Логотип журнала "Провизор"








Щавель густой. Rumex confertus Willd

(Аналитический обзор)

Б. М. Зузук, Р. В. Куцик, Н. К. Федущак
Ивано-Франковская государственная медицинская академия,
Львовский национальный медицинский университет им. Данила Галицкого

 
   
 
Укр.:  

Щавель густий, щавель кінський, щавель жовтий; народные названия: конятник, щавел, щавій, чувель, щівник, щева.

Русск.:   Щавель конский, щавель густой.
Англ.:   Horse Sorrel, Patience Dock.
Нем.:   Garten Ampfer, Gemüsse Ampfer, Flussampfer.
Франц.:   Patience, Épinard oseile.
Польск.:   Szczaw zólty.
Чешск.:   Stovik konsky.

 

Латинское ботаническое название рода Rumex означает «копье» и дано растению за плотное размещение листьев у данного вида щавеля.

Род Rumex, принадлежащий к семейству гречишных (Polygonaceae), насчитывает в мировой флоре около 150 видов растений, из них 24 вида произрастает в Украине. Род щавеля разделен на 3 секции: Acetosella, Acetosa и Lopatus. Щавель конский входит в группу конских щавелей, относящихся к секции Lоpatus. Эта секция объединяет растения рода щавель с хорошо развитой корневой системой и широкой листовой пластинкой. Наряду со щавелем конским часто встречаются другие виды щавелей из этой секции: щавель водный (Rumex aquaticus L.), подобен ему щавель Гмелина (Rumex gmelinii Turcz. ex Ledeb.), щавель прибрежный (Rumex hydrolapathum Huds.), щавель курчавый (Rumex crispus L.), щавель клубковатый (Rumex conglomeratus Murr.), щавель тяньшанский (Rumex tianschanicus Losinsk.), щавель сибирский (Rumex sibiricus Hult.). Названные виды отличаются от щавеля конского формой листьев и отсутствием желобков на листьях и наружных долях околоцветника. Представителем секции Lopatus также является горный вид — щавель альпийский (Rumex alpinus L.), который, в сравнении с другими щавелями, имеет хорошо развитое корневище.

Следует отметить, что современная классификация щавелей несовершенна. Так, например, в Польше щавелем конским (или коневником) называют щавель прибрежный. Кроме того, для растений группы конских щавелей характерен полиморфизм, поскольку они способны образовывать между собой спонтанные гибриды. Такие гибридные формы имеют общие признаки одного или нескольких видов, и их иногда тяжело дифференцировать между собой и материнскими видами.

В медицине также используются щавели, относящиеся к секции Acetosa (группа кислых щавелей): щавель пирамидальный (Rumex thyrsiflorus Fingerh.), щавель шпинатный (Rumex patientia L.) и щавель кислый или обыкновенный (Rumex acetosa L.). Последние два вида культивируют как пищевые растения.

Ботаническое описание

Щавель конский — многолетнее травянистое растение высотой 60–150 см с коротким многоголовым корневищем и большим стержневым неразветвленным корнем. Стебель прямостоячий, с продольными бороздками, разветвленный в верхней части. Нижние листья большие, с длинными (вдвое длиннее пластинки) сверху желобчатыми черешками, очередные, продолговато-яйцевидные, тупые около основания, снизу и по жилкам опушенные короткими волосками. Верхние листья более мелкие и узкие. Цветки мелкие, зеленовато-желтые, собраны в узкометельчатое соцветие, расположенное в верхней части стебля. Плод — трехгранный светло-коричневый орешек. Цветет в мае–июне, плоды созревают в июле–августе.

Географическое распространение

Щавель конский относится к растениям евроазиатского типа ареала. Он встречается в низменных районах Западной, Центральной и Южной Европы, не образовывая значительных зарослей, поскольку в западноевропейской флоре его заменяют другие, более распространенные виды растений из группы конских щавелей, в частности щавель прибрежный и щавель пирамидальный. Более широко распространен щавель конский в странах Восточной Европы и Азии, где встречается в Европейской части России, в частности в Нечерноземной зоне, на Южном Урале, в Восточной и Западной Сибири (кроме северных районов), в странах Средней Азии, на Дальнем Востоке России, в Корее и Китае. Как сорняк занесен в Северную и Центральную Америку. Растет спорадически по всей территории Украины, кроме высокогорных районов Карпат и Крыма.

Щавель конский, как и другие виды щавелей секции Lopatus, является космополитическим рудеральным сорняком. Встречается как в дикой природе, так и в антропогенных местах, преимущественно в лесной и лесостепной климатических зонах на влажных лугах, по берегам рек, на разнотравных лужайках, на свалках, вдоль полей, на заброшенных участках полей и огородов. Растет преимущественно на влажных, плодородных, богатых гумусом грунтах с реакцией, близкой к нейтральной. Иногда образовывает значительные заросли. Для потребностей медицины может успешно культивироваться.

В Карпатах ареал щавеля конского достигает высоты 500 м. Выше он заменяется горными видами с сильно развитым корневищем, в частности щавелем альпийским Rumex alpinus L., щавелем приальпийским Rumex alpestris Jacq. (синоним Rumex arifolius All.) и щавелем карпатским Rumex carpaticus Zapal. (которые рассматривают как разновидность щавеля приальпийского Rumex arifolius All. var. carpaticus Zapal.).

Лекарственное сырье

Как официнальное лекарственное сырье используют корневища с корнями щавеля конского (Risomata et radix Rumicis). Заготавливают сырье осенью, после отмирания надземной части растения, или весной — до начала вегетационного периода (апрель–май). Корни выкапывают, отряхивают от грунта, обрезают ножом или секатором от надземной части и моют в холодной воде. После высыхания и провяливания на солнце толстые корни разрезают вдоль, отсортировывают поврежденные и отмершие части и сушат на чердаках с хорошей вентиляцией, раскладывая тонким слоем на бумаге или ткани и периодически перемешивая. В солнечную и сухую погоду корни высыхают за 7–10 дней. Можно сушить корни щавеля также в сушилках при температуре 50–60°С. Окончание процесса сушения определяют по ломкости толстых корней. Выход готового сырья составляет 30–35% от массы свежесобранных корней.

Изучается возможность применения культуры клеток Rumex confertus Willd. для получения хризофановой кислоты (Stanescu U. и Grigorescu E., 1974) и других биологически активных веществ (Suchy V. и соавт., 1972).

Вместе со щавелем конским часто растет щавель водный (Rumex aquaticus L.) и щавель курчавый (Rumex crispus L.), заготовка корней которых нормативно-технической документацией не допускается (Чиков П. С., 1989). Эти и другие виды щавелей в связи с высоким содержанием оксалатов обусловливают токсичность лекарственных средств.

В некоторых странах (Германии, Франции, Польше) в качестве сырья для потребностей фармацевтической промышленности используют корни щавеля прибрежного (Radix Rumicis hydrolapathi) и пирамидального (Radix Rumicis thyrsiflori), а также листья щавеля кудрявого (Folium Rumicis crispi).

В странах Средней Азии и на юге Сибири в горных районах растет подобный щавелю конскому щавель тяньшанский Rumex tianschanicus Losinsk., корни которого разрешены к применению нормативно-технической документацией России при промышленном производстве лекарственных средств.

Фитохимические и фармакологические исследования щавеля альпийского Rumex alpinus L., проведенные в 60-х годах В. Д. Будзиком (1964), указывают на широкую возможность применения корневищ с корнями щавеля альпийского в качестве полноценного заменителя корней щавеля конского. Однако, несмотря на проведенные исследования и значительную сырьевую базу, корневища с корнями щавеля альпийского не были введены в фармацевтическую промышленность и медицинскую практику. На сегодняшний день они используются жителями Карпат как средство народной медицины.

Щавель североамериканский (или канегра) Rumex hymenosepalus Torr., в диком виде растущий в аридных регионах Техаса и Мексики, на протяжении продолжительного времени в США продавали как «дикий американский красный женьшень» или «дикий красный пустынный женьшень». В органах этого растения не были выявлены химическим методом панаксозидоподобные сапониновые гликозиды. Фармакологические исследования подтвердили отсутствие антистрессовых и адаптогенных свойств. Поэтому в 1978 г. Ассоциация по торговле растениями запретила при продаже щавеля североамериканского использовать этикетки со словами «женьшень».

Биологически активные вещества

Основными биологически активными веществами корней щавеля конского и родственных видов, обусловливающих фармакологическую активность сырья, являются антрахиноны. В отличие от растений рода Rheum, щавели характеризуются способностью накапливать метил- и оксиметилантрахиноны.

Антрахиноновые соединения содержатся в корнях и надземной части щавелей в свободном состоянии и в виде гликозидов. Основными и наиболее распространенными антрахиноновыми агликонами является хризофанол, или хризофановая кислота (1,8-дигидрокси-3-метилантрахинон), франгулаэмодин, или реум-эмодин (1,6,8-тригидрокси-3-метилантрахинон), и фисцион, или реохризидин (1,8-дигидрокси-3-метил-6-метоксиантрахинон). В ходе обширного фармакогностического исследования 20 видов щавелей установлено, что хризофанол не содержится только в 4 видах, а франгулаэмодин — в 7 видах (Романова А. С. и Баньковский А. И., 1961). В корнях щавеля конского и других видах щавелей (щавеля шпинатного, щавеля щиткового), а также в плодах щавелей пирамидального, красивого и зубчатого содержится алоэ-эмодин. В траве и плодах щавеля клубковатого Rumex conglomeratus Murr. найден реин. Из корней щавеля кудрявого Rumex crispus L. было выделено вещество, названное румицином. В результате дальнейших исследований выяснилось, что в химическом отношении румицин идентичен хризофанолу.

 

 

Основную часть антрахинонов в щавеле конском составляют связанные формы оксиметилантрахинонов в виде гликозидов, среди которых идентифицирован хризофанеин (1-β-D-глюкозид хризофанола), глюкофрангулаэмодин, или глюко-реум-эмодин (8-β-D-глюкозид франгула-эмодина), реохризин (1-β-D-глюкозид фисциона), глюкоалоэ-эмодин и глюкореин (8-β-D-глюкозид реина).

 

 

Гликозиды антрахинонов преобладают в количественном отношении и в щавелях шпинатном Rumex patientia L. (Rada K. и Starhova H., 1967), альпийском (Rumex alpinus L.), кудрявом (Rumex crispus L.), красивом (Rumex pulcher L.), туполистном (Rumex obtusifolius L.) (Чумбуридзе Б. И., 1952). Содержание окисленных форм антрахинонов значительно выше, чем содержание восстановленных форм; количество последних возрастает осенью (Rada K. и Starhova H., 1967).

 

 

Больше всего антрахинонов содержится в подземных органах щавелей. Т. В. Гербер и М. К. Котванова (1986) при фармакогностическом изучении щавеля конского, растущего на Алтае, установили, что сумма антаценпроизводных в корнях растения достигает 4,1%. Значительное количество антрахинонов накапливается в корнях щавеля альпийского Rumex alpinus L.— 3,76–4,58%, щавеля кудрявого Rumex crispus L.— 3,68%, щавеля красивого Rumex pulcher L.— 3,67%, щавеля туполистного Rumex obtusifolius L.— 3,04%. Другие виды щавелей (например, щавель клубковатый Rumex tuberosus L., Rumex acetosa L., Rumex arifolius All., щавель шпинатный Rumex patientia L., щавель пирамидальный Rumex thyrsiflorus Fingerh.) содержат значительно меньше антрахинонов — 0,50–1,58% (Чумбуридзе Б. И., 1952; Rada K. и Starhova H., 1967). Следует отметить, что по суммарному содержанию оксиметилантрахинонов (3,40–3,76%) корневища щавеля альпийского не уступают корневищам ревеня (3,75%) и щавеля конского (Будзик В. Д., 1962; Элмазова Л., 1980). Поэтому они могут быть использованы для получения новых лекарственных форм как полноценный заменитель указанных видов сырья.

Содержание антраценпроизводных в пределах одного вида щавелей довольно вариабельно и зависит от места произрастания и сезона заготовки сырья (Романова А. С. и Баньковский А. И., 1961). Фармакогностические исследования, проведенные в разные периоды вегетации щавелей альпийского Rumex alpinus L. (Будзик В. Д., 1962; Adam L. и соавт., 1965; Элмазова Л., 1980), тяньшанского Rumex tianschanicus Losinsk. (Лысенко А. И. и Леванидов Л. Я., 1967), шпинатного Rumex patientia L. (Rada K. и Starhova H., 1967) и щавеля Рехингера Rumex rechingerianus Losinsk. (Высочина Г. И. и Гонтарь Э. Г., 1977), продемонстрировали, что максимальное количество оксиметилантрахинонов накапливается в корневищах весной, в период образования розетки прикорневых листьев.

Неодинаково и количественное содержание отдельных антрахинонов в корнях щавелей. В частности, в корнях щавеля Рехингера Rumex rechingerianus Losinsk. содержится 0,57% хризофанола, 0,11% франгулаэмодина, 0,45% хризофанеина и 0,07% глюкофрангулаэмодина (Тараскина К. В. и соавт.,1968).

Щавель приальпийский Rumex arifolius All. и щавель альпийский Rumex alpinus L. характеризуются самым высоким среди 30 исследованных видов щавелей содержанием хризофанола — 2,08% и 1,57% соответственно. Названные виды щавелей являются перспективным сырьем для фармацевтической промышленности (Романова А. С. и Баньковский А. И., 1961). Источником получения хризофанола служат также корни щавеля тяньшанского Rumex tianschanicus Losinsk., содержащие 1,04% этого соединения.

В значительно меньших количествах антрахиноновые соединения присутствуют в надземной части щавелей. Их содержание в плодах щавеля конского составляет около 0,86%. В плодах щавеля Рехингера найдено 0,29% хризофанола и следы франгулаэмодина, хризофанеина и глюкофрангулаэмодина (Тараскина К. В. и соавт.,1968).

Для максимального выделения антрахинонов из корней щавеля конского используется аутогидролитический метод (Чумбуридзе Б. И., 1952, 1956). Его целесообразно внедрить в аналитическую практику при анализе количественного содержания антрахинонов в растительном сырье и ввести в Государственную Фармакопею.

Антрахиноновые соединения щавелей являются ценным сырьем для химического синтеза новых фармакологически активных соединений. Так, А. С. Романова и А. И. Баньковский (1961) из хризофановой кислоты и эмодина полусинтетическими методами получили хризаробин, который в химическом отношении является восстановленным хризофанолом. В природе хризаробин содержится в свободном состоянии в антроновой или антраноловой форме в пустотелых тканях (дуплах) древесины бразильского тропического дерева Andira araroba Aquiar. семейства бобовых (Fabaceae), выращивание которого в условиях грузинских субтропиков бывшего СССР невозможно. Естественный хризаробин является смесью антронов и антранолов хризофанола, фисциона и эмодина. Он известен в некоторых странах под названиями «порошок Гоа», «очищенная арароба» и используется как субстанция для изготовления дерматологических средств (Строева Л. В.,1965). Поэтому с целью обеспечения отечественной фармацевтической промышленности этим ценным сырьем в 60-е гг. во Всесоюзном институте лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР) была проведена большая поисковая работа по выявлению других растительных источников, пригодных для получения хризаробина.

Выяснилось, что практическое значение в этом отношении имеют некоторые дикорастущие виды ревеней и щавелей (из группы конских), обладающие способностью накапливать значительное количество хризофанола. В частности, щавель приальпийский Rumex arifolius All. (содержит 2,08% хризофановой кислоты), Rumex alpinus (1,57%), щавель тяньшанский Rumex tjanschanicus Losinsk. (1,9%) и щавель Гмелина Rumex gmelinii Turcz. ex Ledeb. имеют значительные запасы сырья и могут обеспечить производство хризаробина. Длительное время при химическом восстановлении метилоксиантрахинонов в разных условиях не удавалось достичь высокого процента восстановленных форм — в конечном продукте их было не более 46%. И только в 1970 г. Т. К. Чумбалов и соавт. разработали технологию получения стабильного препарата хризаробина (на основе антрахинонов корней ревеня тангутского) с содержанием восстановленных форм до 75%.

 

 

Важное значение в лечебной практике имеет синтетический заменитель естественного хризаробина — дитранол (антралин, цигнолин).

 

 

На основе хризофанола, выделенного из корней щавеля тяньшанского (Rumex tianschanicus Losinsk.), научными работниками Казахского университета методом каталитического синтеза (путем введения в молекулу соединений, содержащих активную N-группу) получены его новые аминопроизводные — оксим (Iа), гидразон (Iб), озазон (Iв), амино- (IIа), этиламино- (IIб), бензоиламинопроизводные (IIв) и анилид хризофанола (IIг) (Чумбалов Т. К. и Музичкина Р. А.). Они характеризуются широким спектром фармакологических свойств и имеют перспективы для практического применения.

 

 

О. К. Багрий и соавт. (1963, 1964) обнаружили в корнях щавеля конского 0,12% фенольного гликозида и путем химического анализа установили его структуру. Выяснилось, что его агликоном является 1,8-дигидрокси-2-ацетил-3-метилнафталин — неподин. Неподин впервые был получен в 1896 г. O. Hesse из щавеля непальского Rumex nepalensis W., а позже M. Takao и M. Atsuko (1961) из ревеня японского Rumex japonicus Houttuyn. Аналогичное соединение известно также под названиями музицин (выделен из древесины африканского растения Masopsis eminii, Covell C. J. и соавт., 1961) и дианелидин (из корней австралийского растения рода Dianella, Batterham T. и соавт., 1961). Предполагают, что оксипроизводные нафталина, и в частности 1,8-дигидрокси-2-ацетил-3-метилнафталин (неподин), могут быть биогенетическими предшественниками антрахинонов (Pailer M. и соавт., 1958). Выделенный из корней щавеля конского гликозид был идентифицирован как 1-β-D-глюкопиранозид неподина и назван неподозидом.

 

 

В корнях Rumex japonicus Houttuyn. выделены 3-ацетил-2-метил-1,5-дигидрокси-2,3-эпоксинафтохинон (Zee O. P. и соавт., 1998).

К основным биологически активным веществам корней щавеля конского, обусловливающим фармакологические свойства этого сырья, наряду с антраценпроизводными относятся дубильные вещества, являющиеся полимерами катехинов. Содержание дубильных веществ в корнях щавеля конского достигает 16,9%. До 8–13% дубильных веществ содержат корни других видов щавелей. Наибольшее их количество накапливает щавель тяньшанский: в осенний период количество дубильных веществ в корнях достигает 18–20%. Богаты дубильными веществами также плоды щавеля.

В корнях и надземных органах щавелей разных видов, в том числе щавеля конского, найдены флавоноиды — флавонолы и лейкоантоцианидины. Среди них идентифицирован кверцетин и его гликозиды — гиперозид (кверцетин-3-О-β-D-галактопиранозид), рутин (кверцетин-3-О-β-D-глюкозил(1→6)-О-β-L-рамнозид) (Багрий О. К. и Кривенчук П. Е., 1964). О. К. Багрий и соавт. (1963, 1966) из корней щавеля конского, а затем из спиртового экстракта плодов щавеля морского Rumex maritimus L. выделили ранее не описанный флавоновый биозид, который назвали румарином. На основе химического и хроматографического анализа продуктов гидролиза румарина установлено, что он является биозидом кверцетина, т. е. является кверцетин-3-(β-D-галактопиранозил-6-α-L-арабинопиранозидом). В корнях щавеля альпийского найдено 5 гликозидов кверцетина (Музычкина А. Р. и соавт., 1989).

 

 

Лейкоантоцианидины корней щавеля конского и родственных видов представлены лейкоантоцианидином, лейкодельфинидином, лейкопеларгонидином. В экстрактах корней найден также глюкозид лейкодельфинидина (Верменичев С. М., 1966).

 

 

Продемонстрировано, что в растениях щавеля кудрявого Rumex crispus L. лейкоантоцианидины усиленно синтезируются в ответ на загрязнение атмосферы смогом (Koukol J. и Dugger W. M. Jr., 1967). Таким образом, эти естественные антиоксиданты обеспечивают защиту растительных клеток от свободно-радикального повреждения под влиянием агрессивных антропогенных факторов окружающей среды.

На примере щавеля тяньшанского доказано, что применение марганцевого микроудобрения увеличивает содержание катехинов и флавоноидов в растениях при сохранении их качественного состава (Першукова А. М. и Леванидов Л. Я., 1973). При этом не только увеличивается урожайность щавеля, но и усиливаются лечебные свойства лекарственных средств за счет обогащения экстрагированных соединений марганцем.

Кроме того, корневища с корнями щавеля конского содержат фенолкарбоновые кислоты (кофейную, хлорогеновую), лимонную и молочную кислоты, следы эфирного масла, оксикумарины, иридоиды, стероиды, смолы, до 1,5% органических соединений железа, витамин К, каротиноиды, углеводы (сахарозу).

Богаты биологически активными веществами надземные органы щавелей. В листьях выявлены антраценовые гликозиды (до 0,43%), флавоноиды (гиперин — 1,48%, рутин), дубильные вещества (2–7%), аскорбиновая кислота (183,9 мг%), каротин (8 мг%), оксикоричные кислоты — кофейная и хлорогеновая (до 3,31%).

Цветы щавеля содержат 2,5% эфирного масла, рутин (2,5%), кверцетин, цианидин-3-глюкозид, аскорбиновую кислоту.

Перспективным сырьем для фармации и медицины, кроме подземных органов, являются плоды щавеля конского. В них содержатся дубильные вещества — преимущественно соединения пирокатехиновой и пирогалловой групп (в том числе глюкогаллин), незначительное количество (0,1%) катехинов (эпигаллокатехин и галлокатехин), а также флавоноиды (кверцетин, рутин), аскорбиновая кислота. Дубильные вещества (до 7,36%) и аскорбиновая кислота (до 200 мг%) в максимальных количествах накапливаются в неспелых плодах, а флавоноиды (до 1,6%) и смолистые вещества (до 3,5%) — в спелых плодах (Баргман Л. И., 1972).

Растения рода щавель обладают способностью накапливать во всех органах щавелевую (оксалатную) кислоту и ее соли — главным образом щавелевокислый калий. Содержание щавелевой кислоты и оксалатов в сырье довольно вариабельно и зависит от ареала произрастания. Общее содержание щавелевой кислоты и оксалатов в разных видах щавелей больше в корнях и корневищах, а количество свободной кислоты — в надземной части, особенно в листьях. О. И. Кос и Л. В. Бензель (1999) исследовали в сравнительном аспекте содержание свободной щавелевой кислоты и оксалатов в 8 видах растений рода щавель. Значительное количество оксалатов содержат подземные органы щавелей водного (до 16,53%), пирамидального (до 13,53%) и конского (до 12,95%). А самое большое количество оксалатной кислоты содержится в подземных органах щавеля кислого (до 19,04%). Установлено, что в водные отвары и настои переходит 65–76% свободной оксалатной кислоты и ее солей, содержащихся в исходном сырье.

Некоторые исследователи приравнивают щавель конский и щавель альпийский к ревеню и считают эти виды полноценными его заменителями. Как установлено Б. И. Чумбуридзе (1952), подземные органы указанных видов щавелей, а также щавель курчавый (Rumex crispus L.), красивый (Rumex pulcher L.), туполистный (Rumex obtusifolius L.) не накапливают рапонтицин — соединение, характерное для некоторых видов растений рода ревень. Рапонтицин обусловливает токсические свойства ревеня. Поэтому данный факт является положительным для растений рода щавель, поскольку они, благодаря отсутствию рапонтицина, не имеют выраженной токсичности, в отличие от некоторых видов ревеня.

Продолжение следует





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика