Логотип журнала "Провизор"








Спорынья (маточные рожки) —
Claviceps purpurea (Fries) Tulasne

(Аналитический обзор)

Р. В. Куцик, Б. М. Зузук
Ивано-Франковская государственная медицинская академия

Продолжение. Начало см. Провизор, № 11’2002

 
   
 
Укр.   ріжки житні пурпурові.
Англ.:   Ergot, Rye ergot.
Нем.:   Mutterkorns.
Франц.:   Ergot de Seigle.
 

Латинское родовое название гриба подчеркивает булавовидную форму склероция, а видовое указывает на его пурпурный цвет.

Для получения ценных для медицины алкалоидов используют также рожки ржаные паспалюма — Claviceps paspali Stevens et Hall.

  1. колос ржи со склероциями;
  2. проросший склероций;
  3. головка и разрез головки;
  4. образование спор конидий;
  5. продольный разрез через перитеций;
  6. сумка с аскоспорами.
 

Токсикология и побочное действие

Спорынья (маточные рожки) — один из давно известных токсичных грибов. Все алкалоиды спорыньи очень токсичны. Симптоматика клавицепсотоксикоза (или эрготизма) обусловлена способностью алкалоидов вызывать сокращение гладких мышц и сужение сосудов и оказывать действие на нервную систему. Различают две формы эрготизма: гангренозная — «антонов огонь» (которая сопровождается нарушением трофики тканей вследствие необратимого сужения капилляров преимущественно в конечностях и ушных раковинах) и конвульсивная — «злые корчи». Факторы, обусловливающие эти две формы клавицепсотоксикоза, окончательно не выяснены. Предполагают, что конвульсивный вариант связан с дефицитом витамина А в диете.

Отравление спорыньей сопровождается повышением температуры, головокружением, сильными головными болями и болями в животе, рвотой, поносом, сильными судорогами, нередко возможен летальный исход. При невысоких дозах алкалоидов спорыньи признаки отравления проявляются нарушением зрения, постепенным притуплением слуха и нарушениями психики. Возможны частая рвота, понос, дерматоз, а также симптомы, которые напоминают неврологические нарушения при хорее.

При вскрытии людей, умерших от отравления спорыньей, отмечаются кровоизлияния и изменения в разных органах (легких, почках, матке). В кишечнике констатируются изменения тифозного характера, в глазах — помутнение хрусталика, в головном и спинном мозге — дегенеративные изменения.

В прошлом отравления спорыньей по причине загрязненности муки наблюдались довольно часто и носили характер эпидемий. Во время сильных вспышек число жертв приближалось к количеству жертв во время чумы и холеры. Гангренозная форма эрготизма была распространена во Франции. Во французской рукописи конца Х в. описаны проявления эрготизма: «…страшная беда распространилась среди людей — подлый огонь, который съедает конечности и тело». В этой рукописи описана эпидемия эрготизма в Лиможе в 994 году, которая погубила 40 тыс. человек. В 1129 г. только в округе Камбре от отравления погибло 12 тыс. жителей. Распространение эрготизма в эти годы было настолько обширным, что в 1095 г. папа Урбан II основал орден святого Антония, в задачи которого входило лечение больных эрготизмом. Отсюда и походит старинное название болезни Ignis Sager — «огонь святого Антония», или «антонов огонь». На территории Германии, восточнее от Рейна, встречалась конвульсивная форма эрготизма. В 1581 г. здесь погибло 523 человека. В 1700 г. во Франции погибло еще 2400 человек. Значительная эпидемия возникла в 1736 г. в Ганновере. В Англии эрготизм был менее распространен, единственная эпидемия зарегистрирована в 1762 г.

Длительное время природа эрготизма оставалась загадкой. Хотя спорынья была впервые описана А. Лоницери в 1582 г., предположение о том, что эта болезнь возникает при употреблении в пищу продуктов из муки, изготовленной из зараженного спорыньей зерна, были опубликованы через 200 лет. В средние века частота загрязнения ржи спорыньей достигала 25% и более. Грибковое происхождение спорыньи установил в 1764 г. Munchhausen. Подробное исследование эрготизма и его этиологии было проведено А. Тесье в 1777 г. во время эпидемии эрготизма в Солоне; были подтверждены симптомы токсикоза в экспериментах на животных.

В Х-ХIХ вв. вспышки эрготизма систематически повторялись в Западной и Центральной Европе. В России это заболевание впервые упоминается в Троицкой летописи в 1408 г. Последняя крупная вспышка эрготизма наблюдалась в 1816 г. в Бургундии. В 1929 г. эпидемия эрготизма была зарегистрирована в Ирландии. Небольшие вспышки отмечались в Европе в годы второй мировой войны. В связи с установлением контроля качества зерна и муки на мельницах (допустимо не более 0,05–0,1% примесей спорыньи в ржаной муке) случаи эрготизма стали редкостью. Поэтому в свое время даже бытовало мнение, что эрготизм является болезнью прошлого. Однако в 1951 г. в поселке Понт-Сен-Эспри в Франции снова вспыхнула эпидемия этой страшной болезни. Сначала думали, что это неизвестная вирусная инфекция или отравление ртутью. По опубликованным в 1965 г. данным в поселке болели 300 жителей, а 5 из них умерли. Даже в 1965 г. последствия токсикоза удалось ликвидировать не у всех пациентов. Сегодня явления эрготизма наблюдаются в основном при передозировке препаратов спорыньи, длительном их применении и при повышенной чувствительности к ним пациентов.

Токсические свойства спорыньи обусловлены также довольно высоким содержанием в ней гистамина, который вызывает расширение капилляров с увеличением проницаемости стенок, резкое снижение артериального давления, спазм гладкой мускулатуры бронхов, сопровождающийся одышкой, спазм гладкой мускулатуры кишечника и матки, зуд и отеки.

Нередко наблюдается эрготизм у животных (крупного рогатого скота, лошадей, свиней), что обусловлено потреблением сена, пораженного спорыньей, и проявляется как в гангренозной, так и в конвульсивной формах. У животных при клавицепсотоксикозе также возникают нарушения репродуктивной функции. При экспериментальном скармливании крупному рогатому скоту ячменя, который содержал 0,5% (по массе) спорыньи, у животных наблюдаются признаки гипертермического стресса — повышение ректальной температуры, потеря аппетита и веса тела, депрессия, снижение концентрации пролактина в сыворотке крови. По возвращении животных на нормальную диету указанные симптомы исчезли на протяжении недели.

ЛСД-25, по мнению доктора A. Stoll, является сильнейшим из всех известных психоактивных препаратов. Минимальная доза ЛСД, вызывающая психоз, составляет 0,0005 мг/кг (т. е. 0,035 мг на человека). Оптимальная психотомиметическая доза при пероральном введении LD50 — 0,002 мг/кг, или 0,15 мг на человека (для употребляющих алкоголь, — 0,3–0,5 мг, для неупотребляющих — 0,1–0,2 мг на человека). Смертельная доза ЛСД-25 для человека LD50 составляет 1–5 мг/кг.

Биохимический механизм действия ЛСД сложный и окончательно не выяснен. Диэтиламид лизергиновой кислоты является структурным аналогом серотонина — важного нейротрансмиттера в синапсах головного мозга периферической нервной системы, которая регулирует состояние отдыха, сна и накопления энергии. ЛСД-25 проявляет выразительную антисеротониновую активность и запускает эти процессы, которые, очевидно, и являются причиной галлюцинаций. Считают, что ЛСД-25 — это малоспецифический серотонинолитик. Кроме того, он блокирует фермент моноаминооксидазу (МАО) серотонина и МАО других медиаторов нервной системы, например МАО γ-аминомасляной кислоты, МАО гистамина, МАО норадреналина.

Психотомиметическое действие ЛСД проявляется при введении его всеми возможными путями — перорально, при вдыхании аэрозолей, введении в ткани, внутривенно или непосредственно в ликвор и даже при подкожном применении. Из крови ЛСД очень быстро — через несколько минут— проникает во внутренние органы, в том числе более 70% — в кишечник и только 0,02% — в головной мозг. Тем не менее и этого количества достаточно, чтобы вызвать серьезные расстройства деятельности центральной и периферической нервной системы. Характерно, что местного действия на те органы и ткани, через которые он попадает в организм, ЛСД не проявляет. Не выявлено у ЛСД и кумулятивного действия, хотя после многократных отравлений небольшими дозами наблюдались продолжительные периоды психозов. Привыкание к ЛСД не отмечено.

При отравлении ЛСД наблюдаются разнообразные симптомы — от психических нарушений до вегетативных расстройств. Выделяют три стадии отравления ЛСД: начальную, стадию психоза и завершающую. Начальная стадия характеризуется неприятными субъективными ощущениями. Через 15 минут после попадания ЛСД в организм возникают ощущения сжатия, усталости, тревоги, голода, головокружение и головные боли, неприятные боли в области сердца и тремор рук. Одновременно наблюдаются различные вегетативные нарушения — покраснение или, наоборот, бледность кожи, ощущение жара или холода, потливость, гиперсаливация, слезоточивость, тошнота. Зрачки глаз расширяются, речь становится путанной, пульс ускоряется, дыхание замедляется. Нарушение координации движений приводит к неуверенности при ходьбе. В зависимости от дозы и способа поступления ЛСД в организм начальная стадия длится от 40 минут до 1,5 часов.

Психические нарушения начинаются с изменений эмоционального состояния и поведения, которые зависят от психического состояния человека. У одних возникают настороженность, подавленность, депрессия, у других — эйфория. Постепенно появляется иллюзорное и искаженное восприятие окружающего мира. Люди и предметы видятся в искаженном, деформированном виде и кажутся окрашенными в яркие неестественные цвета. Зрительные галлюцинации в виде ярких образов или картин дополняются слуховыми, обонятельными и тактильными галлюцинациями, которые в свою очередь вызывают зрительные иллюзии. Часто возникают синестезии (смешение восприятий), когда пораженному кажется, что он ощущает запах музыки или прикосновенье запаха, слышит звук цвета. Возникает иллюзия раздвоения личности: пораженный фиксирует все события, происходящие с ним и вокруг него, но считает, что они не имеют никакого отношения к нему. Одновременно теряется ориентация в пространстве и времени, на фоне нарушений мышления и речи обычно снижаются умственные способности. В период психоза настроение может неоднократно изменяться — от эйфории к депрессии и наоборот. У многих пораженных возникает мания преследования, они становятся недоверчивыми и враждебно настроенными. Их агрессивность особенно увеличивается в конце стадии психических расстройств, которая длится 5–8 часов с максимумом через 2–4 часа после приема препарата. Состояние сознания пораженных ЛСД квалифицируется как оглушенность различной степени. Память страдает только при сильных отравлениях, поэтому пораженные после выздоровления могут описать свои ощущения.

В завершающей стадии соматические и вегетативные расстройства постепенно исчезают. Эта стадия длится 16–18 часов, иногда 1,5–2 суток.

В связи с выраженными психотропными свойствами рассматривались перспективы применения ЛСД как боевого химического оружия. Но в связи с тем, что не найдены способы получение ЛСД, приемлемые для крупномасштабного производства, это соединение не было принято на вооружение армиями.

У пациентов препараты спорыньи могут вызывать тошноту, рвоту, диарею, аллергические реакции. Они противопоказаны при гиперчувствительности к составным компонентам препаратов, декомпенсированной недостаточности кровообращения (резистентной к гликозидам наперстянки), митральном стенозе, легочной гипертензии, остром инфаркте миокарда, резистентной к лечению гипертензии, заболеваниях периферических артерий, тяжелых нарушениях функции почек и печени, септических состояниях. Осторожно их следует применять при язвенной болезни желудка, аритмиях. Вызванные алкалоидами спорыньи тонические сокращения мускулатуры матки могут препятствовать нормальному дыханию и приводят к асфиксии новорожденного. Поэтому препараты спорыньи противопоказаны при беременности и во время родов. Опасно применять их непосредственно после рождения ребенка, поскольку спазм мускулатуры может препятствовать отделению плаценты.

При лечении эрготамином в отдельных случаях у пациентов могут возникать тошнота, рвота, диарея; при повышенной возбудимости — бледность лица, похолодание конечностей, парестезии. У лиц с повышенной чувствительностью даже в минимальных дозах возможен синдром Лериша (резкий цианоз и отсутствие пульса в нижних конечностях, боль, нарушение чувствительности по дистальному типу) вследствие нарушения кровообращения в области бифуркации брюшной аорты и ишемии нижних конечностей. Параллельно отмечается снижение пульсации других больших артерий — сонных, аксилярных. Эрготамин не следует применять на протяжении продолжительного времени, поскольку возможно развитие эрготизма. При необходимости длительного лечения после 7 дней делают перерыв на 3–4 дня. Препарат противопоказан при стенокардии и сужении периферических сосудов, выраженном атеросклерозе, в поздних стадиях гипертонической болезни, при приступах мигрени, сопровождаемых очаговыми неврологическими нарушениями, во время беременности, в 1 и 2 периодах родов, при септических состояниях и при нарушениях функции печени и почек.

Метилэргометрин может вызывать угнетение лактации, повышение артериального давления, периферические вазоспастические реакции, головокружение, при применении в высоких дозах — тошноту, рвоту, боль в животе. Описаны одиночные анафилактические реакции на препарат и неврологические осложнения — транзиторные нарушения мозгового кровообращения вследствие повышения артериального давления. Препарат противопоказан во время беременности и в 1 периоде родов, при выраженной артериальной гипертензии, стенокардии, облитерирующих заболеваниях сосудов, острых инфекциях, гиперчувствительности к алкалоидам спорыньи. С осторожностью следует его применять при печеночной и почечной недостаточности, легочном сердце, умеренной гипертензии. Не следует его одновременно применять с бромокриптином в связи с опасностью резкого повышения артериального давления.

При лечении дигидроэрготамином возможны заложенность носа, парестезии конечностей. Препарат противопоказан при коронарной недостаточности, облитерирующих заболеваниях сосудов и резистентной к лечению гипертензии. Противопоказана комбинация препарата с макролидными антибиотиками за исключением спирамицина: при этом замедляется биотрансформация алкалоидов спорыньи в печени и возникает угроза развития эрготизма с развитием некроза конечностей. Не рекомендуется одновременный прием препарата с бромокриптином и метилэргометрином в связи с риском вазоконстрикции и резкого повышения артериального давления. Препарат противопоказан в период беременности и лактации.

Побочными эффектами бромокриптина являются тошнота, иногда рвота, запоры, снижение артериального давления, побледнение пальцев рук и ног при охлаждении. В начале лечения возможны головные боли, отек слизистых оболочек. При применении в правильно подобранных дозах препарат обычно переносится хорошо. Бромокриптин противопоказан при гипотонии, после недавно перенесенного инфаркта миокарда, при выраженных нарушениях сердечного ритма, спазмах периферических сосудов, заболеваниях желудочно-кишечного тракта, психических заболеваниях. Женщины, принимающие препарат, должны находиться под наблюдением гинеколога. При лечении бромокриптином не допускается применение пероральных контрацептивов. Одновременно с бромокриптином нельзя применять антидепрессанты (амитриптилин, мелипрамин, ниаламид и др.).

При передозировке препаратов спорыньи наблюдаются тошнота, рвота, спазм сосудов конечностей, угнетение дыхания, возможны судороги, кома. В случае перорального приема рекомендуется промывание желудка, назначение активированного угля. Симптоматическое лечение следует проводить под контролем функции дыхания и сердечно-сосудистой системы. В случае выраженного артериоспазма назначают сильные вазодилятаторы (нитропрусид натрия, фентоламин). При необходимости седативного эффекта можно использовать бензодиазепины.

Клиническое применение

Галеновые препараты спорыньи и их основные алкалоиды — эрготамин и эргометрин — имеют большое значение для практической медицины. Они широко применяются в акушерско-гинекологической практике при атонии матки и связанных с нею маточных кровотечениях, неполном аборте. В послеродовом периоде препараты спорыньи ускоряют инволюцию матки. Внутривенное введение эргометрина в послеродовом периоде способствует отделению плаценты, но по сравнению с окситоцином это действие выражено слабее. Галеновые и новогаленовые средства из спорыньи применяют также при меноррагиях (менструальных кровотечениях) и маточных кровотечениях, не связанных с нарушением менструального цикла (при фибромиоме, эндометритах, полипах), дисфункции яичников. В связи с хорошей растворимостью в воде безусловное преимущество имеет эргометрин. Кровоостанавливающее действие эргометрина и эрготамина обусловлено главным образом сужением сосудов при сокращении мускулатуры матки.

Вместе с тем на основе клинического наблюдения за 190 роженицами установлено, что после нормальных родов нет необходимости вводить препараты спорыньи. Полученные данные свидетельствуют, что послеродовой прием препаратов спорыньи не ускоряет сокращение матки. В результате естественного сокращения матки восстановление ее нормального состояния происходило быстрее, чем в случаях назначения препаратов спорыньи.

Эрготамин, кроме окситоциноподобного действия, проявляет обезболивающие, спазмолитические и седативные свойства. В связи с этим его применяют как специфический анальгетик при мигрени. Эрготамин уменьшает экстракраниальное кровообращение и амплитуду пульсации краниальных артерий, что лежит в основе приступов мигрени. Считают, что он угнетает взаимодействие рецепторов окончаний симпатических нервов с норэпинефрином, что обусловливает сосудосуживающий эффект.

Для лечения мигрени эрготамин часто применяется совместно с кофеином. Считают, что кофеин потенцирует действие эрготамина. Возникновение головных болей сосудистого происхождения угнетает полусинтетический аналог эргометрина — метисергид (благодаря способности блокировать серотониновые рецепторы).

Алкалоиды спорыньи проявляют адренолитические свойства, которые более выражены у производимых на основе гидрированных алкалоидов. Они теряют способность избирательно влиять на матку, но приобретают выраженные седативные и гипотензивные свойства. Дигидроэрготамин и дигидроэрготоксин назначают при неврозах, спазмах сосудов, гипертонической болезни. Дигидропроизводные алкалоидов спорыньи входят в состав препарата редергин для лечения нарушений мозгового и периферического кровообращения, гипотензивного препарата бринердин.

Бромокриптин используется в акушерстве для угнетения послеродовой лактации, когда она противопоказана (при тяжелых заболеваниях рожениц, преждевременных родах, гибели новорожденного и др.). Его применение предупреждает лактацию и набухание молочных желез, восстанавливает функции яичников. Наряду с прекращением лактации бромокриптин вызывает восстановление менструального цикла и способствует наступлению беременности у женщин с гиперпролактиновой аменореей. Бромокриптин назначают также при галакторее, индуцированной приемом нейролептиков, пероральных контрацептивов и других препаратов. В эндокринологии его используют для лечения акромегалии и болезни Иценко—Кушинга.

Приблизительно в 75% случаев аменореи и галактореи лечение бромокриптином угнетает галакторею полностью или почти полностью и восстанавливает нормальный овуляторно-менструальный цикл. Менструация обычно начинается до полного угнетения галактореи, для этого необходимо в среднем 6–8 недель. Тем не менее у одних пациенток ответ развивается на протяжении нескольких дней, у других — через 8 месяцев. Галакторея может длиться и дольше, что зависит от степени стимуляции ткани молочной железы до начала лечения. Уменьшение секреции, по крайней мере, на 75% обычно наблюдается через 8–12 недель. Но в отдельных случаях эффект не проявляется даже после 12 месяцев лечения.

Бромокриптин существенно снижает повышенный уровень соматотропина в крови пациентов с акромегалией.

В связи со способностью стимулировать центральные D2-дофаминовые рецепторы бромокриптин применяется для лечения болезни Паркинсона, которая характеризуется снижением синтеза дофамина в substantia nigra. Тем не менее антипаркинсонический эффект наблюдается при применении относительно больших доз препарата, которые вызывают побочные действия. Поэтому для лечения паркинсонизма предложено применять бромокриптин в обычных терапевтических дозах (2,5 мг в день — по 1,25 мг утром и 1,25 мг вечером) одновременно с L-дофой и карбидопой.

При применении дигидроэрготоксина в клинике факт улучшения мозгового кровообращения доказан ангиографическим методом. Достигнут успех в коррекции симптомокомплекса, характерного для преждевременного старения, нарушений в эмоциональной сфере. Положительные результаты отмечены при психометрическом тестировании.

В 1932 г. Гартлауб и Тринке ввели Secale cornutum в гомеопатию. В гомеопатической практике спорынью начали использовать для лечения больных с симптомами нарушения центрального и периферического кровообращения: парестезиями в виде онемения, ощущений ползания мурашек, покалывания в ногах, похолодания или зуда конечностей. Secale cornutum в гомеопатии применяют при значительном нарушении кровообращения в артериолах, при атеросклерозе сосудов мозга, облитерирующем эндартериите и гангрене.

Фармакологические свойства

Сумма биологически высокоактивных алкалоидов спорыньи является одним из важнейших источников создания лекарственных средств различного направления и механизма действия.

Алкалоиды спорыньи проявляют три основные вида биологической активности: маточную, адренолитическую (спазмолитическую) и оказывают влияние на центральную нервную систему.

Наиболее характерным и специфическим является их действие на функцию матки. Алкалоиды спорыньи значительно усиливают сокращение матки и повышают ее тонус. В экспериментах на животных небольшие дозы галеновых форм спорыньи, и особенно алкалоидных препаратов (эргометрина, эрготамина, эрготоксина), вызывают значительное усиление ритмических сокращений мускулатуры матки. По мере увеличения дозы препаратов начинает проявляться и их тонизирующий эффект, который сначала выражается уменьшением амплитуды сокращений — повышением мышечного тонуса, а потом наступает резкий спазм гладкой мускулатуры матки и сужение ее сосудов. Особенно чувствительна мускулатура матки к препаратам спорыньи при беременности и в послеродовом периоде. Допускают, что утеротонический эффект связан со стимуляцией a-адренорецепторов миометрия.

Эрготоксин, эрготамин и эргометрин оказывают тонизирующее действие на сократительную способность всех гладкомышечных органов; при введении в больших дозах могут способствовать развитию сильных судорог с ишемией и даже гангреной. Но в терапевтических дозах они выборочно действуют именно на мускулатуру матки. Наиболее выраженным избирательным действием на матку и наименьшей токсичностью (приблизительно в 3–4 раза меньше, чем эрготоксин и эрготамин) отличается эргометрин, который считается наиболее эффективным маточным средством среди алкалоидов спорыньи. После его введения в отдельных случаях эффект проявляется уже через 5 минут (действие эрготоксина и эрготамина развивается приблизительно через 20 минут). Но по продолжительности действия на сократительную способность матки эргометрин уступает эрготоксину и эрготамину. Эффект последних развивается медленнее, чем действие эргометрина.

В эксперименте алкалоиды спорыньи проявляют выраженные a-адренолитические свойства, за счет чего расширяют артериолы и расслабляют прекапиллярные сфинктеры. Они существенным образом уменьшают, но полностью не ликвидируют гипертензию, вызванную адреналином. Такой активностью обладают алкалоиды групп эрготоксина и эрготамина, структуры которых содержат пептидные остатки в сочетании с лизергиновой кислотой. Лишенный пептидного остатка эргометрин адренолитических свойств не проявляет. Вместе с тем связанный с блокадой адренорецепторов сосудорасширяющий эффект, к сожалению, нивелируется прямым сосудосуживающим миотропным действием. В связи с этим введение эрготоксина сопровождается повышением артериального давления. Естественные алкалоиды спорыньи сильно суживают коронарные сосуды, что может вызвать приступ боли ангиоспастического характера. В больших дозах эрготоксин и эрготамин наряду с сужением сосудов вызывают повреждение их эндотелия. Среди естественных алкалоидов спорыньи наименее выраженное отрицательное влияние на сосудистую стенку и артериальное давление проявляет эргометрин. В этом отношении от естественных алкалоидов выгодно отличаются их дигидрированные производные — дигидроэрготамин и дигидроэрготоксин, адренолитическое действие которых выражено значительно сильнее, чем прямое влияние на гладкую мускулатуру сосудов и матки. В связи с угнетением высвобождения норадреналина они снижают артериальное давление и вызывают расширение артериол. По выраженности β-адренолитического эффекта полусинтетические дигидроалкалоиды спорыньи приблизительно в 20 раз превосходят аналогичное действие эрготамина.

Алкалоиды спорыньи влияют на центральную нервную систему. Эрготамин и эрготоксин (и их гидропроизводные) обладают седативным действием, угнетают сосудодвигательный и дыхательный центры, возбуждают центр блуждающего нерва, снижают основной обмен, уменьшают тахикардию (при базедовой болезни, гиперсимпатикотонии); усиливают сердечные сокращения, замедляют пульс и увеличивают диурез. Гидрированные алкалоиды спорыньи обладают более выраженным сосудорасширяющим, гипотензивным и седативным действием, а также сильнее стимулируют деятельность центров блуждающего нерва, вызывая рефлекторную брадикардию. Гипотензивный эффект возникает вследствие угнетения сосудодвигательного центра и частично за счет блокады адренорепепторов сосудистой стенки. Благодаря этому гидрированные алкалоиды спорыньи применяются при неврозах, спазмах сосудов, гипертонической болезни. Они обладают также флеботоническими свойствами, в частности дигидроэргокристин входит в состав венотонического препарата анавенол. Селективное тонизирующее влияние на венозные сосуды проявляет дигидроэрготамин, стимулирующий синтез простациклина (простагландина I2) в венозной стенке.

Гидрированные алкалоиды спорыньи (дигидроэрготоксин, ницерголин) улучшают реологические свойства крови. Они угнетают активацию тромбоцитов, их агрегацию и синтез тромбоксана А2.

В опытах на животных доказано, что гидрированные алкалоиды спорыньи (дигидроэрготоксин, ницерголин) за счет улучшения микроциркуляции стимулируют метаболические процессы в ткани мозга, усиливают утилизацию кислорода и глюкозы нейронами, уменьшают накопление молочной кислоты, нормализуют базальный уровень цАМФ, стимулируют синтез нейронами белка и продукцию нейротрансмиттеров. За счет этого они нормализуют нейрохимические механизмы передачи возбуждения. Вследствие повышения концентрации ацетил-коэнзима А уменьшается холинергическая активность нейронов мозга. Оптимизация метаболических процессов в мозге под влиянием гидрированных алкалоидов спорыньи проявляется положительными электроэнцефалографическими изменениями, в частности уменьшением δ-активности и усилением α- и β-ритмов.

Установлено, что природные алкалоиды спорыньи (эргометрин), особенно его полусинтетические производные (метилэргометрин, метисергид), а также дигидроэргокристин блокируют серотонинергические рецепторы. Некоторые из них также проявляют свойства агонистов центральных дофаминергических рецепторов. Специфическим агонистом дофаминовых рецепторов (главным образом рецепторов типа D2) является бромокриптин — полусинтетическое производное эргокриптина. Бромокриптин также активно влияет на обмен норадреналина в центральной нервной системе и уменьшает выделение серотонина.

В связи со стимуляцией постсинаптических дофаминовых рецепторов нейронов гипоталамуса бромокриптин тормозит секрецию гормонов передней доли гипофиза, особенно пролактина и соматотропина. (Эндогенный дофамин является физиологическим ингибитором секреции этих гормонов.) Но синтез пролактина бромокриптин не нарушает. Поэтому бромокриптин значительно снижает уровень пролактина в плазме пациентов с гиперпролактинемией. Угнетение физиологической лактации и галакторее при патологическом состоянии гиперпролактинемии достигается уровнями доз, которые не влияют на секрецию других тропных гормонов передней доли гипофиза. Тормозящее влияние препарата на секрецию гормона нейтрализуется блокаторами дофаминовых рецепторов (например, аминозином).

Бромокриптин проявляет прямое влияние на дофаминергические нейроны corpus striatum, которые принимают участие в управлении моторной функцией. В эксперименте бромокриптин стимулирует продолжительное стереотипное поведение грызунов и восстанавливает поведение крыс с односторонним повреждением substantia nigra. Этот эффект отменяется ингибиторами дофамина. Поэтому считают, что бромокриптин оказывает непосредственное влияние на дофаминовые рецепторы corpus striatum.

При подкожном введении на протяжении 20 дней самкам мышей линии C3H/Bl эргокорнин-метансульфата и 2-бромэргокриптина Y. N. Sinha (1974) наблюдалось снижение массы гипофиза, яичников и матки, тогда как масса почек не менялась. При этом также уменьшалась концентрация пролактина в моче при неизменном содержании гормона роста. Кроме того, у животных снижалась масса молочной железы и содержание в ней нуклеиновых кислот. Полученные данные позволили авторам исследования предположить, что алкалоиды спорыньи вследствие первичного снижения секреции пролактина угнетают синтез нуклеиновых кислот в тканях молочной железы. Торможение секреции пролактина наблюдается также под влиянием эргокристина, эргокриптина и метилэргометрина. В связи с этим применение названных препаратов может быть преспективным для лечения опухолей молочной железы.

Бромокриптин, как и другой стимулятор D2-дофаминовых рецепторов апоморфин, вызывает рвотный рефлекс, снижает температуру тела, уменьшает акинезию, вызванную резерпином, тетрабеназином, фенотиазиновими нейролептиками. Препарат обладает гипотензивным действием, которое связано с влиянием на центральную нервную систему, симпатические нервные окончания и гладкую мускулатуру сосудов. Но, в отличие от эргометрина, метилэргометрина и других алкалоидов спорыньи , он не проявляет маточного (окситоциноподобного) действия. Бромокриптин, наоборот, угнетает сокращение матки, вызванные метилэргометрином.

Алкалоиды спорыньи снижают уровень сахара в крови и блокируют гипергликемическое действие адреналина сильнее, чем другие препараты.

Разные фармакологические эффекты проявляют и другие биологически активные соединения спорыньи. Тирамин, который по структуре подобен адреналину, сильно возбуждает сердечную деятельность, сужает артериолы, повышает артериальное давление, а также стимулирует послеродовое сокращение матки животных. Тем не менее повышение давления происходит не в результате прямого действия на сосудистую стенку, а вследствие влияния на центральную нервную систему. В концентрации 25–30 мг/кг тирамин вызывает эпилептиформный приступ, после которого наступают паралич сердца и смерть.

Сокращение матки животных вызывают также агматин и гистамин.

Исследуется возможность применения препаратов спорыньи в качестве контрацептивных средств.

В опытах in vitro продемонстрировано, что алкалоиды спорыньи усиливают лизис культуры E. coli бактериофагом Т4.

Как уже упоминалось ранее, клавиновые алкалоиды спорыньи применения в медицине не нашли. Но отдельные публикации указывают на их способность угнетать выделения пролактина и тормозить развитие злокачественных опухолей соска молочной железы.

Продолжение следует





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика