Логотип журнала "Провизор"








История становления гомеопатии

Окончание. Начало см. Провизор, № 4'2003.

Ю. В. Зеленин, А. Ф. Пиминов, ИПКСФ НфаУ

Следующим этапом борьбы было обвинение гомеопатов в обмане и подтасовке фактов: «Если же при всем том приверженцы Ганемана хвалятся единичными случаями удачного излечения воспаления... то мы вправе думать, что они обманывали и излечивали аллопатическим способом» (Элиас «Гомеопатическое вакационное время», 1827 г.). «Копп рассказывает о быстром излечении плеврита при гомеопатическом лечении без кровопускания. Итак, еще раз: случай, как он был передан, никогда не происходил, и наблюдение в том виде, как его представил господин Копп, никогда не было наблюдаемо. Без кровопусканий подобные излечения научно никак не поддавались объяснению; следовательно, они не существовали» (проф. И. В. Сакс «Гомеопатия и господин Копп», 1834 г.).

Когда и этого оказалось мало, появились «энтузиасты», которые стали утверждать, что гомеопатию изначально создал не Ганеман и что это очень старая теория, которую применял еще Парацельс, а уже его идеи использовал Ганеман. В доказательство этого источники, на которые ссылался сам Ганеман, были подвергнуты критике, где возможно, опорочили имя Ганемана, а где возможно, превознесли заслуги старых авторов, подчеркивая ущербность и некорректность автора гомеопатической методики, неверность трактовки им старых признанных авторитетов. Но потом отказались и от этой теории и заявили, что их сходство в том, что они выступали против всего просвещенного мира.

Самая большая вина Парацельса (как и Ганемана) в том, что он осмелился выступить против цеховых ученых, которые преследовали того, кто имел дерзость прикасаться к их привычкам, которые они считали святыми, и проводить нововведения. О Гиппократе говорили, что он сжег храм в Дели, похитил библиотеку, называли калоедом за то, что он тщательно исследовал экскременты. Гален (которого боготворили современники Ганемана) при жизни был изгнан из Рима своими коллегами врачами. Гарвей длительное время пытался доказать свое открытие обращения крови другим «прогрессивным» врачам. Больше всего результатов добился Блеекроде (1835 г.), который провел исследование и утверждал, что принцип подобия был известен уже древним иудеям (он находит ссылки в Библии и Талмуде), далее наступает очередь халдеев и эфиопов, после греков во главе с Гиппократом и Галена. Но после этих критических замечаний противники пошли дальше: «Д-р Ландсберг сделал столь же интересное, как и удивительное открытие, что гомеопатия не есть изобретение Ганемана, а что она в своих первоначальных элементах находится уже в сочинениях, дошедших до нас под именем Гиппократа» (Журнал Янус «Гиппократ гомеопат», 1846 г.). Но тогда возникает закономерный вопрос, почему до Ганемана никто не увидел этого в высказываниях отца медицины, хотя перечитывали его многие, и почему все так ополчились против Ганемана, если он лишь повторял прописные истины за Гиппократом. Тогда утверждали, что основные положения гомеопатической доктрины уже используются более чем 70 лет и считаются истинными и испытанными практически. В этом случае опять возникает вопрос: из-за чего тогда такие нападки на гомеопатию, если ее так давно с успехом применяют все врачи.

К этому времени уже забылись заслуги Ганемана перед наукой и стали все чаще появляться высказывания следующего рода: «Статья Ганемана... свидетельствует о неспособности его схватить в корне какую-либо простую мысль и проследить ее основательно от начала до конца» (проф. И. В. Сакс «Гомеопатия и господин Копп», 1834 г.).

Гомеопатия все-таки посеяла сомнения: в рациональной медицине ставился вопрос о целесообразности кровопусканий. Врачи цитировали Ганемана: «Непостижимо, каким образом аллопаты могут считать великим прегрешением, если при воспалительных болезнях, как, например, воспалениях в груди и легких, не выпускают кровь несколько раз и  в большом количестве. Если бы этот способ лечения был спасительным, то как оправдают они то, что из всех ежегодных смертных случаев более шестой части умирает от воспалений, о чем свидетельствуют их собственные таблицы!»

Гомеопаты неоднократно просили предоставить им условия для доказательства своего метода, просили дать им больницы, палаты, но рациональная медицина не могла позволить им этого. И это несмотря на ошеломляющие результаты «правильного» лечения. Так, Бруссе во Франции в 1838 году лечил 219 больных с воспалением легких, умерло 137 человек (более 62%), остальные выздоравливали очень медленно. Гомеопаты активно боролись против кровопусканий, и  у общественности постепенно сформировалось мнение об отрицательном действии последнего. На защиту официальной медицины стали уважаемые врачи, профессора, тайные медицинские советники, лейб-медики, государство — одним словом, за малым исключением, «все, что могло претендовать на интеллигентность, ученость, знания, достоинство и любовь к истине». Газеты писали, что невозможно ничему верить, что исходит из уст гомеопатов. Ведь все они — шарлатаны и мошенники. Как могли такие люди говорить хоть слово правды. Используя не только связи между собой, но и оказывая давление на государственные органы, аллопаты всячески пытались уничтожить гомеопатию во всех странах. Они неоднократно радостно сообщали всему миру, что гомеопатия в такой-то стране или городе полностью выродилась, но тем не менее она каждый раз появлялась снова и снова.

В свою очередь Ганеман советует своим приверженцам «не брать ни за какие деньги больных, испорченных аллопатическим истребительным искусством и доведенных до последней степени неизлечимости. Прежде всего, если сможете, заставьте этих высокотитулованных губителей здоровья привести больных в прежнее состояние естественной болезни, в котором они находились до врачебного посягательства на их жизнь!»

1831 г. ознаменовался эпидемией холеры, которая прокатилась по всей Европе. И вновь аллопаты предлагают обильные кровопускания, пиявки и даже раскаленное железо в область желудка. Скотт отмечает, что «обморок при кровопускании во время холеры является благоприятным признаком. Упадок сил не является последствием потери крови, а наоборот, эта последняя восстанавливает силы; но, с другой стороны, упадок сил может легко проявиться в том случае, если оставлено хотя малое количество крови». И вновь текли реки крови по Европе. Вот что говорил по поводу лечения эпидемии аллопат, активный кровопускатель Кизер («Система медицины»): «При настоящем состоянии практической врачебной науки в Германии и в соседних с ней странах следовало бы каждого больного охранять от врача, как от самого опасного яда».

Аллопаты вновь прибегают к уже отработанной методике. Если гомеопаты показывали лучшие результаты в лечении холеры, то «наука» доказывала, что излеченные просто не были больны. Но несмотря на все преграды, в период эпидемии гомеопатия показала значительные успехи и доказала свое право на существование вопреки всем противникам. Вот статистика по врачу Бакоди, он привел 112 официально засвидетельствованных удостоверений о лечении у него 154 холерных больных, из которых умерло только 6. Его свидетелями были: евангелический проповедник, реформатский проповедник, присяжный суда, 2 священника, один граф, старший нотариус, епископский казначей и т. д.

Но противники не спали, они активно применяли все доступные им рычаги воздействия, включая цензуру. Не раз гомеопаты пытались донести свои методы лечения до широких масс, но им было отказано (включая попытки описаний лечения холеры, крупа и др.). Более того, гомеопатам не давали выступать в прессе против нападок своих именитых коллег. «Взяв в совокупности все эти проявления цензуры,— говорит Грисселих,— можно, пожалуй, подумать, что гомеопатия заключает в себе нечто опасное для государства; потому что, насколько известно, цензуру ввели только для того, чтобы сохранять спокойствие в государствах, а не для того, чтобы не допускать врачей излечивать, а больных выздоравливать».

Сторонники официальной медицины утверждали, что гомеопатия недостойна существования, говорили о ее пагубном воздействии на больных, высмеивали как саму школу, так и отдельных ее представителей; убеждали слушателей в скоротечности и недолговечности гомеопатии. «С каким всеобщим участием были встречены в свое время гимнастические упражнения и как усердно занимались ими некоторое время; а между тем как скоро пришли к убеждению, что этот способ телесного упражнения юношества во многих отношениях приносит вред! С каким неистовством применяли в свое время магнетизирование в болезнях; а между тем как скоро от него отказались...» Такая же участь постигла предохранительные средства против скарлатины и веру в чудесные лечения и лечение голодом. «А разве нельзя ожидать, что то же самое случится и с рекомендуемыми в последнее время и с большим энтузиазмом принятыми русскими банями?» А потому аллопаты могут «молча и спокойно» ожидать участи гомеопатии (старший медицинский советник Вильдберг «Несколько слов о гомеопатическом способе лечения в виде наставления», 1830 г.). В 1834 г. врач-гомеопат писал: «Уже почти тридцать лет (вернее 20) более 30 тыс. врачей-аллопатов роют могилу гомеопатии; они все стоят вокруг свежей могилы и с нетерпением ожидают погребального шествия, которое должно передать в их заботливые руки давно желанный труп, для того чтобы они смогли скорее зарыть его и таким образом оказать ему последнюю почесть. Проф. Сакс уже несколько лет тому назад приготовил в своем «заключительном слове» надгробную речь, — и что же? — могила все еще открыта, а трупа все еще нет».

Но, тем не менее, несмотря на все трудности, гомеопатия продолжает активно развиваться. Вот что отмечает Ежегодник Шмидта (1834 г.): «Из всех появляющихся в настоящее время в Германии медицинских сочинений почти половина относится к гомеопатии. Ее литература сделалась так обширна, что сами гомеопаты начинают жаловаться на то, что не хватает времени, чтобы все прочитать и хорошо изучить. Ей посвящены семь журналов (и это только в Германии, общее количество журналов достигает уже одиннадцати)... В Бадене года два тому назад был только один-единственный врач-гомеопат, но с тех пор более 40 врачей изучили и применяют гомеопатию... Но, несмотря на это, внимательному наблюдателю должно броситься в глаза, что гомеопатия именно теперь, во время своего быстрого распространения, приближается к кризису, от которого зависит быть или не быть... Но, впрочем, как бы дело не разрешилось, оно, тем не менее, принесет некоторую пользу врачебной науке, и если бы даже гомеопатия погибла и была признана пустоцветом, то все-таки обращение большого внимания на диету, ограничение злоупотребления лекарствами, более простое лечение, более внимательное отношение к специфическому действию лекарств и более строгая критика в отношении медицинских наблюдений явились бы отрадным конечным результатом жаркого спора».

Изучая события того времени, следует отметить, что не только враги были среди аллопатов, но также были и друзья, и сочувствующие. Так, в 1835-36 гг. в Баварии был официально запрещен гомеопатический способ лечения, чему очень возрадовались представители официальной медицины, но был голос и против: «Это распоряжение есть посягательство на личные права больных и на священнейшие права науки. Наука есть республика, и каждый человек науки является правоспособным ее гражданином. Здесь не существует никакой диктатуры, в частности в медицине и естественных науках... Противники гомеопатии, которые радуются вышеупомянутому распоряжению, должны бы подумать, что они этим как бы соглашаются на нарушение права, которое врачи должны защищать. Для гомеопатии такой способ действия является триумфом, поражением ее противников, причем факт, что последние прибегают к физической силе, говорит об их неспособности побороть и уничтожить ее доводами». Это и много других подобных суждений было написано в период, когда великое множество врачей-аллопатов обращалось к государственным структурам с просьбой о запрещении гомеопатии как метода. Врачи, не использующие данный метод, увидели перспективность новой методики, а принять ее и отказаться от старых методов у них не хватило сил.

В Англии велась особенно ожесточенная борьба с новым течением в медицине. В 1851 г. было принято решение не давать ни одному студенту-медику докторского звания, прежде чем он не обяжется торжественным обещанием никогда в жизни не заниматься гомеопатией. Появляется запрет на создание в аптеках запасов гомеопатических лекарств, запрещено даже обезображивать названия своих фирм надписями «гомеопатическая и аллопатическая аптека».

Закончить это повествование хочется словами, которыми аллопаты пытались опорочить гомеопатию: «Довольно утешительно, что история медицины поучает нас столь разнообразными примерами тому, что все то, что действительно пригодно, спасительно для человечества, не может быть вытеснено и погублено ни искусственным умничаньем, ни шарлатанством, ни обманом» (Гольшер, 1840 г.).

Литература

  1. Амеке Вильгельм. Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения.- Смоленск: Гомеопатическая медицина, 2002.- 380 с.
  2. Симеонова Н. К. Философский камень гомеопатии.- К.: София, Ltd., 1997.- 256 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика