о прогнозах, то по причине систематического воздействия на одни и те же области мозга (антенна телефона мало смещается от звонка к звонку) следует ожидать очаговых изменений. Более того, полученные данные уже сейчас позволяют предсказать локализацию последующих патологий.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика