Логотип журнала "Провизор"








Гастро-норм и комплексная терапия гастроэзофагеальной рефлюксной болезни

В. Е. Нейко, И. В. Сарапук, В. М. Стефанишин
Ивано-Франковская государственная медицинская академия (кафедра пропедевтики внутренних болезней)

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) — широко распространенное заболевание, что является не только медицинской, но и социальной проблемой [7, 9]. Во всем мире наблюдается рост числа больных с этой патологией и ее осложнениями, в частности пищеводом Баррета. Пищевод Баррета встречается у 20% пациентов с рефлюкс-эзофагитом. Частота этого осложнения за последние годы выросла в 6 раз, и в западных странах составляет 376 на 100 тыс. жителей (Classen M., 1997). Проведенные Американской ассоциацией гастроэнтерологов эпидемиологические исследования среди взрослого населения страны показали, что около 40% населения США страдает ГЭРБ [9]. Аналогичные результаты исследований приводятся и другими авторами из Франции, Великобритании, Бельгии и других экономически развитых стран. Заболевание сопровождается различными симптомами (начиная от таких спорадических, как изжога, отрыжка, боль за грудиной до серьезных осложнений — эррозивного эзофагита, воспалительных и рубцовых изменений дистального отдела пищевода) [10, 12]. Наверное, поэтому ХХ столетие назвали столетием гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [3]. Симптомы ГЭРБ значительно ухудшают качество жизни больных и по объективным критериям ставят его ниже качества жизни больных стенокардией и гипертонической болезнью [4]. Ряд авторов отмечает зависимость некоторых кардиологических симптомов и заболеваний от заброса желудочного содержимого в пищевод. Так, в 20–60% случаев причиной боли за грудиной является гастроэзофагеальный рефлюкс (Sontag S. J., 1993, Трухманов А. С., 1997). ГЭРБ может способствовать развитию стенокардии (Castell D. O., 1993, Пелещук А. П. и соавт., 1995, Нестеров Ю. И. и соавт., 1996, Кубышкин В. А. и соавт., 1998). Гастроэзофагеальный рефлюкс, вызывая спазм венечных артерий, может спровоцировать приступы рефлекторной стенокардии (Шептулин А. А. и соавт., 1995), вызывать нарушения сердечного ритма: синусовую брадикардию, экстрасистолию, временную блокаду ножек пучка Гиса (Шептулин А. А. и соавт., 1995).

Кроме кардиологической патологии отмечаются и другие внепищеводные проявления ГЭРБ: приступообразный кашель, обычное покашливание, развивается хронический рефлюксный ларингит, фарингит, синусит, отит (Дейнеко Н. Ф. и  соавт., 1991; Palti M. et al., 1993; Калинин А. В., 1996; Фролькис А. В., 1996; Cestari R., Missale Y., 1997). Внепищеводными проявлениями ГЭРБ могут быть также хронический бронхит, повторные пневмонии, раннее разрушение зубов. Сейчас выделена особая форма бронхиальной астмы, которая патогенетически связана с аспирацией желудочного содержимого. Доценко М. Я. (1998) у  82% больных бронхиальной астмой обнаружил гастроэзофагеальный рефлюкс. По данным Лаймена И. Билхари (1998), у 30–80% больных бронхиальной астмой кислотный рефлюкс возникает чаще и длится дольше, чем в общей популяции.

Несмотря на значительное распространение ГЭРБ и ее высокую актуальность, остается много спорных и нерешенных проблем, касающихся этой патологии. В данное время в  литературе отсутствует даже четкое определение понятия ГЭРБ (Дехтярева И. И., 2000). Определение ГЭРБ затруднено тем, что и у практически здоровых людей наблюдается заброс желудочного содержимого в пищевод. При этом продолжительное закисление пищевода может не сопровождаться клиническими симптомами и морфологическими признаками эзофагита. Нередко при выраженных симптомах ГЭРБ отсутствуют воспалительные изменения в пищеводе.

Особого внимания заслуживает до сих пор невыясненный вопрос отношений ГЭРБ и  Helicobacter pylory (HP). НР в данное время отводится существенная роль в развитии многих заболеваний. Этот Гр– микроорганизм является одним из ведущих факторов возникновения хронического гастрита. Развитие язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, рака желудка, низкодифференцированной MALT-лимфомы желудка у большей части пациентов, инфицированных НР, вызвано осложненным взаимодействием патогенных факторов: действием этих бактерий, генетически обусловленными особенностями макроорганизма, влиянием внешней среды и вариантом течения хронического гастрита. По мнению M. F. Go и N. Vakil (1999), с инфекцией НР связано более 80% случаев пептической язвы, около 85% случаев аденокарциномы желудка и более 95% случаев MALT-лимфомы. Niemann T. et al. (1997), Губергриц Н. Б. (1999) отмечали существенную роль НР в развитии хронического панкреатита. В исследованиях, проведенных учеными Великобритании, была установлена ведущая роль антител к НР в возникновении кардиоваскулярных заболеваний. Авторы отмечают связь между указанными антителами и уровнем фибриногена в крови, которая, в свою очередь, считается одним из основных коагуляционных факторов риска развития ИБС. Установлено также существенное увеличение количества макрофагов при хеликобактерном поражении, а именно макрофагальная инфильтрация субэндотелия играет одну из ведущих ролей в атерогенезе. Что касается взаимосвязи НР-инфекции и других заболеваний в данное время проводятся исследования по выявлению данных микроорганизмов в гепатоцитах при хроническом гепатите; изучается их роль в развитии патологии органов дыхания.

Учитывая роль НР в патологии внутренних органов, небезосновательным является исследование роли хеликобактериоза в развитии ГЭРБ. Хотя в этом направлении есть и диаметрально противоположные взгляды. Так, В. Т. Ивашкин (1997, 2001) считает, что НР-инфекция не играет существенной роли в возникновении ГЭРБ. Не обязательно наличие НР в слизистой оболочке пищевода и при синдроме Баррета (Трухманов А. С., 1997). В то же время, Centa R. M. (1994), Галимова О. В. (1997) отмечают ведущую роль НР в развитии ГЭРБ: наличие НР в слизистой оболочке кардиального отдела желудка и пищевода ухудшает течение рефлюкс-эзофагита. Персистенция НР в кардиальном отделе желудка способствует расслаблению нижнего пищеводного сфинктера. О’соnnоr H. I. (1999) в ряде работ отмечает распространенность НР-инфекции при ГЭРБ от 16% до 88% случаев.

Что касается терапии ГЭРБ, то большинство авторов считают целесообразным проведение антихеликобактерной терапии в случаях развития ГЭРБ на фоне НР-инфекции (Сурок О. Я., 1999; Свинцицкий А. С., 1999). Если и не все исследователи считают, что ГЭРБ относится к группе заболеваний, при которых эрадикация НР обязательна, то многие из них полностью соглашаются с тем, что при ГЭРБ антихеликобактерная терапия целесообразна (особенно при продолжительном лечении ингибиторами протонной помпы). Это связано с тем, что под действием производных бензимидазола происходит миграция НР из антрального отдела в тело желудка. Такое перемещение инфекции сопровождается усилением явления проксимального гастрита и развитием атрофических изменений (G. Tytgat et al., 1996), что нашло отражение в материалах исследований, представленных Маастрихтским консенсусом Европейской группы по выявлению НР [8].

При проведении антихеликобактерной терапии у пациентов с НР-позитивной формой ГЭРБ целесообразно использовать «тройную» или «квадро» терапию (Сурок О. Я., 1999). В состав этих схем лечения большинство авторов включают коллоидный субцитрат висмута. Эффективность коллоидного субцитрата висмута по отношению к  НР-инфекции является бесспорной.

Еще с XVIII в. для лечения желудочно-кишечных заболеваний применяли соли висмута. Их действие в основном состоит, с одной стороны, в уничтожении микроорганизмов, с другой — в образовании защитного слоя на слизистой оболочке верхних отделов пищеварительного тракта. Но коллоидный субцитрат висмута выгодно отличается от других солей висмута (висмута субсалицилата, висмута субгаллата, висмута нитрата). Основным его отличием является способность растворяться в желудочной слизи. Это позволяет препарату воздействовать на НР, находящуюся под слоем слизи желудка. Растворимость коллоидного субцитрата висмута в 20–100 раз выше по сравнению с другими висмутсодержащими препаратами [8]. Механизм действия коллоидного субцитрата висмута на НР достаточно изучен. Он действует бактерицидно — ион висмута проникает в слой слизи и желудочные ямки, разрушает бактериальную стенку и ингибирует ее ферменты (уреазу, каталазу, липазу), предотвращает адгезию к эпителиальным клеткам желудка [2].

Для всех препаратов на основе солей висмута определена минимальная ингибирующая концентрация (МІС) — МІС90; при этом наименьшая ингибирующая концентрация — от 4 мг/л выявлена у коллоидного субцитрата висмута. Исследование уровня минимальных ингибирующих концентраций различных солей висмута относительно 48 штаммов НР показало, что именно коллоидный субцитрат висмута имеет наибольшую ингибирующую активность при наименьших концентрациях препарата (МІС50 — 8 мг/л) (Vogt K. et al., 1989).

Следует отметить, что, кроме антимикробного действия, коллоидный субцитрат висмута способствует нормализации системы «эпидермальний фактор роста—рецептор», что обеспечивает улучшение регенерации в слизистой оболочке [11]. Доказано стимулирующее влияние данного препарата на локальный синтез простагландина Е2, сохраняющееся длительное время, даже после окончания приема препарата [6].

К преимуществам коллоидного субцитрата висмута также следует отнести отсутствие резистентных штаммов НР к препарату [5]. Это особенно актуально в настоящее время, с учетом возникновения резистентности НР к популярным антихеликобактерным препаратам — метронидазолу и кларитромицину.

Гастро-норм

На фармацевтическом рынке Украины появился новый отечественный препарат коллоидного субцитрата висмута «Гастро-норм», разработанный учеными ГНЦЛС г. Харькова. Выпуск препарата налажен на АО «Галычфарм». Экспериментальные исследования доказали, что «Гастро-норм» является высокоэффективным лекарственным средством, способствующим восстановлению защитной функции слизистой оболочки верхних отделов пищеварительного тракта и выраженным бактерицидным действием по отношению к НР. Проведен ряд клинических исследований эффективности данного препарата в лечении заболеваний гастродуоденальной зоны как у взрослых (Гриценко И. И., Сорочан О. В., 2001), так и у детей (Коржинський Ю. С. и соавт., 2001).

Нами проведено изучение эффективности «Гастро-норма» у больных с НР-позитивным рефлюкс-эзофагитом (РЭ). Диагноз РЭ базировался на эндоскопических критериях тяжести по классификации Savary-Miller в модификации G. Tutgat et al. (1990) и суточного мониторинга внутрипищеводного рН. НР выявляли с помощью уреазного теста и гистологическим методом с окраской препарата по методу Гимзе. Помимо «Гастро-норма» терапия включала в себя использование омепразола, амоксициллина, метронидазола или фуразолидона и мотилиума.

«Гастро-норм» назначался всем больным по 0,12 г 3 раза в день за 30 минут до еды и четвертый раз — перед сном. Курс лечения составлял 10 суток. Под наблюдением находилось 15 больных в возрасте от 33 до 51 года. Во время лечения побочного действия со стороны «Гастро-норма» и других препаратов выявлено не было. Динамику симптомов РЭ оценивали через 2 недели, а эндоскопическую картину слизистой оболочки пищевода и наличие НР — через четыре недели после окончания курса лечения. Динамика считалась положительной при снижении степени тяжести повреждений или заживлении дефектов слизистой оболочки пищевода.

После 2-х недель приема лечебного комплекса с включением «Гастро-норма» наблюдалось уменьшение симптомов рефлюксной болезни. Так, у большинства больных (86,7%) полностью исчезли изжога, регургитация и боль за грудиной; приблизительно у половины (40,6%) — проявления дисфагии. Уменьшение тяжести повреждений слизистой оболочки пищевода через 4 недели отмечено у 93,4% больных. Отрицательные результаты теста на наличие НР наблюдались в 80% больных. Улучшение клинико-эндоскопической картины у больных было тесно связано с положительной динамикой показателей внутрипищеводной рН-метрии и эрадикацией НР.

Результаты проведенных исследований свидетельствуют о достаточной эффективности отечественного препарата «Гастро-норм» в комплексной антихеликобактерной терапии. Данный препарат занял достойное место среди аналогов зарубежных фирм. В развитых странах мира, кроме эффективности препарата, обращают внимание и на соотношение «стоимость—эффективность». Средняя стоимость «Гастро-норма» в четыре раза дешевле соответствующих зарубежных аналогов. Это дает возможность использовать его более широко и с меньшими экономическими затратами.

Литература

  1. Аруин Л. И., Капуллер Л. Л. Морфологическая диагностика болезней желудка и  кишечника.—М.: Триада-Х, 1998.— 484 с.
  2. Григорьев П. Я., Гриценко И. И., Сиротенко А. С., Яковенко Э. П. Диагностика и лечение хронических болезней пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки.—Днепропетровск, 1995.— 192 с.
  3. Лапина Т. Л. //Клин. перспективы гастроэнтерологии, гепатологии.—2001.—№ 1.— С. 21–26.
  4. Труханов А. С. //Росс. Журн. Гастроэнтерол. Гепатол. Колпроктол.—1997.— № 1.— С. 99–103.
  5. Фадеенко Г. Д. //Укр. мед. часопис.— 1999.— № 9–10.— С. 33–37.
  6. Bago J., Bacula I., Jurcic D. et al. //Digestion.— 1988.— Vol. 59.— P. 82.
  7. Casabella F. et al. //Amer. J. Surg.— 1996.— Vol. 171.— P. 456–489.
  8. European Helicobacter Pylori Study Group. Current European concept on the management of Helicobacter pylori infection. The Maastricht consensus report 12–3 september 1996 //EHPSG Secretariat colition.— 1996.— P. 2.
  9. Klingler P. J., Hunder P. A., De Vault K. R. //Chir. Gastroenterol.— 1997.— Bd. 13. #2.— S. 138–142.
  10. Peters J. M., De Meester T. R. et al. //Ann. Surg.— 1995.
  11. Slomiany B. L., Nishikana H., Bilski G., Slomiany A. //Am. J. Gastroenterol.— 1990.— Vol. 85.— P. 390–393.
  12. Testoni P. A. //Gastroenterol. Int.— 1997.— Vol. 10, Suppl. 2.— P. 14–17.

Материал предоставлен компанией «Галычфарм»
79024, г. Львов, ул. Опрышкивская, 6/8
Тел./факс: (0322) 52-02-68, 52-84-98, 52-84-59. Mail: pharmark@mail.lviv.ua, http://www.halychpharm.com.ua




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика