Логотип журнала "Провизор"








Запретный плод

Л. В. Львова, канд. биол. наук

На Западе сексология начала формироваться в начале прошлого века. Рождение советской медицинской сексологии задержалось на несколько десятилетий…

Предыстория

Осмыслить природу сексуального влечения люди пытались задолго до возникновения науки сексологии. И не мало в этом преуспели. Взять хотя бы Платона.

На его взгляд, продолжение рода — далеко не единственная цель любви.

В сексуальном наслаждении поэты и философы черпают вдохновение. Эрос пробуждает в человеке тягу к возвышенному, заставляет задуматься о вечных ценностях.

Подобные воззрения и расхожее выражение — «платоническая любовь», предполагающее духовные, неомраченные сексуальностью отношения между мужчиной и женщиной, мягко говоря, плохо совместимы. И это неудивительно, если вспомнить, что это всего лишь средневековая трактовка, порожденная временем. Сам же «первоисточник» (т. е. платоновский «Пир») ничего общего с ней не имеет.

В «Пире» речь идет о наших предках — странных существах с двумя лицами, четырьмя ногами и четырьмя руками, населявших когда-то Землю — андрогинах. Они, обладавшие признаками обоих полов, были жестоко покараны Зевсом за свою гордость. Грозный Бог разрубил каждого из них вдоль, повернув лица и половые органы в сторону разреза. С тех пор люди ищут утраченную половинку. Некоторым везет — половинки воссоединяются, и тогда возникает Эрос — любовь. Но потомство рождается только от разнополых половинок. Так что, если верить орфическому мифу в изложении Платона, все мы ныне живущие — потомки андрогинов.

Впрочем, это не единственный миф о двуполых перволюдях.

Фон Ромер, к примеру, считал, что в том или ином виде андрогинная идея присутствует во всех религиозно-мифических системах мира.

Этнограф-африканист Г. Бауман придерживался иного мнения, предполагая, что двуполые существа изначально присутствовали лишь в мифологии народов с высокой культуры. Голландский миссионер Й. Винтхейс, изучавший верования племен Океании и Австралии, напротив, полагал, что подобные мифы — порождение мышления отсталых народов, насквозь пропитанного сексуализмом. А средневековый еврейский богослов Моисей Маймонид утверждал, что примитивные мифы о бесполых предках нашли отражение в библейском сказании о сотворении Евы из ребра Адама (правда, в искаженном виде).

Казалось бы, совершенно разные точки зрения.

На самом деле никаких существенных противоречий между этими мифологическими идеями нет. Скорее, наоборот.

Современная наука усматривает в них типичное для любого мифа «объяснение от противного»: люди делятся на мужчин и женщин, потому что раньше они не были разделены или не было половых различий.

Ни у кого из ученых не вызывает сомнений связь подобных мифов с обычаем религиозной кастрации и самокастрации, с ритуальной переменой пола — травестизмом, призванной повысить магическую потенцию человека. А некоторые исследователи указывают еще и на связь с автралийским обычаем субинцизии — обрядовым уподоблением мужчины андрогину.

Но вернемся к древним грекам.

Врачеватели, как и философы, сексуальные отношения считали весьма полезными. По утверждению Гиппократа, интенсивная половая жизнь благоприятно сказывалась на мужских гениталиях. Да и вообще половой акт рассматривался как взаимная «прививка», чрезвычайно укрепляющая здоровье. Более того, интимная связь с молодой девушкой сулила мужчине омоложение. Среди сторонников герокомии встречались и радикалы, считавшие, что даже простое соприкосновение с юным девичьим телом способно вернуть мужчине молодость. Мастурбацию же врачи не поощряли, видя в ней причину многих болезней.

Может, потому что в Римской империи многие врачи происходили из греков, а может, по какой-то другой причине, но римляне, как и греки, сексуальными удовольствиями не пренебрегали. (Напротив, для достижения большего наслаждения они использовали специальные механические приспособления, вплоть до искусственного фаллоса, закрепленного на колесах.) Но так было во времена язычества. С приходом христианства взгляды на сексуальность кардинально изменились — сексуальные отношения отцы церкви провозгласили греховными. Полный отказ от плотских радостей стал синонимом высшей степени духовного совершенства личности. Единственным оправданием половой жизни могла служить благородная цель продолжения рода.

Особенно пострадали от подобных воззрений женщины: во времена святой инквизиция любая сексуальная аномалия могла стать поводом для показательного процесса над «ведьмой» — искусительницей и пособницей дьявола.

Негативное отношение церкви к сексуальности нашло отражение и в медицине того времени. Все психические и телесные болезни в представлении врачей были Божьей карой за любую этически недопустимую сексуальную функцию и форму поведения человека. Люди, страдающие сексуальными расстройствами (и прежде всего сексуальными отклонениями), считались «одержимыми дьяволом». Излечить больного можно было лишь, изгнав дьявола (проще говоря, подвергнув его истязаниям).

Первые ласточки

В начале XIV века увидела свет работа Анри де Мондевиля по гигиене половых органов «у девиц и девушек, лишившихся девственности, у замужних женщин и проституток».

Несколько позже, в эпоху Возрождения, проблемами сексуальности и анатомии половых органов занимался Леонардо да Винчи.

В первой половине XVI века А. Везалий, профессор анатомии в Падуе впервые препарировал матку и яичники погибшей беременной женщины.

В том же веке, придворный хирург Карла IX Амбруаз Паре издал учебник акушерства, содержащий описание различных способов сексуального удовлетворения женщины.

В 1675 году вышел хорошо иллюстрированный труд профессора анатомии и хирургии Николо Венета, в котором он затронул вопросы сексуального воспитания и довольно точно описал мужские и женские гениталии. Примерно в то же время Антон Левенгук описал человеческие сперматозоиды, обнаруженные им в сперме, а голландский анатом и физиолог Ренье де Грааф показал, что яйцеклетки у женщин образуются в яичниках.

В 1720 году появился монументальный труд дрезденского врача Мартина Шурига, в котором большое внимание уделялось роли половых органов, физическому и моральному аспектам полового акта. В последующем Шуриг подробно описал морфологию гениталий, сам половой акт, коснулся вопросов девственности, созревания и мастурбации.

Потом пришел XIX век с его бурным развитием науки и культуры. И хоть на официальном уровне по-прежнему господствовало негативное отношение к сексуальности, гинекологи не оставляли попыток определить основные закономерности полового влечения. Ведущие невропатологи описывали самые разнообразные случаи патологической сексуальности. Этнографы изучали различные сексуальные ритуалы и обычаи примитивных народов, исследовали происхождение супружества и других форм совместной сексуальной жизни. Маркиз де Сад и Леопольд Захер-Мазох в художественной форме описали сексуальные девиации, известные ныне как садизм и мазохизм. А крупнейший философ того времени Артур Шопенгауер впервые заговорил о первостепенной роли сексуальности в жизни человека.

Почва для создания сексологии была подготовлена.

В начале ХХ века Хэвлок Эллис, Ганс Гизе, Магнус Хиршфельд, Альфред Кинзи, Уильям Мастерс и, конечно же, венский профессор Зигмунд Фрейд обеспечили мощный теоретический фундамент и разработали методы исследования новой, самостоятельной науки о проявлениях сексуальности.

Небольшое отступление

Не отрицая важной роли психологических, социально-психологических и биологических факторов, доминирующее значение в формировании сексуальной культуры современная наука придает социальным условиям. И это вполне логично: ведь именно от отношения к сексу общества, от бытующих в нем религиозных воззрений и обрядов, полового воспитания и сексуального просвещения в конечном итоге и формируется отношение человека к сексу, его сексуальное поведение.

Для характеристики сексуальной культуры специалисты используют целый ряд критериев:

  • отношение к любви (т. е. значение для личности соотношения «души и тела»);
  • сексуальная мораль (т. е. отношение к сексуальной норме и сексуальным девиациям);
  • отношение к противоположному полу;
  • психосексуальная ориентация;
  • уровень информированности о сексуальной сфере жизни;
  • сексуальная установка;
  • полоролевое поведение;
  • сексуальная мотивация;
  • мотив полового акта;
  • этические и эстетические установки;
  • психосексуальные типы мужчин и женщин.

В соответствии с этими критериями выделяется четыре варианта сексуальной культуры — гармоничный, дисгармоничный, девиантный и асексуальный. Каждый вариант, в свою очередь, включает несколько типов сексуальной культуры.

Гармоничный вариант объединяет аполлоновский (или гуманистический) тип с его естественной радостью секса, гармонией души и тела и мистический тип, пришедший к нам с Востока вместе с эротическим трактатом «Камасутра», написанным индийским врачом Ватсьяяной около II века до нашей эры.

В дисгармоничный вариант входят четыре типа сексуальной культуры.

Либеральный тип культивирует терпимость к различным сексуальным нормам и обычаям, но полностью отрицает жертвенную любовь. Невротический тип сексуальной культуры характеризуется чувством угрозы, неуверенностью, страхом перед представителем противоположного пола и, как следствие, трудностями в сексуальном общении. Примитивному типу присуще отсутствие каких-либо этико-эстетических мотивов в сексуальном поведении.

В основе патриархального типа культуры лежит двойная мораль, допускающая (и даже поощряющая) добрачные связи для мужчин и запрещающая их для женщин.

Девиантный вариант включает три типа сексуальной культуры.

Оргиастический тип трактует секс как источник удовольствия. Его приверженцы приемлют любые формы сексуальной активности и сексуальных девиаций, групповой секс и смену партнеров. Гиперролевой тип чрезвычайно высоко оценивает мускулинное поведение (вплоть до жесткого требования подчиненности женщины желаниям мужчины). В гипоролевом типе культуры, напротив, значительно выше ценится фемининное поведение.

Асексуальный вариант объединяет пуританский тип, отвергающий сексуальные удовольствия, и репрессивный тип, направленный на подавление секса во всех его проявлениях. (Кстати, в Советском Союзе, по мнению сексологов, долгое время господствовал именно репрессивный тип сексуальной культуры.)

Как подметили ученые, тип сексуальной культуры связан с особенностями полового развития человека.

Аполлоновский тип формируется лишь у людей с гармоничным соматическим и психосексуальным развитием. Задержка сомато- и психосексуального развития зачастую наблюдается у людей с невротическим или примитивным типом культуры. Девиантные типы культуры, как правило, формируются при преждевременном половом созревании, отклонениях полоролевого поведения и психосексуальной ориентации. У людей с асексуальным вариантом сексуальной культуры обычно отмечается замедление психосексуального развития и формирование неправильных сексуальных установок.

Врач-психотерапевт, семейный психолог эффективно поможет решить семейные проблемы, наладить сексуальную жизнь партнеров, выявить и устранить психологические расстройства, лежащие в основе семейных конфликтов

Что же до совместимости различных типов культур, то истинную гармонию в браке может дать только сочетание у супругов аполлоновского или мистического типов сексуальных культур.

При сочетании в супружеской паре либерального типа с оргиастическим, патриархального с гиперролевым или примитивного с асексуальным речь может идти лишь об относительной гармонии. Сочетание любых двух дисгармоничных, асексуальных или девиантных типов культур вносит в отношения супругов некую псевдогармонию. И совсем уж плохо сочетаются дисгармоничный вариант сексуальной культуры с асексуальным и девиантным, гармоничный с дисгармоничным, асексуальным и девиантным. Не лучше обстоят дела при сочетании аполлоновского типа культуры с либеральным (фактически отрицающем любовь) или патриархальным (с его неравенством в сексуальных отношениях). Кстати говоря, последствия подобной «несовместимости» безрадостны: сексуальная дезадаптация супругов, создающая весьма благоприятные условия для развития невроза.

Парадокс, но факт

Через десять-пятнадцать лет после Октябрьской революции все так или иначе связанное с сексом на долгие тридцать лет фактически подпало под запрет. Немногочисленные советские работы по проблемам пола сразу же оказывались в спецхранах библиотек. Ознакомиться с ними могли лишь врачи, да и то при наличии соответствующей справки с места работы. Рядовой обыватель должен был довольствоваться морализированием о нравственных аспектах супружеской жизни (никакие иные формы сексуальных отношений официальная государственная политика просто не допускала).

Казалось бы, в таких условиях сексуальное поведение западной и советской молодежи должно было бы кардинально различаться. Как обстояли дела в 30–50-х, сказать трудно: исследования подобного рода в Советском Союзе не проводились. Но в последующее двадцатилетие, судя по данным многолетних социологических исследований Сергея Голода, динамика сексуального поведения советской и западной молодежи практически не отличалась.

Раннее половое созревание и пробуждение сексуальности у подростков, раннее начало сексуальной жизни, социальное и моральное принятие добрачных половых связей, ослабление «двойного стандарта» в регламентации норм сексуального поведения мужчин и женщин, осознание значения сексуальной удовлетворенности для брака, рост терпимости по отношению к необычным, вариантным и девиантным формам сексуальности — все эти тенденции прослеживались и у нас, и на Западе.

И у нас, и на Западе взгляды на секс менялись преимущественно у молодых люди. Старшее поколение не спешило расставаться с традиционными патриархальными представлениями. И у нас, и на Западе расхождение во взглядах вызывало конфликт поколений. Разница лишь в том, что на Западе все эти проблемы широко обсуждались, а в Советском Союзе «загонялись в подполье».

Тем не менее, и у нас, и у них те годы отмечены ломкой традиционной системы взаимоотношения полов и половой/гендерной стратификации. Сильный, агрессивный мужчина и слабая, пассивная женщина перестают быть образцами для подражания. Их заменяют новые идеалы — несколько феминизированный мужчина и слегка мускулинизированная женщина.

Все это не могло не отразиться на составе, ролевой структуре и социальных функциях семьи. Семьи (особенно в городах) становятся менее многочисленными (если в 1958–1959 годах в СССР на каждую женщину приходилось по 2,80 детей, то в 1988 году этот показатель снизился до 2,45). Прежние социально-экономические отношения постепенно отходят на задний план, уступая место новым ценностям супружеских отношений — психологической близости и интимности. Многие браки, создаваемые вроде бы по обоюдной любви, почему-то не выдерживают испытание временем — число разводов растет. (И это не удивительно: ученые продемонстрировали более высокую хрупкость такого брака в сравнении с традиционным браком «по расчету».) Установка на возможную временность брачного союза становится настолько распространенной, что у нас появляется даже новое выражение «сбегать замуж» (эквивалентное американскому понятию «серийной моногамии»). Вместе с тем увеличивается число людей, не связанных «узами Гименея».

По данным статистики, за каких-то 11 лет (с 1959 по 1970 годы), число неженатых мужчин 25–29 лет возросло на 14%. В старшей возрастной группе (30–39 лет) количество одиноких мужчин увеличилось на 45%.

Единственная в Украине

Что можно считать главным достижением 60–70-х годов?

Профессор Кон, известный российский сексолог, ответил на этот вопрос кратко: «Рождение советской медицинской сексологии, получившей в СССР имя «сексопатологии». Правда, потом не преминул добавить: «Название это симптоматично, подразумевая, что «нормальная» сексуальность беспроблемна, в ней все ясно, а тот, у кого проблемы есть, должен отдаться на волю врачей».

Первые сексологические кабинеты начали появляться в Союзе в 1963 году, а спустя десять лет в городах-миллионниках Минздрав СССР официально создал государственную сексопатологическую службу. Квалифицированных кадров в то время катастрофически не хватало, и порой вакансии врачей-сексопатологов замещались психиатрами, не имеющими никакой специальной подготовки. Или того лучше: решение сексологических задач возлагалось на руководителей женских консультаций.

Абсурдная ситуация растянулась на годы. Новый приказ министра здравоохранения СССР появился только в 1988 году. В соответствии с этим приказом с целью профилактики, раннего выявления и лечения сексуальных расстройств и сексуальной дисгармонии в браке в городах с населением более 250 тысяч человек началось формирование специализированных отделений врачебно-психологического семейного консультирования в составе психоневрологических диспансеров.

В институтах сексопатологов не готовили. Получить новую специализацию можно было только на Всесоюзных семинарах по подготовке врачей-сексопатологов. Вначале в Горьком, а с 1967 года — в Москве, на базе отделения сексопатологии Московского научно-исследовательского института психиатрии Минздрава РСФСР. (В 1973 году это отделение, обретя статус Всесоюзного научно-методического центра по вопросам сексопатологии, стало координировать деятельность врачей-сексопатологов по всему Союзу.)

Тон в сексопатологии поначалу задавали урологи и, в меньшей мере, гинекологи и эндокринологи. Роль социальных и психологических факторов в формировании сексуального поведения вообще не учитывалась. Но ситуация резко изменилась после того, как Всесоюзный центр возглавил профессор Васильченко: благодаря ему, сексопатология из «бригадной» помощи, где в качестве диспетчера выступал сексопатолог, а врачи разных специальностей занимались исключительно «своей» патологией, стала постепенно превращаться в самостоятельную междисциплинарную клиническую дисциплину. Подобный системный подход ориентировал врача на то, чтобы «видеть сексуальность в целом, а не только ее отдельные параметры и составляющие». Это предполагало соответствующую многодисциплинарную подготовку врачей. Кратковременные курсы такой подготовки дать не могли — при институтах усовершенствования врачей стали создаваться специализированные кафедры.

Первая в Советском Союзе (и пока единственная в Украине) кафедра сексологии и медицинской психологии была организована пятнадцать лет назад в Харьковском институте усовершенствования врачей (впоследствии переименованном в Харьковскую медицинскую академию последипломного образования).

Сегодня кафедру возглавляет ее основатель, Заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор медицинских наук, профессор Валентин Валентинович Кришталь.

Деятельность кафедры многогранна.

Здесь, на кафедре, врачи и психологи могут получить первичную специализацию «Медицинской сексологии» и «Медицинской психологии» и пройти тематическое усовершенствование по специальностям «Детская и подростковая сексология» и «Судебная сексология». Здесь же регулярно проводятся циклы для преподавателей вузов, предаттестационные циклы и циклы по судебно-психиатрической экспертизе. А количеству подготовленных на кафедре научных кадров остается только удивляться: 54 кандидата и 12 докторов медицинских и психологических наук за каких-то пятнадцать лет — впечатляет. (Как впечатляет и созданный при кафедре единственный на территории бывшего Союза научно-просветительский музей сексуальных культур мира.)

Большое внимание сотрудники кафедры — семь профессоров медицины и психологии и шесть кандидатов наук — уделяют лечебно-профилактической работе — стационарной и амбулаторной. Не обошли вниманием и вопросы, связанные с сексологической, психологической, комплексной судебно-медицинской, судебно-психиатрической и судебно-сексологической экспертизой.

Что до научно-исследовательской деятельности, то она (эта деятельность), затрагивающая все области современной сексологии — нормальной, клинической (включающей общую и частную сексопатологию) и судебной — базируется на системном подходе.

При таком подходе сексуальное здоровье определяется не только как отсутствие каких-либо болезненных изменений в организме, способных привести к снижению сексуальности, но и как единый комплекс из четырех компонентов сексуальности — биологического (т. е. анатомо-физиологического), социального, психологического и социально-психологического. Их взаимодействие, порождая новые интегральные качества, обеспечивает возможность оптимальной сексуальной адаптации к противоположному полу, а значит, и сексуальной гармонии, согласующейся с нормами сексуальной и личной морали. Надо заметить, что системный подход дает реальную возможность выявить роль негативных социальных, психологических, социально-психологических и биологических факторов в генезе нарушений и девиаций сексуального здоровья и, исходя из этого и парного характера сексуальной функции, разработать не только дифференцированные эффективные методы их диагностики, коррекции и профилактики, но и психогигиены половой жизни.

Изучение биологического, социального, психологического и социально-психологического обеспечения сексуального здоровья является предметом нормальной сексологии.

Исследование всех аспектов нарушений и девиаций сексуального здоровья, их диагностика, лечение и профилактика входит в задачу клинической сексологии.

Сфера интересов общей сексопатологии широка. Это разработка теоретических и методологических аспектов нарушения сексуальности человека и разработка общих принципов лечения, диагностики и профилактики, изучение эпидемиологии, причин и условий развития нарушений и девиаций сексуального здоровья, их проявления и течения, исследование факторов риска и основных закономерностей формирования сексопатологических симптомов и синдромов, разработка вопросов патогенеза и классификации сексуальных расстройств. Задачи частной сексопатологии намного скромнее: нозологические формы нарушения сексуального здоровья и сексуальные девиации у мужчин и женщин.

Нарушения сексуального здоровья в виде сексуальных расстройств и девиаций могут быть либо симптомами соматических или психических заболеваний (такие нарушения получили название вторичных), либо являться самостоятельными формами патологии со специфической сексологической симптоматикой (специалисты называют их первичными). Нарушение дифференцировки пола (интерсексуальные состояния), нарушение половой дифференцировки мозга (трансексуализм) и первичные формы сексуальной дисфункции — все это классические примеры первичных нарушений.

С точки зрения сексолога необходимость выделения первичных сексуальных расстройств и девиаций продиктована самой жизнью: с одной стороны, один и тот же патогенный фактор может негативно влиять на различные системы человеческого организма и уровни регуляции сексуальной функции, формируя общий патогенетический механизм. С другой стороны, сексуальное расстройство может быть самостоятельным, изолированным (как, например, коитофобия или паторефлекторная форма сексуальной дисфункции). К тому же разделение нарушений сексуального здоровья на первичные и вторичные чрезвычайно важно для дальнейшего развития сексологии, хотя бы потому, что признание первичных сексуальных нарушений (иными словами, самостоятельных нозоформ) благоприятствует разработке этиотропных и патогенетическтих способов лечения и профилактики целого ряда сексуальных расстройств. В противном случае (т. е. в случае принятия концепции вторичности сексуальных расстройств) сексология утратит статус клинической дисциплины и автоматически перейдет в разряд симптоматической науки.

С частной и общей сексопатологией неразрывно связана судебная сексология, изучающая девиантное сексуальное поведение человека с позиций норм гражданского и уголовного права.

В компетенцию судебной сексологии входит исследование мотивообразования девиантного сексуального поведения, причин и механизмов совершения сексуальных преступлений, обследование жертв сексуальных преступлений и судебно-сексологическая экспертиза, позволяющая установить вменяемость человека, совершившего преступление. Важнейшей задачей этой области сексологии является разработка мер профилактики сексуальной преступности.

(Продолжение следует)





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика