Логотип журнала "Провизор"








В паутине зависимости

Л. В. Львова, канд. биол. наук

700 тыс. больных с наркотической зависимостью и около 2 млн больных с алкогольной зависимостью — таковы данные официальной украинской статистики. На самом деле, по утверждению медиков, эти показатели намного выше. Немало в Украине курильщиков и людоманов. Но их точное количество тоже неизвестно.

Табак, игра и алкоголь

…самое неосторожное, что можно сделать с сигаретой,— это ее закурить.

Кристофер Т. Бакли «Здесь курят»

Каждый третий взрослый житель Земли — курильщик. Вместе с «жевальщиками» потребителей табака еще больше: во многих странах их численность достигает 35-39% от численности взрослого населения. Какой-либо тенденции к снижению этих показателей не просматривается. И ничто не может уменьшить число курильщиков — ни рассказы о вреде табакокурения, ни высокий риск «приобрести» какое-либо хроническое заболевание, ни запрет курения в общественных местах. И самое страшное, что только у 3% курильщиков дело ограничивается привычкой. У всех остальных систематическое курение в конце концов заканчивается формированием зависимости.

С 1998 года табачную зависимость стали рассматривать в рамках зависимости от никотина в рубрике МКБ-10 как «Психические и поведенческие расстройства в результате употребления табака». Поскольку именно никотин, обладающий эйфоризирующим эффектом, и вызывает эту самую табачную зависимость.

Как выяснилось в последние годы, никотин, как и утверждали курильщики, действительно помогает сконцентрироваться, облегчает запоминание и ослабляет реакцию на стресс. Но только в малых дозах. Вообще-то никотин — вещество поистине уникальное: он сочетает в себе свойства стимулятора и депрессанта центральной нервной системы. Как стимулятор он действует в малых дозах, а в больших — быстро приобретает седативные свойства.

Диагностика табачной зависимости базируется на двух критериях.

Во-первых, это регулярное курение в течение более одного месяца, когда попытка отказаться или хотя бы уменьшить число выкуриваемых сигарет ни к чему не приводит.

Во-вторых, это продолжение курения, несмотря на возникновение серьезных, иногда даже опасных для жизни, соматических заболеваний.

Для лечения табакокурения используются и медикаментозные, и психотерапевтические методы. Эффективность того или иного метода лечения во многом определяется формой табачной зависимости.

По данным клинико-психологического и катамнестического исследования пациенты с психосоматической формой табачной зависимости практически не поддаются психотерапевтическому лечению из-за отсутствия необходимой мотивации: на их взгляд ухудшение здоровья ни в коей мере не связано с курением. Совершенно иное дело — использование психотерапии, в частности методики эмоционально-стрессовой терапии, разработанной в Украинском НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины при идеаторной и диссоциативной1 формах зависимости: спустя десять лет после лечения положительный результат отмечался у 37% пациентов с диссоциативной формой и у 47% пациентов с идеаторной формой.

1 Особенность диссоциативной формы — внутриличностный конфликт, который характеризуется потерей значимых ценностей, и нередко сопровождается тревожностью, пессимизмом и скепсисом в оценке состояния своего здоровья.

Это достаточно высокая эффективность. Особенно если учесть, что при использовании других методов лечения от 80 до 90% пациентов через год (или того меньше) снова начинают курить.

Может быть, перейдя через столько ощущений, душа не насыщается ощущениями, а только раздражается ими и требует еще, и все сильней и сильней, до окончательного утомления.

Ф. М. Достоевский «Игрок»

Патологическое пристрастие к игре — неважно, к какой — стали считать болезнью совсем недавно, в 80-х годах. Называется эта болезнь людомания, что в дословном переводе означает «одержимость игрой».

Но все симптомы людомании, удивительно напоминающие симптомы зависимости к психоактивному веществу, были описаны гораздо раньше. Лет полтораста назад, Федором Михайловичем Достоевским, заядлым игроком в рулетку. А в начале прошлого века Зигмунд Фрейд выделил три основных качества страстного игрока — детское желание непременно настоять на своем, неуемное стремление разбогатеть во что бы то ни стало, гипертрофированную брезгливость и чистоплотность.

Сегодня из всех видов людомании наибольшую озабоченность специалистов вызывает «компьютеромания».

По данным российских психологов, от 10% до 14% людей, играющих в компьютерные игры, становятся настоящими людоманами.

Зависимость к компьютерным играм может возникнуть в любом возрасте. Но, как показывает практика, чаще всего она формируется у подростков.

Происходит это постепенно.

Шаг за шагом подросток погружается в мир игры, начиная проводить за компьютером все больше и больше времени. Особенно, если игра ролевая, в которой цель достигается бесконечным числом вариантов. И совершенно неважно, реальные эти объекты (как, к примеру, в Ages of Empiers) или вымышленные (как в WarCraft). Постепенно иллюзорный мир заменяет игроку реальную жизнь. Он забывает о еде и сне. Его уже не интересует учеба. Он перестает общаться с людьми. Родители не в состоянии «достучаться» к своему чаду, попытка общения заканчивается очередным конфликтом. Вдобавок ко всему у подростка развивается самый настоящий абстинентный синдром: невозможность играть ввергает его в депрессию. Чтобы пойти в интернет-клуб он может даже совершить кражу. Но изменениями психики дело не ограничивается.

Со временем у подростка возникают проблемы с желудочно-кишечным трактом, появляются боли в кистях рук и спине, а постоянное перенапряжение глаз ведет к головным болям и проблемам со зрением.

Британский психолог Марк Гриффитс делит людоманов на две категории. Игроманы первой категории любят играть в сети группами. Главное для них — похвала группы в случае победы. В отличие от них, игроманы второй категории «используют компьютер для бегства от чего-либо, и их привязанность к машине — симптом более глубоких проблем (например, низкая самооценка, переживания по поводу физических недостатков и т. д.)». Иными словами, в формировании компьютерной зависимости «участвуют» те же психологические факторы, что и в формировании зависимости к психоактивным веществам.

Лечить людоманию трудно. Предотвратить ее намного легче.

…пияцтво — також різновид подорожі! Це подорож по звільнених півкулях свідомості, а значить, і буття.

Ю. Андрухович «Московіада»

Алкогольное опьянение бывает типичным (или простым) и атипичным (или осложненным).

Типичное опьянение имеет две фазы — фазу возбуждения и фазу торможения.

На продолжительность и выраженность каждой из них влияет многое — доза алкоголя, крепость напитка, закуска, психическое и физическое состояние и даже время суток.

При содержании алкоголя в крови свыше 350 мг% наступает тяжелое опьянение.

Один из характерных признаков тяжелого опьянения — сопор, который иногда сопровождается появлением патологических рефлексов и эпилептиморфных припадков. Сердечная деятельность при этом ослабляется. Дыхание урежается или становится периодическим.

Атипичное опьянение со свойственными ему «провалами памяти» наблюдается либо при употреблении алкогольных суррогатов, либо на фоне переутомления и острых психогенных реакций, либо при сопутствующей психической, неврологической и соматической патологии.

Проявляется осложненное опьянение в маниакальноподобном, психопатоподобном, дисфорическом и истерическом вариантах.

К атипичным формам алкогольной интоксикации относятся и состояния, объединенные понятием «патологическое опьянение». (Диагноз «патологическое опьянение» используется в судебной психиатрии для оценки вменяемости при совершении социально опасных деяний.)

Чаще всего причиной таких состояний, нередко протекающих в эпилептоидной и параноидной формах, становятся органические поражения мозга.

Начало патологического опьянения обычно проявляется высокой тревожностью, страхом, растерянностью, отчуждением от окружающего. Впоследствии могут развиться зрительные, слуховые или сценоподобные галлюцинации. Реакция на внешние раздражители либо отсутствует, либо резко ослаблена. Иногда наблюдается эксплозивная («взрывчатая») реакция на раздражители. И тогда без какой-либо очевидной мотивировки, исключительно из желания избежать мнимой угрозы для жизни, индивид может пойти на очень жестокое преступление.

Продолжается патологическое опьянение недолго — от нескольких минут до нескольких часов. Развивается оно в ответ на различные дозы алкоголя и заканчивается внезапно наступающим сном. После пробуждения отмечаются «провалы в памяти».

Как и в любой другой зависимости к психоактивным веществам, в зависимости к алкоголизму можно выделить три стадии.

На первой стадии влечение к алкоголю носит навязчивый (по выражению наркологов, обсессивный) характер. Постепенно алкоголь начинает рассматриваться как средство «для снятия напряжения» и своеобразный стимулятор. Алкоголизация становится регулярной.

Абстинентный синдром на этой стадии длится не более суток и проявляется главным образом астеническими и вегетативными нарушениями — общей слабостью, сухостью во рту, повышенной потливостью, тремором, тахикардией и т. п.

На второй стадии патологическое влечение к алкоголю становится неудержимым (по выражению наркологов, компульсивным). На этой стадии манифестируют соматические заболевания, связанные с алкоголизацией: жировая дистрофия печени, панкреатит, миокардиодистрофия. Абстинентный синдром проявляется не только вегетативными, но и психическими и неврологическими расстройствами. Для периода абстиненции характерны подавленное настроение, тревожность, внутреннее напряжение, опасения за свою жизнь, а иногда — тяжелая дисфория и мысли о самоубийстве. Настоящим бичом становится бессонница. Вегетативные нарушения проявляются стойкой тахикардией, стойким повышением артериального давления, дрожью рук и языка, а иногда — и генерализованным тремором. В первые сутки абстиненции не исключено появление судорожных припадков. К пятым-шестым суткам вегетативные и аффективные нарушения убывают. На смену им приходит выраженная астения. Причем суточные колебания настроения, бессонница и быстрая утомляемость с вегетативными компонентами могут сохраняться более полугода.

На третьей стадии толерантность к алкоголю падает. Выраженность абстинентного синдрома увеличивается. Психические компоненты абстиненции приобретают параноидальную окраску. Соматические расстройства хронизируются. Интеллектуально-мнестический дефект быстро нарастает. Нередко дело заканчивается полной деградацией личности.

И для второй, и для третьей стадии алкогольной зависимости характерны алкогольные психозы, развивающиеся в период абстиненции. Манифестируют они вечером или ночью. Как правило, после тяжелых запоев или употребления суррогатов на фоне декомпенсированной соматической патологии.

Алкогольные психозы бывают острые, затяжные и хронические. Острые психозы могут протекать на фоне прогрессирующей энцефалопатии с отеком головного мозга и нарушением функций жизненно важных органов и систем.

Наркологи выделяют три вида психозов:

  • алкогольные делирии — абортивный, типичный, мусситирующий — имеют острое течение;
  • алкогольные галлюцинозы — вербальный галлюциноз, галлюциноз с чувственным бредом и галлюциноз с психическими автоматизмами — могут протекать в острой, затяжной и хронической формах;
  • алкогольные бредовые психозы — алкогольный параноид и алкогольный бред ревности — тоже могут носить острый, затяжной или хронический характер.

Алкогольный делирий при своевременном лечении продолжается не более десяти суток. Другие же алкогольные психозы считаются острыми, если их длительность не превышает месяца. Затяжные психозы продолжаются до шести месяцев, хронические — свыше полугода.

Алкогольный делирий начинается с выраженной тревоги и стойкой бессонницы. На их фоне постепенно развивается иллюзорное восприятие действительности, которое очень быстро сменяется зрительными и вербальными галлюцинациями угрожающего характера.

При алкогольном галлюцинозе преобладают слуховые и вербальные галлюцинации, бред и аффективные тревожные расстройства.

Острые галлюцинозы проявляются повышенной тревожностью, двигательным беспокойством и аффектом недоумения. При дальнейшем развитии психоза возникают вербальные галлюцинации с бредом. При затяжных и хронических галлюцинозах к стойким вербальным галлюцинациям присоединяются выраженные депрессивные и бредовые расстройства.

Алкогольный параноид проявляется чувственным бредом, тревожно-депрессивным аффектом и сенсорными расстройствами. При остром параноиде бредовая трактовка окружающего сочетается с иллюзорным восприятием. При затяжном параноиде иллюзорный компонент исчезает, но резидуальный бред сохраняется достаточно долго.

Алкогольный бред ревности, как правило, имеет затяжное или хроническое течение. Встречается он чаще всего у мужчин с психопатическими параноидальными чертами характера. Формированию же бредового синдрома нередко предшествуют нелады в семье.

Одним из проявлений далеко зашедшей алкоголизации являются энцефалопатии. Это

  • острая энцефалопатия, которая характеризуется неврологическими нарушениями и помрачением сознания вплоть до аменции и делирия (все проявления острой энцефалопатии частично обратимы);
  • энцефалопатия Гайе-Вернике, проявляющаяся выраженной астенизацией и нарастанием дистрофических расстройств, на фоне которых развивается мусситирующий делирий (прогноз для жизни неблагоприятный);
  • хроническая энцефалопатия, при которой наряду с деменцией могут наблюдаться полиневриты, Корсаковский синдром, поражения мозжечка и мозолистого тела.

По международным правилам

Согласно Международной Классификации болезней (МКБ-10) расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ подразделяются на расстройства, вызванные злоупотреблением этих веществ, и расстройства, обусловленные зависимостью к ним.

При этом используется несколько критериев.

Критерий первый — нарушение адаптации, которое проявляется либо тем, что человек продолжает принимать то или иное психоактивное вещество, невзирая на пагубные последствия для здоровья и социального статуса, либо принимает его в самые неподходящие моменты. К примеру, «крепко» выпивает и сразу же садится за руль.

Критерий второй. Подобные явления наблюдаются либо постоянно в течение месяца, либо периодически возобновляются.

Критерий третий. Отсутствие признаков зависимости к тому или иному веществу.

В соответствии с МКБ-10 диагноз «злоупотребление» ставят в тех случаях, когда употребление психоактивного вещества началось сравнительно недавно. Применим этот диагноз к наркотикам, не вызывающим выраженного синдрома отмены.

Что касается зависимости к психоактивным веществам, то здесь принято выделять девять признаков.

Признак первый. Индивид, вопреки всем своим благим намерениям, увеличивает дозы и время употребления препарата.

Признак второй. Индивида преследует желание принять очередную дозу. Попытки сократить или урегулировать прием вещества терпят крах.

Признак третий. Все время индивида делится на добывание «допинга», его употребление и на то, чтобы прийти в себя после его приема.

Признак четвертый. Индивид может находиться в состоянии опьянения или похмелья, когда от него требуется выполнение каких-то важных обязанностей, или же в момент, когда употребление наркотика сопряжено с риском для жизни.

Признак пятый. Индивид пренебрегает своими профессиональными и общественными обязанностями, принося их в жертву пагубному пристрастию.

Признак шестой. Зная о пагубных последствиях этого пристрастия, индивид продолжает принимать психоактивное вещество.

Признак седьмой. Для достижения желаемого эффекта индивид вынужден, не менее чем в полтора раза, увеличивать дозу вещества.

Признак восьмой. У индивида наблюдается синдром отмены.

Признак девятый. Индивид начинает принимать психоактивное вещество во избежание или для облегчения абстинентного синдрома. (Последние два признака не распространяются на препараты конопли и галлюциногены.)

Если хотя бы три из девяти признаков присутствуют на протяжении месяца или же в течение длительного времени они периодически возобновляются, то в соответствии с МКБ-10 человеку ставится диагноз «зависимость к психоактивному веществу».

Исход лечения зависит от того, насколько «удачно» сложатся взаимоотношения факторов-предикторов и факторов-индукторов.

Факторы-предикторы — биологические механизмы, обеспечивающие адаптационные резервы организма при отмене психоактивного вещества,— формируют биологическую почву для новой жизни пациента, жизни без «допинга». Но одной биологической почвы мало. Для формирования ремиссии необходимы еще и факторы-индукторы — установка на реализацию поставленной цели и программа по ее реализации. Именно они вызывают деструкцию аддиктивного2 поведения и способствуют выработке нового поведения, направленного на достижение поставленной цели.

2 Аддиктивное поведение — поведение, сформированное болезненным пристрастием к чему-либо.

Если выраженность и взаимодействие этих факторов оставляют желать лучшего, то частичная ремиссия — самое большее, на что можно рассчитывать. Это означает, что в течение полугода пациент ограничится эпизодическим приемом психоактивного вещества, и у него сохранятся некоторые симптомы зависимости. Полной ремиссии позволяет добиться лишь оптимальное сочетание обоих факторов. В лучшем случае это означает полный отказ от приема психоактивного вещества на протяжении полугода после лечения, в худшем — прием психоактивного вещества при полном отсутствии симптомов зависимости.

Индивидуальный подход

С первых дней основания кафедра наркологии Харьковской медицинской академии последипломного образования занимается вопросами диагностики, лечения и психологической коррекции зависимых состояний. Сделано за эти годы немало. Подтверждение тому — более двадцати авторских свидетельств и патентов.

В основе новых подходов к диагностике, разработанных на кафедре, лежит детальное, углубленное изучение клиники состояний зависимости.

Взять хотя бы синдром индуцированного опьянения, описанный профессором Сосиным.

Развивается этот синдром у пациентов с алкогольной зависимостью в период ремиссии.

Попадая в пьющую компанию, пациент помимо собственной воли идентифицирует себя с окружающими и тоже вроде бы пьянеет: веселится, танцует, рассказывает анекдоты. «Подбрасывая» веселье, организм провоцирует его, как бы предлагает «углубить» веселье водкой. А на утро, после индуцированного опьянения, наступает псевдоабстинентный синдром со всеми характерными признаками самой настоящей абстиненции. Все эти проявления имеют диагностическое значение.

Впрочем, как и то, что при алкогольной зависимости толерантность к алкоголю сопровождается толерантностью к анестетикам. Эта так называемая перекрестная толерантность послужила основой для разработки новокаинового теста зависимого состояния. Еще один оригинальный способ диагностики алкогольной и наркотический зависимости, разработанный в содружестве с кафедрой генетики ХНУ, базируется на изменении биоэлектрического потенциала ядер клеток буккального эпителия (Провизор, № 3’2003).

Что касается лечения зависимостей, то здесь упор делается на немедикаментозную терапию. Это

  • холодовое воздействие, включающее краниоцеребральную гипотермию (т. е. дозированное охлаждение мозговых структур через наружные покровы головы) и экстремальную криопунктуру (т. е. воздействие жидким азотом на точки акупунктуры);
  • лазерная и ультразвуковая рефлексотерапия;
  • микроволновая резонансная терапия;
  • гирудотерапия (которая, кстати сказать, зарекомендовала себя как уникальный метод восстановления проходимости сосудов у пациентов с наркотической зависимостью);
  • оксигенотерапия в виде гипербарической оксигенации и кислородно-белковых коктейлей;
  • озонотерапия.

Помимо этого на кафедре широко применяются метод электрохимической детоксикации с использованием мощнейшего детоксиканта — гипохлорита натрия, получаемого электрохимическим путем из физиологического раствора, ультрафиолетовая и лазерная гемоаутотерапия.

Выбор же тактики лечения, по словам Ивана Сосина, обязательно базируется на индивидуальном подходе к пациенту. Сам же индивидуальный подход зиждется на «трех китах» — исследовании личностных особенностей и их учет в лечебных программах, клиническом обследовании пациента и учете его семейной ситуации.

Личностные особенности пациента — эмоциональное состояние, уровень интеллекта и некоторые другие психические функции — определяются с помощью психологического тестирования.

Допустим, у больного с табачной зависимостью обнаруживается при тестировании тревожное состояние. Врач не преминет этим воспользоваться. Покажет курильщику тепловой портрет рук до курения. Потом предложит закурить. После чего покажет еще пару тепловых портретов с изображением рук после одной и двух выкуренных сигарет и расскажет, что под действием мощнейшего генератора спазмов — никотина — точно также спазмируют сосуды ног, мозга и половой сферы. Глядишь, боязнь за свое здоровье и вынудит курильщика пересмотреть свое отношение к сигаретам.

Помимо психологического портрета выбор оптимальной тактики лечения конкретного больного требует учета индивидуальных проявлений зависимости по данным анализов, результатам ЭКГ- и ЭЭГ-обследований.

Пройдя курс лечения, больной рано или поздно возвращается в семью, для которой формирование зависимости тоже не прошло бесследно. Вначале они бурно протестовали. Затем давали деньги на наркотики. А потом, видя тяжелую ломку, сами доставали их и сами делали инъекцию. Словом, становились созависимыми. Задача врача — подготовить родственников к возвращению больного, превратить созависимых членов семьи в сотерапевтов, чтобы защитить пациента от возможных срывов.

Здесь невольно возникает вопрос: возможно ли полное излечение от зависимости к психоактивному веществу?

На взгляд профессора Сосина излечение от любой зависимости имеет определенные нюансы. Одни считают излечением возможность перехода на контролируемое потребление. Другие — полный отказ от психоактивных веществ. (К примеру, по канонам наркологических учреждений, человек, не пьющий три года, считается излечившимся и снимается с учета.)

Между тем сформировавшаяся зависимость обычно заходит очень далеко — вплоть до патологических изменений биохимического обмена. В этом плане возродить нормальную реакцию на какое бы то ни было психоактивное вещество не удается.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика