Логотип журнала "Провизор"








Приглашение к диалогу

Л. В. Львова, канд. биол. наук

В начале октября в Национальном фармацевтическом университете (г. Харьков) проходила Международная научно-практическая конференция «Современные вопросы гомеопатии. Миазматическая доктрина С. Ганемана и ее практическое применение», задуманная организаторами как диалог. Диалог представителей разных гомеопатических школ. Диалог провизоров и врачей. Диалог врачей-гомеопатов и врачей-аллопатов. Диалог, помогающий найти точки соприкосновения.

Не навреди!

Искусство врача состоит в том, чтобы понять намеки природы, расслышать самые тихие ее звуки и помочь ей в стремлении держать вдали чужеродное, а родственные вещества вобрать в себя и собственную силу поддержать с помощью родственных.

Готтлиб Людвин Рау, врач-гомеопат

Как заметил профессор А. И. Тихонов, цель у гомеопатии и аллопатии общая — излечить или, по меньшей мере, улучшить состояние больного с помощью лекарственных средств. Только пути разные (А. И. Тихонов «Гомеопатия и аллопатия в системе лекарственной терапии»).

Прежде всего, из-за различия во взглядах.

Врач-аллопат в симптомах болезни видит проявления патологического процесса. Врач-гомеопат, напротив, видит в них процесс самоизлечения, ибо любой симптом для него есть не что иное, как проявление реактивной силы организма, стремящейся гармонизировать его функционирование, восстановить равновесие между ним и окружающей средой. Поэтому задача гомеопата — не подавление симптомов (как это часто бывает при аллопатическом лечении), а усиление процесса «вытеснения болезни». Естественно, при верно подобранной гомеотерапии симптомы тоже в конечном итоге исчезают. Но постепенно, в строго определенной последовательности, подчиняющейся трем законам Геринга. В соответствии с этими законами:

  • процесс выздоровления начинается с глубинных уровней организма — психического, эмоционального, жизненно важных органов — и распространяется на внешние — кожу и конечности (если у пациента наблюдается облегчение эмоциональных и одновременное ухудшение физических симптомов, то это означает, что процесс лечения прогрессирует; в дальнейшем, при переходе выздоровления на внешние уровни, происходит облегчение поверхностных симптомов);
  • в ходе развития процесса лечения симптомы возникают и исчезают в хронологическом порядке, обратном порядку их возникновения (при этом у больных могут появиться даже симптомы, имевшие место за много лет до начала лечения);
  • процесс выздоровления развивается, начинаясь с верхних частей тела и заканчиваясь нижними (к примеру, если у пациента, страдающего артритом, боли в шее уменьшаются, а боли в суставах пальцев сохраняются, считается, что его состояние улучшилось).

Однако, как отметила Н. А. Радомская, добиться положительных результатов лечения по Герингу дано лишь врачам, обладающим холистическим мышлением, способностью «охватить весь организм в целом» (Н. А. Радомская «Эпоха смены парадигм и законы Геринга»). Отсутствие целостного подхода чревато увеличением зависимости от гомеопатического препарата, а порой и более тяжелыми последствиями. (В качестве примера она рассказала историю женщины, у которой в возрасте 37 лет прекратились менструации, что побудило ее обратиться в натуропатическую поликлинику. Не задумываясь о причинах столь раннего отключения яичников, врач с помощью мягкой гомеопатии, слабых настоев безобидных трав и массажа просто вернул их к жизни. Ему даже и в голову не пришло, что таким способом организм пытался приостановить развитие гормонозависимой опухоли. В результате естественная защита рухнула, и через год пациентка поступила в Московский центр гомеопатии с быстрорастущим раком молочной железы.)

Бывает и так, что препарат, выбранный, вроде бы, в соответствии с законом подобия, никакого излечения по Герингу не дает. По наблюдениям М. А. Лейкиной, коллеги Н. А. Радомской по Московскому гомеопатическому центру, зачастую доктора берут патогномоничные симптомы и при реперторизации выходит пароксизмальный препарат. Через какое-то время назначенный препарат перестает срабатывать. При повторных назначениях он (т. е. препарат) работает все короче и короче и, в конце концов, перестает помогать. В результате «горе-врачу приходится постоянно менять свои препараты до тех пор, пока пациент не потеряет терпение, и, поскольку симптомы заболевания пациента от подобного лечения лишь усиливаются, он вынужден такое лечение бросить» (С. Ганеман).

Во избежание подобной ситуации врач не должен ограничиваться патогномоничными симптомами, а должен оценить всю совокупность симптомов с помощью миазматической доктрины Ганемана. Естественно, в ее нынешней трактовке, т. е. с позиций эмбриологии, гистологии и физиологии. Если вспомнить, что по современным представлениям, каждый из трех хронических миазмов* — туберкулиновый, сикотический и люэтический — связан с нарушением развития одного из трех зародышевых листков — энтодермы, эктодермы или мезодермы, нетрудно понять, что четко определить, «какие изменения в организме характерны для каждого из трех хронических миазмов» может лишь врач, знающий особенности онтогенетического формирования органов и тканей. Эти знания позволят ему правильно поставить гомеопатический диагноз, выйти на миазматическую группу препаратов, а уже из них подобрать подобный препарат, который будет работать у данного пациента удивительно точно и глубоко».

* Туберкулиновый миазм поражает преимущественно органы энтодермального происхождения — легкие, желудочно-кишечный тракт, печень и желчные протоки, поджелудочную железу, щитовидную железу, паращитовидные железы, гипофиз и зобную железу. Сикотический миазм — кожу, полость носа, полость рта, глотку, анус, уретру и слизистые половых органов. Правда, не обходится и без исключений. Туберкулиновый миазм тропен к половым железам, сикотический — к суставам, которые, как известно, имеют мезодермальное происхождение. Люэтический миазм поражает мезодерму — «прародительницу» соединительной ткани и ее производных (костной, мышечной, хрящевой, жировой, синовиальной, лимфоидной тканей и крови), почек, мочеточников, половых желез, коркового слоя надпочечников, серозных оболочек, сердца и сосудов. И по глубине поражения, и по стадии течения патологического процесса это самый тяжелый из всех миазмов. С ним связаны «наиболее тяжелые, агрессивно протекающие и практически неизлечимые в аллопатии хронические болезни, характеризующиеся дисбалансом на всех уровнях». Среди них все болезни соединительной ткани, сердца и сосудов, болезни крови, лимфопролиферативные заболевания, болезни почек и половой системы, из опухолей — саркома. Кроме того, миазмы различаются по типу реагирования. При туберкулиновом миазме организм реагирует по гиперфункции, при сикотическом — по гипофункции и при люэтическом — по дисфункции.

К примеру, при гастрите и при хронической коллезной язве желудка локализация и характеристики симптома могут совпадать. Но в первом случае страдает покровный эпителий желудка, и потому показан препарат из туберкулиновой группы. Во втором случае поражаются подлежащие ткани — сосуды и т. д. Здесь нужен препарат из более тяжелой, люэтической группы. Если этим пренебречь, результата от лечения не будет, ибо, как говорил Ганеман, «в лечении хронических заболеваний следует назначать лечение по симптомам преобладающего миазма, чтобы снимать каждый миазматический слой, начиная с поверхностного» (М. А. Лейкина «Эмбриологические и гистологические основы понимания патологического процесса»).

Учиться, учиться и еще раз учиться

На постсоветском пространстве функционирует множество центров подготовки врачей-гомеопатов. Но за неимением единых стандартов первичной специализации и усовершенствования в каждом из них существуют свои приоритеты. Порой, различные.

В Казахском центре подготовки главная задача обучения видится в формировании холистического мировоззрения, что, в свою очередь, требует «перестройки сознания и мышления будущего гомеопата» (М. З. Таргакова «Проблемы и перспективы образования врачей-гомеопатов»). Добиться желаемого, как показывает опыт, непросто.

Первая сложность в преподавании связана с параграфом 1 «Органона врачебного искусства» Самуила Ганемана, в котором говорится: «…высоким и единственным предназначением врача является возвращать больному здоровье и лечить» — и далее, в примечании, добавляется: для этого не создавать теоретических систем, не пытаться объяснить явление. Следуя наставлению Ганемана, преподаватель должен донести до слушателя, что «как только врач начинает что-то объяснять, он неизбежно привносит свое, личностное, субъективное. А это верный путь к неуспеху». Научить врача не объяснять симптом, а «наблюдать все самое необычное, парадоксальное» — задача не из легких. Тем более что слушатели получили классическое медицинское образование и привыкли руководствоваться причинно-следственным подходом, основанном на знании логически стройных патогенезов заболеваний.

Еще одна сложность для преподавателя гомеопатии связана с параграфом 3 «Органона». Точнее, со словами: «Если врач ясно понимает, что следует лечить при заболеваниях, или лучше сказать, в каждом индивидуальном случае болезни…» Здесь главное суметь отказаться от своего, личного,— будь то субъективный опыт успешного назначения в похожем случае из собственной практики или лично-актуальная окраска восприятия всех проявлений течения заболевания пациента врачом-гомеопатом.

Чтобы научить будущего гомеопата «быть открытым и непредвзятым», преподаватели центра используют различные средства и подходы. Для каждой ступени обучения свои.

На 1 ступени, в разделе философии гомеопатии, основное внимание уделяется сравнительному анализу и переосмыслению таких важных понятий, как здоровье, болезнь, пациент и лекарство. (Здесь очень важно не жалеть времени на дискуссии среди курсантов.) В разделе симпатологии, включающем практические занятия по умению сделать симптом полноценным, главное для преподавателя — выявить индивидуальные препятствия для каждого слушателя. Для этого слушателю предлагается побывать и в роли терапевта, и в роли пациента, и в роли супервизора-преподавателя.

Самый трудный раздел для начинающего — раздел симпатологии, который включает занятия по приобретению практических навыков проведения опроса пациента и анализа полученной информации. Здесь особое значение приобретает формирование партнерской позиции врача в сочетании с его эмпатичным (сопереживающим, сочувственным) поведением.

На 2 ступени на первый план выходит обучение искусству вести опрос. Причем обучение проводится не совсем обычными методами: с использованием психотерапевтических техник — нейро-лингвистического программирования, гештальт-терапии, арт-терапии.

Такой подход, на взгляд преподавателей, позволяет будущему гомеопату:

  • узнать и преодолеть собственные препятствия к установлению контакта с пациентом;
  • не прерывая контакта с пациентом, наблюдать за «языком» его тела, точно указывающим на самые значимые симптомы;
  • направлять расспрос в нужное русло — минимум историй при максимуме эмоций и ощущений;
  • выделить собственную реакцию на рассказ пациента.

В Харьковской медицинской академии последипломного образования подход к обучению гомеопатии иной. Здесь из всего срока специализации в области народной и нетрадиционной медицины (т. е. из 702 часов) на основы гомеопатии и гомотоксикологии отводится 112 часов. (Из них 40 часов — на лекции, 60 — на практические занятия и 12 — на семинары.) За это время курсанты знакомятся с историей и философией гомеопатии, миазматической доктриной Ганемана, механизмами действия гомеопатических препаратов и некоторыми аспектами антигомотоксической терапии. Особое внимание уделяется применению гомеопатических препаратов растительного и минерального происхождения с преимущественным действием на определенные органы и системы организма и обоснованию выбора гомеопатических средств в клинической практике. Кроме того, планируется дополнительное проведение практических занятий по вопросам гомеопатического лечения гипертензии, инфаркта миокарда и инсульта.

Короче говоря, цель харьковчан — обучение курсантов теоретическим основам гомеопатии и основным практическим методикам. При этом несомненным преимуществом они считают объединение преподавания гомеопатии и всех других ныне существующих народных и нетрадиционных методов лечения (О. М. Тубольцев «Актуальные вопросы профессионального образования гомеопатии»).

Извечная проблема

Проблема качества препаратов остро встала уже в начальный период развития гомеопатии, еще при жизни Ганемана.

Из доклада В. М. Захаренкова «Методика клинического контроля качества гомеопатических лекарственных средств»

На постсоветском пространстве проблема качества гомеопатических лекарственных средств не утратила своей актуальности и в наши дни.

Когда речь идет о новом гомеопатическом препарате, то он, как и любое лекарственное средство, на заключительном этапе должен подвергнуться клиническим испытаниям согласно требованиям аллопатической медицины.

Проще говоря, врач-гомеопат, проводивший испытания, указывает функции какого органа или системы изменяются под воздействием испытываемого лекарственного средства и какими объективными методами можно зафиксировать происходящие изменения. (Тропность препарата определяется по методике С. Богера, а пределы изменения физиологических параметров — по методике В. Бурта.) Однако для занесения нового гомеопатического средства в национальную фармакопею первоначальных выводов, базирующихся на анализе выявленных симптомов, недостаточно. Их необходимо подтвердить результатами повторных испытаний, проведенных в академическом институте.

Это в идеале. В жизни, да еще при отсутствии жесткой системы контроля, куда легче пойти путем «самого активного поставщика новых гомеопатических препаратов на рынок Украины» А. В. Иванива (г. Одесса): воспользоваться методикой, хоть и нарушающей основные принципы испытания гомеопатических препаратов, зато не требующей особых усилий. Конечно, в национальную фармакопею новое лекарственное средство не попадет (как это и случилось с препаратами Иванива), но на рынке все равно присутствовать будет. Посему для пресечения деятельности подобных «мастеров прувинга» председатель Профессиональной ассоциации врачей гомеопатов СНГ В. М. Захаренков рекомендует коллегам отказаться от использования новых гомеопатических препаратов, не внесенных в национальные фармакопеи. По крайней мере, до тех пор, пока на государственном уровне не будет создана контролирующая структура, наделенная правом запрещать производство и реализацию новых гомеопатических лекарственных средств, не прошедших полного курса испытаний по правилам гомеопатической и аллопатической медицины. Причем не просто структура, а структура, отвечающая трем основным требованиям:

  • она не должна быть коммерческой;
  • ее штат должен быть укомплектован высококлассными специалистами;
  • она должна быть обеспечена необходимым оборудованием.

А поскольку этим требованиям соответствуют только научно-исследовательские институты и ВУЗы фармацевтического профиля, то один из них, по мнению председателя Профессиональной ассоциации врачей-гомеопатов СНГ, и должен стать официальным органом, контролирующим выпускаемые на национальный рынок новые гомеопатические препараты, в том числе и комплексные (В. М. Захаренков «Единая медицина»).

Что касается проверенных гомеопатических средств, описанных в «энциклопедии чистой Материа Медика» Г. Ф. Аллена или внесенных в национальные фармакопеи, то здесь ситуация несколько иная.

Несколько лет назад генеральный секретариат по фармации Международной гомеопатической медицинской лиги, исходя из особенностей гомеопатической фармации, разработал документ «GMP в гомеопатии», регламентирующий требования к персоналу, условиям производства, оборудованию, исходным материалам и контролю качества лекарственного средства. В нем, в частности, отмечается, что система контроля качества выпускаемой продукции должна включать:

  • контроль соответствия исходных продуктов их спецификациям;
  • контроль за условиями консервации и хранения исходных продуктов;
  • надзор за качеством процедур производства (насыщением гранул или других носителей, производством и хранением готовых лекарственных форм и воды очищенной, приготовлением матричных настоек и разведений);
  • надзор за состоянием рабочих мест и оборудования;
  • санитарно-гигиенический контроль.

По мнению С. А. Тихоновой, внедрение в практику предлагаемых мероприятий, возможно, и позволит получать качественное гомеопатическое лекарственное средство, но полной уверенности в качестве полученного препарата все же не даст. Избавиться от сомнений можно только, ответив на два основных вопроса: является ли препарат калиброванным и соответствует ли потенция, указанная на этикетке, фактической потенции препарата?

В крупнейших производственных лабораториях пытаются идентифицировать активные компоненты матричных тинктур и низких потенций гомеопатических средств спектроскопическими и хроматографическими методами. В Национальной школе медицины и гомеопатии в Мехико удалось получить точную флуоресцентную картину многих полихрестов в высоких потенциях, не содержащих молекул основного вещества. Бразильские ученые для проверки чистоты потенций некоторых веществ предложили использовать ультрафиолетовую спектроскопию. Гомеопатические аптеки и небольшие фирмы сложным дорогостоящим оборудованием не располагают и обычно ограничиваются менее информативными методами — визуальным и органолептическим обследованием или простыми химическими тестами, пригодными исключительно для определения качества препаратов в низких потенциях. При оценке качества высокодинамизированных гомеопатических средств единственным способом по-прежнему остается клинический метод контроля, разработанный в свое время Ганеманом, считает С. А. Тихонова (С. А. Тихонова «Качество гомеопатических лекарственных средств»).

Метод Ганемана базируется на результатах анализа протоколов испытаний лекарственных препаратов. В соответствии с полученными результатами

  • после приема одной дозы препарата в потенции от 0 до 30 появляются симптомы со стороны одного органа, к которому тропен данный препарат;
  • после приема одной дозы препарата в потенции от 30 до 1000 появляются симптомы либо со стороны одной функциональной системы, либо со стороны всего организма;
  • после приема одной дозы препарата в потенции от 1000 до 50000 у испытуемого появляются четкие поведенческие и психические симптомы;
  • при приеме одной дозы лекарственного средства в базовой потенции (0, 6, 30, 200, 1000, 10000 и 50000) симптомы появляются в течение первых двенадцати часов и держатся от нескольких минут до трех-четырех часов.

При приеме правильно подобранного и калиброванного препарата первичная реакция обычно появляется в первый час после приема. В тех случаях, когда организм ослаблен или необходима более высокая потенция, первичная реакция появляется в течение первых двенадцати часов после приема и держится от нескольких минут до получаса, но не больше. При приеме некалиброванного препарата первичная реакция мало того, что задерживается (первичное ухудшение возникает по прошествии более двенадцати часов с момента приема), она еще и длится дольше, больше часа.

С помощью этого метода Ассоциация врачей-гомеопатов СНГ провела клинические испытания десяти наиболее часто назначаемых препаратов — Calc. Carb, Pulsatilla, Sulphur, Nux vomica, Silicea, Lachesis, Belladonna, Lycopodium, Natrium mur, Phosphor, приготовленных в киевской аптеке Поповых и московской фирме «Олла».

Результаты испытаний, по словам В. М. Захаренкова, были шокирующими.

Если препараты в 6 потенции еще действовали (хотя некоторые из них были некалиброванными), то при назначении препаратов в 30 или 200 потенции первичная реакция появлялась в виде симптомов со стороны ткани или органа лишь к концу первых суток и держалась от восьми-десяти часов до шести-семи суток. Другими словами, все препараты, приготовленные киевской аптекой Поповых и московской фирмой «Олло», на этикетке которых была указана потенция 30 или 200, на самом деле имели потенцию не выше 24.

Справедливости ради замечу, что шок был не единственным следствием проведенных испытаний. Полученные результаты позволили объяснить практику назначения препаратов в часто повторяемых дозах и использование промежуточных потенций — 50 и 100,— противоречащее базовым положениям гомеопатии. (Судя по анализу протоколов, появление характерных симптомов при однократном приеме может вызвать только базовая потенция — 0, 6, 30, 200, 1000, 10000, 50000. При назначении препарата в промежуточной потенции симптомы испытываемого лекарственного вещества развиваются после приема минимум трех доз. По этой причине исчезновение имеющихся у пациента симптомов обеспечивает несколько доз правильно подобранного, но нестандартизированного лекарственного препарата.)

Кроме того, благодаря клиническим испытаниям удалось установить, что большая часть неудач в лечении онкологических и психических заболеваний связана с применением некачественных нестандартизированных препаратов, ибо в первом случае желаемый эффект дают лишь препараты в 6 или 30 потенции, а во втором — в 200 или 1000 потенции. Если же правильно подобранное гомеопатическое средство онкобольной будет принимать в промежуточных потенциях (к примеру, в 4-й, 5-й, 7-й или 30-й), а психотик — в потенции ниже 200, это вызовет только ухудшение состояния.

Выход из сложившейся ситуации В. М. Захаренков, как и С. А. Тихонова, видит в обучении врача-гомеопата методике клинического контроля качества гомеопатических препаратов. С этой целью описание методики планируется включить в монографию «Основы гомеопатической медицины», подготовленную учебно-преподавательской группой Профессиональной ассоциации врачей-гомеопатов СНГ (В. М. Захаренков «Методика клинического контроля качества гомеопатических лекарственных средств»).





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика