Логотип журнала "Провизор"








Биологические методы контроля качества лекарств согласно требованиям Государственной фармакопеи Украины

Поэтапная система введения в действие требований ГФУ предусматривает, что начиная с 1.10.2002 г. фармацевтические предприятия могут вносить в АНД требования ГФУ, а с 1 апреля 2002 г. разрабатываемые и пересматриваемые АНД на лекарственные средства должны быть приведены в соответствие с требованиями ГФУ, исключая раздел «Стерильность» — вводится в действие с 01.01.2005 г.1 Так как при разработке ГФУ учитывались требования ведущих мировых фармакопей, национальная фармакопея содержит ряд новых для Украины требований к контролю качества, методов и методик анализа.

В помощь сотрудникам лабораторий контроля качества лекарственных средств Научно-экспертным фармакопейным центром в г. Харькове 4–5 апреля был проведен информационно-консультационный семинар, посвященный биологическим методам контроля лекарственных средств, согласно требованиям ГФУ.

В семинаре участвовали представители фармацевтических предприятий, занимающихся производством стерильных лекарственных средств, специалисты Центральной лаборатории ГИКК и научно-исследовательских институтов.

Как отметил, открывая семинар, директор НЭФЦ, доктор фарм. наук, профессор В. П. Георгиевский данная тема семинара выбрана не случайно, так как биологические методы контроля, в частности проведение теста на бактериальные эндотоксины, были мало освещены в печати, и при проведении испытаний у отечественных специалистов возникает много вопросов.

С ситуацией по контролю качества лекарств в Украине, в частности, производству инъекционных растворов, ознакомили участников семинара Виталий Варченко, Первый заместитель Главного государственного инспектора Украины по контролю качества лекарственных средств и Людмила Бондарева, начальник ГИКК в Харьковской области.

Сравнительный анализ биологических методов фармакопейного контроля качества лекарственных средств, согласно USP-24 (Фармакопея США), EP-4 (Европейская фармакопея), ГФ-XI (фармакопея СССР) и Государственной фармакопеи Украины проведен Леонидом Чайкой, ведущим научным сотрудником лаборатории фармакопейного анализа НЭФЦ, канд. мед. наук, Ольгой Гомон, старшим научным сотрудником лаборатории фармакопейного анализа НЭФЦ, канд. биол. наук, Юлией Меркуловой, научным сотрудником лаборатории фармакопейного анализа НЭФЦ. Более подробно докладчиками были освещены биологические методы контроля, ставшие предметом общих статей в ГФУ: «Бактериальные эндотоксины», «Пирогены», «Аномальная токсичность», «Депрессорные вещества».

Пирогены

Испытание на пирогены проводится путем регистрации повышения температуры тела у кроликов в ответ на внутривенное введение испытуемым препаратов. Многие годы и до сегодняшнего дня испытание на пирогены является неотъемлемой частью ведущих фармакопей.

При разработке тестов ГФУ на наличие и уровень в испытуемом продукте пирогенов учтены требования Европейской фармакопеи, которые дополнены национальной частью, содержащей ряд важных дополнительных разъяснений, необходимых для контроля качества лекарственных средств, производимых вне правил GMP. Дополнение европейской части общей статьи «Пирогены» обусловлено тем, что требования ЕФ к подготовке, схеме постановки испытания на пирогены, учету и интерпретации результатов существенно уступают требованиям других фармакопей, прежде всего USP, по надежности теста как гаранта безопасности лекарственного средства, трудоемкости и экономичности методики (табл. 1).

Таблица 1

Наиболее важные различия между USP-24 (ГФУ) и ЕР-4 в методике и интерпретации теста на пирогенность

Показатели USP-24 (ГФУ) ЕР-4
Этапы эксперимента и число кролей 3 + 5 3 + 3 + 3 + 3
Предварительное испытание реактивности кролей на в/в введение 0,9% р-ра NaCl Нет Есть
Возможность принятия решения о пирогенности препарата на I этапе Нет Есть
Принцип учета максимального повышения температуры на I этапе Индивидуально у каждого кроля По сумме у трех кролей
Предел максимального повышения температуры:
на I этапе 0,4° 1,15° ( = 0,4°)
на I + II этапах 3,3° ( = 0,4°) 2,8° ( = 0,5°)
на I + II + III этапах 4,45° ( = 0,5°)
на I + II + III + IV этапах 6,6° ( = 0,6°)

За основу для национальной части монографии «Пирогены» ГФУ были приняты требования USP-24, которая к тому же, в отличие от ЕФ, была пересмотрена относительно недавно — 1995 г.

Проведение испытаний на пирогенность с помощью данного теста невозможно для препаратов, обладающих токсичностью или фармакологические свойства которых не позволяют осуществить данный тест на кроликах.

В связи с этим в США с 1980 г. официально введен тест на «Бактериальные эндотоксины» или ЛАЛ-тест.

Бактериальные эндотоксины

Тест на бактериальные эндотоксины (ЛАЛ-тест) основан на их способности вызывать свертывание крови. Для количественного или полуколичественного определения содержания бактериальных эндотоксинов в этом тесте используют кровь, точнее — лизат клеток крови рачков-мечехвостов Limulus polyphemus. В результате реакции между бактериальными эндотоксинами и лизатом, последний свертывается с образованием сгустка в виде геля.

ЛАЛ-тест характеризуется высокой специфической чувствительностью и позволяет выявлять эндотоксины в количестве в 100 раз ниже их минимальной пирогенной дозы на кроликах.

Так как именно бактериальные эндотоксины являются причиной пирогенных реакций, контроль на пирогены может быть распространен на большую часть ассортимента парентеральных препаратов и субстанций для них.

ЛАЛ-тест в настоящее время является фармакопейным и, за редким исключением, заменил альтернативный ему метод — определение пирогенов на кроликах.

Широкое использование теста на бактериальные эндотоксины за рубежом обусловлена его высокой надежностью и универсальностью, возможностью упростить и стандартизировать контроль на наличие бактериальных эндотоксинов в лекарственных средствах, что в условиях производства по правилам GMP становится одним из шагов повышения конкурентоспособности продукции. Одновременно эти испытания влекут за собой временные и финансовые затраты для производителей, отражаясь на цене препарата и его рентабельности.

Введение данной статьи в ГФУ обусловлено обязательностью проведения теста на бактериальные эндотоксины при регистрации лекарственных препаратов в большинстве стран мира, включая ЕС. Поэтому отечественные предприятия, чьи препараты до сих пор не контролировались на пирогены, вынуждены будут по истечении срока действия соответствующих АНД либо в срочном порядке вводить этот тест или приостанавливать производство таких препаратов. В интересах заводов внедрять этот тест уже сейчас, в первую очередь для препаратов, которые по объективным причинам нельзя испытывать на кроликах.

В настоящее время только несколько предприятий Украины включили в АНД на отдельные выпускаемые препараты раздел «Бактериальные эндотоксины»: на ЗАО «ФФ «Дарница», ХГФП «Здоровье народу», ОАО «ФФ «Здоровье», ЗАО «Индар».

Нерешительность большинства отечественных заводов в отношении введения ЛАЛ-теста, возможно, объясняется экономическими причинами (необходимостью приобретать посуду, реактивы, обучать сотрудников), так и некоторыми сомнениями в качестве своей продукции. Однако результаты исследований отечественных препаратов «Вода для инъекций» в ампулах» в лаборатории фармакопейного анализа НЭФЦ показывают, что содержание бактериальных эндотоксинов не только не превышает, но и значительно ниже уровня, принятого в международной практике.

В Украине с момента официального издания ГФУ тест на «Бактериальные эндотоксины» обретает «жизненную силу». Для целого ряда препаратов вопрос замены теста «Пирогены» на ЛАЛ-тест станет обязательным в первую очередь это касается парентеральных лекарственных средств, введение которых кролику невозможно или нецелесообразно

Лекарственные средства и медицинская техника, контроль которых на пирогены на кроликах невозможен или ненадежен

  • Препараты, понижающие температуру тела (транквилизаторы, нейролептики, ненаркотические анальгетики-антипиретики, глюконат кальция, кортикостероиды, некоторые анестетики)
  • Препараты, повышающие температуру тела (препараты плаценты, вакцины, новокаин)
  • Препараты, нарушающие физиологическое состояние животных (средства для наркоза, наркотические анальгетики, снотворные средства, сердечные гликозиды, деполяризующие миорелаксанты, инсулин)
  • Инфузионные препараты, суточный объем введения которых человеку составляет 500 мл и выше.
  • Препараты для интратекального введения
  • Препараты, после первого введения которых кроликам повторное использование тех же животных затрудняется или исключается (препараты с антигенными свойствами, антибиотики, противоопухолевые препараты)
  • Радиофармацевтические препараты
  • Лекарственное сырье, прежде всего вода для инъекций, которое используется в производстве лекарственных средств для парентерального введения
  • Первичная упаковка и технологическое оборудование, которые используются в производстве лекарственных средств для парентерального введения

За рубежом фармацевтическая промышленность широко использует ЛАЛ-тест не только для контроля готовой продукции, но и для контроля технологического процесса. ЛАЛ-тест на сегодняшний день единственный способ максимально быстро провести постадийный контроль технологического процесса при производстве инъекционных препаратов: контроль сырья, воды для инъекций, растворов перед стерилизующим фильтрованием, чистоты ампул и растворов, проверка фильтра на пирогены.

Очевидно, что по мере сертификации отечественных заводов по требованиям GMP, потребуется также разработка и внедрение метода контроля чистоты технологического оборудования с помощью теста на бактериальные эндотоксины, который для этих целей описан в отдельной статье USP-24.

Накопив достаточный опыт и располагая необходимым оборудованием для ЛАЛ-теста, НЭФЦ планирует сосредоточить усилия на помощи фармацевтическим предприятиям в планомерной разработке и внедрении этого метода в производство лекарственных средств. Докладчиками более подробно были рассмотрены методики предварительных экспериментальных исследований, в результате которых доказывается возможность применения ЛАЛ-теста для данного препарата; даны исчерпывающие ответы на вопросы, которые возникают или могут возникнуть у аналитика при проведении посерийного контроля с помощью ЛАЛ-теста.

Аномальная токсичность

Основная цель проведения теста на аномальную токсичность — выявление токсичности препарата, превышающей установленный ранее допустимый уровень, что может контролироваться по повышению летальности или по неожидаемым (нерегламентированным) явлениям интоксикации животных. Аномальная токсичность препарата проявляется, если в составе препарата при производстве и хранении произошли изменения, непредусмотренные регламентом производства или АНД, что более вероятно при производстве препаратов без соблюдения правил GMP.

Тест на аномальную токсичность, наряду с испытанием на пирогены, играет важную роль при контроле безопасности лекарственных средств. Возможно, именно поэтому соответствующие общие статьи в USP и в российском проекте ГФ XII так и названы — «Тест на безопасность».

Проект монографии для ГФУ по разделам «Общее испытание» и «Иммунные сыворотки» был подготовлен в полном соответствии с основными принципами Европейской (1997 г.) и Британской (1998 г.) фармакопей.

Национальная часть монографии «Аномальная токсичность» дополнена следующими вопросами:

  • внесено разъяснение причин и цели испытания;
  • внесено разъяснение условий содержания животных;
  • внесено разъяснение об уровне тест-дозы испытуемого препарата;
  • внесено требование об учете явлений интоксикации при испытании на первых 5 мышах и предложена их количественная градация по признаку частоты регистрируемых явлений.

В отличие от ЕФ, в проект монографии для ГФУ не внесен раздел, касающийся иммунных препаратов для ветеринарии.

Депрессорные вещества

Испытания на депрессорные вещества выполняют с целью исключения опасности снижения у пациентов артериального давления после введения лекарственного средства, если в его составе при производстве оказались вещества, обладающие гипотензивным действием.

Наиболее опасны в этом отношении вещества, получаемые из тканей животных и человека или путем микробиологического синтеза, так как при этом в них могут оказаться высокоактивные депрессорные вещества: гистамин, брадикинин, некоторые пептиды и др.

В Европейской фармакопее на депрессорные вещества имеется две общие статьи «Депрессорные вещества» и «Гистамин», методы которых выполняются соответственно на кошках и in vitro на изолированных полосках толстого кишечника морских свинок.

В ЕФ 1999–2000 гг. дискутировался вопрос об отмене первого теста в связи с мировой практикой ограничения проведения экспериментов на животных. Но в издании ЕФ 2002 г., в отличие от последних изданий USP, этот тест сохранился.

В Государственную Фармакопею Украины включена только общая статья «Депрессорные вещества» с испытанием на кошках, которая практически полностью соответствует статье с тем же названием в ЕР-2002.

Среди факторов, влияющих на принятие данного решения, следует выделить:

  • необходимость контроля на депрессорные вещества органопрепаратов и некоторых антибиотиков, производство которых пока осуществляется отечественными предприятиями вне сферы правил GMP;
  • полным отсутствием в настоящее время у отечественных заводов и контрольно-аналитических служб любого уровня специальных приборов для проведения теста на гистамин, который можно рассматривать как альтернативу тесту на депрессорные вещества.

Испытание на депрессорные вещества на отечественных заводах по экономическим соображениям легче наладить, по сравнению с методом на изолированном кишечнике. Так, для испытания на кошках, относительно простой, но достаточный по характеристикам регистратор давления с самописцем, по каталогам можно найти за 3–5 тыс. долл., на одной кошке можно испытать минимум 2 серии препарата, а содержать их больше двух дней не нужно и нельзя, так как они погибают в неволе. В то же время, самая простая установка для работы с изолированными гладкомышечными органами по каталогам стоит сегодня не меньше 15 тыс. долл., а сами морские свинки дороже кошек как по стоимости, так и по содержанию.

Возможно, теми же мотивами руководствовались и в Европейской фармакопее, когда при уже почти принятом решении об отмене испытания на кошках, оно все же сохранилось в издании 2002 года.

В ходе подготовки к следующему выпуску Государственной Фармакопеи Украины рассматривается вопрос о целесообразности введения в нее общей монографии «Гистамин», являющейся альтернативным методом in vitro для испытания препаратов на гистаминоподобные вещества.

Информативным был доклад заведующего экспериментально-биологической клиникой НЭФЦ и ГНЦЛС Николая Тутова, посвященный требованиям к содержанию лабораторных животных для биологических методов контроля качества лекарственных средств. Освещены вопросы оборудования вивария, требования к испытуемым животным, ухода за ними, утилизации животных.

Практически ознакомиться с приборами и оборудованием для биологических методов контроля качества лекарственных средств, содержанием животных для проведения тестов участники семинара имели возможность в лаборатории фармакопейного анализа НЭФЦ.

Кроме докладчиков на вопросы участников семинара отвечали Наталья Хованская, заведующая лабораторией фармакопейного анализа НЭФЦ, канд. фарм. наук, и Александр Гризодуб, заместитель директора НЭФЦ, доктор хим. наук, профессор.

В заключение семинара его участники утвердились во мнении, что биологические методы контроля безопасности часто позволяют выявлять такие неожидаемые и нежелательные свойства в испытуемом препарате, которые не определяются иными способами. Сегодня эти методы являются важным и неотъемлемым дополнением к физико-химическим методам контроля качества лекарств, и в ближайшем будущем им нет альтернативы. По мнению участников семинара, его проведение было своевременным и результативным.

Подготовила Мирослава Закотей


1 Провизор (Юридические аспекты фармации), № 8’2001, с. 3.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика