Логотип журнала "Провизор"








Первый в мире

Л. В. Львова, канд. биол. наук

Любое государство, пожелавшее создать такой институт, должно внимательно изучить опыт украинского учреждения.

Луиджи Кароцци,
руководитель гигиенической секции Бюро труда при Лиге Наций, 1935 год

Харьковский НИИ гигиены труда и профзаболеваний был создан в далеком 1923 году по Постановлению Коллегии Отдела рабочей медицины Наркомздрава УССР на базе 1-ой рабочей поликлиники г. Харькова. Тогда он назывался Украинским институтом Рабочей Медицины.

В те годы подобных учреждений в мире не было.

Основателям института все пришлось начинать с нуля: формировать основные подразделения института — научно-исследовательские лаборатории, стационар и поликлинику, координировать их работу, а со временем организовывать и руководить деятельностью отраслевых филиалов в Днепропетровске, Донецке, Киеве и Одессе. Каждый из них имел свои приоритеты. Для Днепропетровского филиала это была металлургическая промышленность, для Донецкого — угольная, для Киевского — сельское хозяйство и сахарная промышленность, для Одесского — легкая индустрия и пищевая промышленность. (Впоследствии все эти филиалы переросли в самостоятельные учреждения.)

Не забывали в Харьковском институте и о подготовке кадров. Для многих медвузов он стал базой для подготовки врачей-гигиенистов. Здесь же готовились научные кадры в области гигиены, физиологии труда и промышленной токсикологии. Промышленно-санитарные врачи и санитарные инспекторы Наркомтруда УССР проходили переподготовку на курсах повышения квалификации.

Словом, за каких-то десять-пятнадцать лет Харьковский институт превратился в центр исследовательской, учебной и практической работы в области медицины труда. Ознакомиться с деятельностью этого уникального центра, аналогов которому, по словам Луиджи Кароцци, в мире не было, приезжали ученые из многих стран.

Вехи долгого пути

Буквально с первых дней существования перед институтом стояла достаточно сложная задача.

Нужно было изучить условия труда рабочих ведущих отраслей промышленности — угольной, горнорудной, машиностроительной и химической, исследовать особенности физиологии и патологии человека, обусловленные трудовой деятельностью, разработать меры по улучшению санитарно-гигиенических условий труда и, наконец, снизить заболеваемость рабочих, занятых в этих отраслях промышленности.

В производственных и экспериментальных исследованиях были задействованы специалисты самых различных профилей — гигиенисты, физиологи, психологи, клиницисты, физики, химики, токсикологи, инженеры и биологи, что, несомненно, пошло на пользу делу. Уже в предвоенные годы институт смог разработать и внедрить на предприятиях программы по профилактике перегревания рабочих горячих цехов и предложения по физиологической рационализации их труда, меры по борьбе со световым голоданием на шахтах и заводах с использованием фотариев, исследовать этиологию и патогенез пневмокониозов и изучить их распространенность, выяснить роль реактивности организма в развитии пылевого фиброза и предложить способ комплексного обеспыливания предприятий горнорудной и цементной промышленности (внедрение которого позволило снизить заболеваемость пневмокониозами). Тогда же были впервые предложены основные показатели для объективной оценки мышечного утомления и дана физиологическая характеристика труда на конвейере.

После войны в институте выделилось несколько основных научных направлений.

Это гигиена труда в машиностроении и химической промышленности, промышленная токсикология, гигиена труда и биологическое действие электромагнитного излучения, гигиена труда и биологическое действие промышленного освещения.

В центре внимания института оказались современные технологии топливно-энергетического комплекса и целый ряд отраслей машиностроения, легкой и химической промышленности (в том числе и химико-фармацевтическая).

Разработка и проведение мероприятий по оздоровлению условий труда рабочих литейных и кузнечно-прессовых цехов, анилинокрасочной промышленности и производства пластмасс, исследование биологического действия электромагнитных полей различных диапазонов, разработка средств защиты сварщиков от электромагнитного облучения и рекомендации по предупреждению вредного действия вибрации на организм, внедрение более двух сотен новых чувствительных методов определения химических веществ в воздухе рабочей зоны — далеко не полный перечень работ, выполненных в институте.

В 90-х годах интересные данные были получены в лаборатории гигиены промышленного освещения. Как выяснилось в процессе исследований, длительная работа при искусственном освещении пагубно сказывается на здоровье, вызывая развитие синдрома хронического светового голодания. Проявляется синдром в снижении иммунорезистентности организма, возникновении зрительных нарушений и функциональных расстройств центральной нервной системы (преимущественно в виде неврастении).

Причем развитие всех этих нарушений зависит не только от яркости освещения, но и от спектрального состава видимого излучения источника света: чем короче длина световой волны, тем выше коэффициент полезного действия фотохимической реакции, протекающей в рецепторных клетках сетчатки. На практике это означало, что к нормированию освещенности необходимо подходить дифференцированно, обязательно учитывая спектральные характеристики источников света.

Не менее интересные результаты были получены и в лаборатории промышленной токсикологии.

Благодаря усовершенствованию принципов и методов токсикологического эксперимента, удалось доказать, что при определении пороговых эффектов, а следовательно, и гигиеническом нормировании красителей, необходимо учитывать отдаленные последствия. И, прежде всего, влияние вредных веществ на репродуктивную функцию, что может проявиться в виде гонадотоксического, эмбриотропного и мутагенного эффектов.

Сухая статистика

В конце 90-х специалисты зафиксировали пародоксальное, на первый взгляд, явление: увеличение числа несчастных случаев, профессиональных и общих заболеваний на фоне снижения объемов производства.

Но если вспомнить, что к этому времени цеховая служба, медсанчасти и здравпункты были практически ликвидированы, и в результате резко снизилось качество профилактической работы, а больные перестали своевременно получать противорецидивное лечение, то все сразу же становится на свои места.

Статистические данные тех лет впечатляют. Во второй половине 90-х в Украине регистрируется около 120 тысяч профессиональных заболеваний. Каждый год у 10-12 тысяч человек диагностируется та или иная профпатология, из которой львиная доля (до 80%) приходится на пылевые заболевания легких (в основном это пневмокониозы и хронические бронхиты). Менее существенную лепту в заболеваемость вносят радикулопатии, вибрационная болезнь и кохлеарный неврит. Вдвое возрастает количество аллергозов, случаев силикотуберкулеза, новообразований и поражений сосудов нижних конечностей.

Всего за пять лет количество радикулопатий увеличивается девятикратно, заболеваемость кохлеарным невритом возрастает в семь раз, деформирующим артрозом — в восемь и пылевым бронхитом — в пять раз.

Больше всего больных регистрируется в пяти областях Украины — Луганской, Львовской, Днепропетровской, Донецкой и Харьковской, где в основном сконцентрированы промышленные предприятия.

Лидирует в этой пятерке Луганская область: там за весьма непродолжительное время заболеваемость возрастает в 20 (!) раз. Второе место удерживает Львовская область: здесь отмечается одиннадцатикратное увеличение заболеваемости. На третьем месте — Днепропетровская область, где число профзаболеваний увеличивается в шесть раз. Четвертое и пятое места делят между собой Донецкая и Харьковская области, в которых число профпатологий возрастает в 4,4 и 3,3 раза соответственно.

Ежегодно на производстве более ста тысяч человек получают тяжелые травмы и гибнут около двух с половиной тысяч человек. Немалую тревогу врачей вызывает и неуклонно растущая смертность людей работоспособного возраста.

При этом масштабность наблюдаемого явления, по мнению специалистов, свидетельствует о самой настоящей эпидемии травматизма и заболеваний, связанных с работой.

Правда, некоторые предприятия борются с этой эпидемией довольно успешно. Пример тому — ООО фармацевтическая компания «Здоровье».

Несколько лет назад между компанией и Харьковским институтом гигиены труда и профзаболеваний был заключен договор, предусматривающий консультации специалистов при приеме на работу и оказание медицинской помощи работающим.

По словам Нины Ивановны Трилипской, заведующей отделом профпатологии, альянс оказался полезным. Судите сами. В 1998 году, когда договор вступил в силу, заболеваемость была крайне высокой — из 100 работающих болели 75 человек. Через три года заболеваемость снизилась примерно на 25%.

Нетрадиционное лечение традиционного заболевания

Не секрет, что хронический бронхит частый спутник «пылевых» рабочих. Не секрет и то, что на предприятиях, где работают больные, на них действует целый комплекс «вредных» факторов, приводящих к выраженным нарушениям гомеостаза. Это пыль, шум, вибрация и неблагоприятный метеофактор — температура, влажность и скорость воздуха.

Неудивительно, что при таких условиях работы традиционное лечение пылевых бронхитов далеко не всегда дает желаемый результат. Болезнь продолжает прогрессировать, в первую очередь, из-за нарушения иммунного статуса больных. Причем нарушения эти, затрагивая клеточное и гуморальное звено иммунной системы, имеют свойство сохраняться в течение длительного периода.

Иммунотропные препараты в таких случаях нередко оказываются малоэффективными, поскольку, стимулируя одно звено иммунитета, они одновременно оказывают угнетающее действие на другие звенья.

Все это заставило специалистов Харьковского института искать новые, немедикаментозные методы лечения пылевых бронхитов.

Внимание исследователей привлекла микроволновая резонансная терапия (МРТ) с использованием электромагнитных колебаний крайне высоких частот (КВЧ) крайне низкой мощности.

Дело в том, что к тому времени было накоплено много сведений о биологических эффектах КВЧ.

В частности, было известно об одной характерной особенности КВЧ-излучения — резонансном характере его биологического действия. (Проще говоря, биологическая активность КВЧ-излучения проявляется лишь в узких интервалах частот.)

При этом зачастую совершенно одинаковое биологическое действие могут оказывать не один, а несколько близкорасположенных (но не перекрывающихся) интервалов. При достаточно длительном воздействии КВЧ-волн биологический эффект сохраняется и после прекращения облучения. (К примеру, излучение миллиметрового диапазона обеспечивает желаемый эффект, если облучение продолжается около часа. В некоторых случаях для получения существенного эффекта требуется проведение нескольких сеансов облучения, а иногда и нескольких циклов по несколько сеансов.)

По поводу механизмов биологических эффектов КВЧ единого мнения нет.

По одной гипотезе, наблюдаемые эффекты объясняются преобразованием электромагнитных колебаний в звуковые, которые в свою очередь оказывают непосредственное влияние на молекулы.

По другой — узкополосность биологических эффектов связывается с частотами атмосферного поглощения миллиметровых волн.

В соответствии с третьей гипотезой, причина биологических эффектов кроется в образовании некой биологической плазмы, образующейся под воздействием КВЧ-облучения.

Своих сторонников имеет каждая из этих гипотез. Однако больше всего приверженцев имеет объяснение биологических эффектов КВЧ-облучения наличием так называемой информационной связи.

Для подтверждения этой гипотезы обычно используют многочисленные экспериментальные данные о том,

  • что во многих случаях облучение вызывает совершенно одинаковые эффекты, не зависящие от уровня организации биологических систем;
  • о способности клеток животных одного вида безошибочно распознавать своих «собратьев» в смесях разных клеток;
  • о возможности достижения одинаковых биологических эффектов при облучении различных частей тела животного или человека, не связанных, казалось бы, с органом или системой, на которых непосредственно отражается воздействие КВЧ-волн.

Приверженцы теории информационной связи считают, что каждый тип клеток генерирует своеобразные сигналы — свойственные лишь им (т. е. клеткам определенного типа) переменные магнитные поля того же частотного диапазона, что и КВЧ-излучение. А в передаче и приеме таких сигналов задействованы клеточные мембраны. В пользу подобного предположения свидетельствует то, что миллиметровое излучение вызывает конформационные перестройки молекул, меняющие ионную проницаемость мембран. Кроме того, есть сведения, что с устранением поляризации мембран притяжение между клетками исчезает.

Сами же информационные сигналы, как предполагают, распространяются в организме по определенным каналам, проходящим по тканям, способным сильно поглощать излучение. Причем распространяться сигналы могут вдоль различных волокнистых структур.

Если связь функционирует четко, без сбоев — все в порядке, человек здоров. Если же она ослабляется или дестабилизируется — возникают самые неприятные последствия, вплоть до образования злокачественных опухолей.

Исходя из этого, лечебный эффект КВЧ-излучения можно представить следующим образом.

При органических и функциональных нарушениях клетки начинают генерировать волны с иной, отличной от нормальной, амплитудой — качество информационной связи ухудшается. Локальное же воздействие КВЧ-излучением в определенном узком частотном диапазоне за счет резонанса восстанавливает status quo: клетки переходят на генерирование свойственных им электромагнитных волн, информационная связь налаживается, а следовательно, восстанавливается и гомеостаз.

И поскольку излучение этого диапазона не является чем-то чужеродным для организма, никакого побочного действия оно не оказывает. К тому же организм надолго «запоминает» целебное воздействие электромагнитного излучения.

Все эти данные указывали на целесообразность применения микроволновой резонансной терапии с использованием КВЧ-излучения сверхнизкой мощности для лечения больных, страдающих профессиональными бронхитами. В частности, для реабилитации иммунной системы и нормализации других показателей гомеостаза.

И, действительно, разработанная «рецептура» назначения МРТ оправдала себя.

После курса лечения больные отмечали улучшение состояния. У них восстанавливалась функция внешнего дыхания, нормализовались процессы перекисного окисления липидов и показатели Т- и В- звеньев иммунитета.

Внимание: лекарства

Несколько лет назад перед клиническим отделом института была поставлена задача: изучить влияние санитарно-гигиенических условий труда на состояние здоровья аптечных работников.

Как выяснилось в процессе исследований, длительный контакт с лекарствами и химическими веществами (а фасовщицы, химики-аналитики, провизоры-технологи и санитарки-мойщицы имеют с ними дело практически на протяжении всего рабочего дня) не проходит бесследно.

У многих сотрудников были выявлены заболевания желудочно-кишечного тракта, среди которых лидируют гастриты. Чаще всего заболевания органов пищеварения диагностировались у работников, наиболее интенсивно контактирующих с лекарственными препаратами. В то же время никакой корреляции между стажем работы и частотой выявляемости патологии не прослеживалось.

Неожиданной для медиков оказалась высокая частота встречаемости гинекологических заболеваний — эрозий шейки матки и воспалительных процессов женских половых органов. Вдобавок большинство обследованных женщин детородного возраста (точнее говоря, 56,7%) страдали нарушениями овариально-менструального цикла в виде болезненных или, наоборот, скудных месячных, что указывало на преждевременную недостаточность яичников.

Однако все «рекорды побили» аллергии: они диагностировались у 70% работающих. (Кстати, при лечении аллергических заболеваний прекрасно себя зарекомендовала все та же микроволновая терапия.)

Углубленное аллергологическое обследование со скрупулезным сбором аллергологического анамнеза с учетом осмотра терапевта, дерматолога и отоларинголога, оценкой кожных проб с различными аллергенами показало, что чаще всего развитие аллергозов вызывают лекарственные вещества. Немалую роль при этом может сыграть наследственная предрасположенность.

Много интересного обнаружилось при исследовании иммунного статуса аптечных работников.

Даже под влиянием достаточно низких доз лекарств у них возникали нарушения в клеточном и особенно в гуморальном звеньях иммунной системы.

В периферической крови увеличивалось количество лимфоцитов. При этом лимфоцитоз нередко сопровождался снижением медиаторной активности лимфоцитов.

Одновременно развивалась относительная Т- и В-лимфопения на фоне повышенного уровня лимфоцитов с пониженной функциональной активностью. Причем регистрируемый лимфоцитоз утрату функциональной активности иммунокомпетентных клеток компенсировал не в полной мере.

Усугублял ситуацию пониженный уровень двух важнейших иммуноглобулинов — IgA и IgG. Немаловажно и то, что с возрастом содержание IgG нарастало недостаточно, а переход на вторичный, более эффективный иммунитет затруднялся. Наряду с этим повышалось количество циркулирующих иммунных комплексов, возрастал уровень IgЕ и гистамина.

Словом, аллергическая реакция развивалась на фоне снижения функциональной активности иммунной системы.

Причиной всех наблюдаемых изменений иммунного статуса, по всей вероятности, являются продукты липопероксидации, негативно действующие на иммунокомпетентные клетки.

Происходит это, по-видимому, следующим образом.

Длительное воздействие лекарств и химических веществ вызывает чрезмерную активизацию процессов перекисного окисления липидов (в основном за счет интенсификации конечных этапов липопероксидации). В таких условиях антиоксидантная система защиты организма, вынужденная работать на пределе своих возможностей, в конце концов истощается и не может уже справляться со своими обязанностями по нейтрализации свободных радикалов. Это приводит к нарушению метаболизма иммунокомпетентных клеток, и в итоге их функциональная активность снижается.

Любопытно, что у работников кожевенной промышленности, которые тоже страдают аллергическими заболеваниями, иммунная система ведет себя совершенно иначе.

По образному выражению Ольги Николаевны Чернышовой, ведущего сотрудника лаборатории иммунологии, создается впечатление, что в этом случае действует какой-то мощный иммуномодулятор, приводящий иммунную систему в состояние «повышенной боевой готовности».

Вывод отсюда простой: высокие дозы вредных веществ, как ни странно, менее опасны для организма, чем малые.

Разобраться в тонкостях механизма воздействия малых доз на иммунную систему (впрочем, как и проследить динамику развития патологий) сотрудникам не удалось. Причина все та же — отсутствие финансирования.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика