Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Карьера фармацевта

Начало в № 7'2000

г. Харьков

2. Ступени к вершинам успеха

Итак, мы показали, как реклама обеспечивала информационное сопровождение профессионального образования [1] и трудоустройства [2] дореволюционных фармацевтов. Но мало кто из них изначально планировал ограничить свою карьеру этими ступенями: «всякий поступающий в аптеку ученик с первого дня таит надежду превратиться в содержателя аптеки — собственника» [3]. Важной целью было и продвижение не только в профессиональной, но и в общегосударственной «табели о рангах» — получение чинов.

Будучи конкурентами в достижении этих индивидуальных целей, фармацевты тем не менее сообща боролись за ликвидацию «комплекса неполноценности» сословия в целом. Большим успехом в этой многолетней борьбе стало признание равенства прав фармацевтов с правами врачей. Еще в 1903 г. «Ученый комитет Министерства народнаго просвёщенiя, вслёдствiе недостаточности и кратковременности общеобразовательной подготовки, не признал возможным считать провизоров и магистров фармацiи лицами, окончившими курс в высших учебных заведенiях» [3]. А высшее образование давало тогда человеку немало существенных прав и преимуществ даже в чисто бытовом отношении (прописка, налоги, воинская обязанность), так что было за что бороться.

Заметим кстати, что с началом войны 1914 г. число фармацевтов, желающих воспользоваться льготами, резко возросло. Дело в том, что управляющие городскими аптеками сразу были освобождены от призыва в армию, а в следующем году «военное вёдомство разъяснило, что аптекарскiе помощники, управляющiе сельскими аптеками, могут быть освобождены от призыва из запаса и от службы в ополченiи независимо от вёроисповёданiя. Тё из призванных в дёйствующую армiю, которые при призывё управляли сельскими аптеками, в случаё их ходатайства, должны быть освобождаемы» (Жизнь Фармацевта, 1915, № 6). Вскоре власти обнаружили, что хитрые фармацевты обмениваются должностями таким образом, чтобы те из них, кому угрожает отправка на фронт, к моменту призыва оказывались управляющими...

Борьба за равенство оказалась нелегкой; сначала начальство ограничилось чисто внешней подачкой: были «Высочайше утверждены нагрудные знаки для фармацевтов (Указ Правительствующему Сенату 28 февраля 1908 г.). Магистерскiй знак: оксидированный государственный герб в золотом вёнкё из дубовых и лавровых листьев; внизу орла бёлый эмалевый ромб с золотыми буквами «М.Ф.». Провизорскiй знак отличается от магистерскаго серебряным вёнком и серебряною буквой «П.» внутри ромба.

Нагрудные знаки уже давно не дают спать фармацевтам. Неоднократно возбуждавшiяся обществами аптекарей ходатайства о знаках оставались без удовлетворенiя. Иницiатива возбужденiя ходатайства о нагрудных знаках на этот раз принадлежит Обществу фармацевтов военнаго и морского вёдомств» (Русскiй Фармацевт, 1908, №3).

Очень оперативно предприимчивые столичные дельцы организовали для фармацевтов производство и рекламу «наборных, чеканных, фрачных, нагрудных, петличных» знаков из золота, серебра и бронзы. Вызывает уважение изобилие вариантов исполнения, рассчитанных на любой карман — от 1 рубля для бедных до 38 рублей для самых богатых. Кстати, украинский рынок для такой услуги сейчас значительно шире, еще никто не додумался «заполнить нишу». Ленятся наши бизнесмены пошевелить извилинами — ведь фармацевтическая змея, обвившая державный «тризуб», выглядела бы на лацканах весьма импозантно и, безусловно, пользовалась бы спросом.

Пришлось ждать еще три года, прежде чем последовал долгожданный «Указ о провизорах. 2-го iюня Правительствующiй Сенат, во исполненiе Высочайшаго повелёнiя, послал Министрам военному и внутренних дёл Указ за № 6358, согласно которому провизоры, на основанiи Высочайше утвержденнаго постановленiя 1-го департамента Государственнаго Совёта, признаны лицами с высшим образованiем и пользуются всёми правами и преимуществами, предоставленными лицам, окончившим высшiя учебныя заведенiя» (Жизнь Фармацевта, 1911, №11–12).

Информация о получении чинов, новых назначениях, увольнениях, выходе в отставку, награждении орденами печаталась в фармацевтических журналах. Здесь речь шла, конечно, о тех, кто служил по министерствам, ведомствам или по земству.

Конечно, мало кто из фармацевтов стремился к чинам и степеням ради них самих: настоящей вершиной карьеры было свое дело — открытие или покупка «вольной» аптеки. Даже профессорское звание и тем более занятия наукой меркли перед заманчивыми перспективами собственного бизнеса. Аптеки были прибыльным предприятием, и в этом сегменте рынка оборачивались немалые даже по официальным данным, явно занижаемым по понятным и сегодня причинам, деньги. Чтобы читатель мог убедиться в этом, приведем несколько цифр из отчета Управления Главного Врачебного Инспектора за 1908 год:

«Всёх аптек с правом вольной продажи лёкарств к концу отчетнаго года числилось 4341. Рост численности аптек за послёднiе годы виден из слёдующей таблицы: 1902 г. — 3531 аптек; 1903 г. — 3765; 1904 г. — 3795; 1905 г. — 3910; 1906 г. — 4009; 1907 г. — 4170; 1908 г. — 4341. Число аптекарских магазинов к концу отчетнаго года превышало 4600.

Из 4341 аптек было: нормальных аптек 2701, сельских аптек 1489, аптечных отдёленiй 122, аптек гомеопатических 29. Преобладающее большинство аптек (4066) находилось во владёнiи частных лиц; общественным учрежденiям и благотворительным организацiям принадлежало 275 аптек.

Число исполненных в аптеках в отчетном году платных рецептов показано 28.890.709 (в 1907 г. 27.926.284) и вырученная по рецептам сумма в 14.718.686 руб. (13.974.066 руб.). Средняя стоимость одного рецепта составила 51 коп. Сумма, вырученная аптеками по ручной продажё, показана в 10.122.650 руб. (9.542.746 руб.). Валовой доход аптек по рецептам и по ручной продажё равняется таким образом 24.841.336 руб. (23.516.812), что составляет в среднем на одну аптеку 5723 руб. (5940 руб.)» (Жизнь Фармацевта, 1911, №9–10).

«Ручной продажей» тогда называли торговлю готовыми лекарственными формами и изделиями медицинского назначения. Среди аптек, особенно расположенных в селах и местечках, было много мелких, с годовыми оборотами, меньшими среднего, как, например, в «слободе Мерефе». Все же рынок расширялся в основном за счет именно мелких аптек; предвоенный период характеризуют данные [4]: «Всех аптек с правом вольной продажи к концу 1914 г. числилось 4791, в том числе 2633 нормальных (55%), 2047 сельских (43%), 73 аптечных отделения и 38 гомеопатических. Число исполненных платных рецептов, по официальным данным, равнялось 32.412.972; валовой доход по тем же данным составлял 32.001.653 рубля. В 1913 г. число аптекарских магазинов достигло 7256, т.е. их было вдвое больше, чем аптек».

Аптекарские магазины торговали только готовыми лекарственными формами и товарами медицинского назначения; они, в отличие от «нормальных» аптек, не имели лаборатории и не должны были приготовлять лекарства по рецептам. Тем не менее обороты через эти магазины не уступали аптечным. Число аптекарских магазинов росло так быстро именно потому, что их открытие (да и последующая работа) не были обставлены такими формальностями и ограничениями, как открытие аптек. Главным препятствием для последнего было получение разрешения на открытие, так называемых привилегий, которые выдавались очень скупо.

Вот несколько статей из Устава Врачебного и комментарии к ним, цитируемые по [5] и толкующие вопросы открытия аптек и владения ими. Вероятно, читателям, получавшим сегодня разрешения на открытие, будет интересно сравнить две разрешительные системы и затраты на их преодоление.

Ст. 352. Аптеки дозволяется учреждать и содержать во всёх городах и мёстечках Имперiи, всякому, кто пожелает, но с тём, чтобы учредитель, буде сам намёрен управлять аптекою, а в противном случаё избранный им управляющiй, имёли званiя аптекаря или провизора и были не моложе 25 лёт от роду.

Ст. 353. Желающiй учредить аптеку подает о том прошенiе в мёстное Губернское врачебное управленiе, с приложенiем свидётельства на фармацевтическое званiе. Мёстное врачебное управленiе по соображенiи: 1) дёйствительной надобности в учрежденiи новой аптеки, по мёстным обстоятельствам, народонаселенiю и числу находящихся уже в том городё или мёстечкё аптек, и 2) письменных отзывов от прочих содержателей мёстных аптек на счет того, может ли заведенiе новой аптеки быть допущено, с изъясненiем, в противном случаё, встрёчаемых им препятствiй — представляет дёло, с заключенiем своим, губернатору, который разрёшает оное собственною властью.

Примёчанiе. Учрежденiе аптеки допускается и без согласiя на то прочих содержателей, когда Министерство внутренних дёл существованiе оной признает нужным, а возраженiя их неуважительными.

Разъясненiе. Оплата прошенiй об открытiи аптек гербовым сбором.

Циркуляр Управленiя главнаго врачебнаго инспектора 17 iюня 1905 г. №4466. Ходатайства частных лиц о разрёшенiи открытiя аптек подлежат оплатё гербовым сбором по 60 коп. за лист. Выдаваемыя же по означенным ходатайствам дозволительныя свидётельства должны быть оплачены гербовым сбором в размёрё 1 рубля за лист.

Ст. 354. Дозволенiе на учрежденiе аптеки дается с условiем открыть аптеку непремённо в теченiе года, под опасенiем, по прошествiи сего срока, лишенiя права как на учрежденiе аптеки, так и на передачу полученнаго дозволенiя другому лицу. Открытiе аптеки допускается не иначе, как по предварительном освидётельствованiи и удостовёренiи, что она снабжена в достаточном количествё и надлежащаго качества аптечными матерiалами, необходимыми препаратами, посудою и проч.

Примёчанiе. Сроков для разсмотрёнiя врачебными управленiями прошенiй об открытiи аптек законами и существующими правилами не установлено.

Ст. 355. Означенный в статьях 353 и 354 порядок соблюдается и при перевозкё аптек из одного города в другой или при перемёщенiи из дома в дом в том же городё. Размёщенiе аптек в данной мёстности или городё зависит от мёстнаго медицинскаго и гражданскаго начальства; при этом аптеки должны находиться в достаточном одна от другой разстоянiи, с одной стороны для удобства публики, а с другой для устраненiя взаимнаго подрыва.

Разъясненiе. Правила об открытiи аптек, утвержденныя Министром внутренних дёл 25 мая 1873 г.

1. Для возможности существованiя в городах, в законном порядкё, аптек и для доставленiя населенiю наибольшаго удобства в своевременном полученiи лёкарств надлежащаго качества и устраненiя при том вредной конкуренцiи, число аптек ограничивается в городах числом находящихся в чертё города жителей, так что для обеих столиц и г.Варшавы полагается на каждую аптеку жителей не менёе 12 тысяч, для губернских городов и городов Лодзи, Ростова на Дону, Бёлостока и Царицына 10 тысяч жителей, для уёздных городов и военных портов — 7 тысяч жителей.

2. Имёя в виду, что означенныя нормы числа жителей не могут быть приняты для небольших мёстечек, посадов, селенiй, деревень и т.п., Медицинскiй Совёт признал справедливым, не входя в соображенiе числа жителей, для открытiя аптек принять в основанiе одно разстоянiе аптек между собою, а именно не менёе 15 верст; но так как таковое разстоянiе может затруднять жителей в скором полученiи медикаментов, то в этих случаях Совёт нашел необходимым допустить устройство аптечных отдёленiй на слёдующих основанiях:

а) если в мёстности, имёющей незначительное число жителей, вслёдствiе случайных, временных причин, как то: разлива рёк, дурного состоянiя дорог в весеннее или осеннее время и т.п., встрёчается затрудненiе в полученiи лёкарств из ближайшей аптеки, или вслёдствiе временнаго значительнаго съёзда жителей, как то: во время ярмарок, на дачах и т. п., то при таких условiях разрёшается временная аптека, временное отдёленiе, открываемое или закрываемое по мёрё надобности;

б) если в городё или мёстечкё, по болёе значительному населенiю, не подходящему, однако, к вышесказанной нормё, представляется необходимость в аптекё, между тём заведенiе это не может существовать одними мёстными средствами, или хотя бы и могло, но с вредом для смежной с ним аптеки, тогда содержателю послёдней, для огражденiя его от вредной конкуренцiи, должно представить право устроить в таком мёстё аптечное постоянное отдёленiе, не болёе, однако, как на разстоянiи 15 верст от существующих постоянных аптек;

в) аптечныя отдёленiя должны отпускать всё требуемыя лёкарства как магистральныя, так и оффицинальныя, из препаратов, заготовляемых в главной аптекё, но не обязаны имёть при сем ни лабораторiи, ни матерiальной, ни других устройств, которыя должны имёть вполнё устроенныя аптеки.

3. Фармацевт, подавшiй просьбу об открытiи аптеки, может быть лишен преимущества пред другими только в таком случаё, если он порочнаго поведенiя или был замёчен в таких дёйствiях по фармацевтической практикё, которыя, хотя бы и ограничивались сдёланiем выговора или денежнаго взысканiя, но в высшей мёрё наказанiя лишают навсегда права на фармацевтическую практику; равным образом, если он был опорочен по суду и не по фармацевтической практикё за дёйствiя, подлежащiя наказанiю по законам уголовным.

Ст.356. Содержащiй уже аптеку или управляющiй таковою в каком либо городё либо мёстечкё не может завести там же другой аптеки. Если в каком либо мёстё находятся двё вольныя аптеки и получаемый от одной из них доход так мал, что не покрывает необходимых на содержанiе ея расходов, то не воспрещается содержателям аптек того мёста, с разрёшенiя высшаго начальства, прiобрёсть оную в свою пользу и потом уничтожить.

Ст. 387. Содержатель вольной аптеки распоряжается оною на общем основанiи законов о собственности, имёя право продавать ее, дарить, завёщать, оставлять в наслёдство, отдавать в аренду, либо в управленiе другому аптекарю или провизору, и вовсе уничтожать; но во всяком случаё он обязан давать о том знать благовременно мёстному медицинскому начальству, для свёдёнiя и для надлежащаго освидётельствованiя аптеки, при переходё ея в управленiе к другому, а в случаё закрытiя аптеки — для принятiя нужных мёр к учрежденiю вмёсто нея другой, если к тому будет предстоять надобность.

Право на открытiе аптеки, в случаё смерти получившаго такое право, переходит на законных наслёдников его. Наслёдники не лишаются права содержать аптеку, хотя бы и не имёли фармацевтическаго званiя, но с тём, чтобы управленiе оной от них было ввёрено магистру фармацiи или провизору. Всё возникающiе вопросы относительно права владёнiя аптекой разрёшаются в общем порядкё судом.

Ст. 389. Содержатели аптек или управляющiе оными должны быть честнаго и незазорнаго поведенiя.

Обратите внимание на то, что владельцем аптеки мог быть любой человек «честного и незазорного поведения», лишь бы у него были деньги; фармацевтическое образование требовалось только от управляющего ею. Кстати, уже тогда в аптеках широко использовались «зиц-председатели» вроде описанного Ильфом и Петровым Фунта.

«Владёльцами аптек являются как спецiалисты с законченным (магистры фармацiи и провизоры) и незаконченным фармацевтическим образованiем (аптекарскiе помощники), так и представители других профессiй: врачи и фельдшера, зубные врачи, дантисты и ветеринары, купцы, юристы, инженеры, военные и гражданскiе чины, духовенство, земледёльцы и землевладёльцы, дворяне, мёщане, крестьяне и значительное количество лиц неизвёстнаго званiя (послёдним принадлежит 276 аптек).

Из числа аптекарей-фармацевтов многiе, из опасенiя отвётственности, не числятся управляющими своими заведенiями, предпочитая держать большею частью (фиктивно, конечно), правоспособных управляющих. Такiя аптеки особенно часто встречаются в больших городах; напримёр, в С.-Петербургё из 112 только 30 аптекарей являются отвётственными за дёятельность своих аптек; в Москвё — из 64 только 26 и т.д. Другiе предпочитают вообще не имёть дёла с аптекою и пользуются лишь заранёе обусловленной рентой с главной цённости в аптеках — привилегiи на открытiе ея. С этой цёлью сдаются в аренду либо уже открытыя аптеки, либо только полученныя концессiи».

Очевидно, что отсутствие определенного срока для рассмотрения прошений или освидетельствования готовых к открытию аптек весьма способствовало вымогательству со стороны чиновников, жалобами на которое была переполнена фармацевтическая периодика. Местное начальство, например, могло всячески затягивать свое решение, или обусловливать свой приезд на место оплатой будущим аптекарем «прогонных», или требовать с заявителя «благотворительного взноса», или, наконец, угрожать решением вопроса в пользу конкурента. Лишь в редких случаях взяточники попадали под суд; наиболее нашумевшим был процесс начальника столичного «облздрава».

Дёло бывшаго С.-Петербургскаго врачебнаго инспектора

2-го апрёля в Петербургской судебной палатё начинается разсмотрёнiем сенсацiонное дёло о бывшем лейб-медикё и петербургском врачебном инспекторё Кармиловё по обвиненiю его в лихоимствё. В обвинительном актё зарегистрирован цёлый ряд случаев полученiя крупных взяток обвиняемым от содержателей петербургских аптек и аптекарских складов. В том же обвинительном актё указываются случаи, когда прошенiя об открытiи аптек по нёскольку мёсяцев лежали у Кармилова без движенiя и получали то или другое направленiе лишь тогда, когда Кармилов получал по почтё денежные переводы от заинтересованных лиц (Русский Фармацевт, 1908, № 3).

2-го апрёля в особом присутствiи СПб. судебной палаты с участiем сословных представителей под предсёдательством старшаго предсёдателя палаты тайнаго совётника сенатора Крашенинникова слушалось дёло о почетном лейб-медикё, действительном статском совётникё А.И.Кармиловё по обвиненiю его в вымогательствах и взяточничествё, по должности СПб. губернскаго врачебнаго инспектора, с содержателей аптек и лиц, искавших привилегiй на открытiе новых аптек.

Обстоятельства дёла заключаются в слёдующем: 14 апрёля 1906 г. провизор Ю. Вегенер подал прокурору окружнаго суда прошенiе о возбужденiи против Кармилова уголовнаго преслёдованiя за вымогательство с просителя, в бытность его содержателем аптеки в г. Павловскё, в разное время, в теченiе 14 лёт, крупных сумм, уплачивать каковыя вынуждала Вегенера угроза выдать разрёшенiе на открытiе в Павловскё второй аптеки и тём разорить его. Первый случай вымогательства денег Вегенер относит к 17 августа 1895 г., когда он, под влiянiем угрозы Кармилова, внес ему «в пользу пострадавших во время безпорядков студентов» 500 руб. В дальнёйшем отношенiя между ними переходят в постоянныя, при чем ежегодная мзда «в пользу студентов» с Вегенера установилась в 300–400 руб.

Предварительное слёдствiе вполнё подтвердило заявленiе г.Вегенера и кромё того выяснило еще 15 случаев вымогательства и взяточничества со стороны бывшаго врачебнаго инспектора. Второй жертвой Кармилова был провизор Ф. Бонфельдт. В 1900 г. он подал прошенiе на 3-ью аптеку в Царском Селё. За выдачу разрёшенiя Кармилов взял с него 4 тыс. руб., при чем 2 тысячи были вручены при прошенiи, а остальную сумму Кармилов великодушно разсрочил Бонфельдту по 200–300 руб.

В дальнёйшем спискё «пострадавших» фигурируют: провизор Артур Гаккель (уплатил 50 руб. за скорёйшую выдачу разрёшенiя на покупку аптеки в Лёсном), провизор Карл Вольберг (150 руб. за разрёшенiе открыть отдёленiе в Коломягах), провизор Вульф Дрейцер (300 руб. за разрёшенiе на открытiе сельской аптеки в д.Волковё), аптекарскiй помощник Самуил Розенталь (100 руб. за разрёшенiе прiобрёсти аптеку у Дрейцера), женщина-врач Зельдович (50 руб. за разрёшенiе прiобрёсти Волковскую аптеку у Розенталя) , провизор Моисей Лейбович (обязался уплачивать ежегодно 200 руб. за неразрёшенiе 2-ой аптеки в Лёсном), провизор Шлезингер (100 руб., чтобы замять судебное дёло, грозившее за ошибку при отпускё лёкарства), провизор Эммануил Медем (100 руб. при покупкё сельской аптеки в Полюстровё и 100–150 руб. за переименованiе ее в нормальную), провизор Исай Заклин (600 руб. за разрёшенiе на открытiе аптеки в Петергофском участкё), провизор Яков Рубин (1300 руб. за разрёшенiе на открытiе 2-ой аптеки в г.Павловскё), провизор Куриков (100 руб. за передёлки в Колпинской аптекё и 100 руб. за устраненiе «излишней и вредной» конкуренцiи), провизор Дiонисiй Красовскiй (400 руб. за разрёшенiе на открытiе аптеки в Сергiевё), провизор Георгiй Андерсон (за привилегiю в Нарвё), провизор Моисей Глинтерник (при покупкё аптеки в с.Александровском) и, наконец, провизор Самуил Герцберг (200 руб. за хлопоты по открытiю сельской аптеки в с.Муринё). Итого 16 случаев взяточничества и вымогательства на общую сумму до 10 тыс. руб. Обвиненiе к Кармилову формулировано по 373, 377 и по 38 статьям Уложенiя о наказанiях.

На вопрос предсёдателя, признает ли обвиняемый себя виновным, Кармилов виновным себя не признал, послё чего начался допрос свидётелей, которых вызвано 65, в том числё бывшiй СПб. губернатор граф Толь и нынёшнiй губернатор Зиновьев.

Из свидётельских показанiй бывших сослуживцев Кармилова выяснилось, что дёла по открытiю новых аптек вёдались Кармиловым единолично, журналы засёданiй врачебнаго отдёленiя составлялись заочно и присылались членам для подписи на дом. Вегенер показал, что за время инспекторства Кармилова он переплатил послёднему, под угрозами разрёшенiя второй аптеки в Павловскё, 2150 руб. и на 115 руб. товаром, при чем в концё-концов новая аптека была-таки открыта и Вегенеру пришлось ликвидировать дёло.

Аналогичныя показанiя дают и другiя «потерпёвшiе». Особенно характерны случаи уплаты в разсрочку: если не поступало срочнаго взноса, слёдовало приглашенiе врачебнаго отдёленiя «пожаловать для объясненiй». По поводу этих показанiй Кармилов пояснил, что обвиненiя, предъявляемыя ему, он считает «невозможными» и что привилегiи на открытiе новых аптек выдавались им, главным образом, по приказанiям губернаторов, вслёдствiе желанiя высокопоставленных лиц. Так, 7 аптек было открыто по распоряженiю губернатора графа Толя и 1 — по распоряженiю губернатора Зиновьева.

Свидётели-губернаторы в своем показанiи отзывались о подсудимом, как о честном и исполнительном чиновникё. Губернатор Зиновьев сообщил суду, что послё возбужденiя дёла о Кармиловё к нему явилась депутацiя старёйших петербургских аптекарей и заявила ему, что Кармилов взяток не брал и что обвиненiе, к нему предъявленное Вегенером, клевета. Однако, когда губернатор хотёл дать ход этому заявленiю, депутаты смутились и просили его этого не дёлать.

Обвиненiе поддерживал товарищ прокурора Бальц. Он полагал, что судебное слёдствiе вполнё установило факт вымогательства и лихоимства. Благопрiятные отзывы двух губернаторов не могут поколебать обвиненiя: вёдь в вину подсудимому ставится не та дёятельность, которая проходила на глазах губернаторов, а за их спинами. Не находит представитель обвиненiя и данных для снисхожденiя: не забывайте, господа судьи, говорит он, что Кармилову было ввёрено высшее благо — народное здравiе. Когда этим благом начинают торговать, размёнивая его на рубли, тогда нёт мёста для снисхожденiя.

Защищали Кармилова присяжные повёренные Бобрищев-Пушкин и Аронсон. В защитительной рёчи своей присяжный повёренный Аронсон заявил, что не может идти за Кармиловым в утвержденiи его невиновности. Кармилов по малодушiю, стыду и слабости душевной не сказал перед судом того, что он должен был сказать. Он просит признать его виновным в лихоимствё, отвергнув обвиненiе в вымогательствё. В послёднем словё своем Кармилов сознался во взяточничествё — он ждет суда и надёется, что суд будет милостив.

Послё трехчасового совёщанiя сословные представители признали Кармилова виновным в мздоимствё и лихоимствё с нарушенiем долга службы. По нёкоторым отдёльным пунктам обвиненiе признано недоказанным и вообще Кармилову дано снисхожденiе. На основанiи этого вердикта СПб. судебная палата приговорила дёйствительнаго статскаго совётника, лейб-медика двора Его Величества д-ра медицины А. И. Кармилова к лишенiю всёх особых прав и преимуществ и отдачё в исправительное арестанское отдёленiе на 1 год, а до представленiя залога в 5000 руб. заключить под стражу. По прочтенiи приговора, как сообщает орган СПб. аптекарей, разыгралась «тяжелая сцена». Среди свидётелей защиты начался сбор денег для внесенiя залога. Газеты сообщают, что залог внесен за Кармилова аптекарями (Русскiй Фармацевт, 1908, №4).

Эта вставная новелла не требует комментариев; настолько здесь все узнаваемо. Жаль, что сегодня читатели не имеют возможности прочесть что-нибудь подобное о публичном процессе над современными вымогателями, лихоимцами и мздоимцами (юристы, в чем разница?). Может быть, сейчас губернаторы не «выдают головой» подчиненных?

Искусственные ограничения на открытие новых аптек, существовавшие в то время (кстати, весьма схожие с теми, за которые ныне ратуют некоторые деятели фармации, недовольные развитием свободного рынка), приводили к тому, что разрешения (привилегии) стоили чуть ли не дороже, чем сами аптеки. Вот что писал об этом И. И. Левинштейн [4]: «Аптеки и привилегии на их открытие с конца 80-х годов становятся предметом спекуляции и ажиотажа. Привилегии выдаются не наиболее достойным, не по конкурсу, а по всяким другим соображениям и тут же продаются за огромные суммы. Большинство выданных привилегий перепродавались еще раньше, чем аптеки были открыты. Сами аптеки перепродаются из рук в руки, цена их все растет. По подсчету, все аптеки в Петрограде в среднем за 10 лет были перепроданы 4 раза».

Покупка и продаже привилегий не нашла отражения в рекламе; весьма редкими были и объявления в прессе о желании купить или арендовать аптеку. Такие дела совершались «втихую», мало кто был настолько неосторожен, чтобы объявлять на всю Империю, что имеет крупную сумму наличными. Зато реклама свидетельствует, что рынок аптек (аналога которому пока также не существует) обслуживался большим количеством посредников, обеспечивавших «солидной клиентуре содействие в приискании верных дел», существовали таковые и в нашем городе.

Размах бизнеса посредников впечатляет: 500 аптек для продажи, диапазон цен от 500 до 75 тысяч рублей. Кстати, последняя цифра — далеко не предел. «Характерные примёры ненормальнаго вздуванiя котировочных цён, как результат погони за правом владёнiя аптекой, приводят авторы законопроекта, внесеннаго в Государственную Думу — депутаты с г. Сафоновым во главё: «В г. Зарайскё, имёвшем 7000 жителей, аптека, в которой матерiалов было едва ли на 500 руб., продана за 15000 руб., Андроньевская аптека в Москвё с цённостью матерiалов, по словам ея арендатора, не болёе как на 7000 руб., продана за 108.000 руб. Право на Ново-Трiумфальную аптеку в Москвё через четырё года послё ея открытiя продано за 100.000 руб., а немного спустя перепродано за 120.000 руб. И всё эти десятки и сотни тысяч рублей выплачиваются за счет человёческаго здоровья и наживаются на человёческом несчастьё» (Жизнь Фармацевта, 1911, № 4).

Итак, фармацевту-бизнесмену с самыми широкими запросами было где развернуться; другое дело, что деньги для этих операций чаще всего брали в долг или использовали банковские кредиты, не такие грабительские, как сейчас. Но, во всяком случае, желающим рискнуть такие возможности предоставлялись. И тут уж карьера зависела от знания конъюнктуры и «умения извернуться», а не от ученых степеней.

Значительно хуже обстояло дело с перспективами карьеры государственной. Все руководящие должности в медицинской вертикали, в подчинении которой находилась фармация, от Главного врачебного управления до городских врачебных отделений, заполнялись исключительно врачами; фармацевты туда не допускались. Лишь Медицинский Совет мог (если хотел!) при решении вопросов, связанных с лекарственной помощью населению, привлекать двух «депутатов» от С.-Петербургского фармацевтического общества, да и то лишь с правом совещательного голоса.

Конечно, фармацевты возмущались этим положением и требовали создания равноправного с врачебным фармацевтического управления, но... как известно читателю, они требуют этого до сих пор с неизменным результатом.

Кстати, с 1878 по 1892 г. таким депутатом был А. В. Пель (1850–1908), о котором мы уже упоминали [6]. Александр Васильевич дал пример, пожалуй, наиболее блестящей и разносторонней карьеры фармацевта. Магистр фармации, доктор химии, доктор философии, профессор (правда, почетный) медицинской химии, автор многих научных трудов «по химiи, фармацiи и гигiенё, европейскую извёстность А. В. Пель прiобрёл себё работами в области органотерапiи. Он основал первый органотерапевтическiй институт в Россiи и издавал и редактировал «Журнал медицинской химiи и органотерапiи». Но не менее важно, что А. В. Пель вел в столице весьма прибыльное аптечное дело, целый «фармацевтический квартал» на Васильевском острове, и был богатым человеком.

Давайте присмотримся к нашим современникам — кто из них ближе всех подошел к этому идеалу универсальности?

Литература

  1. Аржанов Н. П. Карьера фармацевта. 1. Профессиональное образование // Провизор.— 2000.— № 7.— С. 28–31.
  2. Аржанов Н. П. Работа для фармацевта // Там же.— № 6.— С. 27–30.
  3. Аржанов Н. П. Фармацевты и революция // Там же.— 1999.— № 11.— С. 20–23.
  4. Левинштейн И. И. История фармации и организация аптечного дела.— М.—Л.: Медгиз, 1939.— 223 с.
  5. Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи.— С.-Петербург: Издательство «Практическая медицина» Эттингера, 1913.— 1072 с.
  6. Аржанов Н. П., Аржанова Е. Г. От органотерапии до эндокринологии // Провизор.—1999.— № 7.— С. 26–29




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика