Логотип журнала "Провизор"








Перспективы применения Диротона у больных артериальной гипертензией, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС

Н. А.Зуева, Н. В. Сологуб, А. С. Ефимов,
Институт эндокринологии и обмена веществ им. В. П. Комиссаренко АМН Украины

В Украине у потерпевших в результате аварии на ЧАЭС, в соответствии с данными статистики [МЗ Украины, Минчернобыль Украины, 2001], увеличивается заболеваемость и распространенность общесоматических заболеваний, среди которых ведущее место занимает сердечно-сосудистая патология.

Так, количество случаев артериальной гипертензии (АГ) в загрязненных районах Козелецкого района Черниговской области было в 1,5 раза выше, чем в «чистых». Предполагают, что эта разница вызвана хроническим воздействием малых доз облучения. В загрязненных районах также наблюдалось значительное увеличение заболеваемости сахарным диабетом (СД) [Гриджук М. Ю., Донец Н. П., Дрозд И. П., Серкиз Я. И., 1998].

В Беларуси [Антипова С. И., Коржунов В. М., Поляков С. М., 1998;, Русецкая В. Г., Сидоренко Г. И.; 1991] и в Латвии [Чурбакова Э. И., Звягуле Т., Эглите М. и др., 1998] заболеваемость сердечно-сосудистой патологией и смертность от нее среди участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС стоят на первом месте.

Динамическое наблюдение с 1993 по 1997 г. за состоянием здоровья потерпевших в результате аварии на ЧАЭС выявило, что со временем степень риска развития «гипертонуса» артериальных сосудов у данной категории лиц резко увеличивается, и следует ожидать повышения частоты появления такого грозного заболевания, как АГ [Верескун С. Б.,1998]. Этот прогноз подтверждают данные о том, что в Украине до конца первого десятилетия после аварии в Чернобыле отмечено превалирование АГ над другими заболеваниями у потерпевших в результате аварии, и ее распространенность достигла 1789 случаев на 10000 потерпевших.

В общей структуре смертности 50% занимают АГ и ишемическая болезнь сердца (ИБС) [Хомазюк И. Н., 1998]. Одной из причин повышения патологии сердечно-сосудистой системы у участников ликвидации последствий аварии считают раннее старение. Обращает внимание, что важным фактором при формировании патологии был возраст потерпевших в тот период. Чем младше были лица, находившиеся в зоне ЧАЭС в 1986–87 гг., тем быстрее темпы старения организма в отдаленный период, и в первую очередь — сердечно-сосудистой системы [Ахаладзе М. Г., 1998, Симонова Л. И., Гертман В. З., Абрамова Л. П., 1998]. У эвакуированных из Припяти начальные проявления недостаточности кровоснабжения мозга наблюдались в возрасте 13–14 лет. А в возрастных группах 30–39 лет и 40–49 лет частота поражения сосудов мозга одинакова [Ільчишин О. С., 2000].

При обследовании на протяжении 1985–90 г.г. 1233 жертв атомных бомбардировок в Японии установлено значительное ухудшение здоровья этого контингента по сравнению со стандартной японской популяцией. За указанный период имело место повышение заболеваемости, в том числе АГ в 1,7 раза, ИБС — в 4,7 раза. По мнению авторов, эти заболевания связаны с облучением в прошлом [Furitsu K., Sadamori K., Inomata M., Murata S., 1996].

В литературе освещены проблемы медицинских последствий аварии на ЧАЭС: увеличение среди пострадавших частоты заболеваний сердечно-сосудистой системы, в частности АГ и ИБС [Чернобыльская катастрофа / Под ред. В. Г. Барьяхтара, 1995], гормональные сдвиги со стойким гиперкортицизмом [Митряева Н. А., 1996], изменения концентрации инсулина [Зуева Н. А., Коваленко А. Н., Герасименко Т. И. и др., 2001] и чувствительности инсулиновых рецепторов [Божок О. В., Бездробний Ю. В., Кулик Г. О. та ін., 1994].

Сочетание гиперинсулинемии/инсулинорезистентности с АГ и ИБС, нарушением обмена липидов и висцеральным ожирением, а также частым нарушением углеводного обмена называется метаболическим синдромом. Большинство исследователей считают, что в основе таких патологических состояний лежит метаболический дефект, сопровождаемый снижением чувствительности тканей к инсулину и повышением уровня инсулина в крови. Согласно сведениям, представленным в докладе экспертов ВОЗ [Report of a WHO Consultation, 1999], снижение чувствительности тканей к инсулину и/или длительное повышение концентрации инсулина в крови могут быть факторами риска возникновения сердечно-сосудистой патологии, сахарного диабета 2-го типа, абдоминального ожирения, поликистоза яичников, рака молочной железы и толстого кишечника.

Зарегистрирована также активация оксидативного стресса у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, независимо от срока их пребывания в зоне отчуждения [Барабой В. А., Орел В. Е., Карнаух И. М., 1991], что, как известно, также вносит свой негативный вклад в формирование инсулинорезистентности [Ceriello A., Pirisi M., 1996], а следовательно, и АГ.

Проблема своевременной и адекватной коррекции АГ у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС имеет чрезвычайно важное значение для профилактики возникновения таких грозных осложнений, как инфаркт миокарда и мозговой инсульт. Препаратами выбора у этой категории больных являются ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), под влиянием которого происходит превращение ангиотензина І в активную сосудосуживающую форму — ангиотензин ІІ. В настоящее время существует несколько классов ингибиторов АПФ (таблица).

 

Таблица. Классификация ингибиторов АПФ (L. Opie, 1999)

Класс 1. Липофильные лекарства
Каптоприл, алацеприл, альтиоприл  
Класс 2. Липофильные пролекарства
Подкласс 2А Препараты с преимущественно почечной элиминацией:
беназеприл, хинаприл, периндоприл, цилазаприл, эналаприл
Подкласс 2В Препараты с двумя основными путями элиминации:
моэксиприл, рамиприл, фозиноприл
Подкласс 2С Препараты с преимущественно печеночной элиминацией:
спираприл, трандалоприл
Класс 3. Гидрофильные лекарства
Лизиноприл (Диротон), либензаприл, церонаприл  

 

Каптоприл — хорошо изученное средство. Именно на примере этого препарата были установлены нефропротекторные свойства ингибиторов АПФ. Однако действие каптоприла кратковременно (6–8 часов), поэтому его следует применять 3–4 раза в сутки. Это неудобно для пациента, потому что гарантирует низкий комплаенс.

Продолжительность действия эналаприла — до 18 часов. У большинства препаратов 2 класса более продолжительный период полувыведения, и их назначают 1 раз в сутки. Однако представители этого класса имеют существенные недостатки: все они пролекарства, поступают в организм в неактивном состоянии, требуют метаболической активации в печени и при нарушении функции печени их клиническая эффективность снижается, что требует увеличения дозы этих препаратов. Это влечет за собой увеличение частоты побочных эффектов. Недостатком ингибиторов АПФ класса 2 является их липофильность и склонность к кумуляции в жировой ткани, что снижает их эффективность у лиц с повышенной массой тела. Это создает сложности применения препаратов данной группы у ликвидаторов, ввиду причин, описанных ранее.

Представители ингибиторов АПФ класса 3 выгодно отличаются от других ингибиторов АПФ, будучи активными гидрофильными лекарствами, и являются оптимальными для лечения пациентов с АГ и повышенной массой тела, что часто встречается среди участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Эти препараты действуют в течение 24 часов и обеспечивают мягкий стабильный эффект. Наиболее изученным из них является лизиноприл [Opie L., 2001] (на украинском фармацевтическом рынке лизиноприл представлен компанией «Рихтер Гедеон» под торговым названием Диротон).

Диротон снижает инсулинорезистентность, препятствуя стимуляции фосфорилирования сериловых окончаний α-субъединицы IRS-1 ангиотензином II [Folli F., Saad M. J. A., Velloso l. et al., 1999], оказывает благоприятное воздействие на артериальную функцию у лиц с гиперлипидемией [Lee A.F, Dick J. B., Bonnar C. E., Struthers A. D., 1999]. По результатам исследования EUCLID (EUCLID Stady Group, 1997) установлено, что лизиноприл оказывает нефропротекторное действие даже при его применении у пациентов с сахарным диабетом I типа и микроальбуминурией без АГ. Причем эффект Диротона у больных с микропротеинурией был выражен больше, чем у пациентов без нее.

В ходе ряда исследований было установлено, что лизиноприл (Диротон) может быть эффективным в профилактике развития и прогрессирования других осложнений сахарного диабета: ретинопатии (EUCLID Stady Group, 1997) и нейропатии (Reja A.et al.,1995).

Кроме того, как стало известно в последнее время, лизиноприл (Диротон) обладает антиоксидантными свойствами и способствует предохранению мембран клеток от повреждающего действия свободных радикалов [Selim I. C., Dogan R., Farsaak B. et al., 2000]. Этот фактор необходимо учитывать у пациентов с АГ, особенно у пострадавших от аварии на ЧАЭС, а также у лиц, проживающих на загрязненной территории.

Важными дополнительными эффектами Диротона являются его органопротекторные особенности: регресс гипертрофии левого желудочка, положительные структурные изменения в резистентных сосудах, улучшение функции эндотелия.

Таким образом, учитывая, что в большинстве случаев АГ у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС сочетается с нарушением чувствительности к инсулину, висцеральным ожирением, нарушением липидного обмена и функции печени и оксидативным стрессом, оптимальным в схемах лечения у данной категории больных АГ представляется применение Диротона, поскольку он оказывает благоприятное действие при всех указанных патологических состояниях.

На правах рекламы





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика