Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Карьера фармацевта

г. Харьков

1. Профессиональное образование

Внимательный читатель этой «исторической» серии, конечно, уже заметил, что реклама является общим стержнем, соединяющим большинство заметок, написанных по разным поводам. Это не только реклама аптечного товара — в [1] мы рассмотрели ее роль в трудоустройстве фармацевтов. Но и это далеко не все: хорошо развитое «информационное обеспечение» в форме рекламы и разнообразных объявлений сопровождало дореволюционного фармацевта на всех этапах его карьеры. Сегодня мы не имеем еще и малой доли тех услуг, которые предоставлялись тогда предприимчивыми деятелями информационного бизнеса; реставрируемый капитализм неплохо освоил в фармацевтическом «информационном пространстве» пока лишь сферу сбыта. Значит, нам есть чему поучиться у истории, чтобы увидеть сейчас еще пустующие ниши информационного рынка и занять их раньше конкурентов.

Характерной особенностью этого рынка было присутствие на нем большого количества «универсалов», предоставляющих самый широкий спектр услуг, касающихся фармации. Пример объявления такого «мастера на все руки» — на рис. (рисунок не приведен - прим. webmaster'a) Если услуги слева подпадают под современные понятия «посредничество», «рекрутинг», «консалтинг», то у специфической услуги справа аналогов (по крайней мере, легальных) пока нет.

Имелись, напротив, и примеры специализации. У нас, по-видимому, никто еще не готовит бухгалтеров именно для фармации, а в начале века такие курсы были, и не только в Москве, но и в Украине. К примеру, «разрёшенные Кiевским учебным округом курсы бухгалтерiи А. П. Бобыря в Кiевё, Софiйская, 5 для лиц обоего пола. Прiем во всякое время. Скоро и основательно выучиваю двойной итальянской бухгалтерiи лично и посредством переписки. Иногородним условiя высылаю безплатно».

Но, конечно, одной из самых важных для фармацевтов услуг в этом спектре было профессиональное образование, от которого, собственно, и зависела их будущая карьера. Своеобразие тогдашнего положения заключалось в том, что государственная система фармацевтического образования с «элитными» ВУЗами и даже факультетами при университетах полностью отсутствовала. Профессиональное обучение было делом частной инициативы, и она проявляла себя во всем блеске рекламных обещаний.

Но напомним сначала существовавшие в начале века уровни фармацевтического образования по тогдашнему «государственному стандарту» [2].

«По фармацевтической части установлены три, послёдовательно одна за другою прiобрётаемыя, степени: аптекарскiй помощник, провизор и магистр фармацiи. Прiобрётенiе низшей из этих степеней возможно лишь послё ученичества в аптекё или прохожденiя фармацевтической школы.

Фармацевты должны обучаться в качествё аптекарских учеников: 1) в казенной или вольной, не временной или сельской, но хорошо устроенной аптекё или 2) в фабриках, лабораторіях и особых отдёленiях химических заводов для приготовленiя сложных фармацевтических препаратов, которыя будут признаны пригодными для этой цёли и которыя управляются магистрами фармацiи. Срок обученiя в аптекё должен быть не менёе 3 и не болёе 5 лёт. Свидётельства о пребыванiи законнаго срока в аптекё должны содержать свёдёнiя и о том, что ученик при усердiи и благонравiи оказал хорошiе успёхи в изученiи аптекарскаго искусства. Свидётельства эти, сверх подписи управляющаго аптекою, должны быть утверждены подписью начальства, в вёдёнiи котораго состоит аптекарь.

Званiе аптекарскаго помощника есть низшая степень по фармацевтической части. Испытанiе на степень помощника имёет цёлью полученiе удостовёренiя, что ученик знающ в аптекарском искусствё, что может производить безошибочно всё рецептурныя работы и умёет приготовлять препараты, руководствуясь предписанiем фармакопеи. Испытанiе объемлет собою: 1) знанiе аптекарскаго устава; 2) переводы статей из фармакопеи; 3) чтенiе нёскольких рецептов, причем испытуемый не только подробно объясняет способ приготовленiя лекарств и дёлает оцёнку по таксё, но обязан на дёлё доказать свою ловкость в механических работах и удостовёрить, что умёет «lege artis» преодолёвать затрудненiя; 4) опредёленiе употребительнёйших аптекарских матерiалов; 5) распознаванiе и описанiе употребительнёйших врачебных и ядовитых растенiй; 6) изложенiе способов приготовленiя и свойств двух употребительнёйших сложных средств и двух фармацевтических препаратов; 7) знанiе различных лёкарственных веществ; 8) знанiе, в каком прiемё прописываются сильнодёйствующiя лёкарства; 9) приготовленiе по назначенiю экзаменаторов в лабораторiи университета, под надзором профессора, двух употребительнёйших препаратов — сложнаго и фармацевтическо-химическаго — с объясненiем способа их приготовленiя. Плата за экзамены на званiе аптекарскаго помощника опредёлена в 10 рублей.

Званiе провизора есть высшая фармацевтическая степень. При испытанiи на степень провизора должно требовать от экзаменующагося не только практических знанiй, но и необходимаго для искомаго им званiя ученаго образованiя. Аптекарскiй помощник, желающiй экзаменоваться на степень провизора, обязан, сверх свидётельства о своем званiи, предъявить: 1) свидётельство, что прослужил в казенной или частной аптекё 3 года и 2) свидётельство, что выслушал во врачебно-учебном заведенiи полный курс тёх наук, в которых имёет быть экзаменуем. Испытанiе должно быть простое словесное, словесное демонстративное или практическое. Предметы, из которых производится испытанiе, суть слёдующiе: 1) минералогiя: ея терминологiя и минералы, употребляемые в фармацiи; 2) ботаника: о ея терминологiи; испытуемый должен описать и опредёлить два свёжiя растенiя или взятыя из травника; 3) зоологiя: о раздёленiи животных на классы, присовокупив к тому описанiе одного или двух животных, части которых употребляются в медицинё; 4) физика: в ея связи с фармацiею и химiею; 5) химiя: в предметах, находящихся в связи с фармацевтическою и судебною химiею; 6) фармакологiя: о прiемё и формё лёкарств; 7) знанiе, какую помощь должно подавать в случаях, требующих безотлагательнаго пособiя. Затём испытуемый обязан: 1) опредёлить по наружному виду и основательно описать два аптекарских матерiала и два химических препарата; 2) произвести в присутствiи экзаменаторов судебно-химическое изслёдованiе и изложить оное письменно; 3) приготовить два химико-фармацевтическiе препарата в лабораторiи врачебно-учебнаго заведенiя, под надзором профессора фармацiи, объяснив способ их приготовленiя; 4) на опытё доказать, что имёет надлежащiя свёдёнiя в фармацевтической бухгалтерiи.

Званiе магистра фармацiи есть самая высшая фармацевтическая степень. Желающiй получить сiю степень должен быть провизор. Испытанiе объемлет собою предметы, для провизорскаго экзамена опредёленные, но в химiи и фармацiи от испытуемаго должно требовать познанiй обширнёе, чём от провизора. Испытуемый сверх того обязан: 1) сдёлать два изслёдованiя и разложенiя: одно химическое, а другое судебно-химическое, сопровождая их удовлетворительными поясненiями; 2) разрёшить, под надзором экзаменаторов, письменно два вопроса: один химико-фармацевтическiй, другой — взятый из естественной исторiи или из физики. Отвёты могут быть написаны на русском или же на латинском, либо на одном из употребительнёйших европейских языков. Затём экзаменующiйся допускается к сочиненiю диссертацiи на одном из вышеуказанных языков. Тема диссертацiи может быть назначена экзаменаторами или избрана самим испытующимся и заимствуется из предметов, входящих в состав испытанiя. Защищенiе диссертацiи и приложенных к ней не менёе шести положенiй (тезисов) дёлается на одном из вышеуказанных языков по собственному выбору испытуемаго; в прочем соблюдаются тё же правила, какiя постановлены для полученiя степени доктора медицины. Удостоенный степени магистра фармацiи обязан выслушать и подписать «фармацевтическое обёщанiе», которое и припечатывается на оборотё диплома.

«Принимая с глубокою признательностью права и преимущества, соединенныя с даруемой мнё нынё самою высшею фармацевтическою степенью, я даю обещанiе в теченiе всей жизни ничём не помрачать чести сословiя. Обёщаю выполнять добросовёстно всё сопряженныя со званiем аптекаря обязанности: отпускать только доброкачественныя лёкарства, не замёнять одних другими, не дёлать никаких перемён ни в вёсё, ни в мёрё лёкарств, врачебныя средства, не введенныя в таксу, отпускать по умёренной цёнё и, по возможности, облегчать бёдным прiобрётенiе лёкарств, продавая их ниже таксы. Обёщаю не пользовать больных, кромё случаев, обозначенных в п. 35 Аптекарскаго Устава. Обёщаю обращаться с подчиненными мнё помощниками и учениками, как слёдует доброму и попечительному начальнику, тщательно наблюдать, чтобы они в точности и добросовёстно исполняли свои обязанности. Наконец обёщаю продолжать заниматься фармацiею и химiею и всёми силами способствовать совершенствованiю этих наук».

Кстати, действующих магистров фармации было немного; со времени установления этой степени (1845 г.) по 1901 г. ее удостоились лишь 300 русских фармацевтов [3]. Недостаток места не позволяет рассказать здесь об «инструкцiи по составленiю и веденiю кондуитных списков фармацевтической практики», которые составлялись на «каждаго из аптекарских учеников и фармацевтов в отдёльности» и представляли собой своеобразное личное дело, пересылаемое из одного местного врачебного управления в другое соответственно перемещениям фармацевта в течение его карьеры.

Теперь посмотрим, как отражалась в объявлениях практическая реализация вышеописанной системы фармацевтического образования. Ясно, что географически она была связана с университетами, имевшими медицинские факультеты с фармацевтическими кафедрами; в университетские города и съезжались трижды в год на «конференции» желающие получить звание. Способствовали им в этом (за соответствующую плату, конечно) так называемые «подготовители», чаще всего сотрудники этих же кафедр, они же будущие экзаменаторы. О своей услуге они сообщали в рекламных объявлениях, стараясь при этом чем-нибудь выделиться на фоне многочисленных конкурентов:

«Магистр фармацiи Г. Е. Шнирельман готовит к экзаменам на аптекарскаго помощника и провизора. Преподаванiе сопровождается демонстрацiями. Занимающiеся проходят практическiй курс аналитической химiи, что особенно важно для женщин-фармацевтов, которым закрыт доступ в университеты. Москва, Трiумфальная-Садовая, 213, помёщенiе Россiйскаго Фармацевтическаго Общества».

Приглядимся к рынку фармацевтических образовательных услуг внимательнее на примере университетов Украины. Видно, что у «подготовителей» были не только свои лаборатории, но они писали, издавали (и продавали, причем «малосостоятельным ученикам на льготных условiях») учебники. По-видимому, учебники расходились хорошо, так как позже А. И. Шейнкман выпустил книгу «Фармацiя и фармакогнозiя», изданiе 3-е, исправленное и дополненное, с. 223 рис. Свёдёнiя по химiи и ботаникё. Новыя лёкарственныя средства. Номенклатура и синонимы. Словарь общеупотребительных и народных названiй. Яды и противоядiя. Растворимость лёкарственных веществ. Описанiе лёкарственных растенiй. Доступна начинающему аптекарскому ученику. Цёна с пересылкой 3 руб. Выписывающiе книгу получают программу Кiевскаго университета испытанiй на званiе аптекарскаго помощника. Склад изданiй у автора: А.Шейнкман, Кiев, Спасская аптека».

В Одессе частные «подготовители» предпочитали называть свои заведения «курсами». Здесь видно, что подготовкой к экзаменам занималась и «общественная» организация фармацевтов, но недаром позже Ильф и Петров писали: «всю контрабанду делают на Малой Арнаутской». Несколько слов о содержании занятий на примере Н. М. Вайнера: «Курсы для подготовки аптекарских учеников и помощников к экзаменам при Императорском Новороссiйском Университетё на степень аптекарскаго помощника и провизора. Курсы детально оборудованы согласно послёдним требованiям. Преподаванiе сопровождается демонстрацiями коллекцiй по фармацiи и фармакогнозiи, атласов, химических реакцiй и т. д. С малоопытными проходится курс практической фармацiи. Сверх программы проходится в собственной химико-бактерiологической лабораторiи качественное и количественное опредёленiе бёлка и сахара в мочё. Курс проходится по спецiально составленным учебникам, доступным начинающим, безплатно высылаемым и выдаваемым каждому записавшемуся на курсы. Вышли в этом году новыя книги (4-ое изданiе, исправленное и дополненное), заключающiя все необходимое к экзаменам».

Если всему верить, то выходит прямо-таки «элитное» учебное заведение, а не частные курсы. Кстати, Вайнер и Гроссман сначала работали вместе, но потом открыли каждый свое дело. Эволюция одного предприятия показана на примере рекламы курсов Ак. П. Штейнберга (Ак. — это вовсе не «академик», а сокращение имени Акива, но кто станет разбираться?). Провизор Штейнберг готовил только на помощника, но зато попутно успел получить и медицинское образование (на верхнем объявлении он студент, на нижнем — уже врач), и его кругозор был пошире, захватывая даже физику.

Не к чести харьковских «натаскивателей», издательский бизнес в нашем городе не был поставлен на должный уровень. Сейчас НФАУ пытается исправить этот традиционный для Харькова дефицит, но учебников студентам все равно не хватает. В свете вышеизложенного думается, что эта проблема была бы решена куда быстрее, попади она в руки частной инициативы. Дело за малым: включить рыночную стоимость полного комплекта учебников в рыночную же стоимость обучения, и сразу не стало бы отбоя и от авторов, и от издателей...

Конечно, между «подготовителями» существовала конкуренция, и они, под видом критики системы, печатали друг о друге «негатив»:

«Наши опекуны. Принципал утверждает, что его аптека — школа фармацевтической премудрости, а потому ему слёдует платить за науки и в то же время работать для блага его дёла. Но «аптечная школа» не дает никакой подготовки по предметам фармацевтическаго курса, и по окончанiи аптечнаго стажа мы вынуждены, volens nolens, обращаться к помощи опекунов-подготовителей, дёятельных натаскивателей, за «четвертную» вводящих нас в круг фармацевтических наук. Удостоившись степени помощника, мы попадаем в наш старый прiют-школу, т. е. в аптеку, гдё становимся почти полноправными работниками, но все же «старшiе товарищи» называют нас «недоучками». Мы хотим учиться, но у кого? Вот тут и появляются новые опекуны в лицё провизоров В. Нейбурга и Ф. Федорова, изображающих собою «Московское научно-фармацевтическое книгоиздательство». Стоя на стражё интересов своих покупателей, сiи опекуны издают полный курс предметов для самостоятельной подготовки к провизорским экзаменам. Откровенность этих издателей достойна всяческаго восхваленiя: зачём, мол, вам, фармацевтам, посёщать лекцiи, заниматься по солидным учебникам, когда можно ограничиться конспектами нейбургской фабрикацiи — дешево и сердито!

Издатели все стряпают по какой-то «всероссiйской» программё, которой, в сущности говоря, и нёт. Ведь каждый университет, пользуясь общею программою, распредёляет весь учебный матерiал по особому плану, вырабатываемому профессорами и отличающемуся многими своеобразными деталями. Если не вёрите благожелателям и заочным преподавателям всёх провизорских наук, то почитайте в рекламё издательства, которая разсылается по всём аптекам, отзывы добродушных и довёрчивых покупателей, из коих один пишет «в зданiи аккерманской городской управы», а другой — «в аптекё», что руководства издательства превзошли всё ожиданiя. Подумайте только: 500 человёк удостоились званiя провизора, носят провизорскiе значки и имёют право называть помощников «недоучками». И это все люди, созрёвшiе милостью издателей в 3–4 мёсяца! У г. г. Нейбурга и Федорова не курс, а магическая палочка: eins, zwei, drei и вышел провизор. Но, милые издатели, ваше научное издательство ничего общаго с наукою не имёет, и вы являетесь поставщиками «суррогата» или просто «фальсификата», очень вреднаго для развитiя нашего сословiя» (Жизнь фармацевта (ЖФ), 1911, № 4).

Все же нельзя полностью согласиться с утверждением, что «в Россiи до сей поры не имёется ни одной фармацевтической школы — ни высшей, ни низшей, ни научной, ни технической, причем отсутствует и сколько-нибудь осмысленная система фармацевтическаго образованiя. Существующая сейчас «система» заимствована у Пруссiи вмёстё с аптекарским уставом в эпоху цеховаго устройства и представляет собою механическую смёсь научнаго образованiя с ремесленною выучкою при явном преобладанiи послёдней» (ЖФ, 1911, № 11–12). Немногочисленные частные школы все же существовали, но отличались от курсов лишь названием и выполняли по сути те же функции. Но даже и их власти разрешали довольно неохотно. Вот два свидетельства; они выбраны потому, что первое из них интересно женщинам, преобладающим ныне в фармации, а второе — харьковчанам.

«5 iюня открыта в С.-Петербургё первая женская аптека А. Б. Лесневской, первой в Россiи женщиной, получившей в Императорской Военно-Медицинской Академiи степень магистрантки фармацiи. Весь состав служащих аптеки женскаго пола, за исключенiем одного мужчины на случай щепетильных разговоров с покупателями мужского пола. Для служащих назначен 7-часовой рабочiй труд. При аптекё существуют фармацевтическiе курсы, и с 1 сентября начнутся занятiя для подготовки женщин фармацевтов на степень провизора» (Новое Время, 1901, 6 iюня).

«Комитетом министров разрёшено учрежденiе при первой женской аптекё А. Б. Лесновской в г. С.-Петербургё фармацевтической школы для женщин, на что 17 января 1903 г. послёдовало Высочайшее соизволенiе» (Зубоврачебный Вёстник, 1903, № 6).

«А. Б. Лесневская, учредительница первой женской аптеки и женской фармацевтической школы в Петроградё, получила разрёшенiе на основанiи правил 1-го iюля 1914 г. о частных учебных заведенiях, открыть женскiе фармацевтическiе курсы. Курсы будут 4-годичные с двумя отдёленiями: первые 2 года, подготовляющiе на степень помощника, другiе на степень провизора. Экзамены выпускные и окончательные будут на курсах в присутствiи комиссiи из Министерства народнаго просвёщенiя, в вёдёнiи котораго курсы будут находиться. В этом году открывается только первое отдёленiе на степень помощника. Прiем в началё сентября» (ЖФ, 1916, № 7–8).

«В засёданiи Харьковскаго фармацевтическаго общества рёшено учредить в г.Харьковё фармацевтическую школу имени предсёдателя Общества проф. А. Д. Чирикова» (Фармацевтическiй Вёстник, 1903, № 24).

«Медицинскiй Совёт журналом № 871 от 26.08.1908 отклонил ходатайство провизора Зильберштейна об открытiи в Харьковё частной фармацевтической школы, так как дёйствующим законом не предусмотрёно открытiе школ даннаго рода» (Русскiй Фармацевт (РФ), 1908, № 11).

Прочитав вышеизложенное, догадливый читатель предположит, что, несмотря на бюрократические ухищрения, эта система фармацевтического образования давала широкие возможности для разнообразных злоупотреблений, и не ошибется. Хотя фармацевтический мир и не потрясали, как зубоврачебный, громкие процессы с выявлением сотен фальшивых дипломированных специалистов, бегство за границу директоров-взяточников школ и т. д., но скандальные моменты изредка («чище» работали?) случались и здесь:

«В Кiевё арестован аптекарскiй помощник по обвиненiю в том, что при его ближайшем участiи продавались поддёльные аттестаты зрёлости. По распоряженiю судебнаго слёдователя он заключен в тюрьму. Производится разслёдованiе о лицах, воспользовавшихся поддёльными аттестатами при сдачё экзаменов на званiе аптекарскаго помощника. Они также будут привлечены к уголовной отвётственности» (РФ, 1908, № 6).

«В Харьковё в Особом присутствiи судебной палаты недавно слушалось дёло о поддёльных кондуитных списках, представленных в Харьковскiй университет на предмет допущенiя к экзаменам на званiе аптекарскаго помощника. При провёркё документов была обнаружена в одних прибавка ученической практики, не достававшей до установленнаго срока, в других — записана несуществовавшая практика, так как в указанных аптеках эти лица никогда не служили. Всё эти кондуитные списки якобы выданы врачебным отдёленiем Харьковскаго губернскаго правленiя, но на самом дёлё составлены дёлопроизводителем отдёленiя Ивановым и писцом Гаввой, причем подписи инспектора и врача ими поддёланы. Привлеченные также по дёлу в качествё обвиняемых фармацевты, не признавая себя виновными, объяснили, что они о ложности свёдёнiй, включенных в кондуитные списки о фармацевтической их дёятельности в качествё аптекарских учеников, ничего не знали и с просьбами к Иванову и Гаввё о включенiи в кондуиты означенных завёдомо ложных свёдёнiй не обращались. Иванов и Гавва приговорены в исправительныя арестанскiя отдёленiя на 8 мёсяцев, нёкоторые фармацевты признаны виновными по 300 ст. Улож. о наказ. (представленiе подложнаго свидётельства) и от наказанiя освобождены по манифесту, остальные — оправданы» (ЖФ, 1915, № 1).

Так или иначе, но система работала, довольно динамично пополняя ряды фармацевтов. Вот несколько цифр за последние предвоенные годы. Провизор М. В. Полумордвинов занимался еще и статистикой; в своей статье «Земско-фармацевтическое дёло в Россiи» он приводит такие данные: «В 1909 году во всёх аптеках состояло 8220 экзаменованных фармацевтов (включая содержателей, совладёльцев и арендаторов аптек), в том числё магистров фармацiи 172, провизоров 5958, помощников 2110. Аптекарских учеников было 4707. К концу 1910 г. во всёх аптеках состояло 9240 фармацевтов и 4476 аптекарских учеников. В среднем каждая аптека обслуживалась 2,1 фармацевтами и 1 аптекарским учеником» (ЖФ, 1911, № 9–10). Наконец, по данным [3], «к концу 1914 г. фармацевтов имелось 10500, аптекарских учеников 4416».

Сейчас частное фармацевтическое образование еще не возродилось; государство держится за монополию, но, не имея денег, долго удержать ее не удастся. Расширяющаяся отрасль требует новых, по-современному подготовленных кадров; отсюда призывы ректора НФАУ открывать фармацевтические факультеты при всех медицинских университетах Украины (и они действительно начинают открываться). Но это только паллиатив; ведь раньше или позже новым факультетам все равно придется выживать без бюджетных денег, только за счет платы за обучение. Разве тогда они будут государственными?

Тем или иным путем, через госфакультеты или коммерческие ВУЗы, но фармацевтическое образование, как и любое другое, станет у нас преимущественно негосударственным. И тогда этот бизнес по-настоящему востребует информационные услуги — рекламу, учебники, подготовительные курсы. Но тому, кто планирует «снять сливки» с перспективного сегмента рынка, пора пошевелиться уже сейчас.

Литература

  1. Аржанов. Н. П. Работа для фармацевта // Провизор.—2000.— № 6.— С. 27–30
  2. Фрейберг. Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи.— С.-Петербург: Издательство «Практическая медицина» Эттингера, 1913.— 1072 с.
  3. Левинштейн. И. И. История фармации и организация аптечного дела.— М.-Л.: Медгиз, 1939.— 223 с.

продолжение в № 9'2000





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика