Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

КРОВАВЫЕ СЛЕЗЫ:
детская болезнь или искупление грехов?

г. Харьков

Выбирая тему для заметки в день Рождества, уместно вспомнить о детских болезнях. Правда, и канонические, и апокрифические Евангелия не говорят, какими из них страдал маленький Иисус, но ясно, что раз уж он решил вочеловечиться по-настоящему, то и эта чаша его, несомненно, не миновала.

А поскольку “Компас в мире лекарств” будет указывать в сторону “Болезней дыхательных путей”, то речь пойдет о коклюше. У автора с ним свои счеты — коварный недуг лишил его детского удовольствия пойти в первый класс в сентябре, и пришлось по жизни, а не по тогдашним учебникам [1] прочувствовать нижеперечисленное:

“Коклюш — острое инфекционное заболевание, протекающее со своеобразными приступами судорожного кашля. Возбудитель (бацилла Борде-Жангу) выделяется больными при кашле в мельчайших брызгах мокроты. В течении коклюша различают 4 периода: инкубационный (от 1 дня до 3 недель) — от момента заражения до появления обычного кашля; катарральный (от нескольких дней до 4 недель), характеризующийся коротким сухим кашлем и повышением температуры; спазматический (от 2 недель до 2 месяцев) с типичным судорожным кашлем. Приступы состоят из кашлевых толчков, которые прерываются свистящим затрудненным вдохом и заканчиваются выделением вязкой стекловидной мокроты, иногда — рвотой; нередки кровоизлияния в конъюнктиву глаза, кровотечения из носа, слухового прохода; четвертый период — разрешения, в течение которого кашель теряет спазматический характер и прекращается”.

Современный источник уточняет это мрачноватое описание [2]:

“Приступ судорожного кашля возникает внезапно или после периода предвестников — ауры (беспокойство, першение в горле, чувство давления в груди). Он начинается с нескольких коротких кашлевых толчков, следующих друг за другом без передышки. Затем отмечается глубокий вдох, который в связи со спазматическим сужением голосовой щели сопровождается свистящим звуком — реприз. После этого следуют такие же кашлевые толчки с последующим свистящим вдохом. При тяжелом течении коклюша количество приступов составляет 25-30 в сутки и может доходить до 60, сопровождаясь симптомами кислородной недостаточности (цианоз лица и губ, набухание вен шеи и головы, кровоизлияния под кожу и конъюнктиву).

Поражение нервной системы обусловлено кислородной недостаточностью и сосудистыми нарушениями, проявляется судорогами, которые возникают на высоте кашлевого приступа и сопровождаются потерей сознания. Смерть может наступить от асфиксии при полном закрытии голосовой щели вследствие спазма мускулатуры гортани, а также от остановки дыхания и судорог”.

Врачи, не мудрствуя лукаво, дали болезни латинское имя по основному симптому — pertussis (т. е. “сильный кашель”). Однако у нас за ней закрепилось название Coqueluche, придуманное французами (вот почему ударение в слове “коклюш” следует делать на втором слоге). Вероятно, это водевильно-опереточное имя (Ануш, Скарамуш и т. п.) и обусловило бытующее ныне легкомысленное отношение к коклюшу. А в начале XX столетия это была загадочная и серьезная болезнь, процент смертности от которой не уступал многим хирургическим вмешательствам наших дней.

Женщина-врач М. Билер (Варшава) сообщает свои наблюденiя над лъченiем коклюша. В 232 случаях коклюша больные по возрасту распредълялись так: до 1 года было 58 дътей, от 1 до 2 лът — 51, от 2 до 5 лът — 81, от 5 до 10 лът — 20, от 10 до 14 лът — 12, от 14 до 16 лът — 7, взрослых было 3 человъка. Короче всего (10-15 дней) продолжался коклюш в 38 случаях; в 186 случаях он продолжался 3-4 и лишь в 8 случаях — 8 недъль. Осложненiя отмъчены в 19 случаях, умерли 4, т. е. смертность достигла 1,6%
(Русскiй Врач, 1910, № 35).

Не было уверенности даже по поводу возбудителя: палочка Борде-Жангу, потом утвержденная на этой должности, все еще находилась под сомнением. История поисков тянулась от древних греков [3]:

“Глава в ученiи о болъзнях, касающаяся коклюша, стара, как мiр. Свъдънiя об этом тяжелом страданiи дътскаго возраста — правда, сбивчивыя и неточныя — встръчаются еще у Гиппократа и Плутарха, а, начиная с 16-го столътiя, цълый ряд почтенных авторов (Bellonius, Wills, Sydenham, Ettmuller и др.) трудились над объективным описанiем исторiи, анатомiи и клиники коклюша. И, несмотря на въковую съдину, украшающую нозологiю коклюша, несмотря на большое число изслъдованiй, стремившихся сорвать таинственный покров с его загадочной природы, этiологiя его до сих пор еще стоит в ряду тъх неразгаданных проблем, к которым относятся корь, скарлатина, оспа, свинка, и ръшенiе которых никак не дается в руки современной бактерiологiи.

Еще в добактерiологическую эпоху развитiя медицинских знанiй Poulet, Letzerich, Tschammer и Burger нашли в слизи дыхательных органов у коклюшных больных грибки, будто бы представляющiе собой болъзнетворное начало коклюша; но повърочные опыты Birch-Hirschfeld’a доказали несостоятельность этого предположенiя. В 80-х гг. прошлаго столътiя Deichler открыл в мокротъ коклюшных микроорганизмы класса protozoa, приписав им роль специфических возбудителей; открытiе его, однако, никъм до сих пор подтверждено не было.

В 1887 г. проф. М. И. Афанасьев выступил с описанiем своих коклюшных палочек и до того овладъл умами клиницистов, что заразное начало коклюша казалось окончательно опредълившимся; за это говорили изслъдованiя Д. Г. Семченко, Genser’a, Guidi, Tschammer’a, Widowitz’a, Olivier’a, Wendt’a, подтвердивших открытiе М. И. Афанасьева. Но в 1893 г. проф. Neuman доказал, что палочки М. И. Афанасьева — лишь безвредныя чужеядныя полости рта; тот же Neuman опроверг специфичность диплококков Ritter’a, заявившаго в 1892 г. о будто бы удавшемся ему выдъленiи микроорганизма коклюша.

Только с 1906 г., когда Bordet и Gengou сообщили о своем открытiи, этiологическiй горизонт коклюша как будто стал проясняться, и их открытiе начало находить себъ подтвержденiе в работах В. Н. Клименко, Arenheim’a, Кона”.

Реферат статьи Кона дает возможность оценить тогдашние методики.

Доктор Ф. Кон (Варшава) старался выдълить у 15 грудных коклюшных дътей заразное начало коклюша. Комки из полученной мокроты автор окрашивал по Gram’y, разбавленным фуксином, и по Giemsa. Во всъх без исключенiя случаях были получены палочки Bordet-Gengou. В ступени судорожнаго кашля автор находил, помимо послъдних, разные виды бактерiй, как сапрофитов, так и болъзнетворных. Он получил реакцiю склеиванiя 1:100-1:250, причем, вопреки утвержденiю Bordet-Gengou, что склеиванiе получается лишь когда коклюшныя палочки растут на средах с кровью, палочки в случаях автора росли на агаръ с сывороткой и тъм не менъе получился положительный результат склеиванiя
(Gazeta Lekarska, 27 августа и 3 сентября 1910 г.).

Далее М. В. Шиперович, пояснив свое неуверенное “как будто”, приводит несколько впечатляющих эпизодов из обширной личной практики [3]:

“Проф. Fraenkel в 1908 г. совътовал осторожнъе относиться к палочкам Bordet-Gengou, ибо он нашел их в слизи дыхательных органов и у здоровых дътей. Все же в настоящее время надо считать неоспоримым установившiйся взгляд на коклюш как на процесс заразнаго, а не нервно-психическаго характера, как это еще принимается многими авторами. Так, в 1912 г. Dobeli обнародовал работу, гдъ горячо настаивает на заразности лишь воспалительных явленiй в верхних дыхательных путях, самый же коклюш, с его до ужаса мучительными приступами кашля, ставит в зависимость от психических влiянiй.

Опишу случаи, ръдкiе среди болъе 4000 коклюшных больных, бывших у меня под наблюденiем, но небезынтересные по теченiю, исходу и посмертной анатомической картинъ.

1) И. П., 9 лът, страдает коклюшем 3-ю недълю. 12.12.1910 г. я был приглашен к нему вслъдствiе затрудненнаго дыханiя. Мальчик стоял с наклоненным вперед туловищем; дыханiе вырывалось со свистом из его открытаго рта. Передняя и лъвая стороны шеи вздуты вдвое против правой; кожа на вздутых областях блъднаго цвъта с синюшным оттънком. При надавливанiи пальцем на вздутую кожу слышен был треск лопавшихся воздушных пузырьков и появлялась ямка. Не успъл больной раздъться для осмотра, как у него начался приступ характернаго кашля, и тут же на моих глазах вздулись подушкой лъвыя под- и надключичныя пространства, лъвая щека и лъвыя въки, скрывшiя совершенно лъвый глаз. За 15 минут вздутость кожи захватила всю голову, всю переднюю часть груди, часть спины и затылок. Я посовътовал отвезти больного в больницу, но мальчик в ночь на 13.12 скончался при явленiях задушенiя. Очевидно, во время приступа кашля произошел разрыв легочных альвеол. Появилась эмфизема легких, пробравшаяся чрез корень их в подкожную клътчатку шеи, а развившiйся пнеймоторакс усугубил проникновенiе воздуха в подкожную клътчатку по всему туловищу, головъ и конечностям.

2) А. Л., 4 лът, болъл коклюшем в октябръ 1910 г. На 4-ой недълъ болъзни приступы кашля стали сопровождаться 2–3 раза в день потерей сознанiя, причем мальчик падал лицом вперед, расшибая себъ в кровь то нос, то лоб, то губу. С этого же времени он стал замътно худъть, хотя ъл хорошо. В началъ 5-ой недъли во время одного из приступов кашля мальчик потерял сознанiе и скончался. Венная гиперэмiя мозга с повторными частичными кровеизлiянiями вызывали у больного во время особенно жестоких приступов кашля потерю сознанiя, а происшедшее в теченiи послъдняго приступа обширное кровеизлiянiе послужило причиной его смерти.

3) А. Ж., 7 лът, лъчилась от коклюша в апрълъ 1912 г. Вокруг обоих глаз кровеподтеки. Во время припадков кашля из глаз стекают кровавыя капли — слезы, а из носа появляется кровянистое истеченiе. При надавливанiи пальцев в области слезных мъшков даже спустя 10-15 минут послъ приступа удается выжать маленькiя кровавыя слезинки. Здъсь, по-видимому, был разрыв мелких сосудов слезных ходов от кашлевых сотрясенiй. О “кровавых слезах” упоминается у Bouchut’a, ставящаго это явленiе в связь с общими кроветеченiями у коклюшных и считающаго его роковым для жизни больных”.

Читаешь эти академичные описания и думаешь — ну за что их так, этих несчастных? Наивный герой Достоевского даже одну детскую слезинку считал решающим аргументом против прогресса. Но именно фармацевтической науке пришлось поработать над тем, чтобы предотвратить эти потоки кровавых детских слез. Во времена первого знакомства автора заметки с коклюшем его недуг уже лечили тогдашними антибиотиками — синтомицином, стрептомицином [1]; сейчас терапия, кроме антибиотиков широкого спектра действия, включает нейролептические и седативные средства. Профилактика заключается в проведении вакцинации детей адсорбированной коклюшно-дифтерийно-столбнячной вакциной [2].

Прогресс налицо. А в начале века наш земляк писал с горечью [4]:

“Леченiе болъзней дыхательных путей в настоящее время отличается односторонностью. Главным образом примъняются тъ или другiя отхаркивающiя — растительныя средства; среди них господствует ипекакуана. Кромъ того, примъняются нъкоторыя соли и, главным образом, успокаивающiя. Едва-ли подобную терапiю можно считать в огромном большинствъ случаев рацiональною, так как кромъ того, что она страдает односторонностью, она еще и в высшей степени шаблонна, и во многих тяжелых случаях скоръе вредит больному, чъм приносит ему пользу”.

Средств было много, но некоторые из них явно имели сомнительную эффективность (зато эффектно рекламировались). Препараты на основе гваякола, формалина, анестетиков или седативов, как уже говорилось в №№ 21, 22 за 2000 г., назначались при всех заболеваниях дыхательных путей и не были специфическими для коклюша. Германские медики, воспитанные на Канте и Гегеле, строили логическую модель коклюша, чтобы лечить его “научно”, но pertussis неохотно укладывался в схемы [5]:

“Три различных проявленiя коклюша породили три взгляда на природу этой болъзни, и эти взгляды нашли отраженiе в терапiи. Можно различать три точки зрънiя: сторонники бактерiологическаго направленiя, исходя из того факта, что коклюш есть болъзнь инфекцiонная, настаивают на примъненiи противобактерiйных средств и рекомендуют с этой цълью, за неимъненiем specifica, хинин и антипирин; представители 2-го направленiя главное значенiе придают катарральным проявленiям, против которых они назначают разръшающiя, как напримър отвары тимiана, проскурняка, сенегу и т. д. Наконец, представители 3-го направленiя подчеркивают нейротическiй характер коклюша и назначают наркотическiя и противосудорожныя средства, как, напримър, бромоформ, морфiй и его дериваты, хлоралгидрат, бром, белладонну. Несомнънно, что во всъх этих трех взглядах есть доля истины. И дъйствительно, в одном случаъ помогает больше хинин, в другом — препарат тимiана, в третьем — бромоформ. Но, к сожаленiю, наперед нельзя знать, к какой категорiи относится данный случай”.

Поэтому предпочитали назначать средства сразу двух или даже трех групп. Иногда комбинировали готовый препарат с экстемпоральным:

“Лекарственная терапiя коклюша является симптоматической — назначаются антиспазматическiя средства (белладонна, бромоформ) и антипирин. Антипирина назначают до 1 года столько сантиграмм, сколько мъсяцев ребенку; послъ 1 года — столько дециграмм, сколько лът ребенку. Дозу в сахарной водъ послъ ъды повторяют 3 раза в день.

Rp. Bromoformii gutt. XLVIII; Ol. amygdal. Dulc. 15,0
Misce, adde
Gummi arabic. 15,0; Aq. Laurocer. 4,0; Aq. Destill. 120,0 (Marfan).

Взбалтывать до употребленiя. 1 кофейная ложечка ребенку до 6 мъсяцев, 2 — от 6 до 12 мъсяцев, по 2 кофейныя ложечки на 1 год от 2 до 5 лът, 10-20 ложечек дътям старше 5 лът” (Медицинскiй Современник, 1915, № 48).

На основе антипирина, о котором “Провизор” уже писал (№ 21 за 1999 г.), был создан специальный противококлюшный препарат, одно время очень популярный.

Д-р Fraenkel провърил в 14 случаях дъйствiе предложеннаго недавно противококлюшнаго средства — Eulatin’a, представляющаго комбинацiю из брома, бензойной кислоты и антипирина, который давно уже в различных сочетанiях употребляется против коклюша. Eulatin назначался по 0,25 в порошках 2-5 раз в день в чайной ложкъ слизистаго отвара или молока и оказался хорошим средством без непрiятных побочных дъйствiй на сердце и пищеварительный аппарат. Из 14 случаев только в 2 средство оказалось безуспъшным. В 9 случаях приступы коклюша уменьшились как в частотъ, так и в силъ, и в 3 — только в силъ. (Berlin. Klin. Wochenschr., 1909, №4).

Eulatin — бълый, кисловатаго вкуса порошок, имъющiй по сообщенiю фабрики (Химическiй институт д-ра Oestrеicher, Берлин), слъдующiй химическiй состав: амидобромобензокислый диметил-фенил-пиразолон. Средство назначается при коклюшъ по 0,1-0,5, в видъ порошка или микстуры с прибавленiем малиноваго сока 3-4 раза в день. Eulatin хорошо переносится грудными дътьми. На основанiи наблюденiй в 61 случаъ д-р Friedmann приходит к заключенiю, что Eulatin разжижает вязкiй секрет и способствует его отдъленiю, уменьшает количественно и качественно приступы кашля и на высотъ заболъванiя дъйствует, как sedativum; средство лучше назначать с самаго начала коклюша.
(Med. Klin. 1908, № 43)

Хинином, также включенным автором [5] в первую группу, лечили коклюш даже в инъекционной форме, носившей фирменное название туссальвин:

“Lenzmann, испытывая различныя средства против коклюша, убъдился, что сколько-нибудь специфическим дъйствiем на самого возбудителя болъзни обладает хинин. Чтобы усилить эффект хинина, автор стал вводить его в вену. В цълом рядъ случаев он получил благопрiятный результат: послъ 2–3 впрыскиванiй приступы кашля исчезали. В поисках болъе растворимаго препарата автор остановился на Hydrochininum muriaticum, который годится и для внутримышечных впрыскиванiй; эффект при этом получается не столь ръзкiй, но достаточный в лечебном отношенiи. Стерилизованный раствор Hydrochininum muriaticum поступает в продажу в ампуллах под названiем Туссальвин. Дъти до 1/2 года получают 0,02–0,05 на впрыскиванiе, дъти 1 года — 0,1; 2 лът — 0,1–0,15; 3 лът — 0,2; старше 3 лът — 0,25–0,3; дъти от 10 до 14 лът переносят дозы до 0,5. В первые 4–5 дней автор дълает впрыскиванiя ежедневно, в дальнъйшем через день. Обыкновенно в теченiе первой недъли болъзнь замътно ослабляется” (Med. Klinik, 3 ноября 1912 г.).

Все же хинин предпочитали назначать парентерально, а для этого как-то “обезгоречить” его или давать в комбинации с “загрузкой”:

“Хинеонал, как извъстно, представляет соединенiе хинина и веронала. До сих пор это средство примъняли как противонейральгическое и общее успокаивающее. Авторы испытали его при коклюшъ и получили в 26 случаях из 30 положительный результат: вскоръ послъ начала леченiя приступы становились ръже и легче; рвота прекращалась. В 4 очень тяжелых случаях, гдъ леченiе было начато уже в конвульсивной стадiи, хинеонал оказался недъйствительным. Доза хинеонала: дътям в первые годы жизни 3 раза по 0,1, старшим — по 0,2” (Врачебная Газета, 1913, № 35).

Один хитроумный врач обошел вкусовые рецепторы другим способом:

“Доктор Берлинер предлагает лъчить коклюш хинином в видъ вводимой через нос мази. Примъненiе хинина при коклюшъ у маленьких дътей затруднительно вслъдствiе горькаго вкуса этого средства. Предложенiе вводить хинин через нос в видъ вдуванiй порошка было сдълано еще 20 лът назад, но не имъло успъха, так как порошок всегда вызывает припадок кашля. Автор с успъхом в теченiи 2 лът примънял мазь из 1–2,5 граммов хинина на 10–15 граммов свиного сала, причем она вводилась в нос при помощи стеклянной палочки 3-4 раза в день. Для того, чтобы мазь стекала кзади, рекомендуется послъ введенiя ея в нос положить дътей на спину. Простота этого способа лъченiя способствует тому, что матери терпъливо его проводят, тъм болъе, что онъ скоро убъждаются в его благопрiятном дъйствiи” (Русскiй Врач, 1910, № 33).

Мягкие формы были довольно распространены в терапии коклюша, и если некоторые из этих средств представляются сомнительными (“Антитуссин рекомендованная при коклюше мазь из дифтор-дифенила (5 частей), ланолина (85) и вазелина (10); втирать по 5,0 три раза в день, в теченiе 4–5 дней” [6]), то другие — вполне рациональными:

“Tuscon-Salben-Pflaster — мягкiй пластырь с ароматическим запахом; состоит из 1 части жидкаго экстракта (приготовленнаго из 6 частей ромашки, 2 частей тимiана, 1 части белладонны, 1 части эйкалипта) и 9 частей мазеваго основанiя, состоящаго главным образом из ланолина. Примъняется против коклюша” (Фармацевтическiй Журнал, 1905, № 16).

Это уже группа “разрешающих” “по Бедекеру” [5]. Вот один из популярных готовых препаратов:

“Автор примъняет с хорошими результатами при астмъ, коклюшъ, эмфиземъ и родственных болъзнях Пиренол, представляющiй сочетанiе из сiамской бензойной кислоты и тимола, с одной стороны, и синтетической бензойной кислоты и оксибензойной — с другой. Бензойная кислота отличается отхаркивающим дъйствiем, которое существенно усиливается при соединенiи ея с тимолом, который, как извъстно, обладает еще анэстезирующими свойствами. Пиренол обыкновенно назначался в количествъ 3 г pro die (3 раза в день по 2 таблетки в 0,5). Субъективныя явленiя, в особенности мучительная одышка, под влiянiем Пиренола чрез 3-4 дня улучшались. Отсутствовавшее или недостаточное отхаркиванiе на другой день усиливалось и сопровождалось уменьшенiем судорожных кашлевых приступов. Бронхiальные хрипы у многих больных совершенно исчезали, бронхiальный секрет разжижался и дыханiе вообще становилось болъе ровным и спокойным. Вреднаго влiянiя на сердце, почки и желудочно-кишечный канал автор не наблюдал даже послъ продолжительнаго леченiя Пиренолом. Конечно, о restitutio ad integrum не может быть и ръчи, но что касается объективных и субъективных явленiй, то автор заключает, что поскольку они вообще доступны улучшенiю, постольку совершенно или отчасти устраняются Пиренолом” (Medic. Klinik., 1908, № 8).

“Главной областью примъненiя Пиренола служат заболъванiя дыхательных путей. Обширный матерiал из Пражской терапевтической клиники, опубликованный д-ром Kolet’ой, показывает, что Пиренол — прекрасное средство при коклюшъ, бронхiальной астмъ, а также при эмфиземъ и упорных случаях капиллярнаго бронхита. Пиренол давал субъективное облегченiе, в основъ котораго неръдко можно было констатировать и объективное улучшенiе. Понятно, что при эксквизитно хронических страданiях наблюдались также случаи, гдъ Пиренол оставался без результата. Но как бы то ни было, средство это является цънным подспорьем при всякой терапiи” (Wiener Klin. Wochenschr., 1909, № 16).

Наиболее распространены, однако, были экстракты или масла тимьяна, эвкалипта и т. д.:

“Жидкiй экстракт тимiана — краснобураго цвъта с сильным запахом и вкусом тимiана; приготовляется из herba thymi посредством перколяцiи смъсью спирта, воды и глицерина. Внутрь по 1–3 чайных ложки против коклюша. Входит в состав Пертуссина” [7].

Пертуссин — пожалуй, лидер популярности (и долговечности) среди противококлюшных препаратов. Об этом свидетельствуют как обширная сеть оптовиков по всей России, так и многочисленные контрафакты (в том числе и в советское время).

“Контратуссин — жидкiй экстракт из листьев садоваго тимiана и Castaneae vescae. Приготовлен Konigliche Hofapotheke в Дрезденъ. Не слъдует смъшивать его с Contratussin’ом Bayer’a (Фармацевтическiй Журнал, 1905, №17).

Перепутать, действительно, было проще простого — ведь кроме пер-, контра-, пектуссина существовал еще и просто Туссин. Еще никто не контролировал удивительно шаблонное имятворчество предприимчивых аптекарей, и, к примеру, состав у не различимых на слух Тусола и Туссола был совершенно разным:

“Тусол — миндально-кислый антипирин. Назначается внутрь преимущественно в дътской практикъ в прiемах от 0,05 (дътям моложе года) до 0,3 (до 4 лът) 2–4 раза в день. Не должно давать в молокъ, непосредственно перед молочной пищей или послъ нея. При pertussis, laryngospasmus, bronchitis с сильным кашлем” [7].

“Sirupus Tussol содержит то же самое дъйствующее начало (Thiocol), что и Sirolin, но отличается от послъдняго своим очень прiятным вкусом, вслъдствiе чего охотно принимается больными. Рекомендуется как отхаркивающее средство для дътей и взрослых при всякаго рода кашлъ, коклюшъ и т. п., употребляется по 2–3 чайныя ложки в день. Цъна 1 рубль. На этикетъ каждаго продукта требовать красной подписи “A. Bukowski”. Мъсто производства: Химическая Лабораторiя Магистра А.Буковскаго — Варшава, Маршалковская ул., №54, собственный дом” (Русскiй Врач, 1910, № 35).

Впрочем,встречались и более изобретательные авторы названий:

“Перкалмин — смъсь экстрактов тимiана и эйкалипта, примъняющаяся против коклюша. Конвульсин — жидкiй экстракт из эйкалиптовых листьев с ванильным сиропом, примъняется против кашля, коклюша и др. болъзней дыхательных органов по столовой ложкъ через 1-3 часа для взрослых; дътям его дают чайными ложками” (Фармацевтическiй Журнал, 1905, №3).

Оригинальный способ терапии коклюша предложен O.Soltmann’ом, которому явно не приходилось самому стирать постельное белье после такого лечения.

Рекомендуемое J. M. Bravo (“Rev. Med. De Chile”, №7, 1891) для лъченiя коклюша кипарисное масло получается путем сухой перегонки листьев и молодых вътвей Cуpressus sempervirens и представляет желтую, с прiятным запахом кипариса жидкость, состоящую главным образом из терпенов. Необходимо наливать 4 раза днем и 1–2 раза ночью по 10–15 капель спиртнаго раствора масла (1:5) на подушки и постельное бълье дътей. Запах масла дъти переносят хорошо. На теченiе болъзни этот способ лъченiя оказывает самое благопрiятное влiянiе: приступы становятся ръже, слабъе; рвота, удушье, цiаноз, отек лица и прочiе спутники коклюша быстро исчезают. Не влiяя на общую продолжительность болъзни, масло укорачивает ея конвульсивный перiод
(Therapie der Gegenwart.— 1904, Marz).

Много говорить о третьей группе “по Бедекеру” (“наркотическiя и противосудорожныя средства”) не станем: о них было немало сказано в последних заметках ретросерии. Хочется лишь отметить активность на поприще дериватов морфия фирмы Мерк, выпускавшей для терапии коклюша не только Дионин с нейтральным именем, но и комбинированный препарат с “говорящим” названием:

“Antispasmin (Merk), соединенiе нарцеин-натрiя с салициловым натрiем — бъловатый, нъсколько гигроскопическiй порошок. Предложен как снотворное и болеутоляющее, особенно при коклюшъ (0,5:10,0 Аq. Amygd. Am., годовалым дътям приблизительно по 8, двухлътним по 10, а 3-лътним по 15 капель 3–4 раза в день)” [6].

В заключение обзора, как иллюстрация к бытовавшей серийности названий — два препарата с одинаковым окончанием “форм”.

“Бромоформ — безцвътная, улетучивающася жидкость сладковатаго вкуса и хлороформеннаго запаха. Внутрь предложен против коклюша у дътей; 3–4 раза в день по 2–5 капель в чайной ложкъ воды” [7].

“В случаях, когда фтороформ был примънен сейчас при началъ коклюшных кризов, не наблюдалось ни подъязычных язв, ни кровотеченiй, ни рвоты. Дътям до 1 года назначают 3 раза в сутки по 10–15 капель, 2–3-лътним по 15–20, 4–6-лътним столько же раз по 25–30 капель и т. д. Дъти лъкарство это переносят хорошо, ибо оно безцвътно и без всякаго вкуса. Один недостаток фтороформа — высокая цъна. Все же он заслуживает вниманiя врачей, так как благопрiятно влiяет на теченiе болъзни, сокращает ея продолжительность, уменьшает число кашлевых приступов, предотвращает осложненiя” (Medycyna i Kronika lekarska, 4 iюня 1910 г.).

Все в мире имеет свою цену, и lacrima sanquinalis — тоже. Кто знает, может быть, именно невинным детям, как и Иисусу, уготовано искупать ими наши грехи ad majorem Dei glorium?

Литература

  1. Коклюш / Под редакцией А. И. Доброхотовой.— М.: Госмедиздат, 1948.— 248 c.
  2. Краткая медицинская энциклопедия. Т. 1.— М.: Крон-Пресс, 1994.— 608 с.
  3. Шиперович М. В. К анатомiи и клинике коклюша // Русскiй Врач.— 1915.— № 2.— С. 39–41.
  4. Ляшенко М. Я. Creosotal при болъзнях дыхательных путей // Практический Врач.— 1909.— № 17.— С.309–310.
  5. Бедекер К. Прогресс в деле леченiя коклюша // Там же.— № 51.— С. 895.
  6. Шапиро Б. Фармакологiя.— Харьков: Т-во А. С. Суворина — Новое Время, 1913.— 283 с.
  7. Эвальд К. А., Геффтер А. Руководство к прописыванiю лъкарств (общая и частная рецептура).— Харьков: Изданiе Б. В. Хавкина, 1913.— 822 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика