Логотип журнала "Провизор"








Камень преткновения

Л. В. Львова, канд. биол. наук

Несколько лет назад в NHS Center for Reviews and Dissemination (Великобритания) были проанализированы результаты около двухсот клинических испытаний гомеопатических препаратов. На основании проведенного анализа гомеопатии был вынесен суровый приговор: никаких веских оснований для применения гомеопатических препаратов не существует, а все выводы об эффективности следует рассматривать в свете методологических ошибок оригинальных исследований и некоторых систематических обзоров.

Примерно в то же время были опубликованы данные соуссемптонского исследования, свидетельствовавшие о неэффективности гомеопатической иммунотерапии у больных астмой. Особое внимание в обзоре уделялось проблеме воспроизводимости результатов исследования гомеопатических средств. При этом авторы отмечали, что «отсутствие убедительных данных о механизме действия гомеопатических препаратов является аргументом для того, чтобы считать имеющиеся утверждения об их эффективности лишь незначительно отличающимися от исследований, в которых сравнивается эффективность плацебо vs плацебо».

Между тем, все идет своим чередом. Гомеопаты продолжают лечить больных. Ученые — экспериментально доказывать эффективность гомеопатических средств и предлагать новые объяснения механизма их действия.

Эксперименты, эксперименты

Действием гомеопатических потенций и их сочетаний ученые заинтересовались давно. И, заинтересовавшись, начали экспериментировать и получать весьма любопытные результаты.

В 1929 году Вондрачек, изучая действие гомеопатических разведений тяжелых металлов на развитие головастиков, обнаружил, что одни потенции вызывают преждевременные метаморфозы, а другие — гибель подопытных.

В 1967 году Сье и Буарон, исследуя диабетогенное действие аллоксана, установили: если инъекции концентрированного аллоксана предшествует введение потенцированного аллоксана, то сахарный диабет у мышей не развивается. Если же вначале вводится концентрированный аллоксан и лишь потом потенцированный аллоксан, то диабет развивается. Правда, в слабой форме.

В 70-х годах Бильде на основании изучения активности трансаминаз и гистологических исследований печени крыс с экспериментально вызванным гепатитом доказал протективное действие гомеопатического Фосфора.

В 1992 году аналогичные опыты на мышах провел Гомез. Гепатит вызывался инъекцией тетрахлорэтана в расчете 1 г на кг массы. В той же дозировке каждые 12 часов животным вводились гомеопатические разведения Фосфора — Д10, Д30, Д200, Д1000 и сочетание этих потенций, а контрольной группе — физиологический раствор.

Через 24 часа после интоксикации тетрахлорметаном в контрольной и основной группах прослеживались лишь незначительные различия в уровне трансаминазы. Еще через 24 часа существенные различия по этому показателю в сравнении с контрольной группой обнаружились между группами Д30, Д1000 и сочетанием потенций. По прошествии очередных 24-х часов значимые (по отношению к контролю) изменения не наблюдались только в группе Д10.

В том же 1992 году Гариш, измеряя активность разных ферментов печени, убедительно доказал достоверное различие между разведениями и разбавлениями равных концентраций.

В 1994 году Вийк, добившись восстановления клеток, отравленных Arsenicum album, гомеопатическими разведениями того же Arsenicum album, доказал основной принцип гомеопатии — принцип подобия.

В конце 90-х годов Бенджамин Бонавида при изучении действия гомеопатического препарата Phytolacca dec и гидрохлорида гистамина, приготовленного по гомеопатической методике, на иммунный ответ клеток человеческого организма обнаружил, что все зависит от донора: у одних доноров клетки крови на введение препаратов отвечают усиленным выбросом цитокинов, у других — никакой реакции вообще не наблюдается.

Это может свидетельствовать о том, что гомеопатические препараты действуют отнюдь не на всех людей. Сам Бонавида считает выбранное направление перспективным, полученные данные предварительными, нуждающимися в дополнительной экспериментальной проверке.

Патент под номером 39750559

Терапевтический эффект комплексных гомеопатических препаратов профессор Хартмут Хайне объяснил развитием вспомогательной иммунологической реакции [Гаращенко Т. И., 2002; http://ivb.webservis.ru]. Официальные эксперты сочли объяснение правомерным, и в 1998 году профессору был выдан патент под номером 39750559.

Место приложения предложенного механизма действия комплексного потенцированного гомеопатического препарата (вне зависимости от его лекарственной формы) — заполненное межклеточной жидкостью интерстенциальное пространство организма, чутко реагирующее на любые экзогенные и эндогенные раздражители.

С биохимической точки зрения межклеточная жидкость представляет собой некое подобие сети из выкополимерных гликопротеиновых комплексов — протеогликанов и глюкозаминогликанов, структурных и формообразующих гликопротеинов — коллагена, эластина, фибронектина и т. п. Компоненты внеклеточной жидкости связаны с гликокаликсом клетки, который, в свою очередь, связан с мембранными липидами и белками, с вторичными переносчиками на внутренней стороне мембраны и цитоскелетом клетки. Благодаря этим связям обеспечивается быстрый обмен информацией между внеклеточной жидкостью и клеткой. Кроме того, через капилляры межклеточное пространство «подключено» к эндокринной системе, а через вегетативные нервные волокна — к центральной нервной системе.

Сама же вспомогательная иммунная реакция развивается следующим образом.

Белки животного или растительного происхождения, содержащиеся в препарате в низких или средних потенциях (т. е. Д2–Д14), попадая в организм, тут же оказываются в «лапах» макрофагов или их ближайших родственников — М-клеток слизистой оболочки кишечника. Здесь, в лизосомах захватчиков, они перевариваются, а их фрагменты из пяти, максимум — из пятнадцати, аминокислот возвращаются на поверхность макрофага (М-клетки) в качестве «мотивов» и связываются с молекулами главного комплекса гистосовместимости. «Патрулирующие» поблизости лимфоциты, распознавая «мотивы», связывают их своими рецепторами и превращаются в регуляторные противовоспалительные Th3-лимфоциты.

После трансформации регуляторные Th3-лимфоциты направляются в близлежащие лимфоузлы, чтобы в соответствии с числом «мотивов» образовать новые клоны, которые затем через кровоток и лимфатическую систему «расходятся» по всему организму. Под влиянием хемокинов и факторов системы комплемента вновь образованные, уже «мотивированные» клоны Th3-лимфоцитов устремляются к очагу воспаления на встречу с Th1 и Th2-клетками — носителями антигенов («мотивов») воспаления. Если при встрече обнаруживается, что у всех трех популяций лимфоцитов «мотивы» хотя бы частично сходные, срабатывает молекулярно-биологический принцип подобия, и Th3-клетки немедленно начинают выделять трансформирующий ростовой фактор — TGF-бета. Этот цитокин, связываясь с рецепторами Th1 и Th2-клеток, блокирует синтез IL-1 и одновременно индуцирует синтез его рецепторных антагонистов, что, по-видимому, ингибирует синтез других провоспалительных цитокинов. Более того, Th2-лимфоциты под его воздействием начинают усиленно продуцировать противовоспалительные интерлейкины — IL-4 и IL-10. В свою очередь IL-4 воздействуют на Th3-клетки, вынуждая их синтезировать новые порции трансформирующего ростового фактора. Тот же IL-4 вместе c IL-5, IL-6 и IL-13 индуцирует в В-лимфоцитах синтез антител — IgG, IgM и IgA.

Другими словами, мощный противовоспалительный и обезболивающий эффект комплексных гомеопатических препаратов, наблюдаемый на практике, достигается благодаря стимуляции Th3-лимфоцитов. Действуя через своего посредника — трансформирующий ростовой фактор — они вступают во взаимодействие с провоспалительными лимфоцитами и тем самым запускают процесс ремоделирования с участием Th2-клеток, активно высвобождающих IL-4 и IL-10. В результате содержание противовоспалительных цитокинов (в том числе -интерферона и IL-1) возвращается к исходному (т. е. физиологически нормальному уровню). Замечу, что, по утверждению специалистов, все вышеописанные события возможны лишь в интервале потенций 1–10 мкг/сут/вес: высокие концентрации протеинов препятствуют образованию Th3-лимфоцитов, а при средних (начиная с Д15) и высоких потенциях не активизируются макрофаги и не происходит образования «мотивов». Но как бы там ни было, именно такой, щадяще восстанавливающий, механизм действия выгодно отличает гомеопатические препараты от аллопатических средств, действующих «репрессивными» методами. (Например, от тех же кортикостероидов, подавляющих защитную реакцию.)

Кстати сказать, при тестировании способности стимулировать синтез трансформирующего ростового фактора среди потенцированных (Д2–Д6) субстанций растительного и животно-органического происхождения наилучшие результаты показали несколько классических гомеопатических средств противовоспалительного действия — Aconitum napellux, Arnica montana, Atropa belladonna, Bryonia cretica, Conium maculatum, Echinacea angustifolia. Euphorbium, Rhus toxidendron, Sanguinaria canadensis, Hepar sulfur, Pulsatilla.

За дело берутся примеси

Активность высоких гомеопатических потенций обусловлена присутствующими в них химическими соединениями — утверждает московский исследователь А. А. Морозов (mailto:morozov01@mail.ru). Ход его рассуждений прост. Если бы в потенцировании участвовали только растворитель и растворяемое вещество, то последовательное разведение в конце концов привело бы к исчезновению растворяемого вещества. На самом деле это не так, поскольку абсолютно чистых веществ не бывает и используемые в потенцировании растворители — будь то молочный сахар, вода или этиловый спирт — имеют в своем составе примеси, избавиться от которых невозможно.

Например, дистиллированная вода в соответствии с действующими стандартами может содержать до 0,001% сухого остатка. С точки зрения традиционной науки содержание примесей настолько мало, что никакого влияния на химические процессы не оказывает. Другое дало — гомеопатия, где примеси можно считать полноценным компонентом технологии потенцирования. Хотя бы потому, что их количество сопоставимо с расчетным содержанием субстанции в потенциях Д6 или С3. При дальнейшем разведении по мере уменьшения концентрации лекарственного вещества относительное содержание примесей увеличивается, а их вклад в формирование физико-химических свойств препарата соответственно возрастает. При этом на каждом этапе потенцирования могут появляться новые соединения, порожденные взаимодействием гомеопатической субстанции и примесей растворителя или же вновь образуемых примесей друг с другом. Вполне возможно, что при обычном смешивании химические процессы с участием растворяемого вещества и примесей тоже протекают, но не столь активно. Скорее всего, потому что интенсивное встряхивание низкоконцентрированных растворов увеличивает вероятность сближения потенциальных регентов и, повышая энергию молекул, способствует преодолению энергетических барьеров и образованию новых соединений. Изменение же состава примесей в процессе потенцирования приводит к тому, что препарат в потенции 12С, соответствующей нулевой концентрации лекарственного вещества, по составу примесей отличается от дистиллята, используемого для его приготовления. В ходе дальнейшего потенцирования, уже за пределами нулевой концентрации, примеси раствора потенцированного вещества и растворителя могут взаимодействовать между собой с образованием новых соединений.

Исходя из этого, можно предположить, что в потенцированных гомеопатических препаратах ограничение константы Авогадро, определяющей нижнюю границу концентрации вещества, на присутствие специфических молекул — продуктов взаимодействия лекарственного субстрата с примесями растворителя и вновь образуемых веществ между собой — не распространяется.

Для проверки выдвинутой гипотезы в аналитическом центре химического факультета МГУ методом ионной хроматографии (международный стандарт ISO — 14000 № 1034–1;-2; погрешность менее 2%) были определены концентрации фторидов, хлоридов, сульфатов и уксусной кислоты в дистилляте и в ряду потенций гомеопатических препаратах Ac. sulf., Ac. muriat., Ac. acet., приготовленных с использованием этого дистиллята.

Благодаря полученным данным, выяснилось, что «поведение» непотенцируемых примесей и потенцируемой субстанции (хлоридов в Ac. muriat., сульфатов в Ac. sulf. и уксусной кислоты в Ac.acet) полностью вписывается в рамки рабочей гипотезы.

Взять хотя бы Ac. muriat (табл. 1).

 

Таблица 1. Содержание фторидов, хлоридов и сульфатов (мг/л) в дистилляте и в ряду потенций Ac. muriat (А. А. Морозов «Число Авогадро и гомеопатия»)

  Дистиллят С6 С10 С12 С14
Фториды 0,03 0,03 0,02 0,02 0,03
Хлориды 0,12 0,10 0,11 0,12 0,11
Сульфаты 0,016 0,016 0,011 0,011 0,016

 

В препарате С6 фторидов и сульфатов содержится ровно столько же, как и в применяемом для его изготовления дистилляте. Вместе с тем содержание потенцируемого компонента — хлорида — в сравнении с дистиллятом несколько снижается. В более высоких потенциях содержание ингредиентов тоже неодинаково и отличается от исходного дистиллята. В частности, Ac. muriat C12 (расчетная концентрация субстрата 10–24, соответствующая «теоретическому нулю»), будучи идентичным дистилляту по хлоридам, содержит меньше сульфатов и фторидов. Что касается расчетной концентрации хлоридов, то она тоже не совпадает с фактической: при расчетных концентрациях Cl’ С6 > C10 > C12 = C14 его фактические концентрации составляют C6 > C14 > C10 = C12. (При расчете потенцирование рассматривалось исключительно как уменьшение концентрации субстрата.) А в совокупности все эти данные указывают на то, что потенцирование субстрата сопровождается химическими превращениями.

Для двух других препаратов картина несколько иная. Тем не менее, и в этих случаях поведение потенцируемых и непотенцируемых ингредиентов противоречит представлению о потенцировании как об уменьшении концентрации субстрата в химически инертном растворителе. К примеру, концентрация потенцируемого компонента — сульфата — по мере потенцирования Ac.sulf теоретически должна была бы меняться следующим образом: C6 > C10 > C12 = C14. Однако в действительности она меняется иначе: С6 > С12 > С14 > C10 (табл. 2).

 

Таблица 2. Содержание фторидов, хлоридов и сульфатов (мг/л) в дистилляте и в ряду потенций Ac. sulf. (А. А. Морозов «Число Авогадро и гомеопатия»)

  Дистиллят С6 С10 С12 С14
Фториды 0,03 0,02 0,03 0,03 0,02
Хлориды 0,12 0,08 0,08 0,4 0,14
Сульфаты 0,016 0,09 0,016 0,04 0,018

 

Концентрация потенцируемого компонента Ac. acet. — уксусной кислоты — с увеличением потенции препарата, наоборот, возрастает (т. е. C6 < C10 < C12 < C14). Но это вовсе не означает, что ацетат берется ниоткуда: он появляется в результате химических превращений примесей. Равно как и уменьшение концентрации сульфатов при переходе С6–С10 связано не с их бесследным исчезновением (табл. 2 и 3): оно, возможно, компенсируется повышением концентрации сульфитов или каких-либо других серосодержащих соединений.

 

Таблица 3. Содержание фторидов, хлоридов и сульфатов (мг/л) в дистилляте и в ряду потенций Ac. acet. (А. А. Морозов «Число Авогадро и гомеопатия»)

  Дистиллят С6 С10 С12 С14
Фториды 0,03 0,11 0,09 0,08 0,09
Хлориды 0,12 0,015 0,011 0,011 0,013
Уксусная кислота 0,08 0,12 0,19 0,24 0,25

 

Конечно же, полученные данные отражают лишь малую часть всех химических превращений в потенцированных препаратах. Тем не менее, на основании проведенных экспериментов А. А. Морозов делает следующие выводы:

  • в высоких гомеопатических потенциях, включая расчетные нулевые концентрации, в виде измененного химического состава примеси присутствует материальный компонент — носитель информации о присутствовавшем в растворе веществе;
  • состав этого материального компонента варьирует как в разных потенциях одной и той же субстанции, так и в одинаковых потенциях разных субстанций;
  • реальная концентрация потенцируемой субстанции не коррелирует с расчетной;
  • химическим изменениям подвергаются как потенцируемые, так и непотенцируемые компоненты раствора;
  • стандартизация гомеопатических препаратов и идентификация высоких потенций возможна по измененному химическому составу примесей;
  • перспективы развития гомеопатических технологий лежат в области совершенствования стандартов применяемых растворителей и оптимизации физических условий потенцирования.

Носители информации

Что есть информация?

По Винеру «информация есть информация, а не материя и не энергия». По Гирусову «информация означает меру отраженной упорядоченности, организованности и разнообразия структур любых явлений, как в материальном, так и в духовном». По Юзвишину «информация является фундаментальной первоосновой и всеобщим свойством Вселенной». Словом, единогласие в трактовке понятия «информация» отсутствует. Нет единого понимания и информационного (энергоинформационного) механизма действия гомеопатических препаратов. Каждый его понимает по-своему. Иллюстрация тому — гипотезы С. В. Зенина и Г. А. Юсупова.

В гипотезе С. В. Зенина (НИИ традиционных методов лечения Минздрава РФ) ведущая роль отводится структурным элементам воды [Зенин С. В., 1997].

То, что состояние воды в потенцированных растворах гомеопатических препаратов, действительно, меняется, он показал на примере фенозана. Точнее, с помощью временных зависимостей дифференциальной (т. е. по отношению к чистой воде) электропроводности водных растворов фенозана в разных потенциях (рис. 1).

 

 

Рисунок 1. Временные зависимости дифференциальной электропроводности водных растворов фенозана в разных потенциях

 

 

 

Наличие ненулевых значений дифференциальной электропроводности опытных растворов, на его взгляд, явно свидетельствовало об изменении физико-химических свойств воды в ходе приготовления гомеопатических препаратов. Характер же кинетических кривых, сохраняющийся для одной и той же потенции при повторении опытов в разные дни, по его мнению, указывал на создание вполне определенной матрицы взаимного расположения структурных элементов воды для каждой исследуемой потенции — Д15, Д20, Д25. А некоторые различия кривых, полученных для одной и той же потенции в разные дни, он объяснил воздействием процедуры регистрации показаний на некое сформированное, но далеко неустойчивое взаимодействие структурных элементов воды.

Дополнив полученные результаты своими же данными о квантовано-фракционном состоянии воды, Зенин предположил, что при растворении вещества в воде «происходит окружение его молекул вполне определенными гранями структурных элементов воды, которые, согласно обнаруженному свойству самокодируемости информационной системы воды, выстраивают остальные структурные элементы воды в строго определенном порядке, отражающем свойства растворенного вещества». При этом передача единичной информации структурными элементами воды осуществляется следующим образом.

 

Рисунок 2. Модель передачи единичной информации структурным элементам воды

 

 

Под влиянием вводимого вещества упаковка структурных элементов меняется за счет поворота ее отдельных элементов (рис. 2–1, 2–2). В процессе потенцирования под возникшее «возмущение» подстраиваются другие элементы — те, которые от взаимодействия с выделенным в результате возмущения элементом приобретут наибольший энергетический выигрыш. В результате происходит размножение навязанной потенцируемым веществом структурной перестройки (рис. 2–2, 2–3).

Согласно представлению об информационной системе воды число структурных элементов, способных получить максимальный энергетический выигрыш от взаимодействия с возникшим в результате «возмущения» и ориентированным определенным образом структурным элементом, в используемом водном растворе ограничено. При потенцировании размноженное «возмущение» вводится в новую воду, где под него (т. е. под «возмущение») подстраиваются все новые и новые структурные элементы. Готовый продукт насыщается структурными элементами, для которых взаимодействие с навязанной растворяемым веществом структурой наиболее выгодно, и в итоге навязанная структура стабилизируется.

В гипотезе Г. А. Юсупова [http:// dr-ysupov/narod.ru] потенцирование гомеопатических препаратов, по сути, сводится к разрыву межмолекулярных и внутримолекулярных связей субстрата и одновременному образованию новых связей с участием атомов и молекул растворителя. Опираясь на данные фундаментальных наук (в частности, квантовой физики и квантовой химии), автор гипотезы полагает, что разрыв связей сопровождается интенсивным «высвобождением» энергоинформационных характеристик, фиксированных во внутримолекулярных и межмолекулярных связях. В процессе динамизации «освобожденные» волновые характеристики модулируют (или попросту изменяют) энергоинформационные характеристики новых связей, возникающих в это же время на достаточно близких расстояниях. По мере увеличения разведения общая энергоинформационная картина становится более полной по причине высвобождения энергоинформационных характеристик гомеопатического субстрата вследствие разрыва всех разновидностей связей и появления характеристик различных связей с растворителем. «Если провести параллель с музыкой,— замечает Г. А. Юсупов,— то низкое разведение гомеопатического препарата — это исполнение на одном-двух инструментах и только фрагмента музыки, а высокие разведения — исполнение этой же музыки полностью и целым оркестром».

Сам же механизм действия гомеопатических препаратов он объясняет резонансным взаимодействием молекулярных электростатических потенциалов молекул-носителей (т. е. молекул лекарственного вещества) с соответствующими биомолекулами, т. е. молекулами, имеющими отношение к патологическому процессу и/или к восстановлению гомеостаза. При этом в ход идет следующая аргументация.

С одной стороны, наличием электростатических потенциалов молекулы обязаны делокализованным (т. е. обобществленным) электронам. И поскольку делокализация электронов возникает в результате внутримолекулярных взаимодействий, можно предположить, что волновые характеристики этих взаимодействий способны влиять на «поведение» делокализованных электронов (а значит, и на энергоинформационные характеристики молекулярного электростатического потенциала). С другой стороны, в соответствии с положениями квантовой химии прочность связей в сложных молекулах во многом зависит от полевых воздействий на молекулярный электростатический потенциал. Посему подобие энергоинформационных характеристик молекулярных электростатических потенциалов молекул гомеопатического препарата и соответствующих молекул делает возможным возникновение резонанса.

Иначе говоря, в рамках предлагаемой гипотезы принцип подобия трактуется как подобие энергоинформационных характеристик молекулярных электростатических потенциалов молекул лечебного средства и патологических молекул.

Насколько соответствуют истине гипотезы С. В. Зенина и Г. А. Юсупова, сказать трудно [Бенвенист Ж., 1997]. Но то, что энергоинформационное воздействие на биологические объекты, действительно, имеет место, известный французский биолог Жак Бенвенист доказал экспериментально.

Для этого ему потребовалось перенести информацию о гомеопатическом препарате в воду прямым электронным способом, после хранения на компьютерной дискете и после передачи исходной информации по системе интернет, а затем этой водой воздействовать на изолированное сердце морской свинки. Во всех трех случаях эффекты оказались идентичными. Это означало возможность биологического действия в отсутствие самих молекул и возможность переноса факторов, оказывающих биологическое действие, в другую материю, обладающую свойством фиксировать, хранить и передавать квантово-волновые свойства различных веществ.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика