Логотип журнала "Провизор"








Аир тростниковый (Аир обыкновенный)
Acorus calamus L. (Acorus asiaticus Nakai.)

(Аналитический обзор)

Б. М. Зузук, Р. В. Куцик
Ивано-Франковская государственная медицинская академия

 
   
 
Рус.: аир обыкновенный, аир болотный, аирный (ирный) корень, аир тростниковый.
Укр.   Лепеха звичайна.
Англ.:   Calamus, Sweet flag, Myrtle flag.
Нем.:   Kalmus.
Франц.:   Acore.
 

Украинское название растения происходит от турецкого слова «агир», что переводится «ирис водянистый». Латинское название заимствовано из греческого языка: «acoron», или «acoros» — растение с ароматным корнем и «kalamos» — тростинка. В народе аир называют татарским зельем и шуварем.

 

Ботаническое описание

Многолетнее травянистое растение семейства ароидных (Araceae) высотой до 100–120 см. Корневище толстое, цилиндрическое, извилистое, покрытое сверху по спирали темными широкими листковыми рубцами, расположено горизонтально, почти на поверхности. Корневище и другие части растения отличаются характерным сильным запахом. Стебель прямостоячий, неразветвленный, сплюснутый, с одной стороны желобчатый, с другой — остроребристый. Листья мечевидные. Цветки мелкие, зелено-желтые, двуполые, собранные в початок длиной 4–12 см. Цветет в мае–июле. Плод — кожистая многосеменная красная ягода.

Географическое распространение

Распространен в Европе, Прибалтике, на Кавказе, в Малой Азии, Индии, Китае, Японии, в Северной Америке. Встречается почти по всей территории Украины. Растет по берегам рек и водоемов, на болотах и болотистых лугах, по днищам балок.

Происходит из Восточной Азии (родина — Индия, Китай). Оттуда он распространился на Ближний Восток, в Турцию и далее в Восточную Европу. С XVI в. аир культивировали в ботанических садах Западной Европы. Позднее он одичал и широко распространился по водоемам всей Европы. В Северной Америке аир появился в 1783 г. Сегодня растение культивируют в Западной Европе, Китае, Индии, Бирме, Индонезии, Бразилии.

Различают несколько вариантов аира, которые отличаются по степени полиплоидии — диплоидный Acorus calamus var. americanus (распространен в Северной Америке, Восточной Европе и Азии), стерильный триплоидный Acorus calamus var. calamus (распространился из Азии, расселился во многих районах Европы), тетраплоидный Acorus calamus var. spurius (встречается в Восточной Азии, в России, Казахстане, Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, Северном и Среднем Китае, Японии).

Лекарственное сырье

Для потребностей медицины используют сухие и свежие корневища аира (Rhizoma Calami). Сырье заготавливают ранней весной и осенью. Корневища моют, подвяливают на открытом воздухе, разрезают на куски до 20 см и сушат при температуре не выше 30°С. Сырье официнально в Украине и во многих странах мира.

Биологически активные вещества

В корневищах аира тростникового содержится около 5% эфирного масла, в состав которого входит ряд моно- и сесквитерпенов — азарон, D-α-пинен (1%), бициклический сесквитерпен каламен (10%), сесквитерпены каламенон, каламендиол, изокаламендиол, сесквитерпеновый сприт каламеол, а также D-камфен (7%), D-камфора (8,7%), борнеол (3%), эвгенол, метилэвгенол, кариофилен, элемен, куркумен, гвайен, проазулен, акорон, изоакорон, акороксид, аколамон, акорагермакрон, каларен, неокарон и др. Содержание эфирного масла в диплоидных растениях составляет в среднем 2,2%, в триплоидных — 3,1%, в тетраплоидных — 6,8%.

Основным компонентом эфирного масла является азарон, производное фенилпропана. Он существует в виде двух изомеров: β-азарона (цис) и α-азарона (транс), обычно их суммарное содержание в эфирном масле составляет около 10%. Тем не менее эфирное масло отдельных вариантов аира содержит до 75% β-азарона. Экспериментальные данные о токсичности β-азарона послужили поводом для переоценки химического состава эфирного масла аира, полученного из различных источников. Масло, полученное из триплоидных и особенно тетраплоидных растений, содержит до 90% β-азарона. Эфирное масло диплоидного растения Acorus calamus var. americanus (Rafinesque-Schmaltz) Wulff. практически лишено β-азарона.

Кроме эфирного масла в корневищах аира найден специфический для растения горький гликозид акорин (его впервые выделил Faust в 1867 г.), горечь акоретин, а также гликозид люценион, алкалоид каламин, дубильные вещества — катехиновые танины, смолы, слизь, акоровая кислота, аскорбиновая (до 150 мг%) и пальмитиновая кислоты, крахмал (до 20%), холин, витамины, йод (1,2–1,9 мг%). Запах корневищ обусловливается азарилальдегидом.

В траве аира содержится 0,35% эфирного масла, до 0,05% кумаринов, флавоноиды. В зрелых листах найдено до 130 мг% аскорбиновой кислоты.

История применения в медицине

В Индии и на Ближнем Востоке (Персия, Израиль) корневищами аира торговали как пряностью еще 4 тысячи лет назад. Как лекарственное растение его хорошо знали в Древней Греции и Риме. Первое литературное упоминание об аире появилось в работах Гиппократа (460–380 г.г. до н. э.), который, побывав в Скифии, описал его целебные свойства. К лекарственным средствам из аира часто обращались Диоскорид (I в. н. э.) и Плиний (23–70 г.г. н. э.).

В XIII в. турецкие завоеватели завезли аир в Восточную Европу. Они считали, что это растение очищает водоемы, и там, где оно растет, можно пить воду без риска для здоровья. По свидетельству средневекового философа Аматуса Лузитануса (род. 1511), в Западную Европу первые экземпляры аира попали в XVI в. Австрийский посол в Константинополе Ангериус фон Бусбек (1522–1592) узнал от турок о корне, который способен защищать организм человека от инфекционных заболеваний. В 1565 г. он отправил свежие корневища аира сначала в Прагу, а в 1574 г. — в Вену ботанику Клаузиусу для разведения в ботанических садах. Сначала в Европе для изготовления лекарств использовали корневища аира, привезенные из Индии, но постепенно их заменило местное сырье. Из документов аптеки немецкого города Гальберштадта (1697 г.) известно, что в то время цены на индийский и местный аир были одинаковыми.

В народной медицине корневища аира жевали для профилактики заражения во время эпидемий холеры, сыпного тифа, гриппа, при малярии, заболеваниях десен и зубов. Жировым экстрактом аира лечили лепру, порошком присыпали гнойные раны и язвы. Препараты аира народная медицина рекомендует как снотворные, седативные, противосудорожные, обезболивающие, жаропонижающие, противовоспалительные, отхаркивающие, рвотные, слабительные, спазмолитические, желчегонные, мочегонные и наружные антисептические средства. Их назначали при ослаблении зрения и слуха, амнезии, обмороках, истерии, нервных заболеваниях, которые сопровождаются судорогами, а также при артериальной гипертензии, стенокардии, аритмии, бронхиальной астме, простудных заболеваниях, гастритах, метеоризме, дисменорее и меноррагиях. Наружно препараты аира применяли при зубных болях, заболеваниях десен, языка, гинекологических заболеваниях, туберкулезе кожи, фурункулезе, укусах змей. В Польше аир используют как отхаркивающее и противовоспалительное средство, наружно — против выпадения волос.

Тибетская медицина рекомендует корневища аира как тонизирующее и противоглистное средство, при бронхитах и пневмониях. В индийской, китайской и корейской медицине его применяют как тонизирующее и возбуждающее средство, при поносе, ревматизме, ревматоидном артрите, ухудшении зрения и слуха, кардионеврозе, психических заболеваниях, бронхиальной астме и укусах змей. В Бразилии аир известен как противоглистное средство.

Фармакологические свойства

Биологически активные вещества корневищ аира (главным образом эфирное масло и горький гликозид акорин) влияют на вкусовые рецепторы, повышают аппетит, улучшают пищеварение, рефлекторно стимулируют секрецию желудочного сока (особенно при гипоацидных состояниях), способствуют отхождению газов. Дубильные вещества усиливают лечебный эффект, проявляют антидиарейные свойства. Тем не менее утверждения об усилении кислотности желудочного сока при применении галеновых препаратов аира не однозначны. Экспериментальные данные указывают на повышение кислотности желудочного содержимого при действии аира тростникового, в то же время существует предположение, что галеновые препараты аира действуют по принципу антацидов, которые снижают повышенную секрецию желудочного сока и связывают соляную кислоту путем адсорбции или нейтрализации.

В эксперименте выявлены противоязвенные свойства α-азарона (Л. Ф. Белова и соавт., 1985). В дозе 60 мг/кг на моделях кофеино-мишьяковистых язв у крыс он на 30% уменьшает частоту возникновения язв слизистой желудка, на 37% — степень язвообразования и на 43% — площадь язвенной поверхности. Еще более выраженный противоязвенный эффект наблюдался на модели язв, вызванных наложением лигатуры на пилорус, при этом площадь поверхности язв и степень язвообразования уменьшались в 2,3–3 раза. Тем не менее в указанной дозе α-азарон не влиял на желудочную секрецию, рН желудочного сока, концентрацию свободной и общей соляной кислоты в нем. Поэтому требуется дальнейшее изучение механизмов антиульцерогенной активности α-азарона.

В опытах на мышах метанольный экстракт корневищ аира предотвращает развитие диареи, вызванной маслом клещевины (F. G. Shoba и M. Thomas, 2001). Активность водного экстракта была значительно слабее. α-азарон угнетает на 80,6% образование конкрементов в желчном пузыре хомяков (G. Chamorro и соавт., 1993).

Экспериментально доказано, что препараты аира проявляют спазмолитическое действие. Галеновые формы аира благоприятно влияют на тонус желчного пузыря, повышают желчеотделение и диурез. Такое действие связано с присутствием в них гликозида акорина и эфирного масла. На изолированных органах животных установлено, что эфирное масло аира препятствует возникновению спазмов гладкой мускулатуры тонкого кишечника крыс и кроликов под влиянием хлорида бария, ацетилхолина, серотонина и гистамина; гортани котов — под влиянием ацетилхолина; матки крыс — под влиянием ацетилхолина и АТФ; аорты кроликов — под влиянием адреналина. Вместе с тем его спазмолитическая активность в 10 раз меньше, чем у папаверина. Кроме того, внутрибрюшинное введение эфирного масла аира за 1 час до ингаляции 3% раствора гистамина уменьшает смертность морских свинок: в дозе 100, 200 и 400 мг/кг — в 2,5 раза, 600 мг/кг — в 5 раз. Экспериментально подтверждено спазмолитическое и бронхолитическое действие α-азарона. Спазмолитическими свойствами обладает эфирное масло из корневищ Acorus gramineus Soland (G. Q. Liu и соавт., 1983).

За счет содержания в корневищах растения терпеноидов (проазулена, азарона) средства из корневищ аира обладают бактериостатическими, фунгистатическими и противовоспалительными свойствами. Эфирное масло проявляет противомикробную активность в отношении золотистого стафилококка Staphylococcus aureus 209P и кишечной палочки E. coli, а также ассоциации бактерий, выделенных с патологически измененных десневых карманов больных пародонтозом (Н. Ф. Данилевский и Б. В. Антонишин, 1982). Водные и спиртовые вытяжки из корневищ аира умеренно угнетают развитие шигелл, протея, синегнойной палочки. Высокий уровень противостафилококковой активности проявляет углекислый экстракт корневищ аира, который активен также в отношении E. coli, Ps. aeruginosa, Bac. subtilis. Спиртовой экстракт в концентрации 1:30000 угнетает рост микобактерий туберкулеза. Бензилбензоат (фенилметиловый эфир бензойной кислоты), содержащийся в гексановой фракции метанольного экстракта корневищ Acorus gramineus Soland, в концентрации 20–50 мкг/мл повышает чувствительность полирезистентного штамма стафилококка Staphylococcus aureus SA2 к антибиотикам ампициллина и левомицетина (H. Kim и соавт., 1998).

Оба изомера азарона характеризуются антипаразитарными свойствами в отношении круглых гельминтов. Они угнетают подвижность и проявляют медленное ларвицидное действие на личинки второй стадии развития Toxocara canis (N. Sugimoto и соавт., 1995). Эфирное масло аира обладает инсектицидными свойствами — β-азарон, нарушая развитие половых клеток, обусловливает стерильность самок и самцов домашних мух, комаров и других насекомых, вызывает морфологические изменения в организме Thermobia domestica.

В опытах in vitro α-азарон угнетает пролиферацию клеток HeLa (рака матки) и карциномы желудка (B. Y. Hu и Y. Y. Ji, 1986).

Экстракт корневищ аира проявляет противовоспалительную активность на моделях острого, хронического и иммунного воспаления (S. B. Vohora и соавт., 1989). На активность ферментов печени и на содержание аскорбиновой кислоты в надпочечниках мышей и крыс они не влияют. В данном исследовании авторы не обнаружили в экстракте корневищ аира обезболивающих и жаропонижающих свойств. На отсутствие местноанестезирующей активности 0,5–1% препарата из порошка спиртового экстракта корневищ аира указывают также G. M. Panchal и соавт. (1989). Л. Ф. Белова и соавт. (1985) продемонстрировали, что введение α-азарона перорально или внутрибрюшинно мышам снижает ректальную температуру, восстановление которой наступает через сутки.

Спиртовой экстракт корневищ и эфирное масло аира тростникового обладают выраженными седативными, противосудорожными и снотворными свойствами. Они усиливают эффект ряда снотворных средств, наркотических препаратов и резерпина, ослабляют действие возбуждающих средств. В опытах на лягушках препарат из порошка спиртового экстракта корневищ аира угнетал сокращения мышц под влиянием цитрата кофеина (но не влиял на судороги, вызванные стрихнином, и сокращения прямой мышцы под влиянием ацетилхолина). При внутрибрюшинном введении мышам (10, 25 и 50 мг/кг) он угнетал спонтанную двигательную активность животных, ослаблял реакцию на электрошок, уменьшал развитие амфетаминового возбуждения и агрессивность поведения, вызванную апоморфином или изоляцией (G. M. Panchal и соавт., 1989; S. B. Vohora и соавт., 1990). Однако седативное и транквилизирующее действие экстракта было слабее, чем активность хлоропромазина.

Противосудорожными и седативными свойствами обладают также препараты из корневищ Acorus gramineus Soland — высушенные корневища, их водный экстракт и эфирное масло (J. F. Liao и соавт., 1998; J. Cho и соавт., 2001).

Влияние эфирного масла аира тростникового на центральную нервную систему обусловлено присутствием в нем a- и β-азарона. По своей седативной активности азарон приближается к известному психофармакологическому средству аминазину. В опытах на мышах в дозе 100 мг/кг подкожно он уменьшает двигательную активность животных, почти вдвое удлиняет латентный период коразоловых судорог (но не влияет на судороги, вызванные стрихнином), пролонгирует продолжительность хлоралгидратного и барбиталового сна. При внутрибрюшинном введении кролями в дозе 50 мг/кг он вызывает изменения биоэлектрической активности коры головного мозга, которые характерны для состояния покоя: перераспределение частотных характеристик ЭЭГ в сторону низких частот, уменьшение амплитуды волн, угнетение реакции на импульсные и постоянные звуковые сигналы (Л. Ф. Белова и соавт., 1985). В эфирном масле индийских сортов аира содержится до 80% β-азарона, благодаря чему корневища имеют более выраженное седативное и транквилизирующее действие, подобное соответственно действию резерпина и хлоропромазина, а также проявляют сильную спазмолитическую и галлюциногенную активность.

Установлены также антисклеротические свойства α-азарона. В дозе 10 мг/кг per os он почти вдвое уменьшает средний индекс атероматозного поражения аорты у кролей с экспериментальным атеросклерозом и на 37% тормозит развитие гиперхолестеринемии у крыс и мышей (Л. Ф. Белова и соавт., 1985; L. Garduno и соавт., 1997). При введении крысам в дозе 80 мг/кг α-азарон снижал содержание холестерина на 57,3%, уровень триацилглицерола — на 42,5% (G. Chamorro и соавт., 1993). Исследование на гепатоцитах взрослых крыс показали, что гиполипидемическая активность α-азарона обусловлена, по крайней мере частично, уменьшением секреции липидов. Экспозиция на протяжении 2 недель культуры гепатоцитов крыс 3Т3 с 10 мкг/мл α-азарона приводила к угнетению синтеза липидов 14C-уксусной и 14C-олеиновой кислот. При этом наблюдалось угнетение секреции в культуральной среде триацилглицерола (на 80–97%), фосфолипидов (на 70–87%), холестерина (на 64–70%) и его эфиров (на 50–92%). Включение 14C-уксусной кислоты в клеточные липиды уменьшалось на 30–81%, 14C-олеиновой кислоты в фосфолипиды — на 25–47%. Одновременно возрастало включение 14C-олеиновой кислоты в триглицериды и эфиры холестерина в 3,2 раза и на 28–36% соответственно. Активность глицеро-3-фосфатдегидрогеназы, маркерного фермента синтеза глицеролипидов снижалась на 22–50% (A. Hernandez и соавт., 1993). Гипогликемических свойств в тесте с углеводной нагрузкой α-азарон не проявляет.

В последнее время проводятся интенсивные исследования фармакологических свойств полусинтетических производных α-азарона. Среди них выявлены соединения с гиполипидемическими, антиагрегантными и антитромботическими свойствами. В опытах на крысах производные азарона при пероральном введении проявляли выраженное гипохолестеринемическое действие, уменьшали концентрацию в сыворотке холестерина и триглицеридов, связанных с липопротеинами низкой плотности, и повышали концентрацию холестерина, связанного с липопротеинами высокой плотности (G. Chamorro и соавт., 1993; F. Labarrios и соавт., 1999). Производные α-азарона угнетают in vitro агрегацию тромбоцитов человека, хотя по своей активности уступают аспирину и индометацину (J. Poplawski и соавт., 2000). Экспериментально подтверждена способность α-азарона и его производных угнетать развитие микроэмболии легких у мышей. Антикоагулянтные свойства в опытах на мышах выявлены также у β-азарона (C. Rubio-Poo и соавт., 1991).

В опытах на лягушках препарат из порошка спиртового экстракта корневищ аира в дозах 1, 10 и 100 мкг/мл проявлял отрицательное ино- и хронотропное действие (G. M. Panchal и соавт., 1989). У препаратов аира выявлена также противоаритмическая активность.

Токсикология и побочное действие

Токсичность корневищ аира тростникового связана главным образом с химическим составом его эфирного масла, в частности с содержанием β-азарона. В условиях хронического эксперимента установлено, что эфирное масло индийских сортов аира, содержащее до 80% β-азарона, через 18 недель замедляет рост животных, нарушает функцию почек и сердца, обусловливает интенсивную экссудацию в брюшную полость. После 59 недель у животных, которых кормили аиром (1:200-1:2000), наблюдалось развитие злокачественных опухолей в дуоденальной области и печени. В опытах in vitro продемонстрировано, что β-азарон индуцирует хромосомные аберрации в лимфоцитах человека (G. Abel, 1987). Считается, что канцерогенным действием обладает масло, которое содержит более 5,5% β-азарона. Корневища аира, который растет в Европе, содержат до 0,5% β-азарона и не проявляют канцерогенных свойств. В связи с высоким содержанием β-азарона корневища индийских сортов аира проявляют легкую галлюциногенную активность.

Экспериментальные данные свидетельствуют, что α-азарон характеризуется значительно меньшей токсичностью. Тем не менее однозначного взгляда на токсические свойства α-азарона нет. Его LD50 для мышей при пероральном введении составляет 417,6 мг/кг, а при внутрибрюшинном — 310 мг/кг, для морских свинок (внутрибрюшинно) — 275 мг/кг. В дозах 1–40 мг/кг внутривенно α-азарон существенным образом не влияет на системное артериальное давление, дыхание, диурез, амплитуду и ритм сердечных сокращений, показатели ЭКГ, а также мозговое, коронарное и периферическое кровообращение (Л. Ф. Белова и соавт., 1985).

Вместе с тем в опытах на мышах установлено, что, подобно β-азарону, α-азарон также является канцерогеном: он индуцирует развитие опухолей печени (R. W. Wiseman и соавт., 1987), проявляет мутагенные свойства в тесте на Salmonella typhimurium (W. Goggelmann и O. Schimmer, 1983), повышает частоту обмена сестринских хроматид в лимфоцитах человека и клетках костного мозга мышей (P. Morales-Ramirez и соавт., 1992). Генотоксические свойства α-азарона подтверждены в опытах на культуре гепатоцитов крыс in vitro. Ингибитор цитохрома P-450 циметидин угнетает проявление генотоксичности, а ингибитор сульфотрансферазы пентахлорфенол на него не влияет. Установлено, что основным метаболитом азарона в гепатоцитах является 2,4,5-триметоксихинная кислота, но она канцерогенными свойствами не обладает (G. Hasheminejad и J. Caldwell, 1994).

α-азарон не приводил к возникновению токсических эффектов при пероральном введении крысам в дозах 10 и 50 мг/кг на протяжении 28 дней. Тем не менее продолжительная (в течение 1–2 недель) экспозиция гепатоцитов в культуре с α-азароном в микромолярных концентрациях (50 мкг/мл) вызывала морфологические и ультраструктурные изменения (появление в цитоплазме капель жира, отслоение клеток), возрастало в 2,3 раза накопление триглицеридов (развивалась жировая дистрофия гепатоцитов), на 53–67% угнетался синтез и на 48–67% секреция белка (судя по включению 3H-лейцина). При этом ID50 α-азарона относительно синтеза белка составляла 22,12 и 5,04 мкг/мл после 1- и 2-недельной экспозиции соответственно (M. L. Lopez и соавт., 1993). Отрицательного влияния препарата на массу яичек и их придатков, гистологическую структуру тестикулярного эпителия, количество и морфологию сперматозоидов не установлено. G. Chamorro и соавт. (1999) указывают, что α-азарон не влияет на частоту возникновения беременности, не оказывает тератогенного влияния на органогенез у беременных крыс. Но он уменьшает подвижность сперматозоидов, на 13–15 день гестации повышает частоту постимплантационных потерь (G. Chamorro и соавт., 1998). У мышей эмбриотоксичность α-азарона проявляется в дозах 15, 30 и 60 мг/кг, в высоких дозах α-азарон обусловливает возникновение гидроцефалии, аномалий скелета (косолапость и расщепление губы) и задерживает увеличение массы плода (M. Salazar и соавт., 1992). Сведений о возможном влиянии α-азарона на людей, которые употребляют препараты аира, нет, но его токсическое влияние на животных указывает на необходимость осторожного использования этого растения (G. Chamorro и соавт., 1993).

В связи с возможной эмбриотоксичностью препараты аира противопоказаны в период беременности.

Клиническое применение

Препараты из корневищ аира тростникового в форме отваров, настоев, настоек и порошков широко применяют для лечения хронических гастритов, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, особенно при сниженной кислотности желудочного сока, ахилии, метеоризме, диарее различного происхождения и при других нарушениях пищеварения. Их употребляют как ароматическую горечь для возбуждения аппетита. Особенно эффективными препараты аира являются при невротической и астенической анорексии. Эфирное масло снимает приступы желудочной колики. Порошок корневищ аира тростникового является одним из компонентов препаратов «Викалин» и «Викаир», которые используются для лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Кал во время приема таблеток «Викалин» приобретает темно-зеленое или черное окрашивание. При высокой кислотности желудочного сока с сильной изжогой и болевым синдромом в эпигастрии аир используют как антацид в виде настоя или порошка корневищ 4–5 раз в день.

Реже препараты аира употребляют при холециститах, гепатитах различной этиологии, почечнокаменной болезни. Масло аира входит в состав препарата олиметина, применяемого для лечения и профилактики почечнокаменной и желчекаменной болезни. Иногда корневища аира и экстракт растения употребляют при заболеваниях центральной нервной системы. Терапевтический эффект связывают с анальгезирующим, гипотензивным и седативным действием аира. Седативное действие эфирного масла позволяет рекомендовать аир при истерии.

Настой и отвар аира тростникового эффективны для промывания гнойных ран и язв, при лечении рожи. Их применяют для влажных повязок на раны. Для обработки ран используют также порошок корневищ. Ранозаживляющие свойства аира обусловлены фитонцидами, которые обладают антисептическими свойствами. При наружном применении аира проявляется противовоспалительное действие, улучшается местное кровообращение.

Благодаря противовоспалительным, антисептическим и обезболивающим свойствам аир рекомендуют при глоссите, гингивите, пародонтозе и других воспалительных процессах слизистой оболочки рта. Получен положительный клинический эффект при комплексном лечении пациентов с дистрофически-воспалительной формой пародонтита препаратом, в состав которого входили эфирное масло аира с настойкой софоры (Б. В. Антонишин, 1982). Полоскание отваром аира хорошо освежает ротовую полость.

В гинекологической практике отвар аира применяют для спринцеваний при кольпитах кокковой и трихомонадной этиологии. Используют его также при гипоменструальном синдроме, вторичной аменорее, недостаточности функции яичников и патологическом климаксе.

Китайские врачи сообщают об успешном лечении α-азароном эпилептического статуса (J. J. Chen, 1984).

Часто аир употребляют в составе комплексного лекарственного сбора и чаев, в виде кислородного коктейля, горькой настойки, пластырей.

В ветеринарии корневища аира применяют как ароматическую горечь для улучшения пищеварения животных.

Порошок и водная настойка листа и корневищ аира — эффективные инсектициды для борьбы с вредителями урожая, насекомыми, которые портят при хранении зерно и шерсть, а также с клопами, блохами, молью.

Высушенные корневища аира используют в кулинарии как пряности, для изготовления кондитерских изделий. Корневища и эфирное масло аира входят в рецепты приготовления ликеров, пива, уксуса.

Эфирное масло аира широко применяют как ароматизирующий компонент в парфюмерии при производстве мыла, зубных эликсиров, порошков и паст. Перспективу в качестве противомикробного компонента парфюмерно-косметических средств имеет углекислый экстракт корневищ аира.

Лекарственные средства

Гербогастрин (Herbogastrin, Фармак) —
содержит жидкие экстракты соцветий ромашки, корня солодки, листа шалфея, травы зверобоя и корневищ аира. Выпускается во флаконах по 25 мл. Стимулирует секрецию желудочного сока, обладает противовоспалительными и противомикробными свойствами. Применяется при нарушениях пищеварения, при воспалительных процессах желудочно-кишечного тракта, гипоацидных гастритах. Употребляют по 1 чайной ложке 3 раза в день, запивая водой.
Побочное действие: возможны диспептические явления (изжога, боль в эпигастрии). Препарат противопоказан при повышенной кислотности желудочного сока, гиперчувствительности к его компонентам.
Настойка горькая (Tinctura amara) —
на 1 л спирта используют 60 г травы золототысячника, 60 г листа трилистника водяного, 30 г корневищ аира, 30 г травы полыни горькой и 15 г плодов кориандра. Употребляют внутрь по 10–20 капель 3 раза в день за 15–30 минут до еды.
Олиметин (Olimetinum) —
комплексный препарат, содержащий в 1 г: масла мяты перечной 0,017 г, очищенного скипидара 0,0341 г, масла аира 0,025 г, оливкового масла 0,9205 г, серы очищенной 0,0034 г. Выпускается в виде капсул по 0,5 г. Применяют при лечении и для профилактики почечнокаменной и желчекаменной болезни. Действие обусловлено спазмолитическими, желчегонными, мочегонными и противовоспалительными свойствами эфирных масел, что способствует отхождению мелких конкрементов. По составу и механизму действия олиметин аналогичен зарубежным препаратам «Энатин», а также «Роватин» и «Ровахол». При наличии конкрементов принимают по 2 капсулы 3–5 раз в день до еды; при изжоге — после еды. С профилактической целью (после выхода конкрементов) принимают по 1 капсуле в день на протяжении продолжительного времени. Противопоказан при нарушениях мочеотделения, острых и хронических гломерулонефритах, гепатитах, язвенной болезни желудка.
Таблетки «Викалин» (Tabulettae «Vicalinum») —
Содержат 0,35 г основного нитрата висмута, 0,4 г основного карбоната магния, 0,2 г гидрокарбоната натрия, по 0,025 г порошка корневищ аира и коры крушины, по 0,005 г рутина и келлина.

Викалин обладает вяжущим, антацидным и умеренным слабительным действием. Препарат применяют при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и гиперацидных гастритах. Назначают внутрь по 1–2 таблетки 3 раза в день после еды, таблетки целесообразно измельчить и запить 1/2 стакана теплой воды. Курс лечения обычно составляет 1-2-3 месяца; после месячного перерыва курс повторяют. Во время лечения следует придерживаться диеты.
Таблетки «Викаир» (Tabulettae «Vicairum», Галычфарм) —
содержат 0,35 г основного нитрата висмута, 0,4 г основного карбоната магния, 0,2 г гидрокарбоната натрия, по 0,025 г порошка корневищ аира и коры крушины. По составу аналогичен импортным таблеткам «Ротер». Показания к применению и дозы такие же, как для викалина. Назначают после еды (через 1–1,5 часа) 3 раза в день. Запивают небольшим количеством (1/4 стакана) воды.
Урогран (Urogranum, Herbapol, Польша) —
гранулы, содержащие биологически активные вещества травы золотушника, травы хвоща, листа березы, корней цикория, корней любистка и корневищ аира.

Проявляет мочегонное, салуретическое, спазмолитическое действие, обладает антибактериальной и противовоспалительной активностью. Назначают при острых и хронических воспалительных процессах мочевыделительных путей, при почечнокаменной болезни, мочекислом диатезе. Употребляют по 1/2–2/3 чайной ложки гранул 3 раза в день в перерывах между едой, запивая 1/2 стакана сладкой воды или чая.
Побочное действие: изредка возможны аллергические реакции.
Arcalen (Herbapol, Польша) —
эмульсия, содержащая густые экстракты цветков арники и календулы, эскулетин и эфирное масло аира. Проявляет противовоспалительное действие, способствует ускорению регенерации и грануляционного процесса. Применяется как наружное средство при контузиях, ушибах, ранах, ожогах, обморожении, фурункулезе.
Depuratum® (Lehning, Франция) —
пилюли, содержащие 0,76 г корней стальника, 1,53 г листа березы, 0,76 г корневищ аира, 2,29 г листа розмарина, 6,12 г плодов можжевельника, 1,53 г корней ревеня, 0,76 г травы рутки лекарственной, 1,53 г сока алоэ, 3,06 г листа сенны, 1,53 г коры крушины и 0,76 г травы чабреца. Употребляют по 2–3 пилюли утром и по 2–5 вечером для систематического лечения запоров, при диспептических состояниях.
Gallexier® (Salushaus, Германия) —
раствор, 100 г которого содержит 18 г фруктозы и 82 г отваров (1:10) листа артишока — 2,8782 г, травы одуванчика — 1,0322 г, корневищ куркумы — 0,5904 г, плодов расторопши пятнистой — 0,369 г, травы крестового корня бенедиктинского — 0,1476 г, клевера Trifolium fibrinum — 0,0738 г, травы тысячелистника — 0,5904 г, корня горечавки — 0,82 г, травы полыни — 0,0369 г, корневищ аира — 0,1476 г, цветков ромашки — 0,369 г и плодов фенхеля — 0,369 г. Применяется для возбуждения аппетита, улучшения функции желудка и гепатобилиарной системы. Употребляют по 1–2 мерные ложки (20–40 мл) перед едой или после.
Gastrol® S (Fides, Германия) —
капли, 100 мл которых содержит 88 мл спиртового экстракта из 0,4 г корня горечавки, 0,4 г цветков ромашки, 0,01 г листа мелиссы, 0,2 г плодов тмина, 0,03 г плодов фенхеля, 0,03 г плодов кориандра, 0,025 г травы базилика, 0,025 г травы полыни, 0,2 г травы зверобоя, 0,02 г коры хинного дерева, 0,025 г плодов можжевельника, 0,3 г корневищ аира и 0,08 г корневищ куркумы. Назначают при неврозах желудка, бродильной и гнилостной диспепсии, гастрокардиальном синдроме. Употребляют по 25 капель 3 раза в день в горячей воде перед едой, в острых случаях — по 50 капель.
Hevert®-Gall S (Hevert, Германия) —
раствор для приема внутрь, 100 мл которого содержит 0,5 мл жидкого спиртового экстракта (1:1) травы чистотела, 0,8 мл жидкого спиртового экстракта (1:1) травы крестового корня бенедиктинского, 1,5 мл жидкого спиртового экстракта цветков ромашки, 1 мл жидкого спиртового экстракта (1:1) травы одуванчика, 0,05 мл масла тмина, 0,2 мл масла мять перечной, 2,5 мл настойки (1:5) больдо, 0,8 мл фармакопейной настойки аира, 0,6 мл настойки расторопши пятнистой и 2 мл настойки (1:5) корневищ куркумы. Применяется при заболеваниях гепатобилиарной системы и двенадцатиперстной кишки. Назначают по 1/2 мерной ложки 2–3 раза в день с горячей водой.
Jouvence de l’Abbe soury® (Chefaro-Ardeval, Франция) —
таблетки, содержащие 64 мг порошка гамамелиса, 14 мг порошка калины, 7 мг порошка корневищ аира и 4,5 мг порошка Piscidia erytrina L. Выпускается также в виде раствора для внутреннего употребления, 100 мл которого содержит жидкие экстракты гамамелиса — 3,82 г, калины — 0,42 г, корневищ аира — 0,42 г, и порошка Piscidia erytrina L — 0,27 г. Применяется при нарушениях циркуляции крови.
Sedovent® (Pharma Schwörer, Германия) —
капли, 100 г которых содержат водно-спиртовые экстракты коры хинного дерева — 0,1 г, коры коричного дерева — 1 г, перикарпа апельсина — 2 г, травы тысячелистника — 3 г, корневищ аира — 4 г, корневищ горечавки — 7 г. Применяются при нарушениях пищеварения, потере аппетита, сниженной кислотности желудочного сока. Употребляют по 10–20 капель перед едой.
Stomasal® Med (Mauermann, Германия) —
таблетки, содержащие по 325 мг гидроксида алюминия, 7,5 мг оксида магния, 7,5 мг шишек хмеля, 50 мг листа мяты перечной, 12,5 мг травы репейничка, 2,5 мг корня аира и 2,5 мг хлорофиллина. Употребляют при повышенной кислотности желудка по 1–2 таблетки 3 раза в день после еды с небольшим количеством жидкости.
Stovalid® N (Redel, Германия) —
капли, 100 мл которых содержит водно-спиртовые экстракты из 0,39 г листа мяты перечной, 0,57 г травы полыни, 1,14 г травы римской ромашки, 0,31 г плодов фенхеля, 1,18 г плодов аниса, 1,18 г плодов тмина, 1,57 г корня дягиля,1,96 г корневищ аира и 2,12 г корня горечавки. Применяется при диспептических нарушениях, сопровождающихся потерей аппетита, ощущениями тяжести в эпигастрии, метеоризмом. Употребляют по 15–25 капель во время или после еды, как желудочное средство — за 30 минут перед едой.
Сбор желудочный № 3 (Species stomachicae № 3) —
содержит 3 части коры крушины, 3 части листа крапивы, 2 части листа мяты перечной, 1 часть корневищ с корнями валерианы и 1 часть корневищ аира. Употребляют в виде настоя (1 столовая ложка на 1 стакан кипятка) по 1/2 стакана утром и вечером.
Hevert®-Magen-Galle-Leber-Tee (Hevert, Германия) —
чай, 100 г которого содержит 2 г цветков календулы, 20 г плодов фенхеля, 10 г травы полыни, 5 г травы золототысячника, 2 г травы чистотела, 38 г травы цикория, 10 г травы тысячелистника, 5 г травы чабреца и 8 г корневищ аира. Употребляют по 1 чашке (на чашку 2 чайные ложки) чая 3 раза в день перед едой при гастритах, холециститах, для вспомогательного лечения язвенной болезни желудка.

Аир входит в состав комплексных фитотерапевтических препаратов Др. Тайсс Шведская горечь (Dr. Theiss Swedish bitters, Naturwaren) и Оригинальный большой бальзам Биттнера® (Original grosser Bittner balsam®, R. Bittner).

Литература

  1. Антонишин Б. В. Применение масла аира и настойки софоры японской в комплексной терапии больных с дистрофически-воспалительной формой пародонтоза // Терапевтич. стоматология: Респ. межвед. сб.— К., 1982.— Вып. 17.— С. 66–69.
  2. Белова Л. Ф., Алибеков С. Д., Багинская А. И., Соколов С. Я., Покровская Г. В. Азарон и его биологические свойства // Фармакол. токсикол.— 1985.— Т. 48, № 6.— С. 17–20.
  3. Данилевский Н. Ф., Антонишин Б. В. Антимикробная активность настойки софоры японской и эфирного масла аира тростникового // Микробиол. журн.— 1982.— Т. 44, № 5.— С. 80–82.
  4. Погорелова О. В. Аир как лекарственное сырье // Хим.-фарм. журн.— 1977.— Т. 11, № 9.— С. 90–94.
  5. Abel G. Chromosome-damaging effect of b-asaron on human lymphocytes // Planta Med.— 1987.— Vol. 53, № 3.— Р. 251–253.
  6. Chamorro G., Salazar M., Tamariz J., Diaz F., Labarrios F. Dominant lethal study of a-asarone in male and female mice after sub-chronic treatment // Phytother. Res.— 1999.— Vol. 13, № 4.— Р. 308–311.
  7. Chamorro G., Salazar M., Salazar S., Mendoza T. Pharmacology and toxicology of Guatteria gaumeri and a-asarone // Rev. Invest. Clin.— 1993.— Vol. 45, № 6.— Р. 597–604.
  8. Chen J. J. Status epilepticus treated by a-asarone: Report of 18 cases // J. Tradit. Chin. Med.— 1984.— Vol. 4, № 3.— Р. 217–218.
  9. Dhalla N. S., Bhattacharya I. C. Further studies on neuropharmacological actions of Acorus oil // Arch. Int. Pharmacodyn. Ther.— 1968.— Vol. 172, № 2.— Р. 356–365.
  10. Chamorro G., Garduno L., Martinez E., Madrigal E., Tamariz J., Salazar M. Dominant lethal study of a-asarone in male mice // Toxicol. Lett.— 1998.— Vol. 99, № 2.— Р. 71–77.
  11. Garduno L., Salazar M., Salazar S., Morelos M. E., Labarrios F., Tamariz J., Chamorro G. A. Hypolipidaemic activity of a-asarone in mice // J. Ethnopharmacol.— 1997.— Vol. 55, № 2.— Р. 161–163.
  12. Goggelmann W., Schimmer O. Mutagenicity testing of b-asarone and commercial calamus drugs with Salmonella typhimurium // Mutat. Res.— 1983.— Vol. 121, № 3-4.— Р. 191–194.
  13. Hasheminejad G., Caldwell J. Genotoxicity of the alkenylbenzenes a- and b-asarone, myristicin and elimicin as determined by the UDS assay in cultured rat hepatocytes // Food Chem. Toxicol.— 1994.— Vol. 32, № 3.— Р. 223–231.
  14. Hernandez A., Lopez M. L., Chamorro G., Mendoza-Figueroa T. Inhibition of lipid synthesis and secretion in long-term cultures of adult rat hepatocytes by a-asarone // Planta Med.— 1993.— Vol. 59, № 2.— Р. 121–124.
  15. Hu B. Y., Ji Y. Y. Research on the anticarcinogenic activation of Acorus calamus: Anticarcinogenic activation of α-asarone on human carcinoma cells // Chung Hsi Chieh Ho Tsa Chih Chinese — J. Mod. Devel. Tradit. Med.— 1986.— Vol. 6, № 8.— P. 480–483, 454.
  16. Kováciková L. Nový pohlad na obsahové látky puskvorca obycajného // Nase liecivé rastliny.— 1983.— Vol. 20, № 4.— S. 108–109
  17. Liao J. F., Huang S. Y., Jan Y. M., Yu L. L., Chen C. F. Central inhibitory effects of water extract of Acori graminei rhizoma in mice // J. Ethnopharmacol.— 1998.— Vol. 61, № 3.— Р. 185–193.
  18. Lopez M. L., Hernandez A., Chamorro G., Mendoza-Figueroa T. a-Asarone toxicity in long-term cultures of adult rat hepatocytes // Planta Med.— 1993.— Vol. 59, № 2.— Р. 15–20.
  19. Maj J., Malec D., Lastowski Z. Wlasciwosci farmakologiczne krajowego tataraku (Acorus calamus L.). 3. Dzialanie spazmolityczne olejku eterycznego // Acta Poloniae Pharm.— 1966.— Vol. 23, № 5.— S. 477–482.
  20. Martis G., Rao A., Karanti K. S. Neuropharmacological activity of Acorus calamus Linn. // Fitoterapia.— 1991.— Vol. 62, № 4.— Р. 331–337.
  21. Menon M. K., Dandiya P. C. The mechanism of the tranquillizing action of asarone from Acorus calamus Linn. // J. Pharm. Pharmacol.— 1967.— Vol. 19, № 3.— P. 170–175.
  22. Panchal G. M., Venkatakrishna-Bhatt H., Doctor R. B., Vajpayee S. Pharmacology of Acorus calamus L. // Ind. J. Exp. Biol.— 1989.— Vol. 27, № 6.— P. 561–567.
  23. Poplawski J., Lozowicka B., Dubis A. T., Lachowska B., Witkowski S., Siluk D., Petrusewicz J., Kaliszan R., Cybulski J., Strzalkowska M., Chilmonczyk Z. Synthesis and hypolipidemic and antiplatelet activities of a-asarone isomers in humans (in vitro), mice (in vivo), and rats (in vivo) // J. Med. Chem.— 2000.— Vol. 43, № 20.— Р. 3671–3676.
  24. Rubio-Poo C., Lemini C., Garcia-Mondragon J., Zavala E., Silva G., Mendoza-Patino N., Mandoki J. J. The anticoagulant effect of b-asarone in the mouse and the rat // Proc. West. Pharmacol. Soc.— 1991.— Vol. 34.— Р. 107–112.
  25. Salazar M., Salazar S., Ulloa V., Mendoza T., Pages N., Chamoro G. Teratogenic action of a-asarone in the mouse // J. Toxicol. Clin. Exp.— 1992.— Vol. 12, № 3.— Р. 149–154.
  26. Shoba F. G., Thomas M. Study of antidiarrhoeal activity of four medicinal plants in castor-oil induced diarrhoea // J. Ethnopharmacol.— 2001.— Vol. 76, № 1.— Р. 73-76.
  27. Sugimoto N., Goto Y., Akao N., Kiuchi F., Kondo K., Tsuda Y. Mobility inhibition and nematocidal activity of asarone and related phenylpropanoids on second-stage larvae of Toxocara canis // Biol. Pharm. Bull.— 1995.— Vol. 18, № 4.— P. 605–609.
  28. Vohora S. B., Shah S. A., Dandiya P. C. Central nervous system studies on an ethanol extract of Acorus calamus rhizomes // J. Ethnopharmacol.— 1990.— Vol. 28, № 1.— P. 53–62.
  29. Vohora S. B., Shah S. A., Sharma K. N. Antibacterial, antipyretic, analgetic antiinflammatory studies on an ethanol extract on Acorus calamus Linn. // Ann. Nat. Acad. Med. Sci.— 1989.— Vol. 25, № 1.— P. 13–20.
  30. Wiseman R. W., Miller E. C., Miller J. A., Liem A. Structure-activity studies of the hepatocarcinogenicities of alkenylbenzene derivatives related to estragole and safrole on administration to preweanling male (C57BL/6J x C3H/HeJ) F1 mice // Cancer Res.— 1987.— Vol. 47, № 9.— Р. 2275–2283.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика