Логотип журнала "Провизор"








Quo vadis, канатоходец?

Вот уже 12 лет украинская медицина, подобно цирковому эквилибристу, балансирует в неустойчивом равновесии, подталкиваемая разнонаправленными внешними импульсами и собственными желаниями. Опасными кажутся ей и шаг влево (многим хочется назад, к советской модели, но уже привыкли получать с больных, да и Европу разочаруем), и шаг вправо, к рыночной схеме «здоровье тем, кто сможет за него заплатить» (хорошо зарабатывать «по-белому», конечно, спокойнее, да народ не поймет и окончательно осудит; еще многим ясно, что с их профессионализмом быть им «за бортом» новой системы). Амбивалентность корпоративного сознания конформно отображается многолетней полемикой в СМИ о недостаточности финансирования, о коррупционном разложении (синоним получения платы за медуслуги), о переходе к общеобязательному государственному социальному медицинскому страхованию (далее — ОМС), которое якобы все исправит, и т. д. Без страховки, убеждают одни, медицине не избежать печальной судьбы героя песни, сочиненной словно о сегодняшнем украинском здравоохранении:

Посмотрите — вот он
Без страховки идет.
Чуть правее наклон —
Упадет, пропадет!
Чуть левее наклон —
Все равно не спасти...

А потому надо срочно принять в повторном третьем чтении соответствующий законопроект и поскорее приступить к сбору денег — по принципу «из курицы можно приготовить 300 разных блюд, но в любом случае ее сначала надо ощипать». Заинтересованные в этом силы «продавливают» закон через Верховную Раду (ВР) под шум заявлений в СМИ типа «альтернативы ему нет», «можна критикувати його безкінечно, але не прийняти цей закон ми не маємо права» и т. д.; так говорят политики, полагающие, что народ воспримет ОМС как их заботу о здоровье бедных людей, а также структуры и должностные лица, рассчитывающие законно увеличить контролируемые ими финансовые потоки.

Однако, несмотря на кажущееся всемогущество админресурса, за 11 лет закон все еще не приняли; против него — не менее серьезные силы. Даже пропрезидентские фракции ВР могут выйти из повиновения, если речь заходит об ОМС (идеолог последнего, начальник главного управления стратегического планирования Минздрава Т. Педченко искренне удивляется: «Парадокс — при голосовании этот законопроект, включенный в программу правительства под № 1, помимо оппозиции не поддержала и фракция «Регионы Украины», в том числе ее лидер Раиса Богатырева...» [1]).

Противники немедленного принятия идейно разношерстны — здесь и коммунисты, отвергающие все, что предлагает «антинародный режим», и национал-демократы, считающие, как глава профильного комитета ВР Н. Полищук, что сначала надо реформировать медицину, а уже потом принимать ОМС, и частные страховые компании, вроде бы оставляемые законопроектом в стороне от задуманной в нем кормушки. Но суть их высказываний в СМИ едина: «Проект закона об ОМС в повторном третьем чтении не должен быть принят ни при каких обстоятельствах, так как он концептуально неверен, не улучшит ситуацию в здравоохранении, где по-прежнему будет процветать теневой сектор» [1]. Нарушать равновесие опасно; как выразился один из ораторов на коллегии Минздрава, «закони народжуються на замовлення окремих політичних груп і часто заперечують один одного, вщент руйнуючи й без того хитку споруду вітчизняної охорони здоров’я» [2].

Аргументация противников выглядит правдоподобной. Говорят, что на создание инфраструктуры ОМС уйдет несколько лет (Т. Педченко согласен — «придется еще года полтора поработать над нормативно-правовой базой, разработать стандарты и тарифы на лечение, подготовить кадры для медстрахования» [1]), что для ее содержания потребуются 50 тыс. чиновников и 1 млрд грн. ежегодно. Говорят, что законопроект возвращает нас в эпоху социализма — к централизованному сбору средств с неясным механизмом распределения, без гарантий каких-либо прав тех, кто платит взносы, и тем более без гарантий застрахованным. Говорят, что закон об ОМС не внесет улучшений в систему социального обеспечения, а приведет лишь к увеличению нагрузки на фонд заработной платы и уводу доходов в теневой оборот (известно, как наши граждане умеют скрывать доходы и любят платить налоги, зная, что они пойдут «на кормежку орды чиновников, которые за нашими спинами станут распоряжаться нашими же денежками» [3]). Наконец, говорят, что «при ОМС проиграют обе стороны: за небольшую прибавку в зарплате медикам придется расплачиваться массой неудобств, связанных с переходом на новую систему. А рядовой украинец, заплатив еще один налог и получив на руки страховой полис, «гарантирующий бесплатное получение медицинской помощи в рамках утвержденной правительством программы», по-прежнему будет сам покупать лекарства и оплачивать лечение, потому как средств в медицине как не было, так и не будет» [4].

Об отношении рядового украинца к намерениям государства (систематически не выполняющего взятые обязательства) принудительно облагодетельствовать свой народ красноречиво свидетельствуют цифры, полученные в [5]: введение ОМС поддерживают лишь 16,1% респондентов; еще 17,1% граждан уверены, что медицинское страхование (МС) должно быть и обязательным, и добровольным. А вот добровольное медицинское страхование (ДМС) поддерживают более половины опрошенных (58%). Очевидно, что люди отвергают насильственную заботу о себе и хотят иметь право выбора.

Здесь все понятно; интереснее узнать мнение врачей, которые окажутся одновременно и «общеобязательно страхуемыми», и оплачиваемыми исполнителями медуслуг. С одной стороны, они верят, что ОМС позволит повысить им зарплаты, что хорошо; с другой — деньги на это повышение будут «вывернуты» и из их карманов тоже, что плохо. Налицо раздвоение интересов, и представляется, что чем ниже в медицинской иерархии стоит человек, чем дальше он от «рулящих» средствами начальников, тем ближе должна быть его позиция к рядовому украинцу без диплома медвуза, и наоборот.

Чтобы выяснить это, а также динамику центра тяжести общественного мнения медиков, журнал «Провизор» провел повторный опрос посетителей ряда конференций, аналогичный по набору вопросов анкетированию 2001 г. [6]; редакция попросила автора прокомментировать результаты опросов.

Таблица 1. Сравнительные характеристики контингентов опрошенных

Год опроса 2001 2003
Всего анкет 131 366
Процент респондентов, работающих в практической медицине 62,7 72,1
Процентная доля «начальников»/«рядовых» 63,3/36,7 21,5/78,5
Процент респондентов, имеющих средний доход на члена семьи:
менее 100 грн. 19,1 8,4
100-300 грн. 61,1 66,9
300-500 грн. 15,3 17,2
более 500 грн. 1,5 7,5
Процент респондентов старше 40 лет 52,7 33,6

Несмотря на то, что респонденты 2003 г. оказались моложе и ниже должностным рангом, чем их предшественники (табл. 1), уровень заявленных ими доходов несколько подрос. При последующем анализе будем помнить, что ожидается расслоение контингента между носителями двух групп «сцепленных» признаков — это класс А («начальник, пожилой, богатый, довольный положением, поддерживающий инициативы властей») и класс Б («подчиненный, молодой, бедный, недовольный системой, нонконформист»); предполагается, что позиция врача из класса Б будет классово ближе к «обычному» гражданину, чем к коллеге по корпорации, озабоченному сохранением доходного status quo.

Таблица 2. Сравнение результатов опросов 2001 и 2003 гг.

Год 2001 2003
1. Процент респондентов, считающих существующее состояние системы социального страхования неудовлетворительным 92,4 91,5
2. Процент респондентов, считающих причиной неудовлетворительного развития МС:
низкие доходы населения 75,6 63,5
отсутствие законодательной базы 76,3 63,0
недостаток информации о МС 30,5 24,3
незаинтересованность самой медицины 25,2 32,9
неразвитость страховой инфраструктуры 24,4 35,9
отсутствие спроса на страховые услуги 11,5 6,6
3. Процент респондентов, работающих на предприятии, где не практикуется страхование по болезни 76,8 59,6
4. Процент незастрахованных респондентов по п. 3, считающих целесообразным введение:
ДМС 83,0 82,4
ОМС 71,6 52,4
5. Процент респондентов, считающих необходимым введение ОМС 74,8 80,0
6. Процент респондентов, имеющих полис МС 3,3 13,6
7. Процент респондентов по п. 6, которых побудило к покупке полиса МС:
требование работодателя нет данных 3,0
выгодное предложение страховщиков нет данных 2,2
гарантия оплаты части платежей работодателем нет данных 1,9
8. Процент респондентов, которых удерживает от оформления полиса МС:
нестабильность в стране 58,8 29,8
низкий уровень доходов 45,8 38,7
отсутствие информации 31,3 22,7
непонимание преимуществ МС 6,9 5,2
нежелание страховаться 3,8 0,8
негативный опыт работы со страховыми организациями 11,4 8,3
9. Процент респондентов, которых может побудить вложить деньги в МС:
увеличение доходов 54,2 53,3
стабильность в стране 51,1 43,4
изменения в законодательстве 50,4 41,2
улучшение качества жизни 35,1 35,1
повышение уровня медицинского обслуживания 40,5 26,8
возможность получения компенсации за полученный здоровью ущерб 39,7 20,2
более активная позиция органов здравоохранения 19,8 15,2
более активная позиция страховщиков 17,6 10,2
изменение общественного мнения 2,3 6,4
10. Процент респондентов, считающих, что фонды МС должны финансироваться из следующих источников:
работодатель 81,7 76,8
госбюджет 51,1 57,2
работник 61,1 49,2
благотворительность 33,6 27,9
дополнительный налог 12,2 6,4
11. Процент респондентов, считающих, что распорядителями фондов при ОМС должны быть:
органы здравоохранения 27,5 24,2
страховые компании 31,3 27,9
и те, и другие 40,5 47,9
12. Процент респондентов, знакомых с системами МС за рубежом 48,8 60,0

Как видно из п. 1 табл. 2, общий высокий уровень недовольства положением за два года не изменился. Важная деталь: процент довольных существующей системой в классе А систематически выше (возраст до 25 лет — 3,7%, более 40 лет — 7,6%; доход более 500 грн.— 19,2%, тогда как в остальных возрастных группах — 3-4%).

Зато мнение респондентов о причинах скверного положения (п. 2 табл. 2) изменилось довольно заметно, при этом значение таких факторов, как низкие доходы и непринятие закона ВР снизилось, а понимание того, что сама медицина не готова к реформе (не создается новая инфраструктура) и даже не заинтересована в ней — напротив, усилилось. Характерно, что именно представители класса А продолжают чаще сетовать на отсутствие «законодательной базы» (доход до 100 грн.— 51,7%, свыше 500 грн.— 73,1%) и реже остальных респондентов признают свою незаинтересованность в реформе (доход до 100 грн.— 48,3%, свыше 500 грн.— 26,9%).

Вопреки стойкому негативизму оценок, данные пп. 3 и 6 указывают на то, что фактически вовлеченность респондентов в МС за 2 года существенно увеличилась. Число имеющих полис МС закономерно растет с уровнем дохода (до 100 грн.— 3,5%, свыше 500 грн.— 26,9%); ссылки на роль работодателя в оплате полиса (п. 7) наводят на мысль, что этот рост идет за счет членов класса А — тоже отчасти работодателей.

Показательны ответы с оценками ОМС: когда надо оценить последнее вообще, респонденты демонстрируют высокую лояльность к законопроекту властей (п. 5), причем класс А осмеливается возражать против него значительно реже, чем молодые и бедные коллеги (возраст до 25 лет — 16,7% «против», более 40 лет — 9,3%; доход до 100 грн.— 28,6% «против», свыше 500 грн.— 7,7%). Но если речь заходит о своем предприятии (п. 4), респонденты стабильно хотят ДМС, а доля сторонников «обязаловки» за 2 года резко упала.

Итак, большую часть врачей добровольное страхование тоже привлекает сильнее, чем ОМС — они все же умные люди. И значимость факторов, удерживающих их от траты кровных на полис МС, заметно уменьшилась за 2 года (п. 8). Упал и вес условий, выполнение которых подтолкнуло бы опрошенных к рискованному поступку. Одно исключение: «изменение общественного мнения» в п. 9 можно понимать и как синоним повышения доверия к страховщикам, и как просто моду на страхование.

Любопытно, что врачи в массе более доверчивы (или не попадали под развалины страховых «финансовых пирамид»?), чем «обычные» украинцы. Согласно [5], именно недоверие к страховым компаниям граждане, не имеющие страхового полиса, называют главной причиной своего нежелания страховаться (55,8% опрошенных); отсутствие денег является таковой лишь для 23,8% респондентов. Доверие к страховщикам засвидетельствовали 10,7% граждан (к государственным фондам — 17,5%, негосударственным — 4,7%).

Будем откровенны: мнение наших респондентов о будущей схеме ОМС в лучшем случае умозрительно, в худшем — некомпетентно: своего опыта они не нажили, и лишь половина заявляла и заявляет, что знакома с опытом МС за рубежом (п. 12; интересно, что уровень знакомства снижается от класса Б к классу А: возраст до 25 лет — 77,3%, свыше 40 лет — 52,6%). Отсюда, вероятно, и маниловские мысли о благотворительности (п. 10), но в остальном опрошенные демонстрируют трезвость и здоровый эгоизм: снижается готовность платить «налог на здоровье» как прямо, так и через госбюджет.

Об абстрактном для них вопросе — кому можно доверить распоряжаться фондами ОМС? — респонденты, судя по данным п. 11, за эти 2 года задумывались мало. Отметим лишь, что именно представители класса А, уже получившие тот самый опыт общения со страховыми компаниями, демонстрируют стабильно меньший уровень доверия к ним (возраст до 25 лет — 32,1%, свыше 40 лет — 24,6%; доход до 100 грн.— 41,4%, свыше 500 грн.— 24,0%), и предпочитают «идти без страховки».

Итак, хотя в целом данные опросов отразили постепенный дрейф корпоративного мнения в сторону априорного неодобрения ОМС, уровень поддержки инициативы властей у медиков все еще достаточно высок и заметно превосходит ожидания «обычного» населения. По-видимому, именно класс А, в том числе с использованием служебного положения, поддерживает такие настроения. И, конечно, это ему очень нужно пройти под барабанную дробь пиара, пренебрегая придирками лилипутов («так казалось ему с высоты») к голосованию в ВР — тем «всего трем минутам борьбы».

Но где окажется наш канатоходец потом? На твердой почве или... в опилках?

В. Продан

Литература

  1. Галковская Т. Море, отдых и... закон о страховании // Зеркало недели.— 2003.— № 29.— С. 15.
  2. Дудар О., Тернова С. Охорона здоров'я потребує якісних змін: такого висновку дійшли учасники підсумкової колегії МОЗ України // Ваше здоров’я.— 2003.— № 30.— С. 1-3.
  3. Марченко В. Медицинская страховка — отнюдь не гарантия эффективного лечения. Скорее — наоборот // facts.kiev.ua
  4. Глебов А. Зачем им нужна страховая медицина? // nw.com.ua
  5. Барановский А. Большие проблемы маленького рынка // Зеркало недели.— 2003.— № 30.— С. 10.
  6. Немченко А. С., Панфилова А. Л. Еще раз о медицинском страховании // Провизор.— 2001.— № 12.— С.12-15.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика