Логотип журнала "Провизор"








Лекарство от «лекарственной болезни»

Л. В. Львова, канд. биол. наук

Вопросами диагностики, профилактики и лечения лекарственной болезни, проявляющейся преимущественно кожными поражениями, Украинский НИИ дерматологии и венерологии занимается много лет. Сделано за эти годы немало.

Счастливая случайность?

Изучая скорость оседания эритроцитов (СОЭ) цитратной крови и СОЭ крови, содержащей аллерген, Эльвира Николаевна Солошенко, ведущий сотрудник Украинского НИИ дерматологии и венерологии, доктор медицинских наук, обратила внимание на то, что аллергены оказывают влияние на скорость оседания эритроцитов: одни ее увеличивают, другие — уменьшают.

По совету профессора Векслера Эльвира Николаевна продолжила исследования, и через несколько лет в Государственном департаменте интеллектуальной собственности Украины были зарегистрированы два патента. Один — на изобретение приставки для экспресс-анализа СОЭ, другой — на изобретение способа определения специфического аллергена.

Суть нового метода диагностики сводится к фотоэлектрическому измерению оптической плотности цитратной крови в контрольных и исследуемых образцах.

Для этого контрольные и исследуемые образцы цитратной крови после предварительной инкубации (с физиологическим раствором и с «подозреваемыми» аллергенами соответственно) загружаются в специально сконструированную приставку, позволяющую одновременно с центрифугированием проводить необходимые измерения.

Иными словами, приставка дает возможность измерять координату каждого выявленного эритроцита, чтобы впоследствии оценить общегрупповую координату всех эритроцитов (т. е. среднее значение координат обнаруженных эритроцитов) и по изменению этого параметра определить величину и среднюю скорость седиментации эритроцитов в контрольных и исследуемых образцах.

На заключительном этапе рассчитывается отношение величины и средней скорости седиментации эритроцитов контрольного и опытного образцов. Отличие этого показателя от единицы свидетельствует о специфичности аллергена.

Второй запатентованный способ этиологической диагностики предполагает использование ультразвука. (К слову, харьковские специалисты по праву считаются пионерами ультразвуковой диагностики лекарственной болезни.)

Как и в предыдущем случае, реализация метода требовала создания специального устройства, что и было сделано при участии кафедры медицинской аппаратуры Харьковского политехнического института.

Сам же способ экспресс-диагностики предельно прост.

В один из образцов цитратной крови обследуемого больного дополнительно вводят физиологический раствор (контрольный образец), а в другой — лекарственный аллерген в концентрации 250 мкг/мл (опытный образец) и в течение 10 минут инкубируют образцы при температуре 37°С. После чего образцы помещают в установку и центрифугируют их при 6 000 об/мин. в течение 10 минут. Затем там же, в установке, измеряют величину поглощения ультразвука в обоих образцах. Аллерген считается специфическим, если отношение уровней поглощения в контроле и в опыте отличается от единицы.

Справедливости ради надо заметить, что сфера применения экспресс-методов не ограничивается определением аллергена. Результаты этиологической диагностики нашли применение в математической модели, предназначенной для дифференциального диагностирования медикаментозной аллергии с псевдоаллергическими реакциями.

Для этого всего-навсего рассчитываются значения двух функций:

У1 = 3,42х1 + 2,47х2 + 1,86х3 – 0,88х4 + 2,62х5 – 0,05х6 + 0,72х7 – 49,0

и

У2 = 4,84х1 + 0,62х2 + 1,48х3 –2,10х4 + 1,37х5 + 0,26х6 + 0,89х7 – 2161,

где
х1, х2, х3 — показатели клинического анализа крови, т. е. количество сегментно-ядерных лейкоцитов, эозинофилов и лимфоцитов;
х4 и х5 — скорость оседания предварительно инкубированных эритроцитов ( х4 — без аллергена, х5 — с аллергеном);
х6 и х7 — реакция агломерации лейкоцитов (х6 — без аллергена, х7 — в присутствии аллергена).

И затем сравнивают их величины: если У1 превышает У2, можно смело говорить о наличии медикаментозной аллергии. В противном случае (т. е. при У2 > У1) речь идет о псевдоаллергической реакции.

И все же почему лекарственная болезнь отражается на состоянии эритроцитов? Почему одни аллергены увеличивают СОЭ, а другие ее замедляют? На эти вопросы ученым еще предстоит ответить.

Впрочем, для практического врача это не так уж и важно. Самое главное, что появились новые, информативные экспресс-методы этиологической диагностики. К тому же они выгодно отличаются от традиционных проб, которые нередко становятся причиной язв. Иногда даже некротических.

Однако воспользоваться новыми методами врачи не могут из-за отсутствия налаженного массового производства соответствующих установок. Правда, сейчас ведутся переговоры с Политехмедом. Возможно, ждать осталось недолго.

Нетрадиционный подход

Второе, не менее важное направление работы Института дерматологии и венерологии — лечение и профилактика лекарственной болезни, проявляющейся преимущественно кожными поражениями.

Традиционное лечение медикаментозных аллергий кортикостероидами и антигистаминными препаратами, к сожалению, далеко не всегда дает желаемый результат.

При длительном приеме у больных зачастую развивается к этим лекарствам привыкание, а нередко многие «противоаллергические» средства сами становятся причиной аллергии.

К тому же гипосенсибилизирующие препараты оказывают лишь противовоспалительное и антигистаминное действие. От развития рецидивов «защитить» они не в состоянии.

Есть, правда, гистаглобулин, обладающий не только гипосенсибилизирующим, но и противорецидивным эффектом. Однако он противопоказан при острых аллергических состояниях и одновременном лечении кортикостероидами. Поэтому в последние время все чаще стали использоваться немедикаментозные методы лечения. К примеру, иглорефлексотерапия тормозного действия с использованием корпоральных и аурикулярных точек, направленная на коррекцию функциональных меридианов, а следовательно, и на нормализацию иммунного статуса.

Начинается курс лечения с воздействия на определенные точки общего действия. В течение одного сеанса воздействуют либо на инь-, либо на янь-меридианы (Другими словами, либо на акупунктурные точки передней части туловища и конечностей, либо на акупунктурные точки задней части туловища и конечностей.) Кроме того, воздействуют на точки, расположенные в непосредственной близости к пораженным участкам и вдали от них, которые могут находиться на одном или же на соседних меридианах.

По данным Института дерматологии и венерологии, иглорефлексотерапия прекрасно себя зарекомендовала в качестве противошокового метода, который целесообразно использовать не только для лечения и профилактики медикаментозной аллергии (особенно при полисенсибилизации), но и при оказании неотложной помощи при осложненных состояниях.

В некоторых случаях восстановления нарушенных функций иммунной системы можно добиться с помощью цигун-терапии, т. е. специального комплекса физических упражнений, который рекомендуется выполнять 2–3 раза в день.

Не менее благотворное действие на больных с полимедикаментозной аллергией оказывают и другие физиотерапевтические методы — микроволновая терапия на область надпочечников, ультразвуковая и дециметроволновая терапия, электросон.

Ультразвуковая терапия обладает выраженным гипосенсибилизирующим действием. Возможности дециметровой терапии несколько шире: электромагнитые поля сверхвысокой частоты стимулируют функцию гипофизарно-надпочечникой системы и к тому же дают противовоспалительный, обезболивающий, противовоспалительный и бактерицидный эффекты.

Электросон (т. е. воздействие на головной мозг прямоугольными импульсами низкой или звуковой частоты (1–130 Гц) с силой тока до 2–3 мА и напряжением до 50 В) способен оказывать противошоковый эффект. Этот эффект специалисты объясняют способностью электросна нормализовать и координировать рефлекторные процессы, ретикуло-кортикальные взаимоотношения и функции гипоталамуса.

При сочетании холодовой и медикаментозной аллергии Институт дерматологии и венерологии рекомендует проводить лечение холодом, при помощи установки, разработанной в содружестве с Харьковским заводом приборостроения им. Т. Г. Шевченко.

Сеансы гипотермии обычно проводят ежедневно, чередуя локальную гипотермию с холодовым воздействием на биологически активные точки общеукрепляющего и сегментарно-рефлекторного действия.

При обострении болезни лечение проводят до полного клинического выздоровления. В дальнейшем с целью профилактики назначается 35 сеансов.

Несколько лет назад харьковские исследователи предложили оригинальный метод патогенетического лечения аллергических дерматозов — электросонфореза пирроксаном (или его аналогом бутироксаном).

Оба эти препарата помимо выраженного α-адреноблокирующего воздействия в отношении структур заднего гипоталамуса влияют еще и на сосудистую систему, нормализуя артериальное давление. Обычно процедуру электросонфореза проводят следующим образом. В специально затемненном помещении больного укладывают в удобную для сна позу, на закрытых веках размещают ватные тампоны, смоченные 0,5% раствором пирроксана (или бутироксана), сверху накладывают глазничные электроды и подсоединяют их к отрицательной клемме аппарата. Вторую пару электродов накладывают за ушами, на кожу сосцевидных отростков, и подключают их (т. е. электроды) к положительной клемме. У разных больных сон наступает при разной частоте: при повышенной возбудимости нервной системы «сонная» частота находится в диапазоне от 3 до 40 Гц, при преобладании тормозных процессов — от 40 Гц и выше. По этой причине во время первого сеанса, постепенно изменяя электрические параметры, подбирают наиболее эффективную для больного частоту импульсов и силу тока. (Критерий правильного выбора — чувство легкой вибрации, возникающее у больного в глубине глазниц.)

Начинают лечение с двадцатиминутной процедуры и, постепенно увеличивая ее длительность на каждом последующем сеансе на десять минут, к окончанию курса доводят продолжительность электросонфореза до часа.

Такая терапия практически исключает развитие аллергии на пирроксан (или бутироксан), которая порой возникает при пероральном (или парентеральном) приеме препаратов. Правда, встречаются больные с индивидуальной непереносимостью электропроцедур. Но это нестрашно: для устранения непереносимости харьковские ученые предлагают применять комбинированный метод лечение в виде чередования сеансов элекросонфореза и индуктометрии на область надпочечников. При таком способе лечения электросонфорез пирроксаном (или бутироксаном) проводится через день при частоте 3–6 Гц в течение 20–60 минут, а в свободные от электросонфореза дни — 10–15-минутные сеансы индуктометрии в слаботепловой дозе на область проекции надпочечников.

При этом электросонфорез обеспечивает нормализацию ретикуло-кортикальных взаимоотношений и мембранного потенциала, восстанавливает проницаемость тканей и нарушенные функции гипоталамуса и эндокринной системы, устраняет нарушения обмена и дисфункцию иммунной системы. Индуктометрия надпочечниковой области оказывает противовоспалительный и антиаллергический эффекты, благодаря своей способности стимулировать глюкокортикоидную функцию коркового вещества надпочечников и устранять «опасные» связи (т. е. освобождать гормоны и медиаторы от связи с белком). Кроме того, сочетанное воздействие электросонфореза и индуктометрии и ослабляет процессы поляризации в тканях и улучшает их (т. е. тканей) электропроводность, чем, собственно говоря, и объясняется устранение раздражающего действия электрофореза у больных с индивидуальной непереносимостью электропроцедур.

Но, несмотря на все достоинства, исследователи все же считали свое «детище» недостаточно совершенным: по их мнению, совместное применение электросонфореза и индуктометрии не обеспечивало достаточно быстрой ремиссии. Недостаточную эффективность метода они связывали с нарушениями в системе антиоксидантной защиты организма — «верными спутниками» лекарственной болезни. Конечно, откорректировать нарушенную антиоксидантную систему можно назначением аскорбиновой кислоты, витамина Р, токоферола ацетета, эссенциале и дибунола. Словом, препаратов с ярко выраженными восстановительными и антиоксидантными свойствами, которые, являясь ингибиторами свободно-радикальных процессов, участвуют в регулировании окислительно-восстановительных процессов. Но пероральное или парентеральное введение этих препаратов само способно вызвать лекарственную болезнь, а значит, и повысить риск рецидива лекарственной болезни. Именно поэтому исследователи решили дополнить предыдущий способ лечения ультрафонофорезом токоферола ацетата.

Новый метод лечения, как и предыдущий, включает чередование элекросонфореза с индуктометрией. Разница заключается лишь в том, что после электросонфореза больным вводится антиоксидант в форме ультрафонофореза на область проекции печени. Лечение проводится в постоянном режиме контактным способом с помощью лабильной методики в течение 5–7 минут. При этом ультразвук, повышая проницаемость и абсорбцию кожи, облегчает и усиливает диффузию токоферола ацетата через покровные ткани. Введение же антиоксиданта непосредственно на область проекции печени «ускоряет» антиоксидантный эффект — ведь именно в печени происходит его биотрансформация. Вдобавок ультрафонофорез обеспечивает более выраженное гипосенсибилизирующее и противовоспалительное действие самого ультразвука. Одновременно за счет биостимулирующего влияния ультразвуковых волн устраняется побочное действие токоферола ацетата.

Таблица 1

Сравнительный анализ показателей Т-клеточного и В-гуморального иммунитета при лечении больных лекарственной болезнью различными терапевтическими комплексами

Показатели иммунного гомеостаза Сочетание электросонфореза, индуктометрии и ультрасонфореза Сочетание электросонфореза и индуктометрии Контрольная группа
До лечения После лечения До лечения После лечения
n x ± sx n x ± sx n x ± sx n х ± sx n x ± sx
Лейкоциты х103/мм2 35 5,1
± 0,2
35 6,1
± 0,4
33 7,0
± 0,4
33 5,8
± 0,3
29 5,9
± 0,3
Лейкоциты, % 35 33,5
± 1,5
35 34,6
± 1,8
33 33,5
± 3,1
33 33,5
± 2,2
29 29,9
± 1,8
Т-лимфоциты, % 68 52,9
± 1,8
68 56,1
± 1,7
33 50,8
± 2,2
33 52,5
± 2,1
29 69,8
± 1,0
В-лимфоциты, % 68 12,4
± 1,0
68 10,8
± 0,5
33 11,8
± 0,8
33 11,6
± 0,6
29 9,1
± 0,5
Т-активные РОК, % 68 27,6
± 1,6
68 25,7
± 1,3
32 23,3
± 1,2
32 25,8
± 1,3
29 23,0
± 0,5
Т-хелперы, % 68 43,3
± 2,2
68 44,0
± 2,2
33 40,8
± 2,7
33 41,8
± 3,2
29 50,2
± 3,0
Т-супрессоры, % 68 12,9
± 0,7
68 14,0
± 1,2
33 16,1
± 1,6
33 17,4
± 1,0
29 19,7
± 1,3
Индекс Тх/Тс, % 68 3,3
± 0,7
68 2,9
± 0,2
33 2,5
± 0,5
29 2,4
± 0,4
29 2,4
± 0,1
LgA, г/л 55 1,7
± 0,1
55 2,2
± 0,1
33 1,6
± 0,2
29 2,0
± 0,2
29 2,4
± 0,2
LgM, г/л 55 1,3
± 0,1
55 1,4
± 0,1
33 1,2
± 0,1
31 1,1
± 0,1
29 1,0
± 0,2
Lg G, г/л 55 9,0
± 0,5
55 13,1
± 0,5
33 9,4
± 0,6
28 8,2
± 0,7
29 13,4
± 0,6
LgE, г/л 35 1275
± 297
29 523
± 191
21 762
± 273
18 506
± 212
29 204
± 34

Таблица 2

Показатели глутатионовой системы крови при лечении больных лекарственной болезнью различными способами

Группы больных Показатели системы глутатиона,
мкМ/л
Электросонфорез, индуктометрия и ультрасонофорез Электросонфорез и индуктометрия
До лечения После лечения До лечения После лечения
n x ± sx n x ± sx n x ± sx n x ± sx
Общая группа больных лекарственной аллергией Глутатион восстановленный 46 1,76
± 0,14
41 2,0
± 0,18
51 1,50
± 0,11
47 1,97
± 0,09
Глутатион-пероксидаза 45 622,0
± 45,7
41 720,0
± 59,8
52 733,2
± 73,6
47 536,8
± 37,6
Больные с клиническими проявлениями лекарственной болезни (I группа) Глутатион восстановленный 18 1,72
± 0,24
15 2,13
± 0,18
24 1,86
± 0,21
19 1,88
± 0,19
Глутатион-пероксидаза 18 546,0
± 84,8
15 799,0
± 57,3
24 726,1
± 126,0
19 484,9
± 73,1
Больные с лекарственной болезнью в анамнезе, протекающей на фоне распространенных дерматозов (II группа) Глутатион восстановленный 27 1,8
± 0,18
25 1,94
± 0,2
28 1,3
± 0,13
23 2,1
± 0,1
Глутатион-пероксидаза 27 699,0
± 60,0
25 642,0
± 70,0
28 740,2
± 92,1
23 588,7
± 44,9
Лица контрольной группы Глутатион восстановленный 29 2,1
± 0,4
           
Глутатион-пероксидаза 29 731,6
± 9,4
           

Таблица 3

Влияние способа лечения на сроки наступления клинического выздоровления у больных лекарственной болезнью

Группы обследованных больных с лекарственной аллергией Число наблюдений Сроки наступления клинического выздоровления Сроки наступления клинической ремиссии
Сочетание электросонфореза и индуктометрии
Больные с клиническими проявлениями лекарственной аллергии 13 18,0 ± 2,3 10,4 ± 1,6
Больные с лекарственной болезнью в анамнезе, протекающей на фоне распространенных дерматозов 20 21,5 ± 1,3 16,0 ± 1,7
Сочетание электросонфореза, индуктометрии и ультрафонофореза
Больные с клиническими проявлениями лекарственной аллергии 19 12,0 ± 2,2 6,5 ± 0,3
Больные с лекарственной болезнью в анамнезе, протекающей на фоне распространенных дерматозов 49 15,8 ± 1,5 14,8 ± 3,0

Все это в комплексе способствует более быстрой нормализации показателей иммунного гомеостаза (табл. 1) и основных параметров антиоксидантной системы (табл. 2) и тем самым — сокращению сроков клинической ремиссии и выздоровления (табл. 3).

Но, к сожалению, даже самое эффективное лечение не исключает вероятности развития рецидивов лекарственной болезни: здесь многое зависит от самого больного, вернее, от адаптационных возможностей его организма. Охарактеризовать эти возможности можно при помощи математической модели, разработанной в Институте дерматологии и венерологии:

У = 0,0015х1 – 0,196х2 + 0,010х3 + 0,011х4 – 0,45,

где
х1 — количество иммуноглобулина G,
х2 — количество иммуноглобулина А,
х3 — показатели реакции агломерации лейкоцитов,
х4 — количество гидроперекисей липидов в сыворотке крови.

У практически здоровых людей функция отрицательна (У < 0).

У больных медикаментозной аллергией функция положительна (У > 0). Если у больного медикаментозной аллергией в анамнезе значение функции невелико, все в порядке: у него устойчивая биосистема, защитно-адаптационные реакции прекрасно выражены и развития рецидива можно не опасаться. Высокое значение функции, наоборот, указывает на разбалансированность биосистемы больного и на ослабление адаптационно-компенсаторных возможностей организма, а значит, и на высокую вероятность развития рецидива.

Вместо заключения

По данным американских исследователей, ежегодно из-за лекарственной болезни уходят из жизни около ста тысяч человек, а более двух миллионов приобретают тяжелые заболевания.

В мире положение не лучше: по данным ВОЗ медикаментозная аллергия встречается у 10–15% населения. У каждого пятого жителя Земли выявляется латентная повышенная чувствительность к медикаментозным и лекарственным препаратам.

В половине случаев лекарственной болезни могло бы не быть, если бы каждый доктор вместо вопроса «Какой препарат следует выписать пациенту?» задавался вопросами о причине его жалоб и о том, как ему (т. е. пациенту) помочь, утверждает автор одного из исследований по проблеме лекарственной болезни.

Между тем большинство врачей сразу же «хватаются за пачку рецептурных бланков».

Пожалуется больной на бессонницу — ему прописывают снотворные, хотя избавиться от бессонницы он мог бы без всяких лекарств, отказавшись, к примеру, от вечерней чашечки кофе.

Пожалуется пациент на боль в животе — ему назначают Н2-гистаминоблокаторы, совершенно не учитывая, что пациент постоянно пребывает в состоянии стресса, часто принимает ацетилсалициловую кислоту и вдобавок ко всему кофеман и заядлый курильщик. Если бы врач все это выяснил и да еще убедил бы больного избавиться от вредных привычек, глядишь, и здесь можно было бы обойтись без медикаментов.

Многие исследователи вменяют в вину своим коллегам назначение лекарств без учета их взаимодействия, назначение неоправданно высоких доз медикаментов и абсолютно бесполезную антибиотикотерапию вирусных простудных заболеваний. Случается и так, что реакцию организма на прием лекарственного препарата врачи принимают за болезнь и начинают ее лечить с помощью других препаратов. Те в свою очередь вызывают побочный эффект. И так может продолжаться до бесконечности. Для таких случаев ученые из Торонтского и Гарвардского университетов недавно даже придумали специальное название — «каскад назначений».

Причиной развития «каскада назначений» может, к примеру, стать применение кардиотропного препарата метоклопрамида или антипсихотических лекарств (к примеру, тиоридазина), антидепрессантов и антигистаминных препаратов (например, дифенгидрамина).

В первом случае возникает паркинсонизм, который начинают лечить антипаркинсоническими средствами. Во втором — замедление моторики кишечника, для лечения которого используют слабительные средства.

Судя по наблюдениям американских исследователей, серьезнейшие побочные эффекты чаще всего вызывают антигипертензивные средства, антиаритмические препараты, лекарства, действующие на центральную нервную систему, и препараты для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Кстати, такие распространенные симптомы, как бессонница, депрессия и сексуальные расстройства тоже зачастую связаны с приемом лекарственных препаратов.

Во избежание столь неприятных последствий российские врачи Михаил Родинко и Андрей Соколов предлагают пациентам руководствоваться несколькими простыми правилами лекарственной безопасности.

Во-первых, они не рекомендуют применять лекарственные средства, присутствующие на рынке меньше пяти лет, ссылаясь на то, что именно столько времени требуется на получение достаточно полной информации об опасных побочных эффектах и взаимодействиях с другими лекарственными средствами.

Во-вторых, помимо подробной письменной инструкции врача пациент должен иметь доступ к исчерпывающей информации о достоинствах и недостатках назначенного препарата.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика