Логотип журнала "Провизор"








ТУБЕРКУЛЕЗ: воспоминание о будущем

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Если верить СМИ, то сегодня в Украине свирепствуют эпидемии. Первого места по поднятому шуму не уступает СПИД, а вот на втором прочно закрепилась чахотка. Газеты уже именуют Украину «страной победившего туберкулеза» (Зеркало недели, № 42, 2002), обосновывая оценку положения как критического устрашающими на первый взгляд цифрами:

«Ежегодно от этой болезни умирает более 10 тыс. человек; по сравнению с последним относительно благополучным 1990 г. показатель смертности от туберкулеза вырос в 2,8 раза — от 8,2 до 22,4 на 100 тыс. населения. Заболеваемость растет на 10% в год; сегодня в Украине 650 тыс. больных туберкулезом и инфицированных им, т.е. 1,3% населения».

Светила медицины охотно подтверждают панические прогнозы журналистов: да, советская система противотуберкулезных учреждений и мероприятий разрушена почти до основания; да, серьезные средства из бюджета выделяются только на антибиотики, а на питание больных — копейки в день, при том, что 80% туберкулезных (и пока не заболевшего населения) живут за чертой бедности; да, микобактерия приобретает резистентность к этим антибиотикам — сегодня около 20% больных туберкулезом умирают по этой причине, а завтра их будет больше; да, наши тюрьмы — «инкубаторы чахотки», откуда болезнь завоевывает остальную страну; да, наши врачи с успехом могли бы работать священниками: они прошли хорошую школу — ведь им остается лишь утешать больных, т.к. помочь они ничем не могут. Какое же будущее нас ожидает?

Напрашивается неутешительный ответ: скоро мы возвратимся к уровню начала прошлого века, когда этамбутола с рифампицином еще не было, и наших прадедов пользовали креозотом, отчего они мерли не десятками, а сотнями тысяч. Даже врача Чехова, «певца сумерек и чахотки», последняя доконала в несколько лет; что уж говорить тогда о шансах простых обывателей без медицинского диплома...

А СМИ стращают нас еще пуще, спрашивая: а знаете ли вы, кто теснится сейчас рядом с вами в городском транспорте, кто дышит вам в лицо в рядах вещевого рынка? Не носитель ли роковой бациллы, резистентной ко всем антибиотикам?

У зверей издавна повелось — при встрече двоих особь, считающая, что в драке окажется побежденной, загодя принимает так называемую «позу подчинения». Эксперты и журналисты, заявляя, что туберкулез уже победил, навязывают эту позу и всей Украине.

Но вспомним реалии того самого прошлого, скорым возвращением к уровню которого нас сейчас так пугают. И мы с удивлением увидим: хотя цифры были куда ужаснее, ощущение побежденности не доминировало, и оптимизм преобладал. Врачи верили и в сопротивляемость организма большинства людей, и в прогресс науки:

«При огромной распространенности чахоточных вообще и неряшливых чахоточных в частности удивительно, что от легочной бугорчатки умирают не всъ, а приблизительно 1/7 часть населенiя. Это должно имъть свое основанiе в том, что большинство людей выбрасывают назад проникшiе в них палочки, или, если послъднiя осъли, не дают им проникать далъе.

Но самое върное доказательство излечимости чахотки доставила патологическая анатомiя, которой обыкновенно выпадает печальная задача констатировать противоположное. При вскрытiи умерших от других болъзней или насильственною смертью поразительно часто находят в легочной верхушкъ рубцы — остатки залечившейся чахотки. Т.к. это встръчается даже у лиц, никогда не прибъгавших к помощи врача, то отсюда вытекает важный вывод: легочная бугорчатка излечима и сама по себъ, без нашей помощи» [1].

«Со времени открытiя палочки Коха в 1882 г. до послъдняго времени господствовал взгляд, что единственная причина чахотки — эта бацилла. Однако теперь мы знаем, что одного ея присутствiя еще недостаточно, чтобы вызвать болъзнь — для этого требуется еще влiянiе окружающей среды и предрасположенiе. Поэтому, несмотря на распространенность палочки, чахоткой заболъвают только предрасположенные к ней лица» [2].

Распознать «предрасположенного» нетрудно [3]:

«Внешним проявлением чахоточного расположения считается так называемый habitus phthisicus: узкое лицо с нежной, бледной кожей, живыми глазами и хорошими зубами; длинная шея, узкая, плоская грудная клетка; глубокие надключичные ямки, слабо развитые вдыхательные мышцы, легкая возбудимость сердца и сосудистой системы (наклонность к покраснению и побледнению), длинные, худые руки и ноги, малое развитие мышц и подкожного жира. Такие лица чаще других заболевают чахоткой, однако нужно признать, что подобный habitus часто составляет проявление уже развившейся чахотки».

Таких среди украинцев сегодня, право же, немного. Несколько слов о синонимах. Туберкулез (тбк), как выясняется — термин неточный:

«Названiе «легочная бугорчатка» выбрано на мъсто употреблявшагося прежде синонима — легочная чахотка, phthisis pulmonalis [1]. По старой традиции понятие тбк или бугорчатка до сих ассоциируется с представлением о «бугорке» (tuberculum), как анатомическом субстрате заболевания. Но в настоящее время критерием для признания поражения тбк служит так называемый этиологический момент, т.е. наличие в измененной ткани специфического «возбудителя» болезни, именно открытой Р.Кохом палочки. Несоответствие между этиологическим и фактическим смыслом термина побудило Ашофа предложить заменить название «тбк» старым словом «чахотка» (phthisis), что нельзя признать удачным, т.к. с этим старым термином с давних пор было сопряжено, а в народе сохранилось и теперь, представление о тяжелом и неизлечимом заболевании, и поэтому это слово часто приводит больного в ужас. От подобных названий современный врач должен раз навсегда отказаться» [4].

Ответственные люди понимали: тбк-фобию нельзя раздувать, и поэтому не становились публично в позу побежденного, не шумели в прессе об эпидемии и критическом моменте. А ведь оснований для фобии было, право же, куда больше, чем сегодня:

«Бугорчатка едва ли не самая распространенная болъзнь в настоящее время. По статистическим даннім проф. Гранше, бугорчаткой заболъвает 1/4 поколънiя, а погибает 1/6 часть. Слъдовательно, чахотка смертоноснъе всъх эпидемических болъзней, вмъстъ взятых. В одной Германiи ежегодно умирает от бугорчатки в возрастъ 15-60 лът 90 тыс. человък, во Францiи — 150 тыс., в Россiи около 200 тыс.» [2].

«В одной лишь Европъ, согласно офицiальной статистикъ, ежегодное количество жертв, уносимых бугорчаткой, опредъляется в 7 миллiонов человък. Но, как извъстно, офицiальныя данныя всегда стоят значительно ниже дъйствительности. Особенно это примънимо к матерiалу, публикуемому в отчетах о состоянiи народнаго здравiя в Россiи. Он совершенно не удовлетворяет требованiям научной статистики, за исключенiем развъ только крупных центров — объих столиц, Варшавы и Одессы» [5].

Охотники покритиковать родной Минздрав у нас не переводятся; автор статьи [5], врач и предприниматель, не обделенный талантом либеральной публицистики, через несколько лет открыл для этой цели собственный журнал (рис. 1), где мог самовыражаться без ограничений. А в действительности статистика была, и довольно поучительная; д-р С. Унтербергер поделился ею с редакцией «Практического Врача» (№ 10, 1909):

рис. 1

«Милостивый государь, господин Редактор!

Осенью минувшаго года при возвращенiи моем из Америки, гдъ я участвовал в Конгрессъ дъятелей по борьбъ с тбк, проф. Р. Кох обратился ко мнъ с просьбой доставить ему свъдънiя о тбк-заболъванiях легких в больших городах Россiи за нъсколько лът.

Д-р С. А. Новосельскiй, завъдующiй статистическим отдълом Управленiя Главнаго врачебнаго инспектора, с готовностью взял на себя нелегкiй труд составленiя нижеприведенных данных, которыя проф. Р. Кох признал весьма цънными. Полагая, что эти данныя представляют интерес и для русских врачей, прошу Вас удълить им мъсто в редактируемой Вами газетъ.

Статистика причин смерти на основанiи данных врачебных свидътельств ведется в Россiи лишь в крупных городах. Далъе представлена средняя за 1903-1907 гг. ежегодная смертность от тбк легких на 100 тыс. жителей: С.-Петербург — 300,4; Москва — 260,3; Варшава — 244,4; Одесса — 250,9; Тифлис — 220,9; Саратов — 230,7; Баку — 160,6; Вильна — 196,0; Астрахань — 293,9; Н.—Новгород — 340,7; Николаев — 253,0.

Как и для большинства западно-европейских городов, в русских городах замъчается сниженiе с годами смертности от тбк. Достовърныя данныя за долгiй перiод времени имъются для С.-Петербурга и Москвы — см. табл.».

Год Ежегодная смертность
от тбк легких на 100 тыс. жителей
С.-Петербург Москва
1878 - 425
1879 - 440
1880 - 445
1881 631 444
1882 533 427
1883 525 387
1884 544 376
1885 516 423
1886 508 429
1887 470 362
1888 473 371
1889 478 397
1890 439 405
1891 420 464
1892 433 404
1893 401 396
1894 373 342
1895 366 346
1896 352 355
1897 329 319
1898 344 343
1899 316 310
1900 312 296
1901 312 283
1902 314 261
1903 329 270
1904 310 269
1905 294 257
1906 302 232
1907 310 271

Как незначительны в сравнении с этими сотнями сегодняшние 22, которые нам преподносят как «вспышку эпидемии»! И в таких условиях тогдашние русские врачи, не надеясь на гранты и кредиты иностранных банков, добились большого прогресса: легко видеть, что за 30 лет они снизили смертность от чахотки в 1,5-2 раза. Да и сравнивая стандартный показатель смертности с другими городами мира, убеждаешься: Россию никак нельзя было назвать побежденной тбк страной — в респектабельных Праге и Париже чахотка косила народ посильнее, чем у нас:

«Gazzetta degli ospedali e delle cliniche (23 сентября 1902 г.) приводит статистику смертности от бугорчатки за 1901 г. в главнъйших городах всего свъта. Количество умерших на 100 тысяч жителей: Балтимор — 216; Бостон — 234; Чикаго - 139; Нью-Йорк — 223; Филадельфiя — 227; Манила — 386; Прага — 381; Въна — 357; Рiо де Жанейро — 346; Гавана — 327; Лондон — 170; Париж — 425; Берлин — 231; Амстердам — 149; Будапешт — 333; Мехико — 521; Мадрид — 243».

Другое дело, что и тогда находились люди, готовые ради собственных политических или экономических целей представить положение катастрофическим и сыграть на «страданиях простого народа» [5]:

«Бугорчатка — гостья постоянная и упорная фабричных раiонов, солдатских казарм, бъдных кварталов, монастырских, ученических и иных общежитiй. Под ея ударами падают почти исключительно рабочiе, мастеровые — люди тяжелаго физическаго труда. Немало жертв дает учащаяся молодежь, мелкiе канцеляристы, чиновники, литературная и журналистская среда.

Несравненно ръже заглядывает бугорчатка во дворцы богачей. Но к услугам этих послъдних вся глубина знанiй, весь опыт свътил медицинскаго мiра, драгоцънныя богатства климата и природы, изысканная роскошь, тщательный и внимательный уход, сверхпитательный стол. Для бъдняка же — порошки и микстуры. Затъм опять микстуры и порошки и так без конца. А в результатъ — голод семьи и смерть.

 
рис. 2

Гдъ тут думать о модных курортах, горных станцiях и кумысъ (рис. 2), если денег не хватает на то, чтобы имъть лишнюю бутылку молока, чтобы съъсть утром и вечером пару яиц, если дъти голодны, если каждый день надо вставать на работу и 12-14 часов проводить в напряженном трудъ. Гдъ тут думать о бутылочном бульонъ, кефиръ, мясном сокъ, курином пюре, желе из телятины, о соматозъ, гематогенъ и т. п. питательных препаратах, если не на что нанять болъе просторную, болъе сухую, болъе свътлую комнату, если с семьей в нъсколько душ приходится ютиться в углу, в полукомнатъ — крохотной, полутемной и сырой.

Основанная в Россiи Лига для борьбы с бугорчаткой, огромная по своим задачам, очень далека от их ръшенiя: лишь правнуки наши, быть может, дождутся первых ощутимых результатов, особенно при культурной и экономической бъдности русскаго народа. А между тъм жизнь не ждет: больные стучатся в наши двери и требуют исцъленiя, требуют вернуть им утраченныя силы, возстановить хотя бы относительную работоспособность.

Но сегодня для неимущих больных в Россiи нът ни одной народной здравницы, санаторiи, лъсной станцiи, а имъются лишь Sterbehauser («дома смерти»). Не мъсто бугорчаточному больному и в наших стяжавших себъ опредъленную славу городских больницах».

Об ощутимых результатах правнуки (т.е. мы) читают в газетах, слава тоже держится до сих пор. Однако кормили, судя по отчету из одной тогдашней больницы, там все же получше, чем сегодня [6]:

«Один год дал мнъ 2092 случая легочной бугорчатки. Половина чахоточных больных поступает в больницу с очень большими разрушенiями организма, плохо или даже совсъм не поддающимися леченiю. Настойчивые утвержденiя больных о том, что они заболъли недавно, доказывают, что громадное большинство их считают себя здоровыми до наступленiя грозных припадков, когда только и прибъгают к медицинской помощи.

Хотя предназначенныя для больных бугорчаткой отдъленiя больницы далеки от идеала, но для контингента наших больных, принадлежащих большей частью к бъднъйшему классу городского населенiя, к чернорабочим, живущим по углам и неправильно питающимся (немалую роль играет и пьянство), они все-таки выполняют роль санаторiй. Это замътное влiянiе больничнаго режима на теченiе бугорчатки необходимо учитывать при опытах воздъйствiя того или другого лечебнаго способа и не приписывать послъднему исключительной роли.

Самой слабой стороной больничнаго режима для больных тбк служит преждевременная выписка их из больницы. Постоянное переполненiе больниц и очень острая нужда в свободных мъстах заставляют врачей не задерживать больных и даже неръдко напоминать им о выпискъ. Среди причин ранней выписки больных и необходимость поддерживать семью, опасенiя потерять мъсто».

Относительно пользы лечения чахоточных в городских больницах высказывались скептически даже зарубежные авторитеты [1]:

«Для ухода и пользованiя большинства больных самым подходящим мъстом считается больница. Но для леченiя чахоточных это не безусловно върно; наоборот, опытные клиницисты придерживаются противоположнаго взгляда. Правда, нельзя согласиться с ръзким отзывом Финкельбурга, что принятый в больницах лечебный режим не может принести чахоточным никакой пользы. Тъм не менъе я раздъляю впечатлънiе, что в наших больницах чахотка обыкновенно протекает менъе благопрiятно и болъе быстро, нежели в частной практикъ или в спецiальных лечебницах (рис. 3). Цифры, приведенные Х.Вебером в его докладъ на Берлинском съъздъ, говорят с большой въроятностью за то, что частная практика дает лучшiе результаты, нежели больничное леченiе.

рис. 3

Мало благопрiятное влiянiе больниц объясняется тъм, что онъ, за немногими исключенiями, не приспособлены к гигiено-дiэтетической терапiи тбк, что часто недостает средств, чтобы выполнить такое важное требованiе, как обильное питанiе, к тому же неръдко врачи мало интересуются леченiем чахоточных, смотрят на них, как на неизлечимых и как на скучную придачу к болъе интересному больничному матерiалу».

Для казенных (бесплатных) лечебных учреждений (как и для всей государственной системы здравоохранения — что прусской, что русской) был к тому же типичен и подход к больным, весьма близкий к тюремному. Были даже попытки полицейского вмешательства в личную жизнь, но народ, как всегда, не желал подчиняться «разумным мерам» [1]:

«Не подлежит сомнънiю, что самые разумные мъры встръчают протесты у неразумной части публики. Если больной тбк умышленно сопротивляется предписанiям, тогда изолированiе не только позволительно, но даже необходимо; то же самое в тюрьмах. В семьъ это слъдует настоятельно совътовать, а в больницъ насильно проводить. Непокорный может винить самого себя в этой непрiятности.

Однако приходится признать, что понудительныя мъры властей (обязательное оповъщенiе, насильственное изолированiе и т.д.) оказываются на практикъ несостоятельными. Они невозможны по той простой причинъ, что мы не знаем всъх больных. Всякая понудительность ведет к утаиванiю болъзни и приносит больше вреда, нежели пользы.

Самой основательной мърой для ограниченiя наслъдственнаго предрасположенiя было бы ограничить размноженiе чахоточных. Совътуют препятствовать, насколько это в нашей власти, вступленiю в брак чахоточных и лиц, происходящих из завъдомо чахоточной семьи, но это значит хватить через край. Любовь сильнъе врачебнаго влiянiя, а взывать к помощи начальства — это едва ли кто станет серьезно защищать».

Тогда это понимали, а мы возвращаемся к идее принудительного обследования перед регистрацией брака... Впрочем, рассматривая плоды нормотворчества вековой давности, мы видим вообще много узнаваемого и по замыслу, и по исполнению. Вот тогдашние власти «гармонизируют» нормативную базу по тбк — сначала вводят желательно-обязательную регистрацию чахоточных, и лишь спустя полтора года разъясняют, как это следует делать [7]:

«Мъры против бугорчатки. Циркуляр Министра внутренних дъл (МВД) № 449 от 17 мая 1908 г.

6-я конференцiя Международнаго союза по борьбъ с бугорчаткой (МСББ) высказалась за желательность проведенiя в жизнь ея постановленiй, касающихся общей для всъх государств регистрацiи бугорчатых больных.

Медицинскiй Совът (МС), заслушав доклад постоянной комиссiи по борьбъ с бугорчаткой, постановленiем за № 339 от 1 апръля с.г. признал желательным рекомендовать правительственным учрежденiям, земским и городским управленiям вводить обязательное извъщенiе о случаях бугорчатки с принятiем необходимых против распространенiя заразы санитарных мър.

Об изложенном МВД сообщает губернаторам и просит поставить в извъстность о том земскiя и городскiя управленiя ввъренных им губернiй, на случай, если бы ими было признано возможным ввести рекомендуемую МС мъру».

«Регистрацiя бугорчатки. Циркуляр Управленiя Главнаго врачебнаго инспектора №10452 от 11 ноября 1908 г.

Ввиду возбужденнаго нъкоторыми земскими управленiями вопроса о том, по какой формъ должна вестись регистрацiя больных, и куда должны быть направляемы свъдънiя о больных бугорчаткой, Управленiе разъяснило, что представляется желательным вести регистрацiю больных бугорчаткою согласно утвержденной 15 января 1902 г. журналом МС № 38 полной номенклатуръ болъзней.

Вмъстъ с тъм, согласно постановленiю 6-й конференцiи МСББ, представляется желательным регистрировать легочную бугорчатку по трем стадiям по слъдующей схемъ.

В 1-ю стадiю — незначительныя пораженiя на небольших участках одной доли, не распространяющiяся ниже ключицы и лопаточной кости, при заболъванiи обоих легких, и не ниже 2-го ребра при заболъванiи одного легкаго.

Во 2-ю стадiю — незначительныя пораженiя болъе распространенныя, чъм в 1-й стадiи, но не идущiя за предълы одной доли, или значительныя пораженiя, захватывающiя не болъе половины одной доли.

В 3-ю стадiю — всъ пораженiя, болъе распространенныя, чъм во 2-й стадiи, в том числъ всъ случаи с пещерами.

Под незначительными пораженiями слъдует понимать разбросанныя гнъзда, существованiе которых опредъляется слабым притупленiем перкуторнаго звука, нечистым, жестким, ослабленным везикулярным, везикулярно-бронхiальным и бронхiально-везикулярным дыханiем и мелкопузырчатыми и среднепузырчатыми хрипами.

Под значительными пораженiями — инфильтраты, обнаруживаемые ръзким притупленiем, очень ослабленным, бронхiально-везикулярным и бронхiальным дыханiем, с хрипами и без них.

Пещеры, опредъляемыя барабанным, полостным перкуторным звуком, амфорическим дыханiем, распространенными болъе крупными, звонкими хрипами, относятся к 2-й стадiи.

Стадiю болъзни необходимо обозначать для каждаго легкаго отдъльно. Общая оцънка случая болъзни дълается по стадiи болъе пораженнаго легкаго.

Что касается вопроса, куда должны быть направляемы свъдънiя о больных бугорчаткою, то в губернiях и областях, гдъ не имъется мъстных санитарно-статистических бюро (земских, городских и иных), означенныя свъдънiя должны быть направляемы в губернскiя врачебныя управленiя. В губернiях же и областях, в которых имъются санитарно-статистическiя бюро, свъдънiя могут быть направляемы в означенныя бюро, с тъм, однако, чтобы данныя эти по их разработкъ в бюро сообщались врачебным управленiям».

«Регистрацiонныя карточки. Циркуляр МВД губернаторам № 1195 от 23 декабря 1909 г.

Ввиду возбужденнаго нъкоторыми земскими управленiями вопроса о сообщенiи им образца карточек для регистрацiи больных бугорчаткою, в цълях осуществленiя рекомендованных циркуляром № 449 от 17 мая 1908 г. обязательных извъщенiй о случаях бугорчатки, в засъданiи 8 сего декабря (журнал за № 1198) МС одобрена препровождаемая при сем карточка для регистрацiи больных бугорчаткою.

Увъдомляя об изложенном, МВД просит губернаторов сдълать распоряженiе о снабженiи образцом означенной карточки учрежденiй и лиц, на коих возложена забота о народном здравiи».

Медицина находилась в ведении МВД, и наложенный этим обстоятельством отпечаток ощущается на ней до сих пор. А «растяжимость» толкования законов и нежелание народа становиться в «позу подчинения» переполняли тюрьмы заключенными, и чахотке там было раздолье. Тем более, что лекарства приходилось передавать с воли:

«Врачебная комиссiя, командированная Главным тюремным управленiем по жалобъ родственников заключенных в Лукьяновской тюрьмъ на антисанитарныя ея условiя, установила, как телеграфируют из Кiева, что около 300 заключенных больны бугорчаткой» (Ръчь, 26 ноября 1910 г.).

рис. 4

«Правительственное сообщенiе о событiях в Зарентуйской каторжной тюрьмъ гласит: «Были получены указанiя, что революцiонныя организацiи, собирая большiя суммы денег, подготовляют массовые побъги политических арестантов из тюрем Нерчинской каторги. Эти данныя нашли себъ подтвержденiе в фактъ обнаруженiя яда «тiокол» (рис. 4), отправленнаго в большом количествъ в посылкъ из Иркутска в Зарентуй каторжному внътюремнаго разряда. Яд этот, по-видимому, предназначался для отравленiя мъстнаго надзора и конвойной команды в цълях устройства побъга» (Русскiй Врач, №49, 1910).

Вот и сегодня «органы» заводят уголовные дела на провизоров за отпуск «ядовитых» лекарств, а пересылку медикаментов по почте «общественность» требует немедленно запретить — в общем, в будущем ничего нового нас не ожидает.

Но уже век назад раздавались трезвые голоса как против полицейского подхода к больным тбк и к лекарствам, так и против провоцирования тбк-фобии в среде обывателей. Немец Пенцольдт уверен [1]:

«Всякое преувеличенiе вредно. В послъднее время боязнь тбк-бацилл дошла до смъшного, а по отношенiю к легочным больным — до жестокости». Датчанин Сангманн, выступая на I Международной противобугорчатковой конференцiи в Берлинъ (23-26 октября 1902 г.) «указывает на то, что борьба против бугорчатки не должна превращаться в борьбу против больного бугорчаткой. Он возстает против слишком рьяных послъдователей Флюгге (распространенiе заразы через посредство капель и брызг во время разговора и кашля), предлагающих устраивать в бюро и рабочих залах перегородки между работающими. Эти мъры очень напоминают сигналы, которыми в старину предостерегали от приближенiя к прокаженным. Послъдствiем такого излишняго рвенiя может явиться лишь развитiе чахоткобоязни в обществъ, что вовсе не желательно».

Впрочем, так считали не все, когда затрагивались их материальные интересы. Хоть об этом не принято говорить, но не будем забывать: работники и государственной, и тем более коммерческой медицины реально заинтересованы в том, чтобы больных было побольше и чтобы лечились они подольше. Век назад честно признавали — медики крайне неохотно расстаются с платежеспособными пациентами [1]:

«Этот вопрос затрагивает матерiальные интересы; сказать откровенно, трудно ожидать от врача, чтобы он многих из своих платящих клiентов направил бы в лечебницы и, слъдовательно, лишился бы их».

А при бесплатной советской медицине врачи были заинтересованы иметь под своей опекой как можно больше статистических голов, дабы получать из бюджета больше средств, штатных единиц, площадей и т.д. Эта заинтересованность получала свое выражение в гипердиагностике тбк, наличие которой констатировалось уже в начале 30-х гг. [4]:

«В последние годы установился следующий шаблон: если у больного обнаружены субфебрильные повышения температуры и если они имеют затяжной характер, врач bona fide распознает в таких случаях тбк и направляет больного для рентгеноскопии; у взрослых большей частью получается отзыв рентгенолога, что обнаружены те или другие уклонения от нормального рисунка в hilus'ах. В этом, независимо от деталей рисунка, врач видит подтверждение правильности своего предположения, и диагноз считается окончательно установленным.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что эти положения, из которых исходит врач, лишены нередко всякой реальной почвы. Такой шаблон на практике порождает немало зла: терроризирует многих больных диагнозом «тбк», заставляет их убивать много времени и сил на совершенно излишнее лечение, а женщин в случае беременности — производить аборты и т.п. Он приводит не только к фантастическим цифрам заболеваемости тбк, но, главное, загружает противотуберкулезные учреждения не относящимся к ним материалом, отвлекая тем самым силы и средства их от помощи действительно больным. Это приносит огромный вред всему делу государственной борьбы с тбк».

Вспомним: еще древние римляне твердо знали — если хочешь узнать скрытые причины событий, подумай — кому выгодно происходящее? Задумаемся и мы: на чью руку играют «эксперты», уверенно заявляющие, что заболевших тбк (СПИДом, гепатитом, диабетом и т.п. болезнями, для лечения которых нужно много дорогостоящих лекарств, и где возможны большие зарубежные кредиты или бюджетные суммы) у нас в действительности в 5, 10 (кто больше?) раз больше, чем по статистике? Кому подыгрывают СМИ, стращая население неминуемым вымиранием от эпидемий через 5, 10 (кто меньше?) лет?

Вроде бы они пекутся о нашей безопасности. Но не планирует ли кто-то, используя страх и неосведомленность, в скором будущем опустить в позу подчинения (перед тбк, конечно) целую страну? Вам так не кажется?

Экскурс в историю свидетельствует: наши прадеды, так много наследственных черт которых мы сегодня несем в себе, не теряли оптимизма в куда более трудные времена. Не бойся, не верь, не проси, а делай свое дело по совести — следование этой заповеди, дошедшей до нас сквозь царские и советские времена, и определяет карму будущего.

Литература

  1. Ф. Пенцольдт. Леченiе бугорчатки легких // Руководство по частной терапiи болъзней органов дыханiя и кровобращенiя.— С.-Петербург: Изданiе К. Л. Риккера, 1897.— С. 344-485.
  2. М. Н. Хейфец. К вопросу о леченiи чахотки легких туберкулином // Практическiй Врач.— 1909.— №№ 42-44.— С. 723-726, 746-747, 763-765.
  3. Ф. Мюллер. Туберкулез легких // Руководство по внутренним болезням. Т.1.— Петроград: Практическая медицина, 1924.— С. 259-288.
  4. А. Н. Рубель. Туберкулез // Частная патология и терапия внутренних болезней.— Т.I, ч.II.— М.—Л.: Госмедиздат, 1931.— С. 1-201.
  5. Р. I. Гайкович. Амбуляторное лъченiе бугорчатки туберкулином // Русскiй Врач.— 1910.— № 31,32.— С. 1081-1085, 1127-1130.
  6. М. Н. Иванов. Легочная бугорчатка в мужской Обуховской больницъ за 1904 г. // Русскiй Врач.— 1910.— № 46.— С. 1713-1717.
  7. Н. Г. Фрейберг. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи.— С.-Петербург: Практическая медицина, 1913.— 1071 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика