Логотип журнала "Провизор"








Актуальные проблемы эндокринологии

Tempora mutantur

Времена меняются, и мы должны меняться вместе с ними, чтобы строить свое будущее. Сознавая актуальность проблемы, организаторы состоявшейся 24-26 июля в Харькове 47-й научно-практической конференции эндокринологов (см. «Провизор» №14’2003) интересовались — о чем и от кого участники хотят услышать через год, какие формы работы, кроме лекций, целесообразно использовать?

Факт, что и конференция, и ее участники в массе давно переросли уровень учебных сборов и школярские традиции пассивного восприятия абсолютных истин; сегодня слушатели сами получают информацию о новостях и проблемах эндокринологии. «Провизор» провел на конференции анкетирование, в котором приняли участие 65 респондентов (74,1% группы — эндокринологи, 72,1% непосредственно занимаются лечебной работой); анкета показала, что 62,9% из них не реже чем еженедельно просматривают профессиональные издания, а 44,1% не реже чем ежемесячно ищут информацию в сети Интернет. Ясно, что эти активные, совсем не старые люди (средний возраст 39 лет) уже слышали о возникших дискуссионных вопросах и в зале хотели бы подробнее узнать мнения и аргументацию корифеев. Узнать, подумать и самим определить свою позицию — ведь, по проф. В. И. Панькиву, эндокринология самая творческая специальность именно потому, что здесь приходится думать больше, чем где-либо.

И тут у организаторов есть большие резервы на перспективу; они это понимают, предлагая как новую форму работы будущих конференций «дискуссии по отдельным вопросам». Но пока стремление не затрагивать острые темы преобладает: не случайно программа почти не касалась такой популярной недавно «женской» заместительной гормонотерапии (ЗГТ). А ведь аудитории наверняка хотелось услышать — так ли сильны козыри, сданные судьбой противникам ЗГТ (которых и раньше было немало, только свои позиции они защищали на неэндокринологических форумах), и велик ли шанс парировать угрозу у промоутеров гормональных препаратов, вдруг притихших, как по команде?

Менторский, не допускающий и тени сомнений в сказанном с трибуны стиль выступлений доминировал на диабетологической части конференции; радостным исключением оказался лишь доклад проф. В. В. Полторак, где затрагивались дискуссионные вопросы о повреждающем действии сульфаниламидов на сердечно-сосудистую систему, о феномене ишемического прекондиционирования. За рубежом установлено, что кратковременные приступы стенокардии «тренируют» миокард; как следствие, инфаркт протекает легче, меньше размеры очага. При сахарном диабете (СД) этот феномен утрачивается, а инсулин его стимулирует; изучаются перспективы управления ишемическим «закаливанием».

Представляется, что желание «не замечать» острые углы и давать односторонние оценки (приводящие к атрофии самостоятельного мышления у слушателей и потому, по большому счету, вредные для медицины) обусловлено диктатом фармпроизводителей в этих секторах эндокринологии — дискуссия могла бы нанести ущерб их престижу. Приятней писать о другой части конференции, где докладчики не побоялись вынести на люди спорные, неоднозначные вопросы профилактики и лечения патологий щитовидной железы («До настоящего времени многие вопросы тактики терапии тиреопатологий остаются дискутабельными»). Аудитория живо реагировала вопросами и даже спонтанными выступлениями с мест на лекции Ю. И. Караченцева, В. И. Панькива; последующие докладчики позволяли себе спорить с предыдущими; острые темы, даже не обозначенные в программе, сами собой всплыли в дискуссии, как тема йоддефицита (ЙД), и их не боялись трогать. Коллективная работа мысли отрадно контрастировала с дремотной, равнодушной тишиной после никого не задевших докладов по СД.

Хозяева конференции представляли активную позицию, отрицающую невмешательство: надо не выжидать, а целенаправленно искать патологию щитовидной железы (ЩЖ) и агрессивно лечить ее, не сковывая себя искусственными ограничениями (тем более, что данные сонографии и пункционной биопсии часто неточны). «При узловом зобе киевляне не оперируют узлы размером менее 1,0 см,— сказал Ю. И. Караченцев,— а мы считаем, что все узлы — предрак, и что лучше «перебдеть, чем недобдеть». Вероятно, поэтому мы находим рак в 4,7% случаев, а в столице — всего в 0,3%. Нет, у наших хирургов не чешутся руки, но операции на ЩЖ надо делать чаще, не оглядываясь на западные тенденции: в Европе оперируют не всех из-за давления страховых компаний, боящихся риска судебных исков по послеоперационным осложнениям. В Украине же этого риска нет».

Не преклоняться перед Западом, а уважать оригинальные труды отечественных ученых по аутоиммунному тиреоидиту (АИТ) требовала И. В. Гопкалова. «Мы считаем АИТ самостоятельной патологией и стремимся его лечить»,— сказала она. В арсенале ИПЭПа — лазерная терапия, криовоздействия на кожу, подсадка криоконсервированной ЩЖ в подкожную клетчатку брюшины (ее хватает на 1-1,5 года; потом больные приезжают на «подзарядку»). Отечественные ученые связывают наблюдаемый ими рост заболеваемости эндокринными патологиями, и АИТ в частности, с экологическими факторами, включая Чернобыльский (79,7% респондентов анкеты), однако больше половины (51,6%) считают, что большой вклад сюда вносят также социальные стрессы.

К последним, на взгляд автора, следует отнести и радиофобический психоз, и гипердиагностику. О распространенности последней говорил на конференции проф. В. И. Панькив, предостерегая слушателей от чрезмерной онконастороженности и зуда в руках: «Нередко бывает, что УЗИсты, не имея права на клинический диагноз, сразу пишут «рак ЩЖ» и направляют больного прямо к хирургам, пугая его до полусмерти и минуя даже районного эндокринолога».

Очень осторожно Владимир Иванович напомнил, что на Западе АИТ не считают самостоятельной болезнью и «в приличных домах вообще не лечат», потому что доказанных средств влияния на аутоиммунный процесс медицина пока не знает. Кое-кто даже называет АИТ «одной из наибольших профанаций на теле эндокринологии», так как в странах СНГ на его активный поиск и лечение недоказанными (а нередко более опасными, чем самое худшее, к чему он может привести — гипотиреоз) средствами тратят много ресурсов, «отправляя пациента по этапу неоправданных обследований и манипуляций, что снижает его доверие к врачам и толкает к знахарям».

В. И. Панькив обратил внимание слушателей на очень большие (почти в 10 раз!) расхождения в официально фиксируемой заболеваемости АИТ даже в соседних областях Украины, что наводит на мысль о зависимости этой цифры от степени активности, с которой здесь выявляют загадочную патологию.

В то же время профессор признал, что есть пациентки, которые сами хотят лечиться и требуют, чтобы им назначили какие-нибудь лекарства, пусть и без доказанной эффективности; сам он при АИТ рекомендует вобензим (тем, кто имеет возможность) и вообще считает: если больной верит, например, в йод-актив — пусть принимает, вреда не будет.

Результаты анкеты подтвердили наличие веры в подобные средства и у слушателей конференции: 51,7% респондентов назначают в комплексной терапии эндокринных патологий БАД, 58,6% — гомеопатические средства, 23,9% — препараты системной энзимотерапии. И не случайно, наверное, 95,2% респондентов ощущают потребность в консультациях специалиста профиля «клинический провизор» или «клинический фармаколог».

Теперь несколько слов о такой актуальной, если судить по прессе, проблеме, как ЙД в Украине. Как угрожает один журнал, «в зависимости от степени ЙД может наблюдаться широкий спектр патологических состояний, начиная от легких нарушений в виде небольшого эутиреоидного зоба и заканчивая онкопатологией, микседемой, кретинизмом, десмутизмом и тяжелыми неврологическими расстройствами». Другой журнал стыдит: «Страдать от ЙД в наше время некрасиво, несовременно и некультурно. Уже в 80 странах Европы, Азии, Африки и Америки он полностью ликвидирован, а мы опять отстаем. Положение нужно немедленно исправлять с помощью…».

Сегодня 71,9% наших респондентов считают эффективными средствами восполнения ЙД лекарственные препараты йода (причем 62,2% из них отдает предпочтение импортным лекарствам, несмотря на наличие отечественной продукции — например, антиструмина и появившегося недавно йодид-фармака), 48,4% — йодированную соль, 26,6% — йодсодержащие БАД.

В отношении того, кому следует восполнять ЙД, респонденты оказались достаточно консервативными: большинство (73,4%) считает, что это следует делать в эндемичных по йоду регионах, меньшая часть стоит за назначение йода женщинам в период беременности (37,5%) и детям (28,2%). И лишь немногие (17,2%) считают необходимым поголовную йодизацию населения Украины, т. е. разделяют положения приказа Минздрава.

Вопрос вызвал острую полемику: некоторые выступающие усматривают отрицательную корреляцию между ЙД и частотой АИТ в регионах, и потому считают, что огульно вводить массовую йод-профилактику приказом Минздрава — вредительство и что тот, кто рекомендовал это подписавшей приказ Бобылевой, действовал не в интересах здравоохранения.

В. И. Панькив успокаивал горячащихся оппонентов: не надо бояться препаратов йода; йодирование соли по всей стране не опасно; и то, и другое, по сути, влияет только на сознание людей.

Все услышанное, несомненно, дало слушателям богатую пищу для размышлений. А разве в диабетологии меньше дискуссионных проблем, по которым полезно выслушать разные мнения? Сравнивая результаты анкеты с данными, полученными здесь же год назад («Провизор» № 17'2002), видишь: 44,3% респондентов считают, что бесплатное обеспечение больных инсулинами за это время улучшилось, и лишь 16,4% — что ухудшилось. Вместе с тем украинские СМИ в мае-июне с. г. снова сообщали о пикетах диабетиков в некоторых регионах, а поставщики импортных инсулинов в кулуарах говорили о продолжающейся задержке тендеров: смена министра пошла на пользу только отечественному производителю…

Несмотря на это, лишь 31,2% респондентов анкеты предпочитают назначать украинские инсулины (год назад — 34%). Разгадка, возможно, в том, что 69,2% ответивших на нее — харьковчане: именно наших земляков на II Данилевских чтениях (февраль 2003 г.) директор «Индара» проф. А. П. Лазарев упрекнул в злостном игнорировании отечественного производителя: по его данным, лишь 50% пациентов в Харькове получают индаровские инсулины, тогда как по стране в среднем — более 80%. В чем дело? — сурово спросил он и пообещал, что власть и государство позаботятся о людях. Результат заботы налицо.

А какими видят респонденты этих самых людей? Лишь 44,7% диабетиков, по мнению эндокринологов, сегодня восприимчивы к просветительской работе врачей и производителей, на которую тратится немало ресурсов, а 80,3% склонны отказываться от назначенного лечения СД по финансовым причинам.

Анкета показала также достоверный сдвиг предпочтений за прошедший год в сторону человеческих генно-инженерных инсулинов (71,0% против 54%) и картриджных форм (68,4% против 54%).

Будем надеяться, что обо всем этом речь зайдет на следующей встрече в Харькове, через год, и что новые формы работы оживят коллективную мысль. Ведь времена меняются, пусть не очень заметно, уже сегодня организаторы отчетной конференции предложили слушателям такую новинку, как презентации патентов и методических рекомендаций ИПЭПа. А любые чаяния «движения воды», способного очистить застойные зоны эндокринологии от предубежденности и неоправданных преференций, надо только приветствовать.

В. Продан





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика