Логотип журнала "Провизор"








Цена крови

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Несколько лет назад, впервые отправившись вглубь истории по стрелке «Компаса в мире лекарств», указывавшей на «Препараты, применяемые в акушерстве и гинекологии», автору довелось констатировать: специфически женские расстройства были весьма распространены и сто лет назад, а средства для их лечения, рекламировавшиеся в печати,— чрезвычайно многочисленны (см. № 23 за 1999 г., где речь шла о спорынье как кровоостанавливающем средстве). Сегодня, продолжая экскурс в тему, до сих пор представляющую не абстрактно-академический, а живой интерес для значительного большинства работающих во всех шести сегментах фармации, хочется подчеркнуть, что и в начале XX в. основной задачей гинекологии считалось быстрейшее, с помощью самых радикальных средств, восстановление способности женщин зарабатывать на жизнь [1]:

«Всъ формы хроническаго сальпингита вызывают настолько сильныя боли, либо существующiя постоянно, либо возобновляющiяся чрез болъе или менъе короткiе промежутки времени, что больныя лишены возможности не только пользоваться жизнью, но и производить какiя-либо физическiя работы и таким образом зарабатывать себъ кусок хлъба. Иногда онъ неспособны даже просто двигаться и обречены проводить почти все время в кровати. И так как значительное большинство таких больных принадлежит к рабочему классу, то болъе энергическое (но и болъе опасное в то же время) лъченiе должно считаться настоятельною для них необходимостью».

Итак, тогдашние медики не могли допустить, чтобы пациентка долго оставалась в кровати. С рисками «энергического лечения» считались мало, но вот фармакоэкономику при капитализме уважали, и затраты на лекарства старались, как и сегодня, минимизировать «по социальным условиям» [2]:

«При гинекологических заболъванiях одним из самых часто встръчающихся симптомов являются маточныя кровотеченiя. По Снегиреву, на 7600 больных встръчаются 1402 случая с кровотеченiем (18,44%). Для борьбы с этим симптомом у гинеколога имъется много средств: лекарственныя препараты, хирургическiя прiемы, внутриматочныя впрыскиванiя, электричество и др. Но часто по соцiальным условiям больной кровотеченiе приходится лечить симптоматически. В этих случаях особенно цънно имъть върно дъйствующее и недорогое кровоостанавливающее средство».

Статистика, скорее всего, приукрашивала действительность: трудно представить женщину, никогда не страдавшую кровотечениями. И если, по Р. Киплингу, кровь — цена адмиральству, то каждая женщина, а не 18,44%, безусловно, была достойна золотых эполет с черными орлами (так тогда носили).

Рис. 1

Впрочем, Владимиру Федоровичу Снегиреву тогдашним врачам приходилось верить на слово: он был не просто профессором медицинского факультета, но и руководил платными двухмесячными курсами повышения квалификации (рис. 1). Там учили обходиться без хирургии («операций на живых занимающиеся врачи не делают»), консервативными средствами. При этом гинекологическая наука рекомендовала не торопиться применять при кровотечениях те или иные лекарства, особенно дорогие: сначала следует доподлинно удостовериться, действительно ли потеря крови может стать опасной для жизни — женщины живучей адмиралов и умирают, по многочисленным наблюдениям, на редкость долго [3]:

«Здоровыя женщины удивительно хорошо переносят очень большiя потери крови, которыя, казалось бы, должны привести их на край гроба. Тъм важнъе для врача знать върные симптомы того, что острая потеря крови дъйствительно нарушила отправленiя важнъйших жизненных центров, выключенiе которых несовмъстимо с продолженiем жизни.

Кромъ увеличивающейся блъдности кожи и слизистых оболочек (блъдныя губы), возрастающаго охлажденiя конечностей и особенно лица, к числу симптомов, свидътельствующих об опасности для жизни, принадлежит быстрое учащенiе пульса лучевой артерiи (до 120-140 и болъе ударов), который в то же время становится малым и легко исчезает под давленiем пальца. Появляются обморочные припадки, часто также тошнота и рвота. С дальнъйшим усиленiем анемiи к этому присоединяются разстройства органов чувств — звон в ушах, искры в глазах, упадок зрънiя. У нъкоторых больных появляется икота, у других — судорожная зъвота. Кромъ того, больныя жалуются на неутолимую жажду и чувствуют себя до чрезвычайности слабыми.

Сознанiе в большинствъ случаев омрачается только временно. Затъм появляется одышка, охлажденiе лица усиливается, на тълъ выступает холодный пот. Женщина приходит в состоянiе ужаснъйшаго безпокойства и страха, мечется на постели в разныя стороны и хочет непремънно встать на ноги, часто с отчаянiем требует помощи и затъм мало по малу теряет сознанiе окончательно. В заключенiе совсъм исчезает пульс лучевой артерiи, появляются ръдкiя, все болъе и болъе поверхностныя вдыханiя, прерываемыя продолжительными паузами — признак того, что женщина теперь навърняка погибла — и, наконец, дыханiе совершенно останавливается.

Во всей практической медицинъ едва ли существует картина болъе ужасная, чъм смерть от истеченiя кровью, когда дъло идет о роженицъ, находящейся еще в полном расцвътъ сил».

Судя по тому, что смертность при родах достигала 10% и даже более, такие картины любознательный медик мог наблюдать на «постоянных кроватях» лечебниц — как государственных, для работающих женщин, так и частных (рис. 2) — совсем не редко.

Рис. 2

А обычные в то время приемы остановки кровотечений были пыточными и сами по себе опасными для жизни, вроде прижигания железом — каленым или, в лучшем случае, хлористым [3]:

«С клинической точки зрънiя предлежанiе плаценты составляет одно из самых злополучных осложненiй родового акта. Важнъйшiй симптом состоит в кровотеченiи материнских плацентарных сосудов: отслойка плаценты влечет за собою их обнаженiе и вскрытiе. Кровотеченiе это часто угрожает опасностью жизни; еще до окончанiя родов женщина может умереть от истеченiя кровью.

Если при родах образовался значительный разрыв шейки матки, то женщина почти всегда погибает: зашить такой разрыв очень трудно, и во многих случаях это не может быть сдълано с такою быстротою, чтобы предупредить смерть от истеченiя кровью. Для таких отчаянных случаев имъется только одно средство: ватный шарик, пропитанный раствором полуторахлористаго желъза, прижимается к кровоточащему мъсту. Но если этим путем и удается предотвратить немедленную смерть женщины от истеченiя кровью, то затъм она все-таки часто погибает от ихорознаго разложенiя, вызваннаго примъненiем полуторахлористаго желъза».

«Нъкоторые способы слъдует признать безусловно опасными, как, напримър, впрыскиванiе в полость матки кровоостанавливающих средств, главным образом liquor ferri sesquichlorati. Послъдствiями этих впрыскиванiй могут быть периметрит, пельвиопериметрит, ихорозное размягченiе образовавшихся тромбов и проч.» [4].

В начале прошлого века железо, к радости несчастных женщин, было вытеснено йодоформом [3]:

«Кровотеченiя во время беременности останавливаются покойным лежанiем в постели, употребленiем опiя, горячими спринцованiями, и только послъ того, как эти средства оказались безполезными, можно прибъгнуть к тампонацiи. Теперь благодаря примъненiю стерилизованных ватных тампонов, покрытых iодоформом, опасность зараженiя при тампонацiи, которой в прежнее время справедливо боялись, низведена до минимума. Повивальной бабкъ до прихода врача не остается ничего другого, как останавливать опасныя кровотеченiя этим способом.

Тампонацiя маточно-влагалищнаго канала по способу Дюрссена производится посредством полосы iодоформной марли шириною в ладонь и длиною около 5 метров, которая сохраняется в отдъльной жестянкъ. Число случаев, успъшно леченных по этому способу, в настоящее время уже достаточно велико, чтобы на вопрос о его надежности и безопасности можно было дать утвердительный отвът. При обильных атонических кровотеченiях тампонацiя по способу Дюрссена составляет существенное обогащенiе нашего терапевтическаго арсенала».

Правда, йодоформ тоже имел ряд серьезных недостатков (один из главнейших — дороговизна, обусловливавшая высокую цену остановки кровотечений), от которых фармацевты долго не могли (не хотели?) его избавить [5]:

«Несмотря на всъми признанныя свойства iодоформа, врачи неутомимо ищут средство, которое могло бы послужить ему замъною. Главным недостатком iодоформа является его характерный пронзительный запах, непрiятный для многих больных, а в иных случаях неудобный потому, что больному желательно было бы сохранить примъненiе его в тайнъ. Далъе, к недостаткам iодоформа относится его раздражающее дъйствiе; наконец, неръдки и случаи отравленiя им.

Попытки устранить запах iодоформа ограничивались тъм, что к нему прибавляли вещества, устраняющiя запах, напримър, деготь или кумарин (французскiй iодоформ с очень слабым запахом). Но iодоформ с дегтем вызывал еще большее раздраженiе, чъм чистый iодоформ.

Говоря о средствах, предложенных для замъны iодоформа, мы приходим к общему выводу, что большая часть этих препаратов совершенно не выдерживает критики, в особенности потому, что изобрътателями и фабрикантами пускались в продажу соединенiя, не имъющiя никаких преимуществ, лишь только болъе дорогiя. Истиннаго замъстителя iодоформа с его преимуществами, но без его побочнаго дъйствiя мы еще не имъем и, въроятно, долго не будем имъть, если фабриканты по-прежнему будут выпускать на медицинскiй рынок соединенiя, лишенныя всякаго смысла».

Действительно, комбинированный препарат фирмы «Хоффманн-Ла Рош» йодоформа не содержал, но, судя по составу, дешевым все равно не был (рис. 3).

Рис. 3

И поскольку работающие женщины, достойные эполет, не получали заодно адмиральского жалованья, это средство по финансовым причинам было, как и подавляющее большинство других препаратов, «недоступно бедным слоям населения». Цена крови оказывалась для женщин слишком высокой, тем более, что эффективность этих средств оставляла желать лучшего — остановить кровотечения удавалось не всегда и далеко не сразу [6]:

«Обилiе кровоостанавливающих средств, выпускаемых ежегодно на врачебный рынок, указывает на то, что препараты, которыми мы располагаем для этой цъли в настоящее время, не всегда достигают ея. Часто при назначенiи препаратов Secalis cornuti, Stypticin’a, Styptol’a, Hydrastis canadensis и т. д. мы не получаем желаемаго эффекта и нам приходится нъсколько раз перемънять свои назначенiя, прежде чъм добиться желаемых результатов. Кромъ того, всъ эти препараты сравнительно дороги и недоступны бъдным слоям населенiя».

В названия препаратов одной из групп производители, не мудрствуя лукаво, заложили латинскую версию назначения — stypticum: стиптицин, стиптол, стиптазе и т. д. Символична родственная связь лекарств этой группы с опием, помогавшая в борьбе с вышеописанными «ужаснейшими беспокойством и страхом». Наиболее популярным в мире долгое время был бренд фирмы «Э. Мерк» [5]:

«Стиптицином Фрейнд (Therap. Monatsh., 1895) назвал солянокислый котарнин, получающiйся путем окисленiя находящагося в опiи алкалоида наркотина. От гидрастинина стиптицин отличается только метоксиловой группой и обладает, как и гидрастинин, кровоостанавливающими свойствами, хотя в физiологическом отношенiи способ дъйствiя этих средств далеко не одинаков.

Кровоостанавливающее дъйствiе стиптицина ставится большинством авторов в связь с замедленiем дыханiя, пониженiем кровяного давленiя, а равно успокаивающим влiянiем на весь организм; вслъдствiе этих условiй легче наступает закупорка кровоточащих сосудов. Однако Фальк предполагает, что при маточных кровотеченiях причина остановки крови заключается, быть может, в дъйствiи средства на мускулатуру матки».

Реклама на рис. 4 относится к 20-м гг., когда «Мерк» поставлял стиптицин, выпускаемый свыше четверти века, уже в СССР.

Рис. 4

Показания были достаточно широки; стиптицин рекомендовали даже при некоторых чисто мужских операциях [5]:

«Стиптицин был впервые примънен в акушерско-гинекологической практикъ при маточных кровотеченiях Готтшальком в 1895 г., а послъдующiе авторы точнъе выяснили показанiя к назначенiю этого средства. Почти специфическим считают стиптицин при кровотеченiях вслъдствiе воспалительных заболъванiй тазовой клътчатки, придатков, особенно яичников. Затъм — при измъненiях положенiя матки, связанных с воспалительными процессами в ея окружности и послъдовательными кровотеченiями; при обильных мъсячных кровотеченiях у дъвушек, а также при кровотеченiях в климактическом перiодъ и вообще при всъх маточных кровотеченiях чисто рефлекторного, приливнаго характера.

При фунгозном эндометритъ стиптицин не дъйствует, но послъ выскабливанiя останавливает кровотеченiе. При эндометритъ от общих причин (порок сердца и т. д.) стиптицин безполезен. Гдъ необходимо быстрое дъйствiе (послъ родов, при угрожающем выкидышъ), стиптицин недъйствителен. Лучше его дъйствiе там, гдъ нужно продолжительное влiянiе при кровотеченiях — вслъдствiе перелойной заразы или неоперируемаго рака.

Готтшальк, Абегг и Паолетти считают стиптицин совершенно безвредным средством, но Бакофен наблюдал сильныя головныя боли, тошноту, рвоту, понос.

Сравнительно с гидрастинином, стиптицин дъйствует гораздо слабъе в смыслъ остановки кровотеченiя. Но большое преимущество стиптицина составляет его дешевизна — по таксъ 1 дециграмм стиптицина стоит 16 коп., гидрастинина — 34 коп.

Кромъ гинекологiи, стиптицин успъшно примъняется при легочных кровохарканьях, удаленiи зубов, носовых кровотеченiях и при обръзанiи (10% раствор)».

Лекарственные формы и дозировка стиптицина перечислены в другой его рекламе, еще дореволюционной (1910 г.), а также в фрагменте из книги [7]:

«Стиптицин благодаря быстрому кровоостанавливающему дъйствiю, а также неядовитости, находит все большее примъненiе в качествъ маточнаго кровоостанавливающаго средства. При обильных менструальных кровотеченiях с дисменноройными припадками он производит также седативное дъйствiе. Внутримышечныя впрыскиванiя раствора стиптицина дают хорошiе результаты при очень упорных кровотеченiях, в частности при haemoptysys. Для внутренняго употребленiя рекомендуются обсахаренныя стиптициновыя таблетки по 0,05 г в оригинальных трубочках».

«Стиптицин продается в формъ таблеток по 0,05, стиптициновой ваты (30%) и стиптициновой марли (30%) — рис. 5. Прописывается внутрь в таблетках по 5–6 раз в день, а также подкожно в 10% растворъ. Дается при кровотеченiях из матки и ея придатков или параметрiя, также при dysmenorrhea и menorrhagia за 4–5 дней до ожидаемой менструацiи по 2 таблетки утром и по полудни».

Рис. 5

В «обсахаренных» таблетках выпускала свой препарат котарнина и другая знаменитая германская фирма — «Кнолль», конкурировавшая с «Мерком» [7]:

«Стиптол (нейтральный фтористый котарнин) прописывается внутрь как стиптицин. Обладает не только кровоостанавливающим, но и успокаивающим дъйствiем. Примъняется снаружи в видъ 2% стиптоловой ваты или марли и в порошкъ для тампонацiи при маточных кровотеченiях».

Реклама стиптола Кнолля акцентировала два его преимущества перед стиптицином — якобы двойной кровоостанавливающий эффект и дешевизну (рис. 6).

Рис. 6

Правда, конкретная цена здесь благоразумно не приведена: ее можно найти на другой рекламе:

«Стиптол — маточное haemostaticum и sedativum. Оригинальныя трубочки с 20 таблетками по 0,05 — 50 коп.».

Выходит, тот же дециграмм препарата стоил дороже не только стиптицина (16 коп.), но и гидрастинина (34 коп.); лечиться им от кровотечений было бы накладно даже адмиралу. Кто бы мог подумать, что такая солидная фирма да вдруг соврет в рекламе…

Чего тогда следовало ожидать от местной фармацевтической мелюзги, какой-нибудь «Конторы химических препаратов», сегодня напрочь забытой — рис. 7?

Рис. 7

Впрочем, лучше посмотрим на вклад отечественной науки в дело борьбы за рынок кровоостанавливающих средств. Так как женщин в Империи было очень много (и потому цены на них — в смысле затрат на поддержание жизни — демпинговыми), русское stypticum должно было быть предельно дешевым и «массовидным», т. е. расти в каждой канаве. И такое национальное средство нашлось — о нем вспомнили как раз в то время, когда немецкие фармацевтические гиганты делили в очередной раз наш рынок [6]:

«Препарат водяного перца Polygoni Hydropiperis препровожден в Госпитальную акушерско-гинекологическую клинику Военно-Медицинской Академiи для испытанiя проф . Н. П. Кравковым, который получил это растенiе для фармакологическаго изслъдованiя от нынъ покойнаго фармацевта А. О. Пiотровскаго, отмътившаго его хорошее кровоостанавливающее дъйствiе в земской практикъ. В лабораторiи проф . Н. П. Кравкова изготовлялась жидкая вытяжка из надземных частей водяного перца, которая и примънялась на гинекологических больных, страдавших кровотеченiями.

Наблюденiя произведены над 45 больными, получавшими по 25-40 капель жидкой вытяжки 3 раза в день. 11 больных были с фибромiомами матки, 9 — с климактерическими кровотеченiями, 14 — с кровотеченiями на почвъ хронических эндометритов, 10 — с усиленными мъсячными и 3 дъвушки с ръзко выраженной дисменорреей, сопровождавшейся обильными потерями крови.

Результаты произведенных наблюденiй оказались вполнъ благопрiятными. У всъх больных наблюдалось кровоостанавливающее дъйствiе вытяжки; кромъ того, почти всъ онъ указывают на обезболивающее дъйствiе Polygoni. К числу достоинств препарата слъдует отнести его прiятный вкус и запах, вслъдствiе чего больныя очень охотно принимали его, а также отсутствiе каких-либо побочных дъйствiй и дешевизну, дълающую его доступным широким слоям населенiя.

Polygonum часто помогал в тъх случаях, гдъ препараты канадскаго желтокорника и спорыньи оставались безсильными. Остается только пожалъть, что средство это еще не появилось в продажъ (по крайней мъръ в С.-Петербургъ)».

Рис. 8

Водяной перец (рис. 8), сегодня называемый «горец перечный», получил свое название за то, что зрелые семянки в древности употреблялись вместо черного перца [8]. «Массовидность» у перца/горца подходящая — украинский справочник констатирует [9]:

«Растение распространено почти по всей территории республики, местами образует заросли. Настой и жидкий экстракт горца перечного применяют в качестве кровоостанавливающего средства при маточных кровотечениях. Входит в состав противогеморройных свечей анестезол. Кровоостанавливающее действие горца перечного сочетается со способностью стимулировать сокращение мускулатуры матки подобно спорынье, но несколько слабее. Галеновые препараты обладают также некоторым мочегонным и кардиотоническим действием».

И все же ни высокая эффективность, ни «приятный вкус и запах» не сделали водяной перец любимцем наших женщин и аптечным бестселлером. Спустя 10 лет после инициативы Кравкова производство препарата все еще оставалось «весьма желательным» [10]:

«Среди значительного количества различных кровоостанавливающих средств, предложенных за последнее время, выделяется жидкая вытяжка надземных частей водяного перца (Extractum fluidum Polygoni hydropiperis). Водяной перец, известный в народе под названием почечуйника, чечины, собачьего перца или геморроидальной травы — растение, произрастающее по всей России, по сырым местам и вблизи рек. В народной медицине трава водяного перца издавна пользуется славой кровоостанавливающего средства, главным образом при геморроидальных кровотечениях.

В земской практике препараты из водяного перца в качестве кровоостанавливающего средства применялись провизором А. О. Пиотровским еще в 1850 г., на что указывал в 1912 г. проф . Н. П. Кравков. Кровоостанавливающее действие жидкой вытяжки надземных частей водяного перца, обладающей довольно приятным запахом и слабо вяжущим горьковатым вкусом, было проверено в акушерско-гинекологической клинике проф . Д. Д. Попова и терапевтической клинике проф . А. П. Фавицкого в Петербурге. Наблюдения над действием этого средства дали вполне благоприятные результаты и показали, что водяной перец представляет весьма действительное кровоостанавливающее средство. Применялась жидкая вытяжка водяного перца по 30-40 капель 3 раза в день при обильных менструальных кровотечениях, при кровотечениях из мочевого пузыря, а также при туберкулезных, желудочных, геморроидальных и почечных кровотечениях.

Некоторые авторы кроме кровоостанавливающего действия этого средства отмечали и его благотворное влияние на нервную систему. В некоторых случаях дисменорреи применение жидкой вытяжки водяного перца оказывало также болеутоляющее действие.

Наши собственные наблюдения, продолжающиеся уже более 8 лет, показали, что в жидкой вытяжке водяного перца мы имеем весьма ценное кровоостанавливающее средство. Точных химических исследований составных частей водяного перца до настоящего времени произведено не было, и объяснения фармакодинамики его вытяжки при кровотечениях до настоящего времени не имеется. Известно, что одни кровоостанавливающие средства (препараты спорыньи, гидрастис, адреналин, стиптицин и их дериваты) оказывают кровоостанавливающее действие, вызывая сокращение сосудистых стенок, в то время как другие средства (соли кальция, желатина, тромбокиназа) действуют химическим путем, повышая свертываемость крови.

По мнению проф . Н. П. Кравкова, водяной перец сосудосуживающего действия не оказывает и его кровоостанавливающее свойство скорее зависит от изменений под его влиянием вязкости или свертываемости крови. Наблюдения М. К. Петровой и Е. М. Усковой из Петропавловской больницы в Петербурге, производивших при помощи особого прибора д-ра Личковского исследование свертываемости крови до и после введения в организм жидкой вытяжки водяного перца, также указывает, что ее кровоостанавливающее действие основано на повышении свертываемости крови.

Принимая во внимание весьма благоприятные наблюдения относительно кровоостанавливающего действия жидкой вытяжки водяного перца, полное отсутствие при его применении каких либо нежелательных побочных действий, дешевизну самого продукта, не требующего особой культуры и растущего по всей России, является весьма желательным более широкое применение и дальнейшие наблюдения над этим кровоостанавливающим средством».

Увы — вскорости Кравков умер; однако судьба сурово обошлась с водяным перцем, наверное, не поэтому, а из-за его чрезмерной дешевизны: промышленности просто не выгодно было его осваивать — такое случается и сегодня. А может быть, виновата психология: ну не способен наш человек высоко оценить что-либо общедоступное, встречающееся в каждой сточной канаве: хочешь — нагнись и подбери; хочешь — мимо пройди. И проходим, приговаривая — пусть его течет, на наш век этого добра хватит…

Вот бы нашим работающим женщинам помнить об этом феномене и не спешить со снижением расценок. Настоящая кровь — не водица, как писал другой, отечественный классик — стоит-таки адмиральства.

Литература

  1. Славянскiй К. Частная патологiя и терапiя женских болъзней. Руководство для  врачей и студентов .— Т. II.— С.-Петербург: Изданiе К. Л. Риккера, 1897.— 384 с.
  2. Парсамов О. С. Клиническiя наблюденiя над дъйствiем гемостина при маточных кровотеченiях // Врачебная газета.— 1913.— № 11.— С. 396–399.
  3. Рунге М. Учебник акушерства.— С.-Петербург: Практическая медицина, 1897.— 509 с.
  4. Ленцманн Р. Патологiя и терапiя болъзненных состоянiй, внезапно угрожающих жизни.— С.-Петербург: Практическая медицина, 1912.— 412 с.
  5. Брейтман М. Я. Новъйшiя лекарственныя средства за послъднiя нъсколько лът в систематическом изложенiи. Руководство для врачей и студентов.— С.-Петербург: Современная медицина и гигiена, 1903.— 302 с.
  6. Каминская Л. А. Extractum fluidum Polуgoni Hydropiperis при маточных кровотеченiях // Врачебная газета.— 1913.— № 29.— С. 1016–1018.
  7. Эвальд К. А., Геффтер А. Руководство к прописыванiю лъкарств (общая и частная рецептура).— Харьков: Изданiе Б. В. Хавкина, 1913.— 822 с.
  8. Йирасек В., Стары Ф. Лекарственные растения.— Прага: Артия, 1982.— 254 с.
  9. Перевозченко И. И., Заверуха Б. В., Андриенко Т. Л. Лекарственные растения.— Киев: Урожай, 1991.— 194 с.
  10. Российский Д. М. О применении в качестве кровоостанавливающего средства водяного перца (Polygonum hydropiper) // Сборник по научной и практической фармации. Труды научного подотдела фармацевтического отдела НКЗ. Выпуск I.— 1922.— C. 71–73




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика