Логотип журнала "Провизор"








Посредники

3. Звезда нереального мира

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Продолжение. Начало см. в № 14’2003, № 15’2003

Русские посредники Итальянской Ривьеры — явление уникальное: в рекламе других зарубежных курортов нет личностей уровня «тигров» Сан-Ремо и Нерви. Чаще всего это безымянные «русские врачи», а если имя и указано, то оно ничего не говорит нам — как имя д-ра Флори, подстерегавшего в Каире «русских больных и товарищей» — рис. 1. Зато среди тех, кого дожидался этот странствующий эскулап, попадались интересные люди.

Рис. 1

В отличие от французов, построивших Суэцкий канал, и англичан, попросту захвативших Египет в 1882 г., Россия припоздала к бурной «раздаче слонов»:

«Путем бесчестных ростовщических махинаций крупные банки Европы при покровительстве своих правительств захватили контроль над египетской экономикой. Они взимали грабительские проценты по займам, и, прежде чем хедиву удавалось получить хоть пенни, у него с помощью юридических трюков уже вычитали до 25% всей суммы. Выплатить займы было практически невозможно. Египет был сбит с ног «европейским ураганом»: в безудержной борьбе за богатства страны Каир наводнили купцы, банкиры, туристы, военные, инженеры, исследователи, священники и шарлатаны» (www.anhar.ru/library/cairo).

На долю наших авантюристов остались крохи. Обстановка стала меняться к лучшему лишь в предвоенные десятилетия [1]:

«Русские начали селиться в Египте в конце ХIХ в., когда произошло расширение торгово-экономических связей между странами. Если в 1881 г. здесь проживали чуть больше ста русских подданных, то в 1897 г. число их уже превысило 3000. Значительно пополнилась русская колония после поражения революции 1904-1905 гг. — за счет эмиграции с российского Юга».

Тогда-то здесь и стали возникать заведения вроде дачи м-м Ванды — рис. 2.

Рис. 2

За знойными страстями сюда потянулись русские поэты (Бунин, Волошин и многие др.) — не столько больные, сколько пресытившиеся цивилизацией и жаждущие пряной экзотики:

Точно дивная фата-моргана,
Виден город у ночи в плену,
Над мечетью султана Гассана
Минарет протыкает луну.

На прохладных открытых террасах
Чешут женщины золото кос,
Угощают подруг темноглазых
Имбирем и вареньем из роз.

А поэты скандируют строфы,
Развалившись на мягкой софе,
Пред кальяном и огненным кофе,
Вечерами в прохладных кафе.

Николай Гумилев

Эта тема у нас все еще не отзвучала — Валерий Леонтьев рекомендует лечить сплин не «вареньем из роз», а кое-чем погорячее:

На горячих камнях, что Восток
Сотни лет каждый день обжигал,
Страсти огненно-красный цветок
Для меня одного танцевал.

«Пурпурная роза Каира»

Но двинулись в Египет и настоящие больные, к терапии такого рода уже не восприимчивые. Этому способствовали усилия агентов крупных египетских санаториев по обработке лечащих врачей богатых русских пациентов [2]:

«Недостаточность свъдънiй об Египтъ и его лечебных средствах побудила меня разобрать тъ вопросы, которые могут возникнуть у врачей, направляющих сюда своих больных.

Малая популярность Египта среди широких кругов населенiя Россiи объясняется дальностью расстоянiя и тъм, что поъздку сюда принято считать доступной лишь для немногих избранных.

Для нее существуют два пути: первый через Одессу, Константинополь и Александрiю; второй — через Неаполь или Бриндизи. Первый путь можно рекомендовать лицам, любящим море и с болъе скромными средствами; второй путь — для больных, не переносящих моря и состоятельных. Продолжительность перваго пути 12-14 дней, второго 7-8 дней. Если взять мъстом отправленiя Петербург, то стоимость проъзда первым морским путем в I классъ туда и обратно — 260 руб., считая полный пансiон в пути; во II классъ — 190 руб. В Одессъ приходится садиться на пароходы Русскаго общества пароходства и торговли, которые очень удобно устроены. Первый путь не требует никаких знанiй языков. Стоимость второго пути — на Неаполь и на пароходъ из Неаполя в Александрiю — туда и обратно на полном пансiонъ в пути обойдется около 550 руб. в I классъ и около 400 руб. во II классъ.

Обыкновенно принято посылать больных в Египет на зимнiй сезон, который начинается с ноября и кончается серединой апръля, когда начинает дуть горячiй ветер из Сахары, названный по числу дней, сколько он дует (khamsin по-арабски — 50).

Русскiй язык болъе, чъм гдъ-либо, распространен в Египтъ; причина этого — в большом числъ эмигрантов из Одессы и с Кавказа. К прибытiю каждаго парохода на пристани прiъзжих встръчает армiя проводников-драгоманов, которые наперерыв подскакивают к вам и предлагают свои услуги. Большинство говорит по-русски, есть и русскiе проводники; всъ они состоят при гостиницах или пансiонах. На пароходъ больным также часто сообщают тенденцiозныя свъдънiя о том или другом пансiонъ».

К системе привлечения русских больных через прислугу — переводчиков, носильщиков, швейцаров и т. д., существовавшую не только в стране фараонов, но и в Европе, мы еще вернемся. А пока поспешим в пригород египетской столицы, имя которого так созвучно слову «халва» [2]:

«Центром Египта является Каир, зимняя резиденцiя хедива, для больных же имъет значенiе Хелуан (по-арабски значит «сладкiй»), расположенный к югу от него. Здесь в теченiе сезона бывает 300-400 русских больных, что при населенiи в 4000 человък составляет порядочный процент. Это — чистый маленькiй городок с характерными плоскими крышами и минаретами. Воздух по своей чистотъ и легкости замъчателен. Нил протекает от Хелуана в 2-3 км; вдали, по другую сторону Нила, видны пирамиды.

Хелуан — лучшая климатическая станцiя для леченiя почечных заболъванiй и бугорчатки. На него принято смотръть, как на что-то послъднее в смыслъ леченiя; больные говорят, что до того их посылали на многiе курорты и, наконец, посовътовали ъхать сюда.

Но Египет — не для тяжелых, запущенных случаев, при которых организм истощен. Можно установить слъдующiя показанiя для леченiя здесь: 1) заболъванiя легочной ткани (начальная стадiя бугорчатки, бронхiальная астма, плевриты и др.); 2) заболъванiя почек; 3) артриты; 4) ревматизм; 5) хроническiя кожныя заболъванiя; 6) заболъванiя нервной системы (спинная сухотка, неврастенiя). В Каиръ и Хелуанъ имъются спецiалисты по всъм этим болъзням. К услугам русских, не владъющих иностранными языками, есть нъсколько постоянно там живущих русских врачей».

«Постоянно живущие» были, конечно, не в восторге от появления на их виллах присланных коллегами тяжелых больных из России, кончина которых вредила престижу заведения. Наверное, поэтому история не сохранила имени санатория, где умер П. Ф. Лесгафт (1837-1909) — анатом, педагог, просветитель и основатель системы физического воспитания:

«Болезнь Лесгафта осложнилась воспалением легких и острым воспалением почек. По настоянию врачей он решился ехать в Италию, а оттуда в Египет, но было уже поздно. По дороге в Каир наступило заметное ухудшение здоровья и в санатории в Хелуане, где в Лесгафте приняли участие живущие там русские врачи, он, не приходя в сознание, скончался 28 ноября 1909 г.» (www.smolensk.ru/user/sgma/).

Петр Францевич был необыкновенно энергичным человеком, конфликтовавшим с любым начальством и всегда что-то затевавшим. В детстве он бежал из аптеки, куда отец его отдал в ученики; его увольняли из университета, власти закрывали организованные им на частные пожертвования школы и лаборатории; он читал лекции в собственном доме и отбою от слушателей и особенно слушательниц не было. Ведь Лесгафт концентрировал свою энергию именно на женском образовании и научном воспитании детей; прекрасный пол платил ему пылкой взаимностью за такое внимание к своим интересам.

В 1909 г. впервые в жизни Петр Францевич послушался врачей, и эта ошибка оказалась роковой — как и для многих, посланных в Хелуан. С доставкой трупа в Петербург было немало хлопот — типичных, как следует из [3]:

«Необходимо, чтобы врач, посылая больного на курорт, сознавал ту отвътственность, которую он на себя берет, чтобы по возможности устранить такие печальные инциденты, какіе приходится встръчать.

Рис. 3

Малосостоятельный тяжелый больной, собрав послъдніе средства, отправляется один в обетованное мъсто, где ему сулили выздоровленіе; там он находит жалкую комнату, обращенную на съвер, где лежит в лихорадочном состояніи. От хозяина гостиницы он подвергается всяким непріятностям и наконец умирает одинокій, вдали от родных.

Или жена привозит своего мужа, молодая девушка — своего отца, не подозръвая о близком концъ. Начиная замъчать наступающее ухудшеніе, она пытается доставить больного живым на родину. Мучительное путешествіе иногда удается, но как ужасно, если он умирает на пароходъ или в вагонъ!

Или же она остается на мъстъ до конца, и тогда к горестной потеръ присоединяются безчисленныя муки от всяких формальностей, которыя приходится продълать в чужой странъ, непріятности дезинфекціи комнаты в гостиницъ, перевозки трупа и т. д.».

Часть отправившихся в мир иной из Хелуана хоронили здесь же, но сегодня их могил уже не найти [1]:

«Из архивных документов следует, что в начале ХХ в. греческое православное кладбище существовало и в Хелуане, куда на лечение приезжало и немало россиян. Некоторые из них окончили там свой жизненный путь. Попытки обнаружить это кладбище оказались безрезультатными: из-за бегства греков из Египта в 50-е гг. оно было заброшено, а затем и ликвидировано».

Лесю Украинку (1871-1913), лечившуюся здесь в 1910-1913 гг. уже после Сан-Ремо и проч. мест, успели увезти из Хелуана живой. Поэтому название санатория «Вилла Тефвик», где она жила, осталось в истории. Впрочем, мемориальную доску пришлось повесить в другом месте — на восстановленной Александрийской библиотеке:

«Вилла, в которой жила поэтесса, сохранилась. Но поскольку ныне это часть женской школы, то доступ к ней получить нереально» (ames.kiev.ua/news).

Судьба вселила сюда закрытое женское заведение явно под влиянием витающей над виллой ауры: отсюда Леся переписывалась со своей интимной подругой Ольгой Кобылянской (1863-1942); интересующихся темой отсылаем к текстам С. Павлычко и О. Бузины. Но к этому времени обе поэтессы уже были не те, что когда-то в Карпатах — Олю наполовину парализовало, Лесю тоже возили в кресле. В последнем письме (21 марта 1913 г.) она пишет подруге:

«Тепер можу тільки сидіти; як лежати, то вже щастя. Але і на лежачих світить сонце… Хай живе життя! Яке вже кому судилося…» (libr. fk. lutsk. ua).

Солнце и воздух были главными лекарствами Хелуана [2]:

«Мъсячное содержанiе в Хелуанъ обходится в лучших гостиницах 250-300 руб.; в других — 150-180 руб. за комнату и стол. В эту плату входит полный пансiон: утром кофе, в полдень завтрак из 3 блюд, в 4 часа дня чай и в 7 часов вечера объд из 5 блюд. Самым строгим правилам гигiены и комфорта удовлетворяет гостиница Al-Hayat (рис. 3), расположенная на краю Хелуана. Там имъются всъ приспособленiя для леченiя, которое основано на полном отсутствiи каких-либо лекарств. Солнечныя ванны, воздух, соотвътственное питанiе — вот все, благодаря чему в Хелуанъ достигают иногда поразительных результатов. В этой гостиницъ устроены особыя кабины для лежанiя больных на солнцъ, имъется хорошiй цандеровскiй институт.

Затъм идут в порядкъ комфорта Grand Hotel, расположенный напротив казино, Hotel des Bains напротив зданiя для сърных ванн и т. д. Имъются в Хелуанъ также нъсколько пансiонов, устроенных и нашими соотечественниками.

Почечные больные обыкновенно проводят время на солнцъ в chaises longues полулежа. Легкiя формы нефрита проходят в 3-4 недъли, в упорных случаях требуется около 2-3 мъсяцев. Послъ того, как исчезнет альбуминурiя, больных заставляют совершать маленькiя прогулки, наблюдая за составом мочи. Потом дълают болъе продолжительныя прогулки, легкiя гимнастическiя упражненiя, теннис, верховая ъзда и т. д. Солнечныя ванны принимают в полдень: начинают с 5 минут и доводят до 20-25 минут ежедневно.

При ревматизмъ и артритах примъняются сърныя ванны, арендуемыя нъмецкой компанiей».

Никто здесь, однако, не выздоравливал — чужие солнце и воздух не излечивают и не примиряют с судьбой. Вовремя понявшие это сюда не приезжали:

«Жизнь душ — воздух страны твоей», а душа связана с телом, и страна наша дает жизнь телу и душе. Настоящее здоровье — этот воздух, это небо, эти холмы. В прошлом поколении жил рабби Шмуэль из Саланты, и там в молодости он был опасно болен туберкулезом. Крупнейшие профессора советовали ему поехать в одно из целебных мест — на курорты Италии, или в Хелуан. Когда услыхал рабби Шмуэль об этом, то вместо Египта поехал в Иерусалим. Там увидели старейшины города его гениальность и поставили над собой раввином. Рабби Шмуэль Салант дожил здесь до 93 лет» (www.machanaim.org/philosof/kook/).

На чужой земле зато проще грабить других, не боясь Бога. Показательно, что у мадам Ванды и ее коллег был колоритный предшественник на земле фараонов — сын бахмутского казацкого атамана, ставший там мамлюком и в конце XVIII в. дослужившийся до должности санджак-бея, одного из четырех правителей страны. Его имя — Симон Кириллович Рущенков (Рущенко, Рутченко, Рудченко?) — сохранилось в хрониках, им гордятся наши «національно свідомі» сограждане (ames.kiev.ua/news).

Мамлюк в Египте — иноплеменный воин, поначалу раб, потом наемник (турецкий эквивалент — янычар). Мамлюков обычно покупали молодыми на Кавказе и Юге нынешней Украины, настойчиво обучали арабскому языку, исламской идеологии, доводили до автоматизма навык выпускания кишок всем, на кого укажет эмир, и открывали перспективу карьерного роста до самого верха. Эта казарменно-криминальная система воспитания, сложившаяся еще до Лесгафта, с невероятной устойчивостью самовоспроизводилась в Египте, и выпестованные ею кадры управляли страной несколько веков.

Часть нынешних египтян, безусловно, несет эти гены. Не потомки смирных феллахов — наследники Рудченко-бея вымогают бакшиш у туристов в Хургаде и Шарм-аш Шейхе. Они же, выучившись (у нас!) на врачей и провизоров, жульничают со страховкой:

«Завышение стоимости лечения выезжающих за рубеж стало самым распространенным видом страхового мошенничества. Традиционно наиболее рисковыми являются Египет, Турция, Кипр, Израиль, Греция, Болгария. Чаще всего на страховых компаниях наживаются врачи — ставятся неверные диагнозы, объем медицинских услуг оказывается неадекватным: отсюда раздутые счета, выставляемые страховой компании.

В других случаях с приезжавших на курорт гид собирал полисы и вырывал из них по листочку якобы для отчетности. Затем эти листки, о которых турист и не вспоминал более, пускал в оборот местный врач, выставляя страховщику счет за лечение. При этом в счет за услуги включалась в обязательном порядке стоимость полного обследования «заболевшего».

Нередко руководители групп рекомендуют лечиться у гостиничного врача, счет за услуги которого с громадной наценкой отправляют все тем же страховщикам. Этот бизнес приобрел настолько массовый характер, что местные власти решили исправить ситуацию, создав пункты помощи, обслуживаемые русскоязычными врачами. Турист при необходимости может позвонить в русскоязычную телефонную службу. В больницах в обязательном порядке должны теперь вывешиваться прайс-листы на услуги и медикаменты на русском языке. Министерство туризма обещало устраивать проверки и отбирать лицензии у чересчур корыстных врачей и гидов.

Однако мошенничество врачей было, есть и будет. Бороться с ним можно, но до конца искоренить это зло — необоснованно завышенную плату за лечение — не удастся никому. Лечить отдыхающих российских граждан — это очень хороший бизнес» (rin.ru).

Что да — то да; раньше завлечь в Египет удавалось даже лиц правящей династии, плативших не скупясь. Здесь побывал, например, будущий император Николай II [2]:

«Для лиц, желающих развлечься, в Хелуанъ существует цълый ряд чудных прогулок, в том числъ по Нилу дальше на юг — в Луксор и Асуан. Пароходы прекрасно устроены; комфорт и изысканная кухня, виды берегов — всъ это дълает прогулку незамънимой.

В самом Хелуанъ имъется казино, гдъ играет симфоническiй оркестр; есть и теннис, скетинг-ринг на открытом воздухъ, зал для балов, которые устраиваются довольно часто. Для больных, которым разръшено ъздить верхом, имъются прекрасныя лошади».

Лечился в Хелуане и великий князь Константин Константинович (1858-1915), президент Петербургской академии наук и сам почетный академик по разряду изящной словесности — поэт, писатель, драматург и переводчик, подписывавшийся инициалами К. Р. По его лирике написано десятки романсов, а стихи «Умер бедняга в больнице военной» (это не о М. М. Мусоргском, а о простом солдате) легли в основу народной песни. Он выступал как пианист и актер — аккомпанировал Чайковскому, репетировал вместе с Сарой Бернар. Петр Ильич, почему-то посвятивший К. Р. именно оперу «Опричник», писал:

«В высших сферах, кроме благоволящих ко мне Государя и Государыни, у меня есть особенный покровитель, а именно великий князь Константин Константинович. Я нередко бываю у него. Личность его необыкновенно обаятельна; он не только талантлив и умен, но удивительно скромен, полон беззаветной преданности искусству и благородного честолюбия отличиться не по службе, что было бы так легко, а в художественной сфере. Он талантливый поэт; недавно вышел сборник его стихотворений, имеющий большой успех и расхваленный рецензентами. Он и музыкант прекрасный, написал несколько очень миленьких романсов. Несмотря на мою застенчивость, особенно с людьми из высоких сфер, я чувствовал себя в среде этих симпатичнейших августейших особ совершенно свободно и находил истинное удовольствие.

Переписка Чайковского с К. К. Романовым — одна из самых содержательных страниц эпистолярного наследия композитора: 31 письмо Чайковского и 28 писем Романова» (www.belcanto.ru/tchaikovsky/kromanov).

К. Р. в 1884 г. «после серьезной болезни перешел в армию». Князя тянуло воспитывать молодежь — он стал сначала главным начальником, а затем генерал-инспектором военно-учебных заведений России («отцом всех кадет и юнкеров»).

От чего лечился К. Р.— не вполне ясно. О его недуге сказано лишь, что он «подтачивал силы, заставляя предпочитать иному отдыху лечение на водах за границей».

Рис. 4

Зиму князь проводил в нереально красивом мире Хелуана, который живописал в письме А. Ф. Кони; чужая юность еще влечет его, но лишь как «праздник для глаз»:

«Хелуан, 2/15 декабря 1912 г.

Милый и дорогой Анатолий Федорович,

Наша гостиница «Аль-Хаят», что по-арабски значит «жизнь» (рис. 4), представляет собой оазис в пустыне, на краю городка Хелуана, в получасе езды по железной дороге от Каира. Хелуан возник лет 10-20 назад, в 5 верстах от берега Нила. Из него к нам проведена вода, благодаря чему на каменисто-песчаной возвышенности, на которой стоит наш дом, много тропических растений и тени. Прилагаю вид гостиницы — причудливого здания, окруженного живописными террасами, соединенными ступенями из дикого камня. В цветниках много пальм, кактусов, агав, сикомор, алоэ; розы в изобилии.

Здесь живут семь газелей, очаровательных по грациозности движений и легкости, серо-желтых, с белыми брюшками, на таких тоненьких ножках, что, кажется, они должны преломиться от малейшего дуновения. Одно из этих прелестных животных хотя робко и опасливо, но берет хлеб у меня из рук.

Закаты солнца — настоящий праздник для глаз. Лишь оно скроется за одной из пирамид, вырезающихся резкими треугольниками на синеве неба, далеко по ту сторону Нила, который светлой и узкой полосою тянется слева направо, небо окрашивается в бледно-желтый цвет. Над пустыней воцаряется сумрак, очень кратковременный. Бледно-желтый отлив на западе, куда обращены пять окон нашей гостиной, превращается в ярко-оранжевый, постепенно переходящий в багрово-красный, а горы Мекатала отливают лилово-розовым оттенком.

И сразу наступает ночной мрак. Как ярки здесь звезды! Заката надо остерегаться, одеваясь потеплее — в это время становится холодно».

Это тоже по Леонтьеву: «Лишь помню, как я холодел — в жару от мороза…». Увы — сказочному пиршеству роз пришел конец. В апреле 1914 г. К. Р. поехал из Хелуана продолжать лечение в Вильдунген; жена гостила у немецкой родни:

«Первая мировая война застала семью в Германии. По дороге домой тяжело больной К. К. мучительно добирался в расположение русских войск: воевали страны, каждая из которых была для него по-своему не безразлична. На войну ушли все его взрослые сыновья. Самым талантливым из них считали Олега, который погиб на фронте в первый же год. Погиб и зять, князь Багратион-Мухранский. К. К. так и не смог оправиться от потрясения, и вскоре скончался» (russcience.chat.ru/papers/ars94vr).

Исчез и курортный Хелуан — отели и газелей накрыл расползающийся 20-миллионный мегаполис с недоброй славой одного из самых загрязненных городов мира:

«От чего чаще всего погибают каирцы? Человек, никогда не бывавший в египетской столице, назовет автотранспорт или преступность — и будет не прав. Зато каирцы знают своего главного «палача»: это — воздух египетской столицы. Промышленными предприятиями густо «напичканы» как сам Каир, так и его города-спутники, и самым страшным среди последних по праву называют Хелуан.

Расположенные в этом промышленном центре металлургический комбинат и пять цементных заводов делают его заметным за десятки километров благодаря хвостам дыма из труб. Задымление воздуха таково, что сквозь него не всегда могут пробиться лучи солнца» (www.motorgas.ru/ecology/egypt).

Сегодняшний Хелуан очень напоминает Донбасс: и гигантский металлургический комбинат, и коксохимический завод, и производство минеральных удобрений построены СССР — дело мамлюков живет. Еще здесь делают вагоны, станки, самолеты, работает университет.

А умерший курорт — звезда нереального мира — возродился на далеких берегах. Сегодня его сладкое имя носит отель в бывшем Карлсбаде:

«Отель «Хелуан» находится в центре курортной зоны Карловых Вар, в 100 м от главного павильона, в котором располагаются источники целебной воды и знаменитый источник-гейзер «Вржидло». Этот спокойный отель предлагает размещение в просторных, комфортабельных номерах, украшенных лепными потолками и кафельными каминами. Имеется телевидение с пакетом русских программ, ресторан с русской кухней. Курортный врач высшей категории назначит Вам курс лечения».

Есть ли здесь теперь «русские врачи»? Вряд ли — нынешние чехи почти все говорят по-русски, и наемники им нужны самое большее в уборщицы и вышибалы. А вот агенты в странах СНГ наверняка необходимы.

Рис. 5

Ведь когда-то не только роскошный «Аль-Хайят», но даже заведение обосновавшегося в прежнем Хелуане Рабиновича держали в крупных городах Империи своих «мамлюков» — представителей-докторов, отвечавших за набор клиентов (рис. 5).

Литература

  1. Беляков В. В. Российский некрополь в Египте // Генеалогический вестник.— 2002.— Вып. 10.— С. 11-19.
  2. Рознатовскiй В. Лечебныя средства Египта // Врачебная Газета.— 1913.— №23.— С. 830-832
  3. Пенцольдт Ф. Леченіе бугорчатки легких // Руководство по частной терапіи болъзней органов дыханія и кровообращенія.— С.-Петербург: Изданіе К. Л. Риккера, 1897.— С. 344-485.

Продолжение следует.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика