Логотип журнала "Провизор"








Пятьдесят третий элемент. Коллизии и иллюзии

Н. П. Аржанов, г. Харьков

«Трудно найти другой элемент, который был бы более полон загадок и противоречий, чем йод. Мы так мало его знаем и так плохо понимаем основные вехи в истории его странствований, что до сих пор остается непонятным, почему мы лечим при помощи йода и откуда он взялся на Земле»,— писал академик А. Е. Ферсман несколько десятилетий назад. С тех пор понимания, похоже, не прибавилось, и известный гомеопат Т. Д. Попова констатирует: «Не только геохимику, но и медикам до конца еще не известно, почему мы лечим йодом» [1].

Действительно, коллизий в истории йода — масса: приоритетных, медицинских (йод применяют наружно и внутрь, как антисептик и как микроэлемент, без которого жизнь невозможна), геологических (считают, что он не родился, как другие элементы, в глубинах Земли) и, наконец, философских (есть гипотеза, что йод явлен нам свыше — «его поистине космическую роль в появлении, развитии и сохранении жизни на Земле не мог и не может взять на себя никакой другой элемент»). Кажется, будто именно йод имел в виду религиозный философ Павел Флоренский, утверждая:

«Целокупная истина, падая с неба, разбивается здесь на противоположные элементы. Возможность охватить целое есть, но для этого необходимо особое проникновение в реальность за счет восприятия таинственного опыта Церкви» (www.krotov.org).

Попытаемся охватить целое более доступным способом — трезво взглянув на него с разных сторон и помня о возможной иллюзорности части видимых обликов. Вездесущий йод лишь кажется очень доступным: его на планете очень мало — меньше, чем элементов, называемых «редкоземельными». И ассоциирован он не с земной твердью, а с океаном и жизнью, там зародившейся:

«Йод является крайне редким элементом и, несмотря на это, присутствует в небольшом количестве почти во всех природных телах планеты: в воде, почвах, минералах, растениях, животных.

В магмах и образовавшихся из них породах (гранитах, базальтах) соединения йода очень рассеяны, а глубинные его минералы не известны. История йода в земной коре тесно связана с живым веществом и биогенной миграцией. Основным его резервуаром служит Мировой океан (в 1 л воды в среднем содержится 50 мкг йода). В каплях морской воды соединения йода попадают в атмосферу и переносятся ветрами на континенты в виде дождевых осадков. Местности, удаленные от океана или отгороженные от морских ветров горами, обеднены йодом. В биосфере наблюдаются процессы его концентрации, особенно морскими организмами. Йод легко адсорбируется органическими веществами почв и морских илов. При уплотнении илов и образовании осадочных пород часть йода переходит в подземные воды. Так образуются йодо-бромные воды, характерные для районов нефтяных месторождений (местами 1 л этих вод содержит свыше 100 мг йода, в среднем — 20-40 мг).

Сырьем для промышленного получения йода в России служат нефтяные буровые воды; за рубежом — морские водоросли, а также маточные растворы чилийской (натриевой) селитры, содержащие до 0,4% йода» (oilgazhim.8m.com).

Залежи селитры в Чили образовались, как считают, из тысячелетиями накапливавшегося гуано — помета морских птиц, питающихся морской рыбой (а та — водорослями). Так что брезгливые предпочтут йод, добываемый непосредственно из водорослей:

«Некоторые организмы-концентраторы йода (например, морские водоросли — фукус, ламинария, филлофора) накапливают до 1% йода, некоторые губки — до 8,5% (в скелетном веществе спонгине)» (Там же).

Водоросли и губки использовала древняя медицина: в Европе на целебные свойства морских водорослей при зобе указывал Гиппократ; в Азии это было сделано еще на тысячу лет раньше:

«Китайский кодекс 1567 г. до н. э. рекомендует для лечения зоба морские водоросли» (chemistry.narod.ru).

А в Средние века врачи эмпирически выяснили, в каком морском организме йода больше всего; тогда же начались и споры о приоритете [1]:

«Жженую губку первым начал применять как противозобное лекарство в XIV в. Арнальдо де Вилланова».

Как химический элемент йод был открыт также в водорослях; сделал это прагматичный буржуа Бернар Куртуа (1777-1838), движимый, как считают, не любознательностью, а желанием устранить причины ускоренной амортизации основных фондов:

«Йод был открыт в 1811 г. французским химиком-технологом Б. Куртуа. В годы Великой французской революции он помогал отцу «извлекать из недр земли основной элемент оружия для поражения тиранов» (калийную селитру), а позже самостоятельно занялся селитроварением, производством соды и мыла» (chemistry.narod.ru).

«Во Франции и других странах с давних пор из золы морских водорослей получали щелочное вещество, называвшееся soude de varech или просто varech (англ. wrack, древнерусское вараха). Куртуа обнаружил, что раствор этой золы сильно разъедает медный котел, в котором производилось выпаривание. Желая выяснить причину этого, он стал добавлять к раствору различные реагенты» (www.chem.msu.su).

Saude — понятно, «сода», а русский эквивалент varech и wrack — это, на наш взгляд, «ворох» (мусора, выброшенного на берег моря). Версия, рисующая Куртуа алчным предпринимателем, наживающимся даже на мусоре, приписывает его открытие… кошке:

«Рассказывают, что однажды в лаборатории Куртуа его любимая кошка, сидевшая на плече хозяина, внезапно спрыгнула на стол, где стояли колбы с реактивами. Разбились две: с серной кислотой и с золой водорослей в этиловом спирте, и вдруг от стола поднялись клубы ярко-фиолетового «дыма». Это были пары йода» (som.fio.ru).

Однако эта версия — не более чем иллюзия, рожденная завистниками. Не кошка, а сам Куртуа «некоторое время был в Дижоне ассистентом Л. Б. Гитона де Морво (1737-1816) — известного химика, соавтора Лавуазье, заведующего кафедрой минеральной химии в Политехнической школе с 1795 г., политика, юриста, поэта и энциклопедиста». И понятно зачем — де Морво, редкостно разносторонний человек, «еще в 1778 г. основал завод по производству селитры, впервые во Франции организовал производство соды». Его талантливый ученик, в отличие от сегодняшних «деловаров», хорошо понимал: с наукой надо дружить, даже если кажется, что она увлечена лишь забавными пустяками:

«Куртуа не был простым ремесленником — проработав три года в аптеке, он получил разрешение слушать лекции по химии и заниматься в лаборатории Политехнической школы в Париже у знаменитого Фуркруа. Свои познания он приложил к изучению золы морских водорослей; добавив к раствору концентрированную серную кислоту, Куртуа обнаружил выделение фиолетовых паров, принадлежащих какому-то неизвестному веществу. Не исключено, что нечто подобное наблюдали и современники Куртуа, но именно он первым перешел от наблюдений к исследованиям, от исследований — к выводам (цитируем статью, написанную им):

«В маточном растворе щелока, полученного из водорослей, содержится достаточно большое количество необычного и любопытного вещества. Его легко выделить. Для этого достаточно прилить серную кислоту к маточному раствору и нагреть его в реторте, соединенной с приемником. Новое вещество осаждается в виде черного порошка, превращающегося при нагревании в пары великолепного фиолетового цвета. Эти пары конденсируются в форме блестящих кристаллических пластинок, имеющих блеск, сходный с блеском сульфида свинца. Удивительная окраска паров нового вещества позволяет отличить его от всех доныне известных веществ. У него наблюдаются и другие замечательные свойства, что придает его открытию величайший интерес» (chemistry.narod.ru).

Наука, получив от химика-бизнесмена готовый йод, поспешила приписать открытие себе — ведь открывать новые элементы достойны лишь ученые. Впрочем, в приоритетной лихорадке вокруг йода сыграли свою роль и благородные патриотические мотивы [2]:

«Куртуа, выделивший неизвестное вещество, передал его ассистентам Гитона де Морво — химикам Н. Клеману (1779-1841) и Ш. Б. Дезорму (1778-1862) — для исследования. Результаты их работы показали, что это вещество является соединением неизвестного в то время элемента. Осенью 1813 г., когда Клеман и Дезорм все еще не опубликовали свои данные, они встретились в коридоре Политехнической школы с профессором Ж. Л. Гей-Люссаком (1778-1850).

— Что у вас нового, Клеман? Чем обрадуете нас этой осенью? — спросил Гей-Люссак.

— Вы, наверное, знаете, что мы открыли в золе морских водорослей новый элемент.

— Вам удалось изолировать его в чистом виде?

— Пока нет, но соединения, которые он образует, не походят ни на одно соединение известных до сих элементов.

— Пожалуйста, принесите немного этого вещества. Хотелось бы увидеть его своими глазами.

— К сожалению, его уже нет. Неделю назад у нас в лаборатории был Гемфри Дэви. Он тоже заинтересовался этим веществом, и я отдал ему все, что у нас было.

Гей-Люссак прямо подскочил в кресле.

— Непростительная, фатальная ошибка — отдать иностранцу последний остаток! Теперь Дэви откроет этот элемент, опубликует результаты, и слава открытия будет принадлежать Англии.

— Совсем не подумал об этом,— сконфуженно пробормотал Клеман.

— Надо во что бы то ни стало опередить Дэви! Где сейчас Куртуа? Он немедленно должен передать нам хотя бы немного этого вещества. Надо начать работу, круглосуточную работу. Мы должны позаботиться о престиже своей страны!»

Теперь вы понимаете, почему Жозеф Луи Гей-Люссак делал научную карьеру настолько быстрее своих тугодумных ровесников (к тем же годам уже стал и академиком!). Он был человеком мужественным до отчаянности, начинавшим, не дрогнув, любое опасное предприятие — полет на воздушном шаре, опыты со взрывами, рискованное путешествие.

«Гей-Люссак выбежал из лаборатории. Он нашел Куртуа, кратко объяснил случившееся и забрал у него случайно сохранившееся вещество. Работа в лаборатории закипела, трудились днем и ночью… Через несколько дней удалось получить элемент в чистом виде. Мелкие чешуйки сверкали как металлические; при нагревании они испарялись и тяжелые фиолетовые пары заполняли колбу.

— Назовем этот элемент йодом,— сказал Гей-Люссак Пелузу, молодому ученому, который помогал ему в исследованиях.— «Иоэйдес» по-гречески означает «фиалковый». Это всегда будет напоминать об одном из его характерных свойств.

Опасения Гей-Люссака были не напрасны. Одновременно со статьей Клемана, Дезорма и Гей-Люссака в декабре 1813 г. была опубликована работа Г. Дэви; исследователи пришли к выводу, что новое вещество похоже на хлор» [2].

Исторический фон этой коллизии — война, где Англия, гражданином которой являлся Дэви, была противником Франции; как раз в середине октября 1813 г. Наполеон проиграл союзникам сражение под Лейпцигом, а в марте 1814 г. пал Париж. Впрочем, в те времена ученые противной стороны не считались врагами, а передача им научных материалов — «изменой родине в форме шпионажа». Более того, их даже награждали. Бертолле с трибуны Академии наук возглашал [2]:

«— Уважаемые коллеги! Большой успех Гемфри Дэви (получение металлических натрия и калия — Н. А.) оценен и нашим правительством: несмотря на то, что мы находимся в состоянии войны с Англией, Дэви награжден орденом, который будет вручен ему лично императором».

Дэви, открывший до этого хлор (chlorine), установив сходство многих свойств хлора и йода, предложил именовать последний йодином (iodine); это название принято в Англии и США до сих пор. Были и другие предложения:

«В 1814 г. бельгийский химик Ван-Монс предложил называть новый элемент вареном (varine) по названию продукта, из которого он был получен, но его не поддержали. В русской химической литературе элемент называли йодиний (Двигубский, 1824), йодис (Страхов, 1825), йодий (Иовский, 1827), йод (Гесс, 1824)» (www.chem.msu.su).

Характерно, что уже первые русские описания йода как лекарства содержали попытки задним числом найти иллюзорный отечественный приоритет [3]:

«Основным трудом А. П. Нелюбина является книга «Фармакография или химико-врачебное предписание приготовления и употребления новейших лекарств», причем если первое издание 1827 г. состояло из 1 тома в 436 стр., то четвертое (1840-1842 гг.) содержало 4 тома объемом в 1790 стр.

Описание йода занимает 71 страницу. Вначале следуют разделы: историческое известие, следы давнего употребления и содержание йода в растительных, животных и ископаемых телах. Нелюбин пишет, что за 100 лет до открытия йода он замечен был учеными в виде «голубой краски и синей земли», о которых упоминает и русский фармацевт XVIII в. Биндгейм».

На самом деле Я. Биндгейм был аптекарем:

«В конце XVIII в. еще не было специального курса фармакологии, а практические занятия поручали обыкновенно аптекарю. В учебном 1796/97 году на медицинском факультете Московского университета в программе преподавания было написано: «Иаков Биндгейм, аптекарь... будет показывать простые, от трех царств природы взятые лекарства, их знаки и доброту, потом места, откуда они привозятся, за какую цену здесь покупаются и продаются; наконец, будет показывать такие составы сложных лекарств, какие у него делаются и какие в рецептах обыкновенно прописывают медики» (Catalogus lectionum et exercitationum publicum, in universitate caesarea mosquensi, a XVII augusti anni MDCCXCVI ad XXVI iunii anni MDCCXCVII habendarum).

Показательно, что к выходу монографии Нелюбина йод стал очень популярным лекарством и потому — объектом аптечных подделок [3]:

«Приводятся существующие методы добывания йода. Описаны физические и химические свойства его, методы открытия в различных телах, а также способы испытания торговых сортов препарата на предмет обнаружения подмесей (свинцового блеска, окисла марганца, графита, угля и др.). Указаны способы приготовления йодистых препаратов — йодистого калия и др., изложены методы их анализа. Описано динамическое действие йода, приведены показания и противопоказания для его медицинского применения.

Затем следует подробное изложение технологии изготовления в лаборатории и аптеке лекарственных форм из йода. Это был перйод широкого применения йодистых препаратов в медицине и, кроме знакомых нам йодистых мазей, настойки, сиропа, пилюль, люголевского раствора и т.п. описаны йодистый кальций, барий, золото и искусственные йодистые минеральные воды».

Молодая медицина, еще не знающая лекарственного изобилия, сразу стала главным потребителем йода и остается таковым, по-видимому, до сих пор. Сегодня и титулованные эндокринологи, и распространители БАДов, и «народные целители» наперебой убеждают общество, что без йода нам не стать «счастливей, здоровей и веселей», что принимать его престижно, культурно и т. д.:

«Каждого из нас волнуют вопросы, как добиться успеха на работе, как заработать побольше денег, как иметь счастье в личной жизни, как поправить здоровье. Решение всех этих насущных вопросов лежит в одном элементе, который известен каждому — это йод. Все гормоны щитовидной железы на 65% состоят из него; среди врачей их называют дирижерами жизни — они обеспечивают человеку интеллектуальное развитие, от них зависит коэффициент IQ и успех в жизни. От гормонов щитовидной железы зависят все гормоны сексуальной активности; как это влияет на жизнь, не надо объяснять. Принимать йод — это социальная культура общества» (www.medradar.ru).

Врачи, презрительно третируя БАДы, тем не менее согласны с их промоутерами — йод принимать надо, но только в виде «настоящих» лекарств:

«— Моему ребенку назначены препараты йода. Я даю ему йод-актив. Но местный эндокринолог относится к нему с недоверием, говоря, что не известно, содержится ли там йод в необходимом количестве. Он рекомендует немецкий препарат калий йодид, который ощутимо дороже. Действительно ли от йод-актив лучше отказаться и какие еще существуют препараты, содержащие йод?

— Йод-актив — это БАД, а не лекарственный препарат, и ваш врач имеет право сомневаться в ее качестве. Препарат антиструмин также содержит йод и стоит дешевле, чем калия йодид».

Правда, и среди врачей по-прежнему есть сомневающиеся в том, что йод, особенно в виде калиевой соли — универсальный ключ к счастью: по интернет-форумам кочует афоризм некоего профессора: «Даже йод в кале лучше, чем йодид калия». Раньше сомневающиеся в его иллюзорной универсальности высказывали свое мнение открыто [4]:

«Среди дъйствительных средств нашего лекарственнаго арсенала лишь немногими злоупотребляли в такой мъръ, как iодистым калiем. С тъх пор, как Coindet во Францiи и Formey в Германiи предложили его против зоба и он оказался дъйствительным при нъкоторых состоянiях, им стали пользоваться при всъх патологических процессах».

«В наше время, когда прежнiй терапевтическiй нигилизм смънился какой-то безграничной върой в чудодъйственную силу лекарств, неръдко убъждаешься, что врачи, переходя от одного средства к другому, в своем терапевтическом рвенiи забывают о возможности причинить больному непоправимый вред. Примъром может служить такое старое и испытанное средство, как iод, который широко примъняется и без врачебнаго предписанiя наружно и внутрь при самых различных заболъванiях. По укоренившейся традицiи врачи тоже назначают iод larga manu, особенно при заболъванiях щитовидной железы и артерiосклерозъ. Против этого ръшительно выступили многiе клиницисты с проф. Крелем во главъ. И дъйствительно, приходится часто наблюдать больных, у которых под влiянiем леченiя iодом развились тяжелыя функцiональныя разстройства» (Munch. Med. Woch., 1910, № 47).

Злоупотребления, и верно, случались, что и сегодня дает повод ревнителям дипломированной научности утверждать: йод в руках целителей — смертельный яд:

«Появилась методика лечения йодом (5% спиртовой настойкой) в чудовищных количествах; ее печатает чуть ли не каждая сомнительная газетенка «оздоровительного толка». А недавно вышла брошюрка некоего Преображенского «Полное очищение и лечение йодом». Автор утверждает, что его методика эффективна для укрепления иммунной системы; ее опробование во время эпидемии гриппа якобы показало, что люди, принимающие раствор йода с профилактической целью, заболевали примерно в 9 раз реже, чем все остальные.

Но попробуйте посчитать, сколько йода надо принять пациенту, желающему укрепить свою иммунную систему — в день до 20 капель. И если учесть, что смертельная доза — 15 капель, то рискнувший опробовать эту методику больше никогда и ничем болеть просто не сможет. И даже то, что йод рекомендуется принимать с молоком, ситуацию не облегчает.

За год нужно провести три курса; один курс — 422 капли. В стандартном флакончике 5% настойки йода — примерно 100 капель. Значит, один курс — 4 флакона йода; три курса — 12 флаконов йода в год. Что это — безответственность и правовая вседозволенность или обыкновенная глупость?» (health2000.agava.ru).

Но противоречивый йод не так примитивно однозначен, каким его хотят выставить. На самом деле все не столь уж глупо: при постепенном повышении дозы любого яда человек вырабатывает к нему резистентность (доказано Митридатом!). А в старом журнале находим методику, очень похожую на «преображенскую»; здесь 20 капель (вдвое большей концентрации) — не дневная, а разовая доза! И никто из сотен больных от нее, вопреки прогнозам догматиков, не скончался [5]:

«Идiосинкразiя к iодистым препаратам встръчается довольно часто. Но в послъднiе годы мнъ удалось замътить, что из многочисленных iодистых препаратов один отличается наименьшей способностью вызывать iодизм даже у лиц с завъдомо установленной идiосинкразiей: это — iодная настойка. Этот препарат я стал примънять очень осторожно; первое время я назначал им 1 каплю 10% настойки в день в большом количествъ молока, а затъм постепенно увеличивал эту дозу на 1 каплю чрез 2-3 дня. Лица, которыя не переносили ни iодистаго калiя, ни других iодистых препаратов, совершенно свободно переносили маленькiя дозы iодной настойки. Очень постепенно увеличивая дозу настойки, я убъдился, что она удовлетворительно переносится в таких дозах, как 5-20 и болъе капель на прiем, по 2-3 раза в день.

Мои наблюденiя над примъненiем iодной настойки обнимают сотни лиц, и почти ни у кого из них я не мог отмътить, чтобы он не переносил iодной настойки даже в очень больших количествах, в теченiе долгаго времени, без всяких перерывов».

Читая старую литературу, убеждаешься: в XIX в. доминирующее сегодня использование препаратов йода в целях антисептики и дезинфекции составляло лишь малую часть спектра назначений, распространявшегося в иногда довольно неожиданные области [4]:

«Iод мало растворим в водъ (1:5000), легче в алкоголъ (1:10), очень легко в эфиръ, хлороформъ и съроуглеродъ (розово-красные растворы). Водные растворы iодистаго калiя и iодистаго натрiя (4%) могут растворять большiя количества (3%) iода, трудно растворимаго в обыкновенной водъ (т. н. Люголевы растворы, примъняемыя там, гдъ требуются водные растворы iода).

Iодную настойку впрыскивают в патологическiе полости и опухоли (в гипертрофированныя щитовидныя железы, в яичниковыя кисты, эхинококковые мъшки, при водянкъ яичка, суставов, в полость плевры и т. д.), когда желают вызвать слипчивое воспаленiе их стънок с послъдующей облитерацiей. Почти безконечный ряд наблюденiй показал, что из всъх употребляемых для этой цъли средств iод есть самое дъйствительное. Иногда употребляют Люголев раствор ввиду того, что он меньше раздражает, но он не должен быть и слишком слаб.

Этот способ примъняется и при твердых опухолях; в новъйшее время его больше всего употребляют при зобъ. Самый благопрiятный эффект дают зобы, обусловленные простой гипертрофiей щитовидной железы.

Одно время так твердо върили, что употребленiе iода и iодистаго калiя влечет за собою похуданiе и исчезанiе жира, что на этом основывали всъ теорiи дъйствiя iода. Iодная настойка дается внутрь в нъкоторых случаях неукротимой рвоты беременных. При легочной чахоткъ уже раньше употребляли iодистый калiй и iод как внутрь, так и для вдыханiй и окуриванiй. В новъйшее время они вновь предложены с этою цълью».

Забытый российский энтузиаст, у которого охаянный раздраженной рецензенткой сегодняшний целитель заимствовал свою методику, тоже изумляет нас широтой назначений йода [5]:

«Я примъняю внутрь iодную настойку при слъдующих заболъванiях: при артерiосклерозъ, мозговых кровоизлiянiях и возникающих вслъдствiе этого параличах, при всевозможных сифилитических пораженiях внутренних органов и центральной нервной системы, при спинной сухоткъ, прогрессивном параличъ, разсъянном склерозъ, при грудной жабъ, ожирънiях, подагръ, рейматизмах, кокситах, нейралгiях (седалищной, межреберной) и т. п.».

Что касается таких патологий, как «аортит, анейризматическое расширенiе артерiальных стволов, астматическiя заболъванiя, выпоты в полость плевры, сердечной оболочки, брюшины (брюшная водянка); эмфизема легких, чахотка, пнеймонiя и бронхиты; сильное малокровiе, свинцовая колика, воспаленiе средняго уха; тиф и холера», то здесь, еще не имея собственного опыта, он ссылается на десятки публикаций и имен авторитетов, с успехом назначавших йод внутрь.

Но еще сильнее удивляет то, что среди немногочисленных показаний к наружному применению йода в литературе рубежа XIX-XX вв. не значится его использование для обработки ран в хирургии, даже в военно-полевой. О том, что и здесь йод не миновали коллизии, в том числе приоритетные, свидетельствует (с обусловленными патриотизмом неточностями) российский учебный сайт:

«Хотя антисептические свойства йода были обнаружены почти сразу после его открытия, самые простые лекарственные формы йода — водные и спиртовые растворы — очень долго не находили применения в хирургии. Антисептические свойства йода в хирургии первым использовал французский врач Буане. В 1865-1866 гг. великий русский хирург Н. И. Пирогов применял йодную настойку при лечении ран.

Приоритет подготовки операционного поля с помощью йодной настойки ошибочно приписывается немецкому врачу Гроссиху. Между тем еще в 1904 г., за четыре года до Гроссиха, русский военврач Н. Филончиков в своей статье «Водные растворы йода как антисептическая жидкость в хирургии» обратил внимание на громадные достоинства водных и спиртовых растворов йода именно при подготовке к операции» (chemistry.narod.ru).

О дальнейших коллизиях, которыми (иногда смешными, иногда трагическими) так богата короткая история пятьдесят третьего элемента,— речь впереди.

Литература

  1. Попова Т. Д. Очерки о гомеопатии.— Киев: Наукова думка, 1988.— 192 с.
  2. Манолов К. Великие химики. Т. I.— М.: Мир, 1977.— 452 с.
  3. Зархин И. Б. Очерки из истории отечественной фармации XVIII и первой половины XIX века.— М.: Медгиз, 1956.— 188 с.
  4. Нотнагель Х., Россбах М. И. Руководство по фармакологiи.— М.: Изд. А. А. Карцева, 1896.— 815 с.
  5. Заусайлов М. А. Ioдная настойка при внутреннем употребленiи // Русскiй Врач.— 1915.— №№ 21-22, 24, 25, 27, 28, 31, 33.— С.498-499; 521-522; 568-569; 594-595; 641-643; 664-665; 737-738; 784-785.

(Окончание следует)





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика